Интернет-журнал

Слепой певец: о жизни в темноте, мелодиях, которые цепляют, и гастролях по Кузбассу

Ирина Соловьева , 8 Января 2019 486

Денису 20 лет. Он не видит с рождения. Три года назад молодой человек нашёл себя в музыке и теперь каждый день работает уличным музыкантом у кемеровских магазинов и торговых центров. А с недавнего времени начал гастролировать по близлежащим городам и даже регионам. Многих интересует его судьба, но мало кто решается вот так просто подойти и заговорить с ним.

Корреспондент AVOKADO нашёл уличного певца, который трогает души кузбассовцев, и узнал, с какими сложностями ему приходится сталкиваться, как удаётся организовать гастрольный тур и чувствовать себя самостоятельным и независимым человеком.

Денис, зрение в твоём случае не восстановить?

– С моим диагнозом это вряд ли возможно. Можно, конечно, заработать миллионы, вложить их в медицинский эксперимент и надеяться на его благоприятный исход. Но пока у меня таких денег нет. Я не вижу с рождения, поэтому адаптироваться в жизни было проще. Сравнивать мне особо не с чем, я изначально учился жить в темноте. Поэтому для меня это всегда было нормой, а не трагедией.

Семья поддерживает?

– Мои мама и отчим тоже не видят, но я не люблю об этом разговаривать. А вот брат Кирилл родился здоровым. Он младше меня на 6 лет, сейчас переживает непростой этап взросления, и я как старший пытаюсь не дать ему сбиться с истинного пути. А он помогает всем нам, став нашими глазами.

Как так получилось, что ты вдруг решил петь?

– Попробовал в 2015 году, после школы, – получилось, понравилось. Начал развиваться в этом направлении – слушать хорошую музыку, работать над вокалом. Со временем накопил денег на билеты и поехал за мечтой – поступать в Курский музыкальный колледж на вокальное отделение. Сам, совершенно один. Только там есть специализированные отделения, куда принимают инвалидов. Ну, ещё в Чехии. Но на неё я пока не накопил. В колледже я проучился недолго – около года. Дело в том, что педагоги в Курске занимались академическим вокалом, а мне больше нравился эстрадный. Голос мне там поставили, азам научили, и я вернулся домой. Зато в Курске я научился большему – самостоятельности. До этой поездки я перемещался только в сопровождении мамы, брата или соцработника.

Где ты сейчас поёшь?

– Каждый день в разных местах. Сколько их – даже не знаю… Давайте попробуем посчитать… (загибает пальцы). Одиннадцать получается только в Кемерове. Плюс сейчас я стараюсь больше ездить по другим городам Кемеровской области. Есть свои точки в Прокопьевске, Новокузнецке, Новосибирске. Чёткого графика у меня нет. Я стараюсь анализировать проходимость мест в разное время суток и дни недели. Исходя из этого и простраиваю свои перемещения, выбирая те места, где людей побольше. Ну, и где нет других артистов – стараюсь никому не мешать.

Наверное, чем крупнее город, тем больше заработок?

– А вот как раз наоборот получается. Чем компактнее город – тем проще мне в нём ориентироваться. Это раз. И люди там отзывчивее. В этом смысле очень люблю Прокопьевск. Он маленький и уютный. Будь моя воля, я бы перебрался туда жить. Прокопьевские маршруты запоминаются довольно легко, а прокопчане ещё не перешли на пластиковые карты, как жители больших городов, поэтому в плане заработка тоже удобнее. А в больших городах масса трудностей. В Новосибирске, например, мне очень не нравятся тротуары. Во-первых, они не везде есть. А по тем, что есть, часто движутся не только пешеходы, но и автомобили. Я иду с тростью медленно, и мне очень страшно за свою жизнь. Машин вообще там очень много, они путают, сбивают. Кемеровские дороги в этом смысле райские, но хотелось бы побольше светофоров со звуковыми сигналами. Их у нас очень мало.

Как удаётся путешествовать по разным городам в одиночку?

– Всё довольно просто! С помощью специального интернет-сервиса я заказываю автомобиль и еду. Если водитель не готов довезти меня до нужного места, по городу перемещаюсь на такси. Обратно по той же схеме.

Зимы у нас морозные. Погода, наверное, частенько срывает рабочий график уличного артиста?

– Стараюсь не отменять концерты даже в холода. Конечно, в –25 и ниже работать очень сложно. Но к двадцатиградусным морозам я уже адаптировался. Программу чуть сокращаю, но стараюсь не отменять.

Как прохожие относятся к твоим концертам?

– По-разному. Большей частью всё же положительно. В некоторых местах уже сформировалась своя аудитория. Многие ждут меня, приходят послушать, часто помогают, песни даже заказывают. Сам я предпочитаю петь лирику – Колдуна, Гомана, Наутилус, немного шансона, чуть-чуть армейских мелодий. Больше всего мне нравится песня Нэнси "Я тебя нарисовал". Люблю мелодии, которые цепляют. Их можно петь с душой. Но и есть те, кто отзывается довольно резко. Однажды какой-то молодой человек сказал: "Петь сначала научись". Но я на такие высказывания стараюсь не обращать внимания. Понимаю, что люди разные бывают, на всех не угодишь. Иногда приходится слышать разговоры на тему "крыши". Когда я приезжаю на место на такси, особенно если машина без наклеек, слышу порой перешептывания: это его "крыша" привезла, потом приедет и заберёт все деньги. Я вас умоляю, 90-е давно прошли!

Ты поешь акапельно?

– Нет, у меня с собой всегда маленькая колоночка. Стадионы под неё, конечно, не соберёшь, но для музыкального сопровождения вполне подходит. На неё закачаны минусовки для моего репертуара.

Ты занимаешься ещё чем-то, кроме пения?

– С 9 лет я осваиваю компьютер. Сначала изучал клавиатуру. Потом уговорил маму провести интернет, установил специальные голосовые программы и стал развиваться в этом направлении. Сегодня я серьёзно занимаюсь компьютерными технологиями. Могу переустановить систему, решить целый ряд проблем, связанных с программным обеспечением. Иногда по дороге на точку консультирую клиентов по телефону.

После Курска где-нибудь ещё учился?

– В этом году пытался поступить в НГТУ. При новосибирском университете работает институт социальных технологий и реабилитации. Там учатся незрячие, слабовидящие, слабослышащие и глухие. Но, к сожалению, баллов для поступления на бюджет мне не хватило, а на контрактной основе там учиться очень сложно. Боюсь, что платное обучение я попросту не потяну. Но останавливаться на этом не планирую, буду думать над вариантами. Понимаю, что всё равно нужно получать высшее образование.

Насколько я понимаю, ты человек очень самостоятельный. В каких ситуациях приходится обращаться за помощью?

– Мне до сих пор сложно ориентироваться в публичных заведениях, пользоваться общественным транспортом. Но люди у нас в городе отзывчивые, всегда помогают. В бытовых же моментах я вполне уверенно справляюсь сам. Иногда даже обижает нарочитое желание окружающих помочь в мелочах. Некоторые считают, что мы ничего не можем. Но это не так. Я не беспомощный. Я живу насыщенной жизнью. У меня есть друзья. Нечасто, но бываю в кафе и в других общественных местах. У меня есть изученные маршруты, с которыми я легко справляюсь сам. Это дорога от дома до близлежащих магазинов. В голове такой компас своеобразный формируется. И когда я несколько раз с сопровождающим сходил в одну и ту же точку, дорога запоминается, и можно идти с тростью самостоятельно. В Новосибирске я хорошо знаю территорию близ НГТУ. Могу дойти от общежития до кафе, самого университета и даже прачечной.

А как относишься к собакам-поводырям?

– Отрицательно. Такой опыт был в жизни моего друга, но ни к чему хорошему не привёл. С такой собакой же заниматься нужно правильно, а помимо всего этого кормить, выгуливать, а это – дополнительные трудности. Друг мой особо не заморачивался, и собака у него очень быстро перестала "функционировать".

В преддверии Нового года принято говорить о мечтах и желания. О чем мечтаешь ты?

– Мечтаю найти ту, которая поймёт, поддержит, а главное – позволит быть полезным. Так хочется порой просто быть кому-то нужным. Я очень хочу обрести стабильность и семью. Друзья советуют мне искать среди таких же, как я, незрячих. Наверное, они правы. Но пока я соглашаюсь с ними всего на 70%. Ведь многое зависит от нас самих. Я верю в Бога и в то, что всё будет хо-ро-шо!

Фото: unsplash.com, pexels.com, AVOKA.DO и из архива героя материала