Интернет-журнал

Зрелое решение: истории семей, решившихся на ребёнка к сорока

Елена Гуськова, 28 Января 2019 1667

В советском родильном доме на женщину вешали ярлык "старородящая" уже в 25 лет. Сейчас и до Кузбасса дошёл западный тренд откладывать создание семьи и рождение детей до времени, когда будешь прочно стоять на ногах. Несколько кемеровчанок, ставших мамами только к 40 годам, рассказали корреспонденту AVOKADO о том, почему они решили повременить с счастьем материнства и каково быть зрелым родителем.

Две большие разницы

У Евгении Асланиди две дочери. Она знает, и что такое быть юной мамой-студенткой, и что значит решиться на материнство, когда тебе существенно за 30. Возрастная разница между её дочерьми – 16 лет.

Первый ребёнок, Маша, родилась, когда Евгении было чуть за двадцать, а младшая, Катя, появилась на свет к маминому 39-летию.

– Когда моей старшей исполнилось 4 года, она перестала постоянно висеть на руках, стала спать ночами и быть относительно самостоятельной. Уже в тот момент мне захотелось стать мамой ещё раз, вновь взять на ручки младенца. Но я была мамой-одиночкой, поэтому вопрос о втором ребёнке отправился в долгий ящик на неопределённый срок. Я хотела создать семью, но годы шли, Маша росла, а я оставалась одна. Уже после 30 я повстречала мужчину и вышла замуж. Первым моим побуждением было родить ребёнка. Я даже не успела окунуться во все страхи и тревоги, связанные с поздним родительством, так как была сосредоточена на том, чтобы успеть сделать это, пока у моего организма ещё есть возможность, хотелось не упустить момент.

Врачи после наступления беременности меня как следует напугали. Постоянно были плохие анализы, доктора в областной больнице настаивали на пункции. Мне не раз пришлось поплакать, покидая кабинет.

Однако, несмотря на все страшилки, беременность прошла просто замечательно, и вторая оказалась даже легче первой, даже не было токсикоза.

Но главная разница между двумя беременностями была в моём собственном отношении. В первый раз я была студенткой, вся беременность у меня прошла в суете, я постоянно сдавала зачёты. Когда почувствовала схватки, я даже не поняла, что роды уже начались. Выпила но-шпы и валерьянки и легла спать. В итоге Маша родилась дома, скорая забрала нас уже с младенцем.

Беременность и материнство во взрослом возрасте воспринимались совсем по-другому. Катя родилась очень легко, я заранее поехала в роддом, сумев распознать самое начало процесса.

И в самом материнстве я была более уверенна в себе и более сосредоточенна на своих ощущениях. Воспринималось всё совсем иначе. В родильном доме соседка по палате даже сказала: "Наверное, у вас единственный долгожданный ребёнок?" потому что я постоянно смотрела на спящую дочку и не могла наглядеться. Я всем существом ощущала, что в моей жизни произошло чудо.

С Машей были другие ощущения – материнство ощущалось как преодоление и героизм. Помню: младенец на руках, сессия, надо было и кормить, и сдавать экзамен. Я оставляла Машу на кафедре, а сама бежала отвечать. В 20 лет родительство для меня было суматохой и хлопотами, а в 40 я наполнилась гармонией.

Ещё мне кажется, что само время, когда родилась старшая дочь, тоже повлияло. Даже наладить грудное вскармливание в тех условиях было проблемой. Тогда детей кормили по часам, в родильных домах детей держали отдельно – это сразу же разрывает связь между мамой и ребёнком.

Сейчас родительство более естественное, мы знаем, что кормить нужно по первому требованию, Катю я везде носила с собой в слинге. Да и терпения у меня было больше, я уже была морально готова не спать ночами и полностью погрузиться в заботу о малыше. Было намного проще, не было страха, паники, как купать, что делать во время плача, я была уверена во всех своих действиях.

Я не боюсь, что мы с Катей не поймём друг друга, несмотря на большую разницу в возрасте. Потому что основные ценности – это то, что даётся именно в семье, и они едины для всех поколений. Конечно, для этого нужно уделять ребёнку время.

Став мамой второй раз, я провела работу над ошибками. Теперь я понимаю, что в подростковом периоде надо быть как можно ближе к ребёнку. Сейчас я научилась ценить именно душевное общение. В молодости этого не понимаешь, обращаешь внимание больше на материальное. Раньше огромное количество времени у меня отнимала работа, Маша часто оставалась одна. Казалось, ну, растут же у всех дети и моя вырастет как-нибудь. Маша хорошо училась и я была спокойна. Я не понимала, как важно поговорить по душам, поддержать.

С Катей я стала смотреть на такие вещи под другим углом, научилась искать выходы. Например, нужно было выходить на работу из декретного отпуска и я устроилась на работу в детский сад, куда пошла и Катя. Так я смогла и зарабатывать, и не разлучаться с дочкой. Встал вопрос об обучении – я спокойно ушла с работы в детском саду и нашла другую, которая позволяла мне заниматься с Катей на дому.

Вообще я считаю, что разумное родительство зависит не от возраста. Если есть желание, есть ощущение, что ты можешь что-то дать ребёнку, то в любом возрасте материнство будет счастливым. Но ко мне это пришло попозже.

Превратности судьбы

Александре сейчас 23 года, её маме Татьяне 62. Несмотря на то, что всё произошло более чем 20 лет назад, Татьяна попросила не указывать её фамилию, так как произошедшее до сих пор ранит её.

Это сейчас Саша самый близкий человек для своей мамы, и именно в дочке Татьяна видит смысл своей жизни, но в своё время поздняя беременность оказалась неожиданным и неприятным сюрпризом.

– По специальности я врач-гинеколог, с молодости была погружена в работу, не была замужем и где-то к 30 годам я свыклась с мыслью, что я закоренелая холостячка. Сама я из многодетной семьи, у меня две сестры и брат. Было много племянников, они стали для меня настолько родными, что я растила их как собственных детей.

За два года до рождения Саши я встретила мужчину, мы встречались. Сначала всё было неплохо, романтика-цветы. Когда я забеременела, он уговорил меня не прерывать, мы стали жить вместе. Но уже на 4-м месяце он раскрыл свою сущность. Начались постоянные скандалы, придирки на пустом месте, затем он начал меня избивать. Я не стала это терпеть и ушла к маме.

Несмотря на то, что я не собиралась заводить детей, уже во время беременности во мне проснулась безграничная любовь к моей малышке, и уже её появления я ждала с нежностью и нетерпением. Когда родилась Саша, уже через пару месяцев я вышла на работу. Стоял 95-й год, время было непростое, нужно было кормить семью. С дочкой осталась мама. К 2-м годам Александра уже пошла в детский сад, а я смогла выйти на вторую работу, работала сразу в двух больницах. Почти каждый день забирала ребёнка из сада последним.

Как понимаете, было очень тяжело, но тогда я и не знала, что это ещё цветочки. Впереди ждало предательство, как я думала, родного мне человека.

В то время мои родители жили отдельно, в семье было две квартиры. В одной жили мы с Саней и мамой, в другой моя сестра с отцом. Существовала договорённость, по которой после смерти родителей квартира отца перейдёт сестре, а квартира мамы – мне. К тому времени мама стала уже не очень хорошо соображать. И тут умирает папа. Сестра вступила в наследство, а затем перевезла к себе маму, под предлогом, что ей нужен уход, а я же буквально живу на работе… Через некоторое время я узнаю, что сестра уговорила маму переписать квартиру на неё, а мне с дочкой было предложено выметаться. Это был новый удар.

Пришлось съехать в общежитие для сотрудников с ребёнком. Выживать становилось всё труднее. В конце концов, в 2001 году я приняла трудное решение – участвовать в UNDP – программе развития ООН. За 600 долларов в месяц я должна была поехать в Йемен работать врачом. Языка я не знала, ребёнка пришлось отвезти к моему брату в деревню (он всегда меня поддерживал и помогал, не знаю, что бы я без него делала). Первый год был самым тяжёлым, работала с переводчицей-арабкой, всё время переживала о Саше, привыкала к постоянной жаре.

Затем я освоилась, подтянула язык, смогла забрать в Йемен Сашу, в то время она уже была школьницей. В детском саду я всегда водила её на развивающие кружки, выкраивала время, чтобы заниматься с ней дома, после двух работ. В итоге в деревне у брата её взяли сразу во второй класс, поэтому в Йемене она пошла в третий. Там была русскоязычная школа при посольстве, преподавали на русском, арабский изучали как иностранный. В Йемен приехало множество русских врачей, у всех были дети, так что классы заполнялись нормально. Нам пришлось переезжать, так что впоследствии Саша училась дистанционно – программу осваивала дома, а в школу ездила сдавать экзамены.

Сначала мы жили в Сане – это их столица, а потом меня перевели в Аден – этот город в Йемене, как Петербург для России, второй по значимости. Жильё всегда оплачивала больница, иногда это был дом прямо на её территории.

В Йемене Александра и Татьяна прожили до 2008 года. К тому времени, по воспоминаниям врача, в стране уже чувствовалась нестабильность и волнение. И хотя до революции, которая вспыхнула в Йемене в 2011 году, оставалось три года, эти настроения уже витали в воздухе. За те семь лет, что женщина работала на Ближнем Востоке, она смогла скопить на квартиру. Деньги пересылались брату, у которого первый год жила Саша. Ещё до их возвращения на Родину, он приобрёл для них жильё в Берёзовском. Так что женщине было куда вернуться.

– Не знаю, как мы всё это пережили, – вспоминает Татьяна, – Саша, в силу возраста, всей ситуации не понимала, а я последние годы умирала от страха. Вскоре после возвращения, я поняла, что мы очень вовремя уехали. После нападения на посольство США в 2012 году всё стало уже очевидно. Не знаю, как бы я пережила всё, что мне выпало, в более юном возрасте. Мне кажется, я бы не справилась. Всё-таки к 40 годам я уже была сформированной и независимой личностью, более рассудительной. Это мне помогло и от отца Саши вовремя уйти, и вовремя покинуть Йемен, и пережить предательство сестры, и вообще, не сломаться и не растеряться во всех этих обстоятельствах. В 20 лет у меня бы просто опустились руки.

Когда есть чем поделиться

Ольга Шарапова, известная кемеровская радиоведущая, тоже решилась на первого ребёнка к 38 годам. Молодая мама считает, что дочка пришла в её жизнь как раз вовремя.

– Моё первое образование – дошкольное педагогическое, так что к детям я всегда относилась хорошо. Но для меня нет разделения на категории дети и взрослые. Во-первых, мы все отчасти дети, во-вторых, я и к маленьким людям отношусь, как к взрослым. Даже в два года они уже личности.

На мой взгляд, Ярослава появилась в моей жизни в идеальный момент. И, оценивая сейчас, я понимаю, что я была бы не такой хорошей матерью в 20-25 лет.

И дело не в работе, она и сейчас занимает огромную часть моей жизни, и нисколько не мешает заботиться о ребёнке. Скорее, я не была готова морально и эмоционально.

Сейчас с багажом своих знаний и опыта я могу ребёнку больше дать. Подчеркну, не с материальной точки зрения. Сейчас я наполнена настолько, что я могу делиться этим с ребёнком.

Я понимаю, что многие женщины в возрасте переживают из-за отсутствия детей. Но об этом говорят как врачи, так и духовники, что нужно не просто отпустить ситуацию, а дать возможность Вселенной тебе помочь. Когда ты зациклен на чём-то, неважно, на ребёнке или на работе, ты этим ломаешь судьбу. Когда ты успокоишься, то начнёшь жить в относительной гармонии. Я даю миру возможность открывать мне двери, и сейчас я научилась в эти двери входить. Раньше пробегала мимо, либо стучалась не в ту дверь, как все мы.

С давлением я не сталкивалась. Мне очень повезло с врачами – беременность вела моя подруга, а в родильный дом она меня передала уже своей подруге. Так что я со всех сторон была окружена людьми, которые мне близки. И мало того, что меня не отговаривали, наоборот всячески поддерживали и приветствовали. А попав в больницу, я поняла, что сейчас вообще рано не рожают. Вокруг меня были женщины за 40, за 45. Да, многие из них здесь были не впервые, но, тем не менее, то, что возраст рожениц увеличился – видно невооружённым глазом. И эти женщины прекрасно выглядят. Не секрет, что в наше время возраст старения отодвинулся значительно дальше, чем это было даже у наших мам.

К поздним детям отношение, конечно, совсем другое, главное отличие в более глубоком внимании именно к личности ребёнка. Я пытаюсь её понять. Я хочу её не только слушать, а слышать. Каждый день я говорю ей о своей любви, но разговариваю с ней, как со взрослой, совершенно серьёзно. Если она задаёт мне какой-то вопрос, я отвечаю ей подробно, рассуждаю с ней об этом. И она меня отлично понимает!

Наш папа (мы с супругом ровесники) не чает в дочке души. В её младенчестве со многими обязанностями он справлялся даже лучше меня. Я на первых порах побаивалась дочку, такая она была хрупкая, маленькая. А муж действовал решительно. У мужей многих моих подруг есть дети, появившиеся в их юном возрасте, и вторые дети, появившиеся ближе к сорока. Так сами папы признаются, что относились к детям по-разному.

У женщины, конечно, в любом возрасте появляется больше ответственности с рождением ребёнка, каждая женщина меняется после этого, в ней открываются новые качества. А мужчине важно психологически дозреть до возможности стать ответственным.

Став мамой, я стала мамой всех детей. Невозможно любить всех, но даже чужого ребёнка начинаешь чувствовать, начинаешь по-иному относиться ко всем детям в мире. А ещё я, наконец-то, как следует, поняла свою маму.

Долгожданное счастье

Марина Кашко – счастливая мама троих детей, но до 30 лет она и представить не могла, что когда-нибудь будет управляться с многодетным семейством. Ведь любовь всей своей жизни она встретила уже в зрелом возрасте, а в молодости была одинока.

Евгений и Марина долгое время работали на одном предприятии, но в разных сферах, поэтому, хоть и виделись порой, но пообщаться поводов не было. Так было до тех пор, пока однажды не столкнулись в Интернете. По аватаркам оба друг друга узнали и стали переписываться. Встреча оказалась судьбоносной. В итоге, влюблённые поженились, когда Марине было 32, а Евгению 31 год.

Марина с юности мечтала о семье и намеренно не откладывала рождение детей в долгий ящик.

– Всегда хотелось именно троих детей, но для меня было важно, чтобы у них был хороший отец, надёжный человек, на которого в жизни можно опереться, довериться. Я хотела быть уверенной, что мои дети будут расти в полной семье. Найти своего человека оказалось непросто, к счастью, жизнь всё-таки свела нас вместе.

В итоге Марина начала претворять в жизнь свой план стать многодетной мамой в уже не юном возрасте – дочка, сын и снова дочка появились в 34, 37 и 40 лет соответственно. По словам женщины, никаких опасений по поводу своего возраста и здоровья она не испытывала, немного боязно было только в последний раз, когда родилась младшая дочка, почувствовала, что сил и энергии у неё уже не так много как, раньше.

Но при этом Марина отмечает и существенные плюсы в возрастном родительстве:

– Часто наблюдаю, как детей молодых матерей воспитывают бабушки. Молодые мамы нацелены в большей степени на карьеру, на воплощение собственных амбиций, да и погулять в этом возрасте ещё хочется, а дети отходят на второй план. Когда становишься мамой в возрасте, ты уже успела реализоваться в профессии, расставить приоритеты, ветер в голове поутих.

Все наши дети были запланированы, мы с супругом прошли необходимые обследования перед беременностью, я следила за здоровьем до, во время и после вынашивания. В возрасте каждого ребёнка очень сильно ждёшь, каждое появление на свет воспринимается как чудо. Мне кажется, что в юности восприятие было бы другое.

По словам Марины, ей пришлось столкнуться и с предвзятым отношением из-за возраста. Когда пара только поженилась, долгожданная первая беременность прервалась. В какой-то момент развитие эмбриона замерло и Марина оказалась в больнице. И без того тяжело переживая эту ситуацию, она столкнулась с чёрствостью и бестактностью врачей.

– Весь медперсонал то и дело спрашивал у меня "А где вы были раньше? О чём вы думали? Почему первая беременность у вас после 30?" Эти вопросы причиняли новую боль.

Впрочем, сейчас получаю от общественности вокруг скорее одобрение. Мне кажется, каждой семье, у кого трое детей, окружающие говорят "Какие вы молодцы!" Конечно, мало кого интересует, как семья справляется. С тремя маленькими детьми в 42 года бывает трудно. Но я счастлива.

Фото: личные архивы героев; unsplash.com