Интернет-журнал

Гражданка мира: автостопом по Юго-Восточной Азии

10 Сентября 2014

Первое продолжительное знакомство с миром за пределами своей Ойкумены у Ольги Мельниковой состоялось в 21 год. Импульсивность и склонность к спонтанности помогли ей решиться на авантюру, которая в дальнейшем изменила всю её жизнь. Не последнюю роль сыграло и знание языков – французского и английского, – занятие рисованием и музыкой. Вообще, всё произошло внезапно: друг, который приехал в Кемерово с музыкальным фестивалем "МузЭнергоТур", позвал её с собой в турне по Юго-Восточной Азии, а Ольга вот так просто взяла и согласилась. У неё на эту поездку не было никакого строгого плана, лишь желание увидеть новое и расширять-расширять-расширять горизонты. Взяв с собой только палатку, некоторые вещи и 16 тысяч рублей, она отправилась в своё первое серьёзное путешествие.

Ольга рассказала нам, почему не нужно бояться жить, как путешествовать с минимальными затратами и куда может завести жажда приключений.

Карта, деньги, инди-фолк

Изначально я думала, что уезжаю только на лето. Даже мама, когда мы прощались, спросила: "Ты же не на полгода едешь?". На что я уверенно ей заявила: "Конечно, нет!". Но, чем дольше путешествуешь, тем сильнее это затягивает. Чем южнее ты едешь, тем больше не хочется возвращаться в холодную сибирскую зиму. В итоге я решила вернуться сразу, как только у нас потеплеет.

Вообще, моё путешествие началось с участия в ежегодном музыкальном туре "МузЭнерго". Из Сибири компания музыкантов доехала до Тувы, а оттуда – до Абакана. Из этого города музыканты разлетелись по своим родным странам, а я со своим другом, Сергеем Онищенко, продолжила путешествие, участвуя в его личном проекте Make like a Tree: Сергей играет на гитаре и поёт в жанре инди-фолк. Зрители тоже постоянно принимают участие в его выступлениях, играя на шейкерах, треугольниках, а приглашённые музыканты подыгрывают на своих инструментах.

Наш путь лежал туда, где Серёжа организовывал концерты. Путешествовали только автостопом, очень редко передвигались на поездах или автобусах. Жильё находили через социальную сеть для путешественников – каучсёрфинг. Деньги почти не тратили: только на еду и на визы.

В общем, от Абакана через Читу и Хабаровск мы отправились на Дальний Восток. Уже во Владивостоке мы пересекли границу и отправились в Юго-Восточную Азию: Китай, Лаос, Таиланд, Камбоджу – вот так выглядел наш маршрут.

Во время путешествия я даже умудрялась зарабатывать деньги, подыгрывая другу на металлофоне и калимбе, а также благодаря рисованию. Некоторые музыканты заказывали у меня рисунки для своих афиш и обложек. В среднем мой заработок составлял примерно 50 юаней за концерт. Это, если переводить в нашу валюту, примерно 250 рублей. На эти деньги там можно купить только шоколадку.

В дороге встречаешь много интересных людей, судьбы которых – одна увлекательнее другой. Рассказывая о себе иностранцам, я всегда говорила, что я – из Сибири. И при этом многие искренне удивлялись, как можно жить среди медведей, – по-моему, это нормальная реакция любого иностранца на сибиряков.

Россия

В каждой стране мира есть талантливые и глубокие люди, но я, конечно же, уверена, что в России их – больше всего. И в этом я не раз убедилась, пока мы с Сергеем в течение двух недель оформляли визу. За это время я перезнакомилась со столькими музыкантами и просто интересными людьми, которых бы никогда не встретила, сиди я просто дома.

Зато вот водители, которые нас подбирали во время нашего путешествия, особой оригинальностью не отличалась и задавали всегда одинаковые вопросы: "Откуда вы? Не боитесь так ездить? Куда вы едете? Чем занимаетесь?". В основном, мы катались с дальнобойщиками, которым просто было скучно в долгой дороге. Сама по себе я – не самый общительный человек в мире, поэтому по возможности садилась на заднее сидение и затыкала уши наушниками, а все диалоги вёл Серёжа.

Кстати, услугами каучсёрферов пользоваться удавалось не всегда, поэтому приходилось выкручиваться. Например, в Туве мы жили прямо в лесу, возле речки. До этого я никогда не жила в палатке. Мне даже было тяжело представить, как вообще можно существовать без электричества и душа. Сейчас же мне кажется, что я смогла бы прожить в таких условиях всю жизнь. Поездка помогла приобрести новый опыт и расширить свою зону комфорта.

По дороге в Читу мы увидели машину, на которой заметили надписи на французском языке. Оказалось, что в ней ехали французские путешественники, которые направлялись в места декабристских ссылок. Поскольку, кроме русской женщины-водителя и трёх французов, машина оказалась доверху забита продуктами, они не смогли нас взять с собой. Но через некоторое время всё-таки вернулись, и один из них с улыбкой сказал: "У меня пятеро ребятишек чуть младше вас, и я не брошу чужих детей на дороге!". Продукты они разгребли, а мы в итоге кое-как влезли в машину и провели с ними в дороге около 8 часов. При этом они нас ещё и кормили.

Если же говорить в целом, какой из российских городов, в которых мы побывали, мне запомнился больше остальных, то это, конечно, – Владивосток. Там такое живописное и тёплое море, а также прекрасная архитектура. Ни на что не похожий город.

Китай

В Китае почти не говорят по-английски, и в этом, пожалуй, заключалась сложность общения. Поэтому у нас с собой была бумажка, на которой нам написали по-китайски, что мы – путешественники, и просили довезти нас до определённого места. Вообще, в Китае нет такого понятия как "автостоп". Местные жители не понимают, почему иностранец стоит на дороге: они думают, что с ним что-то случилось, поэтому ему нужна помощь. Очень часто нас довозили до автостанции, покупали билеты, хотя мы и пытались объяснить, что они нам не нужны. У китайцев очень развито чувство ответственности: если ты обратился к ним за помощью, то они сделают всё возможное, чтобы эту помощь тебе оказать. Правда, из-за того, что они не говорили по-английски, мы часто оказывались совсем не в тех местах, в которые ехали изначально.

Поразило то, что в Китае тебя постоянно фотографируют прохожие, и я каждый день чувствовала себя фотомоделью. Однако быстро к этому привыкла.

Больше всего меня впечатлил Гонконг – очень сильно развитый город-государство, будто бы из фильма "Матрица", где все люди ходят в костюмчиках с кейсами, а все небоскрёбы каким-либо образом соединены между собой. И, конечно, там очень красивая природа, а также много-много островов. На некоторых из них нет жилых помещений, только отели.

Как ни странно, находясь в чужой стране, я скучала по привычной еде. Когда мы приехали в Китай, то выяснилось, что там нет молочных продуктов, шоколада, да даже моей любимой гречки! Поскольку я – вегетарианка, то мне было тяжело в стране, где все едят мясные продукты. Ты просишь повара приготовить блюдо без мяса, а он всё равно его туда добавляет. Или посыпает мясной приправой. Примерно такая же проблема возникла и в Таиланде. Один знакомый американец написал мне записку на тайском языке, которая переводилась как "вегетарианец по религиозным причинам". Увидев эту записку, религиозные тайцы делали мне еду из тех ингредиентов, которые я ела.

Лаос

В Лаосе мы часто ночевали в палатке рядом с буддийскими храмами, потому что каучсёрфинг там развит только в столице – Вьентьяене. Но и это получалось у нас не всегда: например, в Луангпхабанге нам не разрешили ночевать в таких местах. В итоге мы нашли другое место, которое тоже напоминало какой-то на храм, только там не было монахов и стояли причудливые статуи.

Утром мы проснулись под стук барабанов и от запаха дыма. Когда выбрались из палатки, то с ужасом поняли, что ночевали рядом с крематорием. Прямо в этот момент тут сжигали останки умерших людей, повсюду лежали обугленные кости, а девушки фотографировали себя на айфоны на фоне всего этого хаоса.

Потом к нам подошёл охранник и, ничего не говоря, протянул нам воды. Во время отпевания умерших он тоже молился вместе с их родственниками – причём снова молча. Позже нам объяснили, что он – немой. После охранник ещё несколько раз приносил нам фрукты, а в знак благодарности мы угощали его вафлями. Тогда-то я вдруг поняла, что это – самый яркий пример любви к ближнему своему: отдавая, он никогда не хотел ничего взамен. Этот человек каждый день видит смерть, поэтому, как мне кажется, хорошо понимает, что такое жизнь, – не только своя, но и чужая, – и так ценит её.

Таиланд

Таиланд для меня – самая любимая страна, потому что там я чувствую себя комфортно. Хотя всё же есть то, что представляет некоторую опасность, но с людьми это никак не связано: пальмы, с которых постоянно падают кокосы, и бездомные собаки, свободно разгуливающие по городу. Знаю, что они действительно могут укусить человека. Однажды на меня набросилась стая таких псов, которые грозно лаяли. Но я смогла разогнать их, сильно топнув и громко закричав.

Вообще, тайцы – очень цивилизованный народ, я бы даже сказала "нежный". Здесь нет, если так можно выразиться, "борьбы за выживание", потому что ты никогда не останешься голодным: повсюду растут фрукты. И массаж у них стоит всего 200 рублей за час. Если бы у нас в Кемерове, ну или в России, он стоил столько же, то, мне кажется, люди были бы более расслабленными и спокойными.

Город, который мне кажется идеальным для проживания, – это Бангкок. Там – очень дешёвое жильё, вкусная еда, да и его беспорядочная архитектура мне очень по душе.

Камбоджа

А вот это, пожалуй, в противовес Таиланду, моя самая нелюбимая страна. Геноцид местного населения сказался и на окружающей среде: повсюду грязь и неприятный запах. Единственный ощутимый плюс в том, что в Камбодже – очень дешёвая еда.

Бедность сказывается даже на поведении местных жителей. Постоянно со всеми ругались, потому что каждый хотел вытянуть из тебя побольше денег: например, таксисты на границе с Таиландом. Если изначальная стоимость поездки составляла три бакса, то в конце пути водитель упорно доказывает, что он сразу говорил про пять.

При покупке визы тоже пришлось ругаться. На табличке написано, что виза стоит 20 долларов, а внизу лежит лист бумаги А4, на котором уже указана другая стоимость – 25 долларов. Ты даёшь двадцатку, а тебе говорят, что нужно заплатить 25. И только после долгих и упорных разбирательств удаётся доказать, что виза и правда стоит 20 долларов.

Или вот ещё: как-то раз нам нужно было поехать в другой город. Мы купили дорогие билеты на автобус. Но в итоге опоздали, и транспорт уехал без нас. Потом мы его всё-таки догнали, но и там нас долго не хотели пускать в салон.

Однако есть и приятные воспоминания об этой стране. Мы поехали в деревню, где поселились у парня-музыканта, преподававшего английский. На следующий день мы пошли вместе с ним в начальную школу. Дети, увидев иностранцев, побежали к нам навстречу с радостными криками. Им просто было приятно дотронуться до нас – ещё бы, пришельцы с чужой земли! Потом мы ходили по всем классам и играли для школьников. Это подарило мне такой огромный заряд положительной энергии, который затмил собой все неприятности, случившиеся с нами до этого.

Трудности

Путешествия помогают увидеть, как заботится о тебе мир и что на самом деле в нём вовсе не так страшно жить, когда не боишься чего-то нового и неизведанного. Если нужна помощь, то нужно просто попросить, а не избегать разговоров с людьми. Например, в Таиланде я не могла найти нужный мне рынок и спросила проходящую мимо женщину. Она не только объяснила мне, где он находится, но ещё и бесплатно довезла туда на своём байке. И это – самый простой пример того, как "язык до Киева доведёт".

Зимой, конечно, приходилось брать с собой гораздо больше вещей, поэтому мой рюкзак был крайне увесистым. За десять минут ходьбы ты, в принципе, не чувствуешь этот вес, но потом он всё сильнее давит на плечи, и, когда снимаешь рюкзак, понимаешь, насколько ты устал. В такие моменты хотелось просто всё бросить и уехать домой. Но зато, когда ты добираешься до места и ложишься спать, то на следующее утро всё проходит, и ты чувствуешь себя свежим, готовым к новым свершениям. Бывали и такие моменты, когда физическая усталость влияла на эмоциональное состояние, ничего не хотелось, и я говорила себе: "Всё, я больше не могу это терпеть! Ненавижу путешествовать! Ненавижу этот рюкзак, хочу выбросить его, а лучше – сжечь!". Из этого я вынесла урок, что надо брать, а что – нет, а после всего уложить эти вещи в рюкзак – целая наука.

Возвращение

Когда ты едешь на 12 дней в Евротур, ты понимаешь: этого времени недостаточно даже для того, чтобы посмотреть одну страну, не то что несколько. Мне всегда хотелось путешествовать. Путешествовать много. Первый раз мне хватило десяти месяцев. Раньше я думала, что смогу путешествовать по несколько лет, но потом поняла, что многое из того, что видишь, просто так и остаётся в твоей памяти каким-то фотографиями, а понять всё это и прочувствовать – не успеваешь. Это – то же самое, как если тебе будут показывать один за другим несколько фильмов, в то время как ты ещё и первый фильм-то до конца не понял.

После поездки очень сильно изменилось моё отношение к людям. Я поняла: в мире много добрых людей. Порой создаётся ощущение, что это не так, будто все люди – эгоистичны и циничны, но, стоит попасть в действительно трудную ситуацию, всегда появляются те, кто протянет руку и поможет из неё выбраться. Иногда даже те, от кого этого совсем не ожидаешь.

Мы часто думаем, что нам не везёт, но на самом деле это не так, а просто, видимо, у Вселенной на нас – особые планы. Мой друг, путешествуя по Сахалину, остался без вещей, телефона и документов. И тогда он начал играть музыку и получать за это деньги. Теперь катается с туром по разным странам. Вообще, нет хороших или плохих вещей, всё просто зависит только от нашего восприятия.

Фото: Михаил Маклаков, Игорь Бурба, Сергей Онищенко, Эрик Вонг, Ольга Мельникова