Путь от бутербродной компании до империи кофе и вкусной еды: как стритфуд из Кемерова стал легендарным

Правдивая история компании "Подорожник", рассказанная её создателями. Часть 1. Девяностые и нулевые: с чего всё начиналось
4235

Рождение компании "Подорожник" (для города и горожан) состоялось в 1995-м. Именно тогда на площади Волкова рядом с нынешним КузГТУ (и тогдашним Политехом) появляется самый первый киоск с окошком, через которое две приветливые девушки в опрятных фартучках продавали студентам и школьникам, будущим большим бизнесменам, мамам с ребятишками и всем прочим, кто в том нуждался, горячие и сытные бутерброды всего за 3,5 рубля… Однако эта глава в большой истории бизнеса её основателей – Татьяны и Владимира Фоминых – далеко не самая первая. Для них всё началось намного раньше. И уж конечно, покупатели самого первого "Подорожника" даже не подозревали, что, прежде чем предложить городу такую актуальную и простую идею, обречённую на популярность и всенародную любовь, им было уготовано пройти боевое крещение в бизнесе 90-х, взглянуть в лицо смерти – пережить серьёзную жизненную драму, создать несколько прочих культовых для Кемерова явлений, стать счастливыми родителями и обзавестись командой единомышленников.

Скрытые страницы истории, или Кто придумал «Подорожник»

Началось всё с романтики, которая возникла у Татьяны и Владимира ещё в далёкие 80-е, когда оба они были школьниками и ходили в пионерских галстуках. Собственно, и познакомились будущие супруги как раз в городском пионерском штабе (который курировал работу всех пионерских дружин Кемерова, организовывал школы актива, праздники, пионерские конкурсы и прочие мероприятия). Татьяна была чуть старше, и когда будущий избранник пришёл в штаб, он был ещё юным пионером, делегатом от дружины школы №84, а она уже занимала видный пост, а в какой-то момент вообще стала руководителем штаба. Владимир и сегодня частенько любя припоминает супруге, дескать, смотрел на неё тогда, как на недосягаемую звезду. Статная красавица, исполнительная и ответственная к тому же, активистка, да ещё и председатель пионерского штаба, понятное дело, обращала на себя внимание юношей…

– Пионерская стезя нас объединяла, мы очень ответственно относились к своим обязанностям и просто колоссальное время уделяли этой деятельности. А с другой стороны, вокруг штаба возникала и дружба, потому что это было весело и интересно, и появлялись даже свои традиции. Была, например, такая: каждое 31 августа, в преддверии Дня знаний, мы выезжали на арбузники. Это было своего рода прощание с летними каникулами. На автобусе мы уезжали за город, размещались на уютной полянке, лопали арбуз и пели пионерские песни под гитару. Очень здорово было. И вот на таком арбузнике я, как говорится, и положила впервые на Вову глаз (смеётся). У него уже тогда была просто фантастическая фигура, складная, атлетическая, как у молодого Фредди Меркьюри… А потом оказалось, что симпатия взаимна, с этого всё и началось. Мы закончили школу, поступили в вузы, в студенчестве поженились, и уже на первых курсах родилась наша старшая дочка Настя. Финансов на семью стало требоваться больше, а мы с Вовой оба принципиальные – от родительской материальной помощи отказались наотрез. Но деньги нам всё-таки были нужны. Вот тогда у обоих и начала мало-помалу проявляться предпринимательская жилка (организаторская ещё от штабных пионерских дел осталась). Вова, например, придумал менять батарейки в электронных часах. В 90-е были такие чёрненькие пластмассовые, стоили недорого и, по факту, были одноразовыми. Просто никому и в голову не приходило в них менять батарейку, ибо это был довольно сложный процесс… А Вова нашёл способ и сделал на этом первый бизнес. Я шила платья и сдавала их в комиссионку, и это тоже приносило доход. А потом один из знакомых (бывший, кстати, наш штабист, а ныне известный бизнесмен в Кемерове) придумал продавать книжки и брошюры разной тематики, которые в городе достать ещё было нельзя, но они уже тогда были востребованы. Например, про восточные единоборства, разное бульварное чтиво – криминальные боевики, современную прозу, любовно-эротические романы и всё в таком духе. Где уж он находил тексты, откуда перепечатывал – это для нас до сих пор загадка, но дело, тем не менее, шло неплохо.

…После часов, книжек и платьев у четы Фоминых и Ко всё начало складываться ещё удачнее: сначала оптовая торговля продуктами (склад Cash&Carry), потом рекламное агентство, продажа компьютеров, первое радио на FM-волнах. К середине 90-х это были уже не желторотые студенты, а весьма обеспеченные, опытные и довольно успешные бизнесмены, которые вели дела и в Москве. Правда, пока без определенного вектора, основной идеи, без замашки на что-то большое и продолжительное. Короче говоря: строить кофейно-бутербродную империю на века никто тогда ещё не собирался. И так вышло, что эти глобальные планы в жизни Владимира и Татьяны появились при весьма драматичных обстоятельствах.

– Тогда мы часто бывали в столицах по рабочим вопросам, – вспоминает Татьяна. – И как-то мы ехали на машине из Москвы в Питер, и недалеко от Новгорода врезались в другой автомобиль. Итог: у них – люди с поломанными ногами, у нас – я с несколькими травмами, несовместимыми с жизнью, у меня много чего было сломано… и, по факту, шансы мои на выживание были крайне призрачными. Восемь дней я пролежала без сознания в больнице.

Тогда ко мне приехала вообще вся семья, включая дочь (Насте было пять лет), и вся наша родня. Великий Новгород – это очень старый город, в нём много монастырей, древних церквей, намоленных мест. Так что с одра близкие меня подняли буквально… молитвами. И своё возвращение в жизнь я считаю реальным чудом, провидением, Божьей волей. После этого у нас началась уже совсем другая жизнь, в духовном смысле – мы воцерковились и потом обвенчались. После Новгорода долечиваться меня перевезли уже в Москву. Всё это время супруг продолжал заниматься бизнесом, мы, слава Богу, были при деньгах (на моё восстановление было потрачено тогда колоссальное количество финансов).

  • Архивное фото Константина Саломатина для журнала «РР» за 29.04.10

...И как-то Вова пришёл навестить меня в больницу и принёс идею про "Подорожник". Давай, говорит, сделаем вот как "Макдональдс", только в Кемерове!!! В Москве же тогда он уже был жутко популярным. Я спросила, а почему именно "Подорожник"?!! Вова мне тогда объяснял так, что подорожник же – это такая трава целебная, которая по дороге растёт, её прикладываешь к ране, и она заживает. А мы, пояснял Вова, тоже будем оказывать целебные услуги, но людям, которые проголодались в дороге. Чтобы они метафорически прикладывали подорожник к голодному желудку, то есть подкреплялись нашими бутербродами. И дальше он представил мне концепцию целиком: это будут именно бутерброды, которые нужно разогревать в микроволновке, будет сеть из нескольких павильонов. И эту надпись с зелёным листочком показал, первые наброски будущего бренда. Мне оставалось только сказать "да".

Но я поначалу восприняла эту тему очень неблагосклонно. И если бы Вова тогда не настоял, никакой бутербродной империи (смеётся) у нас сегодня не было бы. В общем, несколько месяцев мы обсуждали идею, Вова активно меня уговаривал… и в итоге я всё-таки согласилась. А 90-е – это было такое время благодатное для разных начинаний, у других наших бизнесов был хороший оборот, были деньги на руках, реальные (не кредит в банке), да и вложения были некритичными, нестрашно было вкладывать, так что отношение было такое: пойдёт – хорошо, не пойдёт – так не пойдёт, Бог с ним…

– …Я ни в коем случае не претендую на единоличное авторство. Идея сети, название, концепция, сам бренд и вообще всё предприятие "Подорожник" – это командная работа узкого круга единомышленников, которые стояли у истоков нашей компании. Среди них, конечно, была и Татьяна. Ведь мы, когда ездили в столицы, где был уже хорошо развит фаст-фуд, конечно, посещали такие заведения. Отмечали для себя какие-то интересные фишки, уже начинали понемногу мечтать о чём-то подобном… В общем, мало-помалу какие-то мысли на эту тему закрадывались. Нам нравилась и атмосфера, и идея, и в какой-то момент возник вопрос или даже такое сожаление, дескать, а почему у нас в Кемерове нет таких мест, где можно так же просто и непринуждённо поесть, что называется, по пути, по дороге? Начались размышления на эту тему. И где-то в сознании эта идея зацепилась за другую. Когда к нам приходили гости, Татьяна готовила оригинальную закуску – что-то вроде мини-бутербродов или канапе (рецепт у своей мамы подсмотрела). Небольшие тосты, сверху ветчина или колбаса и сыр, и всё это разогревалось в микроволновке (у нас была уже тогда, одна из первых), чтобы сыр начал слегка плавиться. Угощение это всегда съедалось подчистую! Приятное гостевое блюдо, а главное – простое и быстрое для приготовления. Тогда же сразу появилась и концепция – мы планировали сеть киосков или павильонов, поскольку уже имели довольно неплохой опыт в бизнесе. И нам сразу хотелось создать нечто надёжное, постоянное, а оно, в свою очередь, должно же обладать каким-то размером (ну, то есть не один и не два киоска). На первых порах мы планировали открыть в Кемерове хотя бы пять точек…

…Семена "Подорожника" были посажены, дали первые всходы в том же 95-м. И сразу, к немалой радости и удивлению своих создателей, начали активно и бурно расти. К киоску на Волкова год спустя добавились шесть передвижных ларьков "Тонар", которые исправно колесили по городу и "выясняли", где кемеровчанам подкрепляться сытными бутербродами действительно по дороге. Впрочем, сегодня едва ли кто-то вообще вспомнит, что "Подорожник" продавался какое-то время с колёс. Чтобы создать для горожан атмосферу стабильности, надёжности и отделить себя от точек-однодневок, низ мобильных киосков (колесную часть) предприимчивые бизнесмены маскировали. В первые годы "Подорожник" радовал скромным ассортиментом из трёх видов бутербродов: две легендарные классики с ветчиной и колбасой и бутерброд с сыром и чесноком.

– Бутерброды с самого начала собирали в специальном помещении. Не на коленке в павильонах, как часто нам тогда пеняли, – развеивает давний миф о "Подорожнике" Татьяна. – Первый офис "Подорожника", как и прочие наши бизнесы, тогда находился в здании на Демьяна Бедного, 6 и там же была наша общая, корпоративная столовая. Занято помещение в течение дня было ну от силы час или два, а остальное время пустовало, и мы придумали использовать его как цех для сборки первых бутербродов. То есть, начиная с 95-го, вся продукция в киоски поступала полностью собранной и упакованной, а продавцам оставалось её только разогреть в микроволновке и отдать покупателю. Вопрос сангигиены по сей день остается для нас – номером один!

На самом деле, до "Подорожника" у нас вообще не существовало госстандартов для закрытых бутербродов с начинкой внутри для предприятий общепита. Так что компании, чтобы соответствовать всем законам, нормам и правилам и вести цивилизованную торговлю, пришлось их попросту создать и сделать свой бутерброд стандартом для прочих аналогичных сетей. Процедура шла под пристальным наблюдением со стороны специалистов Роспотребнадзора, отношения с которым, к слову, у компании с тех пор (с 1997-го) прочно закрепились и длятся до сих пор, гарантируя безопасность и высокое качество продукции "Подорожника".

Благодатные 90-е принесли новоиспечённой сети быстрого питания просто триумфальный успех: "Подорожник" за пару-тройку лет своими киосками с жёлто-зелёными вывесками разросся по всему Кемерову и обрёл просто бешеную популярность. Особенную любовь новоиспечённый кемеровский фаст-фуд снискал в центре города, где точки "Подорожника" автоматически сопрягались с культовыми молодёжными тусовками. У драмтеатра сытные бутеры уплетали разношёрстные неформалы, которые густо оккупировали театральную площадь в конце 90-х и начале 2000-х, потом появившиеся буквально следом активные участники первого (!) бумажного форума "Бродвей" в газете "С тобой". "Подорожник" на Набережной исправно кормил представителей тусовок первого кемеровского "Снегочата" и чата "WeNet", собиравшихся в сквере Орбита. В середине нулевых их сменили местные байкеры, которые собираются там в летнюю пору и по сей день. Официально студенческим был "Подорожник" у второго корпуса КемГУ, а местная поэтическая тусовка частенько обитала у павильончика в Парке Победы…

Самый же легендарный "Подорожник", прочно вписавший себя в анналы истории города, работал в ДК "Москва". И был уже не просто ларьком, киоском, и даже не павильоном, а самым настоящим кафе, дико модным и пользовавшимся огромной популярностью у местной молодёжи от 11 и старше. Кстати, кафе (летом оно также занимало террасу Дома кино – на фото ниже – прим. ред.) сыграло роль и в появлении популярной дискотеки в ДК "Москва".

– К 97-му в здании на Демьяна Бедного нашим быстрорастущим детищам стало тесно. И мы все скопом переехали в здание Дома кино "Москва" (за исключением склада, он переехал на улицу Красноармейскую). Наш офис поселился на третьем этаже, многочисленные к тому моменту отделы радио "Европа плюс. Кемерово" заняли второй этаж, там образовался своего рода опен-офис, в фойе обосновался ККЦ (Кузбасский компьютерный центр) с большим торговым залом. На втором этаже работал буфет, который мы почти сразу модернизировали в кафе "Подорожник", чтобы и зрители, которые приходят на киносеансы (а тогда "Москва" ещё работала, как кинотеатр), могли покушать, и наши сотрудники и партнёры, – раскладывает по полочкам основательница "Подорожника". – При такой налаженной инфраструктуре, питании, наличии места и музыкально-развлекательного сегмента в нашей общей деятельности (радио), само собой напрашивалось сделать в ДК "Москва" дискотеку. И кому-то из нашей общей дружной компании эта идея пришла в голову, возможно, опять Вове, потому что это очень в его стиле, и он большой меломан, и дискотеки мы, конечно, тоже посещали… тот же клуб "Мартъ". И, кстати, когда мы ушли из "Москвы", дискотека переехала на проспект Октябрьский, мы открыли клуб "Net" (потом его помещение заняла легендарная долгожительница "Барракуда" – прим. ред.). Кафе "Подорожник" органично сосуществовало с дискотекой и вместе с ней и закрылось, как только мы съехали из "Москвы".

Большой open-air у ДК "Москва" на День молодежи-98. Баннер "Подорожника" как главного спонсора мероприятия маячит среди прочих.

К концу 90-х "Подорожник" стилистически дозрел, получил официально зарегистрированные логотип и торговую марку, сформировался как полноценная сеть с охватом ещё в два города – соседнего Новокузнецка и Новосибирска. Со своей фабрикой-кухней и линейкой собственной продукции по оригинальной рецептуре, выпущенной уже на своих мощностях, включая и знаменитый пирожок со сгущёнкой и орешками, и легендарные бутербродные булочки, которые специалисты "Подорожника" пекут чуть ли не с самых первых дней.

В 99-м представители компании впервые выходят к людям, дают свою первую в истории пресс-конференцию, а также проводят экскурсию на производстве (добрая традиция не забыта и по сей день).

А ещё ближе к концу девяностых появилась забавная рекламная песенка про "По дороге съешь подорожник, вкусный горячий бутерброд…", которая мгновенно стала народным хитом. Рекламе не подпевал разве что ленивый (да и он тоже подпевал, скорее всего, только про себя). Нетяжеловесный опус талантливого композитора и тогдашнего директора радио "Европа плюс" Андрея Масленникова оказался столь пронзительным, что и сегодня стоит лишь вспомнить первые слова, эта песенка мгновенно начинает звучать в голове. Ну, а в начале нулевых тем более… Так что, входя в новый век, Кемерово пел вовсю и радостно ел "Подорожники".

Время экспериментов и поисков

Нулевые ознаменовались для "Подорожника" новым этапом расширения линейки собственных продуктов (компания выпускает ветчину, сосиски, сыр, расширяет линейку соусов, производит первые бифштексы), началом активного долголетнего поиска блюд для более здорового меню (первой ласточкой стал салат) и экспериментами. Одним из главных оказалась своя франшиза, первая, к слову, у представителей стритфуда за Уралом. В 2001-м компания готовит предложение, а через год уже открывает первую франшизную точку в Барнауле. Но… увы, этот блин оказался тем ещё комом.

– Такой вариант работы нам было предложить достаточно легко. Просто когда мы только выходили на рынок, взяли себе за правило всё записывать в стандарты. То есть делаешь, например, бутерброд "Подорожник" – должен положить определённое количество граммов колбасы, сыра, овощей в определённом порядке, и абсолютно все процессы вместе с общими положениями у нас были так расписаны. Имея проработанные, по сути, готовые, документы, мы решили предложить их предпринимателям в других городах. И первыми откликнулись барнаульцы, эти партнёры без затруднений и в довольно короткие сроки смогли получить разрешение на размещение киосков в городе (а это всегда было очень важным моментом). В 2002-м открылся франшизный "Подорожник" в Барнауле, начало, на первых порах, весьма неплохое, было положено. Подвело наше общее дело то, что нашим партнёрам захотелось немедленной прибыли. По-хорошему, чтобы начать окупаться и выйти в плюс, им нужно было расширить сеть хотя бы до 10-15 киосков. Но они избрали иной путь, и вместо ингредиентов (колбасы, сыра и прочих), марки и производители которых были закреплены в стандартах и которые для бутербродов закупались в Барнауле (централизованного цеха ещё не было), наши новоиспечённые франчайзи покупали более дешёвые. Цена же на "Подорожники" у них оставалась прежней, как и везде. Поскольку мы контролируем работы точек и за такими вещами тогда пристально следили, факт этот быстро раскрылся. В конечном итоге договор нам пришлось расторгнуть. А после ещё и в судебном порядке побороться за собственный бренд, ибо барнаульский экс-партнёр продолжала реализовывать продукцию под маркой "Подорожник" и отказывалась снимать нашу вывеску с киоска. Все кончилось глобальной ссорой… Киоски стоят в Барнауле до сих пор, правда, сменили уже не одного владельца.

К слову, недобросовестных подражателей "Подорожника", которые копировали, в том числе, и бренд вместе с продукцией компании, было хоть отбавляй и раньше. Простая и востребованная идея воодушевила многих. И за первооткрывателями потянулись. Были, впрочем, и те, кто пошёл честным путём, использовал модель и создал на её основе нечто своё, как томский "Смайк", например. Но иначе и быть не могло, не зря же экономические эксперты ещё в середине нулевых присвоили "Подорожнику" звание законодателя стиля всего сибирского стритфуда.

Неприятность с франшизой, тем не менее, дальнейшего развития компании никак не прервала. И "Подорожник" продолжил уверенно идти вперёд, выпустил попутно свои первые брендовые лимонад и минералку, которые жители Кузбасса и Сибири тоже мгновенно распробовали. А ещё обзавёлся собственной аттестованной физико-химической лабораторией, что было делом в Сибири (да и в России, пожалуй) довольно невиданным для обычной сети быстрого питания. Своя лаборатория для проверки качества продуктов (!), вдумайтесь только. Такими и сегодня-то располагают лишь о-о-очень крупные компании и корпорации.

Северный поход, или «Подорожник» в городе на Неве

Одна из интереснейших вех в истории компании – экспансия в северную столицу. Во-первых, потому что шаг этот был крайне смелым для регионального оператора. Так далеко из Сибири до этого никто не шагал. Во-вторых, покорять не Москву, а культурную столицу, промозгло-дождливый город Петра I и Ф. М. Достоевского – планы более чем амбициозные. Особенно, если учесть, что жители города на Неве – исконные приверженцы национальной культовой шавермы, эстетически утончённые и довольно избалованные в плане фаст – и стритфудных брендов из-за рубежа. А в-третьих, в Питере с административными препонами было всё куда сложнее, нежели в Сибири. Но шёл 2004-й, тоже во многом экспериментальный год… и всё было возможно.

Владимир и Татьяна говорят, что тот, кто попадает в "Подорожник", немедленно подхватывает его вирус, заражается креативностью, начинает фонтанировать идеями и пускаться в бурную деятельность во благо компании. Тема освоения северной столицы – ровно из той же серии. Замахнуться на город Петра предложила другая семейная чета – тогда ещё технолог Ирина Гуледани и маркетолог компании Руслан Черданцев. Их в одну семью, к слову, именно "Подорожник" и свёл, и свадьбу гуляли шумно, всей компанией.

– У Ирины учился в Питере сын. Мы с Вовой просто безумно Питер любим, ибо он связан с большим количеством тёплых воспоминаний, и это, как говорят, просто НАШ город, по атмосфере, по духу. Лично меня там даже погода не раздражает, – рассказывает Татьяна. – Так что мы на общих встречах всегда прикалывались, что пора бы открываться нам и в Питере. Но, если серьёзно, финансово для нас этот рывок тогда был вряд ли возможен. Но Ирина проявила инициативу, подыскала партнёров, и поскольку Питер нас непреодолимо манил, мы решили рискнуть. Тем более что через год мы и сами планировали туда переехать, дочь Настя хотела поступать в питерский вуз, мы решили составить ей компанию и заодно приглядеть за младшим братом "Подорожника".

И в очередной раз всё у них начало складываться как бы само собой. С партнёрами выкупили часть киосков, а точнее, места под них – для "Подорожника" ларёчки с мороженым были маловаты. Из предложенных 30 взяли те, что находились в удобных местах, по дороге. Ирина и Руслан стали руководителями питерского "Подорожника", и кемеровская история с четой, которая задумала всех накормить бутербродами, будто начала повторяться.

Самый первый питерский "Подорожник" заработал на улице Боткинской недалеко от станции метро "Площадь Ленина", и в том же году была согласована установка ещё примерно десяти павильонов. К слову, они были абсолютно непохожими на сибирские. Культурная столица требовала считаться с её эстетикой.

– Киосков, вот как таковых, у нас в Питере было очень мало, один или два. Все остальное – это были в основном павильоны со входами, остеклённые, со стильным ламповым дизайном, – вспоминает Татьяна. – Вообще, мы в Питере очень разные форматы заведений пробовали – открывали полноценные кафе, работали как мобильная кофейня.

Через пару лет питерские улочки запестрели радушным зелёным листом на жёлтом фоне и пузатой надписью "Подорожник". В 2007-м кемеровские бутерброды начали узнавать, консервативные петербуржцы въехали, что называется, в тему, распробовали. В отдельных районах города, кстати, "Подорожники" побили даже самого короля мирового фастфуда McDonald"s. В 2008-м в городе на Неве работало уже 22 павильона. Дела шли, но кризисный 2009-й напрочь спутал все планы.

  • Архивное фото Константина Саломатина для журнала «РР» за 29.04.10

Бизнес, как признается Татьяна, всё-таки в Питере шёл с самого начала очень тяжело. Всеми силами старались они довести сеть до состояния рентабельности, временами даже казалось, что ещё чуть-чуть и "Подорожник" приживется, но на адекватное дальнейшее развитие денег всё-таки не хватило.

…И появился резонный вопрос: а так ли уж нужен компании Питер? И, по здравом размышлении, создатели старейшей сибирской сети снеди в дорогу решили обратить свои пристальные взоры на крепко стоящий на ногах "Подорожник" в Сибири и заняться вплотную его развитием. А в Питере в 2009-м компания работу завершила.

Помимо большой любви и бизнес-устремлений, с Питером Фоминых связывает ещё и давняя и крепкая дружба с семьёй легендарного Бориса Гребенщикова, зародившаяся тоже во многом по воле его величества случая, ну, или божественного проведения. Познакомил основателей "Подорожника" со звёздной четой дядя Владимира. Он ещё в босоногом детстве дружил с супругой Бориса Гребенщикова – Ириной, ибо жили они в одном дворе, на улице Арочной, потом учились вместе в мединституте. И во взрослой жизни отношения поддерживали. Свое 30-летие Татьяна отправилась праздновать в любимый Петербург вместе с супругом, где они случайно пересеклись с дядей Владимира, а тот, в свою очередь, возьми да и предложи: "А давайте я вас с Гребенщиковыми познакомлю! Мы с Ирой общаемся до сих пор. Хотите?" Для Владимира и Татьяны БГ тогда был глубоко почитаемым кумиром, чуть ли не божеством во плоти. Владимир увлекался его творчеством ещё со школы, а вслед за ним к музыке и стихам Великого пристрастилась и супруга. И знакомство состоялось и обернулось взаимной симпатией. Простота, интеллектуальность и одухотворенность кемеровчан запали звёздному семейству в душу. И завязались дружба и общение, которые длятся и по сей день. Затрагивался в этих беседах однажды и уже ставший для БГ риторическим вопрос о том, кто такой "Человек из Кемерова". Тайну образа Великий не открыл. Но дал понять, что одним, возможно, основным прототипом собирательного героя, стала, конечно же, жена Ирина – коренная кемеровчанка. И… про Владимира Фомина там есть, это без сомнения.

Так что основатель "Подорожника" – тоже немного легендарный "Человек из Кемерова".

К слову, добрая и искренняя дружба создателей "Подорожника" с именитыми отечественными рокерами подарила Кемерову два легендарных концерта. На 10-летний юбилей компании на площади Советов выступил сам БГ и Максим Леонидов, а буквально пару лет спустя "Подорожник" привёз легендарную "Алису" с бессменным Костей Кинчевым во главе. Концерт в поддержку нового альбома "Стать севера", который прошёл в цирке, оказался крайне неординарным событием для города, вызвал одобрение местных поклонников русского рока и, конечно, запомнился.

…О том, что случилось дальше, откуда взялись шашлыки и прочие вторые блюда и куда подевались пенные напитки из сети, почему "Подорожник" превратился в кофейню и какую ещё продукцию, кроме съестной, компания готовится выпустить в ближайшее время – читайте во второй части нашего исторического лонгрида.

В материале также были использованы фотоматериалы сайта VSE42.RU, из личных архивов Татьяны и Владимира Фоминых, компании "Подорожник", Станислава Оленева, Юлии Фурега, сотрудников редакции и unsplash.com.