Интернет-журнал

Алексей Стоянов: Вперёд в прошлое, или Возвращение музейного величия

Марина Туманова , 25 Октября 2018 1633

О делах, перспективах и новых проектах музея-заповедника "Томская Писаница" 

Любимый музей-заповедник в этом году засветился буквально со всех сторон. Впервые в истории речные экскурсии по Томи из самого центра города – пожалуйста! Самоходная Емелина печь волшебная – нате. Новые экспозиции про ремёсла и промыслы – знакомьтесь. Вертолёт с тонной мороженого на самый долгожданный летний праздник Иван Купала – запросто! Вместе c Писаницей (всем Кузбассом буквально) спасли рядового енота Масяню от незрячести, имена придумали для дюжины новорождённых зверят, а самые прыткие даже стали опекунами местных питомцев. Параллельно группа исследователей музея накатывала нам с вами новые трассы для прогулок на ездовых псах, проводила раскопки исторических артефактов, изучала вместе с коллегами из Питера петроглифы и жилища сибирских переселенцев и прочее, прочее, прочее. Список дел у музея ныне очень внушительный… А на грядущее время (но вполне обозримое) и того больше. Забегая вперёд, скажем, что в очень недалеком будущем "Томская Писаница" превратится в один из интереснейших исторических комплексов Кузбасса с деревянным городом 18 века и целым своим казачьим острогом.

О планах, от которых просто дух захватывает, мы поговорили с директором музея-заповедника Алексеем Стояновым.

Казачий острог и старинный город Сибири

Прошёл уже почти год с момента, как вы заняли пост директора музея-заповедника. На старте (и об этом шла речь в нашем первом интервью, познакомиться с которым можно здесь) было много планов по реновации "Томской Писаницы". Как обстоят дела с этими планами, чем живет музей и его коллектив сегодня? 

– Главное, над чем мы сейчас трудимся – это концепция развития музея-заповедника. Прошлая концепция (та, что действовала до сих пор – прим. ред.) была создана ещё в 2002-м. И для своего времени была довольно хороша и прогрессивна. Основатели "Томской Писаницы" и их последователи, заложили очень важный принцип – комплексность, неслучайно, полное название музея-заповедника звучит как историко-культурный и природный. И вот он-то и позволяет сегодня работать дальше и развиваться, причём в самых разных направлениях…

…И, в том числе, проводить научные экспедиции, прокладывать новые экскурсионные и туристические маршруты. 

– Да, например, совсем недавно у нас была научно-просветительская экспедиция, сходили по Томи и побывали в местах бывших острогов. Это, к слову, часть масштабного проекта "Русские Притомья", к реализации которого мы сейчас готовимся.

Наслышаны! Но давайте немного подробнее. Что это будет за проект и чем он обернётся для музея-заповедника?

– Очень масштабная работа у нас впереди… "Русские Притомья" – это архитектурно-этнографический комплекс, который позволит создать на территории музея-заповедника несколько новых крупных исторических площадок. Во-первых, мы хотим воссоздать Верхотомский острог. То есть отстроить аутентичный городок-укрепление со всеми надлежащими зданиями в натуральную величину. Разместится он на территории чуть выше площадки, где традиционно проводится праздник Ивана Купалы. В ходе экспедиции мы побывали в селе Верхотомка, где когда-то острог и располагался. На сегодня это фактически берег реки, и ни одного строения там не сохранилось. Восстанавливать городок на прежнем месте нецелесообразно, и в силу дальности расположения, и по ряду других причин (крупный архитектурно-исторический объект там и охранять будет некому). А вот построить его на "Томской Писанице" вполне уместно и логично, ведь история освоения Сибири, Кузбасса и казачья история – это, по сути, одно целое. Что нам это даст? Кроме наглядного знакомства с важной исторической вехой, возможность и новых массовых праздников, и костюмированных действ, и реконструкций и прочего. Причём для этого у нас уже всё есть – лошади, костюмы, ребята, которые интересуются историей и с удовольствием примут участие в таких мероприятиях. Есть казаки, которые с нами дружат и тоже не откажутся сделать эту историю более интересной, познавательной и наглядной. Верхотомский острог ждёт успех, это однозначно.

Этим летом вы с командой специалистов музея посетили ещё и ряд старинных сел и деревень в окрестностях "Томской Писаницы", это тоже как-то сопряжено с проектом "Русские Притомья"?

– Да… Это вторая большая часть комплекса. Она предполагает строительство въездного узла в виде деревянной стены старинного сибирского города. Разместится он в западной части музея-заповедника, на въезде с Яшкинской трассы (со стороны большой автомобильной парковки). Внутри стены можно будет расположить разные полезные помещения – конференц-залы, выставочные павильоны…В идеале – это должно быть такое подобие большого сибирского города 18 века, яркого, ярмарочного…

За стеной начинается самое интересное, ибо здесь расположатся домики сибирского села, не воссозданные, а реальные жилища, которые сохранились по сей день (вот их-то мы в ходе экспедиции и изучали). Один из этих домов, например, стоит в деревне Писаная, так называемый дом Юрманова. Его уже законсервировали, промаркировали все бревна и подготовили к перевозке на "Томскую Писаницу". В целом же, мы пока ориентируемся на пять аналогичных усадеб (есть подходящие в селениях Яшкинского района и в Топках). Также уже есть видение, чем дома наполнить. Мы планируем разместить здесь выставочные комплексы, связанные с сибирскими ремёслами – гончарным делом, кузнечным и прочими. На сегодня архитектурных комплексов такого уровня, каким предполагается "Русские Притомья", в Кузбассе нет. Если где-то в регионе у нас и есть воспроизведённые поселения – это по большей части всё же новодел, имитация аутентичных жилищ, а мы решили сделать ставку именно на то, что ещё сохранилось и что можно показать, и дать людям проникнуться настоящим духом ушедших веков. По нашим скромным подсчетам, создание вот этого всего принесет музею, например, увеличение посетителей втрое (до 300 тысяч), рабочих мест и так далее…

Между тем, и транспортировка исторических объектов, и строительство въездного узла и острога – дела весьма трудоёмкие и затратные (и это очевидно). Мы прикинули ценник, только воссоздание острога обойдётся примерно в 10 миллионов рублей… И тут мы очень кстати с проектом попали в "Стратегию развития Кемеровской области 2035", за что, конечно, большое спасибо Сергею Евгеньевичу Цивилёву. "Русские Притомья" уже обозначены как одно из приоритетных культурно-исторических направлений для дальнейшего развития. Ждём, что вот-вот у нас активная работа начнётся по проекту, и мы сможем его воплотить в жизнь.

У "Русских Притомья" есть какой-то конкретный автор? Или это коллективный труд?

– Конечно, коллективный, причем не одного поколения работников "Томской Писаницы". Возвращаясь к началу разговора, к тем основам, которые были заложены – предыдущие руководители "Томской Писаницы" оставили хороший задел на будущее, приготовили, например, проект с новым въездным узлом, и этнографы, специалисты музея на местах буквально ежегодно шли и идут к его реализации. В "Томской Писанице" всегда присутствует основательное поступательное движение. Сейчас мы просто дорабатываем то, что уже есть.

Делаете следующие шаги, ибо появились новые возможности для этого?

– Именно. Например, стало возможно по-новому посмотреть на нашу работу и ответить на вопросы (уже в контексте современности), о чём наш музей, для кого он и что мы хотим людям рассказать… Рассуждая трезво и по-честному, музей у нас всё-таки про Притомье и про людей, которые жили здесь, на этой земле. И логично рассказывать в музее именно о них, о том, чем они занимались, об их укладе и быте, культуре и верованиях. Вот это наше! И если мы говорим о развитии музея, то имеем в виду, прежде всего, его развитие с точки зрения музейной, исторической, даже где-то научной составляющей, а не рекреационной. То есть превращать "Томскую Писаницу" в парк аттракционов мы не будем. Это принципиальная позиция.

Но, тем не менее, определённый имидж у музея уже сложился…

– …И мы это прекрасно понимаем. Люди в большинстве к нам приезжают отдохнуть и погулять, а не в музей, чтобы ещё и новые знания для себя получить. Этот момент в будущем постараемся исправить. Потому что история, наша сибирская, кузбасская, она ведь по-настоящему интересная и в ней очень много того, что может реально удивить и поразить… И именно поэтому уже сегодня мы весьма избирательно подходим к приобретению модных технологичных новинок.

Есть, например, VR-очки (дополненной реальности), надеваешь их, и можно, например, из лука пострелять. Но ведь в музее есть возможность взять настоящий лук с колчаном и стрелами и стрелять с его помощью. Зачем мы будем в таком случае покупать VR? "Реальная" реальность однозначно же лучше виртуальной… Вот по таким вопросам пока нет однозначных и очевидных решений, да и смысла гнаться за новыми технологиями я не вижу.

А вот развить, например, историю с вязанием – новый наш проект "Бабушкино тепло" – вот это интересно. Во-первых, у нас есть из чего вязать овечьи варежки, шапочки, носки (кстати, самые тёплые, да ещё и лечебные) из собачьей шерсти. Бабулечки вяжут, причём с большим удовольствием. 4 ноября у нас будет презентация, большой праздник, всех приглашаем, приезжайте! У нас там заготовлен остов "Запорожца", вот его тоже будем обвязывать, бабушкино тепло – оно же для всех.

Далее в музее уже работают новые экспозиции о ремёслах и промыслах народов Сибири и Притомья. Мы построили, например, абсолютно новый комплекс – "Стан охотника", там есть шкуры соболя, ружья, настоящий топчан. Есть устройства, которыми наши сибирские охотники пользовались в разные эпохи, и, соответственно, возможность и из лука пострелять, и самому добыть искру древним способом. Всё это уже доступно.

Зима близко: в Писанице готовят сани, снегоходы и нарты

Самый актуальный вопрос грядущего снежного сезона: чем "Томская Писаница" удивит нас этой зимой?

– На зиму у нас тоже очень глобальные планы. Хотим запустить сразу три новых больших проекта. Во-первых, к новогодним праздникам в зоне "Сказка" появится новая площадка – "Спящая красавица" с деревянным лабиринтом, где ребятишки и взрослые смогут увлекательно попутешествовать. И, надеюсь, успеем построить ещё и обитель Спящей красавицы, где будет интересная фотозона. Речь в этом проекте будет идти не о западном персонаже, а о двух кузбасских принцессах – Тисульской и Кабырзинской, для новой площадки мы интегрируем местные легенды. И, с одной стороны, это будет такое развлечение для ребятишек, игра в сказку, а с другой – наглядное знакомство с кузбасскими легендами.

Очень интересный проект. Второй тоже будет связан со сказкой? 

– Да, но немного другого формата. Мы хотим замахнуться на создание снегоходной трассы от "Томской Писаницы" до санатория "Кедровый бор". Согласование необходимых документов сейчас идёт, маршрут будет зарегистрирован в соответствии с законом области о снегоходных трассах. В середине декабря уже планируем установить специальные знаки, и в течение зимы трасса у нас будет работать. И станет частью большого зимнего проекта.

В музее недавно открылась новая гостевая территория с термальным комплексом. А главным её достоинством стал чан, в котором подогревается вода и можно выйти и посидеть под открытым небом в горячей воде. Площадка называется "Сказ о молодильном яблоке и живой воде". Мы нашим гостям предлагаем совершить увлекательное, познавательное и отчасти сказочное путешествие. То есть мы забираем гостей из "Кедрового бора" по снежной дороге везем на снегоходах или санях (либо гости сами садятся за руль снегохода, такая возможность тоже будет) в "Томскую Писаницу", где начинается приключение. Сначала мы знакомим посетителей с историей банного дела на Руси (экспозиция соответствующая уже интегрирована в этот комплекс), а потом даём попробовать и испытать на себе "молодильный эффект" сибирской бани.

А дальше, как в сказке, нужно попариться трижды, потом искупаться в чане с горячей водой и после съесть молодильное яблочко (их даётся целая корзина). И потом, мы не гарантируем, конечно, но, возможно, и помолодеешь (смеёмся). То есть мы в одном предложении объединили сразу три момента: путешествие, историю и игровой, сказочный момент, в ходе которого лично знакомишься с опытом поколений и заодно ещё и отдыхаешь. Вот это один из примеров комплексного подхода.

Помнится, прошлой весной вы отправились в любопытное путешествие дорогой предков на ездовых вдоль берега Томи. И обещали, кстати, интересный новый маршрут… Не это ли третий большой проект грядущей зимы?

– Он с ним связан, да. Новый маршрут в сторону Новоромановской писаницы, действительно, будет, запустим его уже в январе. Чуть короче, чем тот, который мы проходили, ибо там к финишу дойти смогли не многие (смеёмся). Нет, серьёзно… 22 километра по снегу на собаках, а значит практически пешком, ещё и постоянно ногой отталкиваясь, это для неподготовленного человека очень тяжело…О таких испытаниях мы предупреждаем заранее, и конечно, это путешествие вряд ли станет массовым.

– Вернёмся всё-таки к третьему проекту? Каков он?

– Школа каюров! А в феврале мы ещё планируем провести и фестиваль каюров на "Томской Писанице". Сегодня уже работаем со специалистами (города и области), которые в ездовом спорте понимают больше и лучше. Для нас это всё-таки сфера новая, мы ребята молодые, начинающие. Только-только привели в порядок и соответствие необходимым стандартам наш питомник и питомцев, приняли кинолога. И сразу решили замахнуться на большее.

Возможность завести собаку, а тем более ездовую, есть не у всех, а пообщаться с лохматыми всё-таки хочется. И мы такую возможность даем. То есть можно компанией заехать на "Томскую Писаницу" на выходных, разместиться в юртах, посидеть в чане под открытым небом, в бане попариться и в течение двух дней пройти обучение в школе каюра. Сначала получить теоретические знания, а потом закрепить их на практике. И всё это происходит в тесном взаимодействии с собакой, конечно, и с возможностью самостоятельно покататься на упряжках.

Выпускники школы каюра в течение зимы также могут приезжать в "Томскую Писаницу", брать упряжку на определённых условиях, дополнительно тренироваться. А в феврале, если будет такое желание, смогут также принять участие в нашем фестивале, и, возможно, даже победить или заработать ценный приз… Тренировки на упряжках как раз и будут проходить на новой трассе вдоль Томи.

Исконные обитатели Притомья и помощники-усыновители

Раз уж мы так плавно перешли к зверям, давайте, поговорим о будущем мини-зоопарка.

– Ну как мини (смеётся)… Определение какое-то странное, особенно с учетом весеннего бума рождаемости у наших питомцев.

Расширяться не планируете?

– Расширяться точно нет, мощности музея-заповедника на это просто не рассчитаны. И потому как музей ещё и природный, мы должны не количеством брать, а разнообразием, знакомить с теми животными, которые обитают в Притомье.

Например, у нас абсолютно нет белок, хотя это коренные жители сибирских лесов, и было бы здорово поселить их у нас. Сейчас мы решаем вопрос по совам (ведь именно сова – главный символ "Томской Писаницы"), которых у нас не было. Недавно, правда, приютили одну раненую совушку из Юрги, реабилитируем вот. И уже ведём переговоры с КемГУ (с клиническим центром сохранения биоразнообразия), чтобы взять у них пару-тройку сов, там есть совершенно потрясающие птицы. Очень хотим хотя бы парочку лосей завести, ибо именно это копытное наиболее характерно для кузбасской тайги, наш основной сохатый.

Хватает работы и по хозчасти, надо, например, вольеры и прочие помещения модернизировать, обустроить хорошую мойку. Так что развивать зоопарк мы однозначно продолжим.

Расскажите про новую акцию "Усынови питомца"…

– На самом деле, она в музее уже была, просто её особо не пиарили. За основу мы взяли опыт работы московского зоопарка, где действует чёткая продуманная система. В зависимости от количества спонсорских средств, которые вносит усыновитель, он получает какие-то возможности дополнительные, право бесплатного входа, например. Если ты крупный жертвователь, получаешь возможность корпоративы проводить или групповые экскурсии. Самостоятельно финансово развиваться нам непросто, так что мы привлекаем партнёров, друзей и от посильной помощи не отказываемся.

Энергетики, например, в этом году нам помогли построить новые вольеры для маламутов. И теперь питомник смотрится красивее и опрятнее, как это и должно быть сегодня в нормальном современном зоопарке. "Кузнецкий Альянс" нам помогает ухаживать за деревянными изделиями, которых на территории музея очень много. Используем разные специальные пропитки, краски и прочее. Для нас это очень хорошая и серьёзная поддержка. Средства, которые высвобождаются за счёт такой помощи, мы можем направить уже на решение других текущих проблем.

Плюс "Усынови питомца" – это же ведь ещё и очень трогательный момент. Например, вам чрезвычайно нравятся пятнистые олени. Усыновляете нашего Бэмби, приходите к нему, фотографируетесь, кормите… И ведь он ест морковку из рук не так как у других, потому что животные чувствуют, когда к ним относятся по-особому.

Вообще, ощущение сопричастности к жизни музея-заповедника – очень важный момент. Для нас "Томская Писаница" – не просто работа, мы здесь проводим большую часть времени, а по сути, большую часть жизни, это любимое дело. И чем больше будет сопричастных к нашей деятельности людей, тем для нас, конечно, будет интереснее, и тем увлечённее мы будем творить и создавать этот захватывающий мир.

Думаю, тему сопричастности весь Кузбасс в этом году ощутил, когда спасали енота Масяню. Как, кстати, наш рядовой герой себя чувствует?

– Масяня? Здорова, всё хорошо у неё. Но судя по тому, как она реагировала на всёвокруг, когда зрение вернули, лучше ей, видимо, было без него… Реакция, как в анекдоте была: "Кто здесь?" (смеёмся). Четыре слепых года, он такая спокойная ходила, ласковая, а потом как посмотрела, что вокруг волки, медведи и рыси – стала огрызаться, фырчать, шипеть… Сейчас отошла уже, правда. Но первое время ей, конечно, дико было, она была краааайне удивлена…

Нет маленьких дел…

Этим летом "Томская Писаница" изрядно удивила горожан и порадовала. Вы вернули в Кемерово дальние речные путешествия на прогулочном катере, да ещё и прямо из центра города. Какова их дальнейшая судьба?

– Будем продолжать! Классный проект – покатали кемеровчан на 100-летие города и в итоге решили сделать ещё и экскурсию прямо до самой "Томской Писаницы" с заходом в музей. С удовольствием продлили бы эту тему на все лето, но, увы, Томь сегодня очень сильно обмелела, несудоходная абсолютно даже для нашего катера с минимальной осадкой. Ходить можно только по хорошей воде.

Следующей весной речные экскурсии у нас однозначно будут! И на этот раз уже с более продуманной системой бронирования мест на катере. Просто в мае были ситуации, когда люди с рюкзаками, полностью собранные и экипированные для отдыха, никуда не плыли, потому что судно уже было под завязку забито (катер рассчитан всего на 30 человек). В будущем году этот момент учтём, в плавание смогут отправиться все желающие.

В музей по реке – оригинальный способ доставки. Вопрос транспортного сообщения города и "Томской Писаницы" вообще один из самых насущных…

– Мы намерены им вплотную заняться и проработать более удобные для наших гостей способы доставки до музея. Не исключено, что вернется ныне отменённый автобус от драмтеатра с более удобным и приемлемым режимом работы. Что касается автомобильного транспорта, в этом году привели в порядок дорогу до музея-заповедника. И с прочим транспортом мы на будущий год тоже обязательно что-нибудь придумаем.

Плавно перешли к хозяйственной части. Наверняка и на территории музея в этом плане грядут перемены? 

– Планов громадьё, кое-что уже успели сделать и внедрить. Готовим проект строительства парковки. Безопасность для нас – вопрос номер один. Комфорт посетителей крайне важен, анализируем предложения по модульным тёплым уборным, которые могут работать автономно при температурах около 40 градусов мороза. Обновили площадку "Сказка", летом наши гости с ребятишками очень оценили новую игру "Чапаев" и прочие любопытные фишки. Модернизировали работу касс. У нас появились новые билеты, понятная четкая документация.

Протянули по территории оптоволокно, наладили устойчивый вай-фай, чтобы людям было удобнее с карточки рассчитываться. Сейчас начинаем решать вопрос с сотовой связью, которой по факту здесь нет вообще. Надеюсь, поставим свою вышку. И весной приступаем к обновлению входных ворот и центральной части музея.

Столько дел. Вы их как-то разом решаете, параллельно, не делите по степени глобальности: вроде сначала большие, потом маленькие…

– А в "Томской Писанице" нет маленьких дел. Они все глобальные, большие, важные и нужные. От масштабных наукоёмких проектов до создания комфорта для гостей на территории музея-заповедника. Приводить в порядок берега и русла речек надо? Надо! Парковку расширять, делать специальную пешеходную зону, чтобы, не дай бог, кого-нибудь там машина не сбила – надо? Надо! Тёплые уборные в достаточном их количестве на территории ставить надо? Надо! Удобные зоны, где можно поесть с комфортом, надо делать? Надо… То есть дел очень много, и все они претендуют на первоочередность. Вот мы и работаем. Но все наши титанические усилия, конечно, вознаграждаются вниманием посетителей. Количество-то гостей у нас растёт, вместе с его доходной частью. А это значит, что мы и дальше будем делать нормальный качественный музей…

Мы уже, например, подготовили план на будущий год. Так вот 2019-й будет ещё интереснее. Например, у нас появится фестиваль реконструкторов "300 лет тому назад", масштабный праздник "День лося", соберем всех поэтов, художников и прочих творческих личностей. В мае проведем праздник "Большой воды", где можно будет познакомиться со всем, что связано с навигацией. И конечно, мы сохраним и все те события, которые традиционно проводились в музее-заповеднике прежде. В общем, спокойной жизни я вам точно не обещаю! (смеёмся)… Готовьтесь к новым приключениям в "Томской Писанице".

Фото: Максим Киселев, архивы музея-заповедника "Томская Писаница"