Интернет-журнал

Евгений Крафт: «Моя музыка мне приснилась»

Дмитрий Киpюшин, 16 Декабря 2014

Одна из главных болезней отечественной поп-музыки последних лет – огромное количество серых, бесталанных и одинаковых исполнителей. Они появляются, пропадают и появляются вновь, но российских Фарреллов Уильямсов и Бейонсе всё нет и нет.

Бороться с этой напастью всеми силами пытается "Голос" – проект Первого канала, который, благодаря огромному количеству самородков, участвующих в нём, завоевал любовь всей страны и подарил надежду тем, кто ещё верит в российских поп-музыкантов.

Но даже среди такой россыпи бриллиантов на проекте оказываются те, кому всё равно удаётся выделиться. Один из таких – новосибирец Евгений Крафт, старающийся своим виртуозным владением не только голосом, но и современными музыкальными устройствами сломать у слушателя все накопленные за долгие годы стереотипы.

Корреспонденты AVOKADO встретились с экс-участником "Голоса" и поговорили с ним о проекте, музыке и переломных моментах.

– Евгений, расскажите, как вы оказались с концертом в Кемерове? Ещё совсем недавно мы видели вас на Первом канале, а сегодня вы радуете сибирскую публику. 

– Я сам из Сибири, да и, к тому же, проект уже покинул. Сейчас решил сделать 4 концерта: один в Довольном Новосибирской области уже отыграл, сегодня – Кемерово, затем – Новосибирск и Томск. Проект "Голос" – это всего лишь заявка. А дальше все выданные авансы нужно оправдывать, начинать работать, делать концерты, общаться с людьми, нести им свою музыку и слушать, что они о тебе думают, говорят.

– Как, по-вашему, на "Голосе" вы громко заявили о себе? 

– Мне хотелось попробовать себя, потому что для меня это первый опыт участия в каких-либо конкурсах. На такой шаг меня натолкнула жена, которая верила в меня и всё время говорила: "Давай же, попробуй! Почему нет?!". Всерьёз раздумывать над участием начал со второго сезона – мог бы поучаствовать и в нём, но показывать мне было нечего. С этого момента я начал готовить свой проект – "Группу одного человека" – и вскоре оказался на Первом канале.

– Была какая-то внутренняя уверенность, что ваш номер зацепит наставников, и они захотят забрать вас к себе в команду? 

– Конечно, это рулетка. Надежда теплилась, но как сложится – загадка. Каждый, кто туда приходит, осознаёт, что определённые вокальные данные у него есть. Но одно дело, когда об этом тебе говорят обыватели, а другое дело – петь перед экспертами.

Когда я оказался в команде Димы Билана, для меня это стало подтверждением того, что я что-то умею. Я дошёл до самой середины проекта – для меня это большая победа.Для человека, который раньше в Москве-то ни разу не был, это огромное достижение. Телевидение, конкурс, столица…

– А ведь в народе бытует мнение, что просто так никто туда не попадает. А вы так искренне удивляетесь этим вещам, как самый простой человек… 

– Я вам больше скажу: там все такие простые, такие же, как и мы. И я этому тоже очень сильно удивился. В Москву я ехал с предубеждением: там живут марсиане какие-то, которые всё умеют, всё знают и делают всё лучше нас. Но стоило мне там немного побыть, пообщаться, как я понял, что москвичи – точно такие же люди, как и мы – сибиряки. Мы же одна страна.

– А как всё устроено за кулисами проекта? 

– Это, кстати, ещё одно моё удивление. Это один большой и отлаженный, невероятно дружный механизм. Меня не покидало ощущение, что мы все здесь делаем одно общее дело, что мы делаем что-то такое грандиозное, что будут смотреть в нашей стране и многие – за рубежом. Эта атмосфера просто захватывает.

– На проекте вы оказались в команде Билана. Билан для вас – величина? 

– Для меня они все – пример. Каждый работает в каком-то своём направлении и является в нём мегапрофессионалом. Мне неважно было, кто повернётся: поработать с каждым из них – большая честь.

Если говорить про Диму Билана, то у него я научился постоянно открывать себя, показывать свою индивидуальность и быть непохожим на кого-то. Что особенно понравилось в работе с ним – он никогда тебя не ограничивает и максимально пытается раскрыть тебя самого, а не навязать что-то своё.

– Давайте как раз и поговорим о раскрытии вашего таланта. Вы известны как человек, который способен в одиночку справиться сразу с несколькими музыкальными инструментами, устраивая на сцене своеобразный перфоманс. 

– Да, я даже для него название придумал – Live loop performance show. Без loop-станции, которую я использую, такого эффекта бы не было. Как это происходит? Я играю на гитаре, и тут же идёт запись. Я записываю определённый отрывок композиции, который начинает повторяться. Сверху я накладываю ещё один зацикленный отрывок и таким образом в реальном времени создаю многослойную музыкальную структуру. Основная сложность в том, что у меня нет права на ошибку: если я сделаю что-то неправильно, то это запишется и так и будет воспроизводиться по кругу. Поэтому я стараюсь быть максимально сконцентрирован.

– И всё-таки, почему, в отличие от многих ваших коллег, которые предпочитают петь под "минусовку", вы целиком и полностью сами создаёте музыку? 

– Дело в том, что по образованию я – барабанщик и гитарист, а также владею фортепиано, так что музыка – это моя профессия. Однажды я подумал: почему бы мне не объединить все свои умения и не создать что-то интересное? Я начал размышлять на эту тему, подсматривать, как это получается у других, но дальше этого дело не заходило. А через полгода мне приснилось, что я это делаю! Получается, мне приснилась моя музыка. Это случилось прошлым летом, и с того момента я всерьёз озадачился этим вопросом, решил купить себе loop-станцию и начал экспериментировать.

Часто на концертах возникают вопросы, как я всё это делаю. И я начинаю людям всё доходчиво и по пунктам объяснять. Наши люди пока ещё не привыкли к такому формату, хотя он уже совсем не новый.

Помимо loop-станции, я использую клавиши и две гитары – одна служит ещё и как ударный инструмент, другую я немного модифицировал и заменил две струны на басовые.

– Никогда не возникало желания сосредоточиться на чём-то одном, скажем, на вокале, и позвать музыкантов, чтобы собрать полноценную группу? 

– Я долгое время играл в кавер-группе в Новосибирске, и меня всё устраивало. Но через какое-то время мне захотелось попробовать чего-то нового, бросить себе вызов – смогу ли я? И отвечать на этот вызов я буду ещё очень долго. Я – перфекционист, и вполне возможно, что вот это осознание "я смог" не наступит никогда. Но мне нравится это постоянное стремление к совершенству.

– Из чего сейчас состоит ваша концертная программа? 

– Пока что я исполняю кавер-версии известных песен, но в собственной аранжировке. В скором времени приступлю к записи своих песен. Причём записываться будет студийная версия, а на концертах я буду исполнять свои композиции в таком же формате, как и сейчас.

Для меня важно сделать всё самому. Это ведь мои мысли, мои переживания, и кто, если не я, перенесёт их в музыку, в творчество. Попросить какого-то дядю, чтобы он написал мне песню? Конечно, можно. Но зачем? Ведь я способен сделать это сам.

– На любом концерте всегда интересно посмотреть на людей, которые на него приходят, и на то, какую атмосферу создаёт в зале исполнитель. Как с этим обстоят дела у вас? 

– В разных городах приходят совершенно разные люди, которым просто интересно, что такое необычное я делаю на сцене, как это происходит. Они задают вопросы, мы общаемся, и они открывают для себя что-то новое. Я хочу, чтобы на концертах была максимально душевная обстановка, ведь всё, что я делаю, относится к жанру soul, а в переводе с английского это и есть "душа". Мне хочется показать что-то другое, чего зрители раньше не видели. То есть приходят на концерт люди заинтересованные, а уходят – счастливые.

– Та музыка, которую вы исполняете, востребована на отечественной сцене в сегодняшних условиях? 

– Мне кажется, я способен занять определённую нишу именно в российской музыке, а значит, моя музыка найдёт своего слушателя. Мне повезло: я попал на "Голос" и смог показать широкому зрителю маленькую часть того, что я могу сделать.Когда я сыграл отрывок из "Happy", а после этого Леонид Агутин спросил меня: "Слушай, а как ты вот это всё делаешь? Сыграй-ка ещё раз, чтобы мы все посмотрели!". Представляете, это заинтересовало такого мэтра! Удивить Леонида Николаевича – дорогого стоит.

– Следите за тем, что пишут о вас в прессе? 

– Я спокойно к этому отношусь, а вот моя жена постоянно следит и рассказывает мне обо всём, что творится вокруг моей персоны. Жена для меня вообще сразу и менеджер, и продюсер, и пресс-атташе, и главный источник вдохновения.

А по поводу прессы, кто-то написал что-то хорошее, кто-то – раскритиковал, но любое мнение очень важно: я понимаю, над чем мне ещё нужно работать.

– Мы с вами уже долго сидим и ведём интересную беседу о музыке, "Голосе" и ваших творческих планах. Но ведь всего этого могло не быть, не случись когда-то переломного момента в жизни Евгения Крафта. Когда вы поняли, что музыка – это ваш путь? 

– Я занимаюсь музыкой уже давно. Когда ты учишься – это просто весело, и я, как и многие, особенно не думал, чем буду заниматься, когда получу диплом. Но когда это случилось, передо мной встал классический вопрос: что дальше? В студенческие годы я уже играл в кавер-группе, и меня постоянно посещали мысли о том, чего я смогу с ней добиться. Я видел этот потолок, а мне хотелось завоёвывать новые вершины. Вот такие терзания я испытывал. То есть я работал музыкантом, но не был уверен, насколько мне это нужно.

И вот, когда у меня родился сын, я был вынужден прервать свои выступления на какое-то время и уехать из города. Я решил сменить род деятельности и навсегда распрощаться с мечтами о каких-то музыкальных достижениях. Переломный момент наступил, когда через полгода я просто не выдержал, не смог, сорвался. Я понял, что без музыки я просто исчезну, увяну. Я вернулся и с тех пор никогда не мыслил себя вне музыки.

Фото: Александр Патрин