Интернет-журнал

Вадим Такменёв: "Победа – это понятие, освобождённое от статуса"

Екатерина КИСТАНОВА, 8 Сентября 2014

На российском телевидении не так много программ, способных быть по-настоящему интересными зрителю. И не так много авторов и ведущих, способных такие программы создавать. Безусловно, такой программой является "Центральное телевидение" на НТВ и таким автором и ведущим – Вадим Такменёв. К слову, уроженец Анжеро-Судженска.

Досье:

Родился: 14 ноября 1974 года в Анжеро-Судженске

Семья: жена – Елена; дочери – Полина, Агата

Образование: факультет филологии и журналистики КемГУ

Карьера:

  • в 12 лет пришел работать в газете Анжеро-Судженска "Наш город";
  • начал телевизионную карьеру с ГТРК "Кузбасс";
  • в 1996 году перешел в Сибирское бюро телекомпании НТВ;
  • в 1997 году возглавил Южно-Российское бюро НТВ в Ростове-на-Дону;
  • был корреспондентом в программах "Намедни", "Профессия – репортер";
  • ведущий программ "Ты – суперстар", "Центральное телевидение";
  • лауреат премии ТЭФИ-2005 в номинации "Лучший репортер" и ТЭФИ-2014 в номинации "Лучший ведущий информационной программы".

О КемГУ и дружбе на работе

Кузбассовец Вадим Такменёв давно и успешно вышел за рамки региона и реализовал себя в масштабах страны. Но корни… Корни его по-прежнему здесь. В Анжеро-Судженске живут его родители Анатолий Степанович и Валентина Андреевна. Здесь его память о том, как все начиналось и что и кем закладывалось.

– В Кемерове бываю крайне редко, потому что в самом городе, кроме друзей, которых очень люблю, и университета, куда всегда захожу, меня ничего не держит.

О КемГУ хочется отдельно сказать. Многие из тех, кто там работает, не просто преподаватели, это очень близкие мне люди. Некоторым я по-прежнему звоню время от времени. С заведующим нашего отделения Анатолием Владимировичем Клишиным мы были в достаточно хороших отношениях, хотя он был принципиальным и строгим. Но по прошествии времени я его понимаю, сам руковожу коллективом из 60 человек и уверен, что у него была правильная позиция: работа и дружба – вещи разные.

Я на работе могу дружить, но только за пределами Останкино. Здесь для меня не существует дружбы, потому что она всегда заканчивается огромным грузом на шее. Дело в том, что когда ты пытаешься сделать какие-то поблажки, скидки друзьям, значит, сам должен сделать то, что не сделают они. Ну как можно за какой-то косяк наказать обычного сотрудника, а друга не наказать? Я считаю, что это несправедливо и неправильно. И в этом плане мне легко. Потому что как бы я ни дружил с человеком, в редакции у нас отношения абсолютно деловые, лишенные приятельского налета. Также было и с Клишиным. За пределами мы могли общаться, но когда речь шла об учебе, он ставил незачеты и бесконечные пропуски. Мы обижались на него. Но теперь я понимаю, что все это было правильно. И за это в том числе я его очень уважаю.

А Нина Георгиевна Гордеева – вообще гениальный педагог. Во многом благодаря ей я не испытываю проблем с русским языком, что, безусловно, очень важно в моей работе. И до сих пор, если у меня возникает какие-либо лингвистические сомнения, я могу позвонить Нине Георгиевне.

О Москве

Путь из дома у каждого свой. У Вадима это путь из городской газеты Анжеро-Судженска – на федеральный телеканал.

– Планов переехать в столицу у меня не было никогда, но было желание заниматься этой профессией. Если цели и были, то они были краткосрочными: по-настоящему поработать в газете – вот случилось. Сделать хороший материал – вот случилось. Поступить в университет – вот случилось. Учиться и работать – вот случилось. Это было поэтапно. Потом я уехал работать в Ростов-на-Дону, а затем в столицу, где живу уже 18 лет.

Все это глупости, что развиваться можно только в Москве. Уж поверьте, я навидался примеров, когда человек, добившись определенных высот у себя там, здесь прозябает на каких-то низших позициях. И все. Стоило ли это того? Когда переезд в столицу – это самоцель, как правило, ничего не складывается. Когда занимаешься делом, а цель у тебя одна – уехать, уехать, уехать – ты ничего не добьешься. Потому что корни в профессии не пускаешь. А нужно наоборот: сначала ты пускаешь корни, а дальше начинаешь расти. По-другому не бывает в природе.

О женщинах и журналистике

Жена и две дочери Вадима уже дают ему право считаться знатоком слабого пола. И еще совсем недавно он действительно считал его слабым. А журналистику – уделом сильных. Но все течет, все меняется… 

– Журналистика сегодня? Не знаю, как назвать этот период. Может быть, это действие закона волн: то расцвет, то стагнация… Нет, конечно, осталась профессия, и журналисты есть очень хорошие. Но все равно другое все. Я бы сказал (пусть это по-стариковски и звучит), что в наше время была другая журналистика. И тогда были, конечно, всякие тонкости и нехорошести. Но я застал то время, когда журналистика была мощным механизмом. Когда находясь в нем, ты был шестеренкой, но понимал, что ты очень важная шестеренка и тебя вряд ли можно вынуть. Мне кажется, сейчас эти шестеренки – очень часто штампованные, формованные. Иногда их без проблем можно вытащить и соединить с другими. И в этом их главная проблема. Хотя есть люди, которые опровергают собой аксиому "незаменимых людей не бывает", ведь журналистика все-таки держится на личностях.

Сейчас в редакциях работает очень много девушек. С ними чуть сложнее, потому что ты относишься к ним все-таки как к девушкам, тебе жалко подвергнуть их опасности и отправить в командировку, скажем, на Майдан. Вот конкретный пример из жизни: уже какую неделю подряд у нас возникает тема в Майами за два дня до эфира. И как умудриться сделать так, чтобы корреспондент слетал (а только в одну сторону лететь 13 часов), снял сюжет и умудрился вернуться за это время? Тяжело. С таким адом в нашей программе справляются только девушки. Может быть, я становлюсь старее или мудрее, но если раньше я говорил, что репортерская работа не подходит слабому полу, сейчас бы не стал делать такие резкие заявления. В нашей программе первым делом и самолеты, и девушки, потому что у нас эти девушки эти самолеты и строят, и управляют ими. И я не представляю, как без женщин жить и работать в этой программе и профессии.

В общем, я работаю и получаю удовольствие от этого. Никто не заставляет меня заниматься ненужным или нелюбимым делом. Профессией я очень доволен именно в том аспекте, чем я занимаюсь: автор и ведущий программы "Центральное телевидение". Меня все устраивает.

О "Центральном телевидении"

Шоу на телевидении очень много: это и реалити, и музыкальные, и ток-шоу. А вот информационное у нас пока только одно. И радует, что оно продолжает расти, постоянно предлагая зрителю что-то новое.

– Хорошо, что нам удается предлагать зрителю и какие-то развлекательные, и какие-то серьезные вещи. Этот формат оказался очень продуктивным, таким "природноестественным". Есть и новости строгие, есть и некие штрихи жизни, которыми занимаются репортеры именно нашей программы, есть и отношения к каким-нибудь темам через предметы, реквизит. К нам приходят гости. Иногда возникает музыка. Это и есть информационное шоу, как мы его себе представляем. И прелесть такого формата в том, что нет ни одной темы, которая была бы неподходящей для проекта, потому что, например, новости не могут включить песню, которую все давно уже забыли, или позвать гостей. А у нас все возможно. Практически нет границ для формы, для содержания в нашем шоу.

Что касается нашей аудитории, есть достаточно большая часть женщины 50+, есть девушки с высшим образованием. Есть мужчины. Вряд ли нас постоянно смотрят подростки, но и они появляются иногда. Каждый член нашей команды делает сюжет для той аудитории, которая ему интересна. Он думает: вот это будет интересно моим родителям, а это – детям. В одном выпуске появляется сюжет, навеянный "Фейсбуком", – а это наши друзья и наше поколение. Следом народный сюжет – на более зрелую аудиторию. Потом популярный материал. Есть эксклюзив, который заинтересует всех. Добавляем и яркое событие недели для интересующихся социальной и культурной жизнью страны.

О Путине

В активе Такменёва много встреч со значимыми персонами: Дмитрий Медведев, Людмила Гурченко, Наина Ельцина, Филипп Киркоров, Иосиф Кобзон, Арнольд Шварценеггер, а это очень непростые личности и очень интересные собеседники. Но три дня вместе с президентом стоят особняком в этом списке журналистских удач.

– В 2012 году программе "Центральное телевидение" удалось провести несколько дней с Владимиром Путиным и показать его в обычной жизни. Идея была моя. Видимо, я был первым журналистом, который пришел к президенту с подобным предложением (остальные считали его просто невозможным), а Владимир Владимирович нас поддержал.

Я отнесся к этому, безусловно, статусному герою как к простому человеку, как к любому другому, с кем делал бы интервью. Да, безусловно, есть протокол и нормы общения, но при этом я почувствовал со стороны президента обычный человеческий интерес. Потому что очень многие моменты в сюжете возникали спонтанно, не было утвержденного сценария. Конечно, какие-то ключевые точки планировались (место съемок, например, или тематическая направленность). Но то, что было внутри, происходило благодаря самому президенту и его пресс-секретарю Дмитрию Пескову.

Я могу назвать этот сюжет журналистской удачей. Мы не хотели рассказывать о жизни президента канцелярским языком – и у нас получилось. Если бы я мог повторить эту историю, сделал бы точно так же. Может быть, чуть-чуть поаккуратнее на конечном этапе, ведь от того момента, как я сел писать, до эфира, у меня было всего 10 часов. За это время нужно было подготовить 56 минут эфирного времени. Мы их и сделали с помощью людей, которые расшифровывали, монтировали, выдавали в эфир. Но я рад, что все у нас получилось.

О победах

Победы могут восприниматься как результат, взлет, а могут – как шаг, процесс. Каждый решает для себя, что ему ближе: видеть только конечную цель или же радоваться каждому сделанному шагу. Что думает об этом обладатель премии ТЭФИ…

– У меня, наверное, нестандартное представление о победах. Для меня все является победой. К примеру, захотелось нам найти девочку, которая плакала после Олимпиады, но не потому, что ее обидели или заставили рыдать, а потому что она расстроилась, что сказка заканчивается. Мы даже не знали, как звать ребенка, но мы нашли ее все-таки, и она (а зовут ее Ксюша) – у нас в эфире, и это была огромная победа.

У нас в программе появляется мэр Нижнего Новгорода, которого обвиняют в том, что у него огромное состояние и несколько вилл во Франции. Ему можно задать вопросы напрямую. Как на них ответит, это его дело, но главное – что он у нас в студии и готов общаться. И это тоже большая победа.

В общем, победа – это понятие, которое для меня лично освобождено от статуса любого рода. Не бывает нестатусных героев. В конкретных материалах даже самые маленькие герои, которых никто не знает, могут стать самыми статусными людьми для этой программы. Поэтому все, что нам удалось, – это победы общие и победы каждого из нас. Потому что, надеюсь, каждый из нас живет и работает для того, чтобы программа выглядела не стыдно. Находка конкретного человека выливается в находку всего коллектива. Да, мне нравятся победы, но они случаются каждый день и у каждого человека. А если не будет побед, надо встать, уйти, закрыть дверь за собой – и заняться чем-то другим.

Фото из личного архива Вадима Такменёва.

Оригинальная версия интервью была опубликована в журнале "Телехит".