Интернет-журнал

На своем месте: истории кемеровчан, кардинально изменивших профессию и жизнь

Мария Асланиди, 16 Октября 2018 809

Время – странная штука. Когда сидишь за нелюбимой работой – каждая минута кажется вечностью. С утра до обеда словно переживаешь Тёмные века: долго, ничего не помнишь и хочется кушать. С обеда до вечера время вроде бы течёт быстрее, но вот последний час перед отправлением домой – тянется, тянется, тянется… И нет уж точно никакой надежды дожить до отпуска – до него ещё сто лет, дай бог хотя бы внукам дотянуть до него.

Кажется, что ты попал в хитрую ловушку. Время становится вязким, тянется за тобой при каждом движении, не дает сделать шаг.

И всё почему-то совсем наоборот, когда садишься за любимое дело. Игнорируя все условности, время несётся, лишается плотности и вязкости, только свистит, пролетая мимо и едва касаясь участка сознания, отвечающего за связь с реальностью.

Любимое дело даёт нам ощущение свободы, полноты и важности собственной жизни. Проведя вечер за близким сердцу хобби, мы чувствуем себя живее и счастливее, готовыми противостоять ещё одному долгому нудному дню. И бесконечно счастливы те люди, для которых любимое дело стало работой.

Стремление жить счастливой, полной, свободной жизнью близко и понятно каждому. Иногда это бывает непросто. Нужно больно рвануть, дёрнуться, вырвать себя из ловушки обыденности – чтобы оказаться в неизвестности, без твёрдой почвы под ногами. Тут нужна смелость, внутренняя уверенность в выбранном пути и, конечно, поддержка близких.

Истории о стремлении к счастью и его, счастья, достижении, несомненно, вдохновляют. Особенно когда главными героями этих историй оказываются не мультимиллионеры с далёких континентов, а простые люди – наши соседи, коллеги, бывшие одноклассники. Появляется надежда, что и твой рабочий день может наполниться смыслом и счастьем.

Мы собрали несколько вдохновляющих историй кемеровчан, которые не испугались следовать за мечтой, менять свою жизнь и обрели призвание, будучи уже состоявшимся людьми.

Дмитрий Степуленко: учитель русского языка и литературы, в прошлом – горный электромеханик

Я окончил школу в 1999 году. После выпуска не знал, куда пойти учиться. На тот момент наша семья жила в Кемерове всего пару лет, и я просто не знал толком, какие в городе есть возможности. Поэтому пошёл за одноклассниками, а у них почему-то было два варианта – политех и КемТИПП. Про КемГУ речи почему-то не шло, и я о нём даже не подумал.

Мне тогда казалось, что в КемТИПП поступить сложнее, и я решил дерзнуть. Там был факультет автоматизации, все мне говорили, что он элитный, там у абитуриентов самые высокие баллы. Я неплохо сдал экзамены – и поступил.

Поступить-то поступил, но вот учиться там я не смог. Высшая математика, теоретическая механика, начертательная геометрия – всё это мне казалось сплошным кошмаром. Учеба мне совершенно не нравилась, и после двух лет мучений я её бросил. Однако время в университете не прошло напрасно: я приобрёл бесценный студенческий опыт и хороших друзей. После отчисления быстренько отнёс документы в горный техникум. Решил по стопам отца – а он всю жизнь трудился на шахте – отправиться в забой.

После КемТИППа учиться было просто. Без особого труда я окончил техникум и стал горным электромехаником. Нашёл работу на строящейся шахте на Бутовке.

Работать было интересно. Там я впервые спустился глубоко под землю – впечатления незабываемые! На строительство шахты приехали ребята из Ростова, и мне удалось познакомиться с новыми интересными людьми. Как потом узнал, на шахте у меня была "блатная" должность: я следил за сохранностью компрессорной станции, смотрел за всякими датчиками. Работа была несложная, и платили хорошо. Однако именно тогда я начал готовиться к поступлению на филологический факультет.

Эта идея у меня родилась ещё во время учебы в техникуме. Я понял, что вся эта тема с точными науками у меня никакого интереса не вызывает. И решил воплотить свою мечту. Хотя это даже не мечта, а… Я даже не знаю, как объяснить. Просто когда человек всю жизнь интересуется литературой, а занимается непонятно чем – это, в общем, ненормально. Встаёт закономерный вопрос: почему бы не совместить личные интересы с профессиональной деятельностью.

Я начал готовиться к экзаменам. Уже не помню как, но мне удалось познакомиться с университетскими преподавателями, и я ходил к ним на занятия подтягивать русский. Дома постоянно занимался, даже на работе умудрялся что-то читать-писать! В итоге в 2011 году я с неплохими баллами поступил на филологический факультет.

Выбрал я заочную форму обучения. Мог бы, конечно, поступить и на очное, но передумал. Я был уже взрослым человеком, а в 25 лет, согласитесь, на шее у родителей сидеть как-то странно. Решил оставить себе такой запасной вариант, возможность работать и посещать не все занятия. Хотя первое время я ходил на занятия со студентами-очниками, благодаря чему удалось перескочить один год: сдал экстерном все экзамены, которые на заочке на первом курсе должен был сдавать. Поэтому вместо шести лет учился пять.

Родные мое стремление поддержали. Сперва было лёгкое недоумение, но не более того. Я старался соответствовать, не обмануть их веру в меня – хорошо учился. Сейчас родители и жена видят моё отношение к работе, отношение ко мне коллег и учеников (мы живем в маленьком посёлке, здесь все друг друга знают) и радуются, что всё именно так повернулось.

Учиться было дико интересно! Даже самые сложные и слывущие скучными предметы я обожал. Думаю, мне было даже интереснее, чем многим моим молодым одногруппникам-очникам. В итоге закончил всего с одной четверкой, получил красный диплом.

Получилось, кстати, интересное совпадение. После школы я поступил в КемТИПП, а закончил в итоге КемГУ. Однако к тому времени ректор КемТИППа стал ректором КемГУ, и он-то как раз и вручал мне диплом. Как будто за оба университета сразу. Такая вот получилась кольцевая композиция, весь мой цикл обучения логически завершился.

Когда учился, думал о работе в школе. Был уверен, что пойду именно туда. Общение с преподавателями факультета укрепило это решение и вообще очень помогло в выборе жизненного пути.

Ещё на первом курсе я устроился в школу системным администратором. Через полтора года я окончил курсы теологии, получил диплом преподавателя основ православной культуры и вошёл в школу уже как учитель.

Сейчас я веду русский язык, литературу, основы православной культуры и технологию – всего 36 часов в неделю, не считая руководства шахматным клубом. Преподаю, получается, уже пять лет. В школе мне нравится, работаю с удовольствием. Конечно, всегда возникают сложности, но они преодолимы. Главное, что я чувствую себя на своем месте.

Евгения Рогова: преподаватель психологии, психолог, тренер, в прошлом – доцент кафедр теории литературы и истории зарубежных литератур

Я работаю преподавателем психологии в социально-психологическом институте КемГУ. Читаю предмет на разных факультетах – у физиков, спортсменов, филологов, психологов служебной деятельности. Кроме того, веду психологические тренинги, занятия по йоге и фитнесу, занимаюсь индивидуальным консультированием.

27 лет я преподавала на филологическом факультете литературоведческие дисциплины – зарубежную литературу и стиховедение. Кандидатскую диссертацию защищала по теории литературы и все 27 лет была сугубо теоретиком. Теория литературы – это чистая наука. Чем дальше в знак – тем чище результат. И меня очень интересовали знаковая система, ритм, структура, категория целостности… Но когда ты 27 лет занимаешься только теорией – ты отрываешься от реальности. Жизненный опыт и возрастной кризис заставляют человека приблизиться к живым людям. И вот этот разрыв между предметом научных интересов и потребностью личности привёл к необходимости изменить направление.

Я поступила в магистратуру по направлению "Психология индивидуального консультирования". Психологом я хотела быть с самого детства. Помню, мы с подругой в 8 классе очень заинтересовались книгами Владимира Леви – классика популярной психологии. Начали заниматься аутогенной тренировкой – методикой саморегуляции, которая помогает справиться со стрессом. Но когда я поступала в университет, на психологов там ещё не учили. И я выбрала филфак.

Почему филфак? В школе у нас был очень сильный педагог по литературе – юная девушка, которой ещё не коснулось педагогическое выгорание. Это была эмоциональная, яркая личность. Как вы понимаете, на фоне остальной школы, тогда ещё советской, она выделялась и всех нас заразила своим предметом. И под влиянием обаятельного педагога я и поступила на филологический факультет.

Удостоверение инструктора по фитнесу я получила сразу после окончания филологического факультета. Устроилась ассистентом на кафедру и параллельно вела тренировки. Йогой и фитнесом я также интересовалась с подросткового возраста. Мне очень важно двигаться, получать удовольствие от движения. Свои новые познания в психологии я применяю на тренировках. Сегодня я преподаю не только фитнес, но и антистресс-йогу, а также провожу тренировки для пожилых и людей с проблемами здоровья. У меня есть возможность оздоровления души и тела через снятие блоков, зажимов.

К смене профессии родные отнеслись очень положительно. Сын, видя мой интерес к психологии, зная, какие книжки я в свободное время читаю, поддержал, сказал, что это точно моя дорожка. Среди друзей тоже многие сменили сферу деятельности, и их примеры меня воодушевляли.

Учиться было сложно, но, преодолевая эти сложности, чувствуешь огромную силу. Каждый день была огромная нагрузка, бывало, не появлялась дома по 12 часов, ведь я работала и училась очно. В начале такого дня задаешься вопросом: "А выдержу ли я?" И каждый вечер чувствуешь удовлетворение – я выдержала, я сильная! Это даёт мне повод для гордости.

Осваивать совершенно новый научный подход, особенно когда ты так долго занимался совсем другой наукой, тоже непросто. Но резкая и глубокая погружённость в предмет сыграла свою роль, способствовала быстрому становлению профессионала.

Отношения с одногруппниками складывались хорошо. В группе были и недавние выпускники-бакалавры, и уже взрослые состоявшиеся люди. Происходили обычные для формирования группы процессы, определялись лидеры. Мы замечательно друг друга дополняли. Как ни странно, работать в группе, учиться в группе я научилась только в магистратуре. И научили меня совсем молодые люди. Уметь делиться, совместно готовиться, даже списывать – это ценный опыт, и я за него благодарна своим одногруппникам.

Преподаватели относились ко мне как к обычному студенту. Мне кажется, когда отношения на учебе строятся без учёта твоего предшествующего опыта, – это здоровая атмосфера. Я была просто студенткой, так же готовила доклады, так же боялась и волновалась, так же списывала порой. Конечно, начинать всё с нуля, возвращаться вспять, становится опять новичком – это большой стресс, это бьёт по самолюбию. Вместе с тем, это обновляет личность, омолаживает мозг. Я бы всем посоветовала выходить из зоны комфорта. Ведь только преодолевая страх, рискуя, мы растём и развиваемся. Это и есть настоящая жизнь!

У меня как у начинающего психолога есть определённые бонусы из-за богатого жизненного опыта, общения со студентами, с коллегами. Этот опыт лёг в основу новой деятельности и даёт мне преимущества перед теми, у кого такого опыта нет. Поэтому нет сожаления о прошлом. Оно не прошло впустую, оно всегда со мной.

В каком-то смысле человек никогда не меняется. Как я с подросткового возраста интересовалась психологией и йогой – так я и сейчас этим интересуюсь. Задатки у меня всегда были, но важно ещё эти задатки осознать и пройти определённый путь, чтобы они стали профессией.

Я поняла, что человеческая психика вообще старается избегать изменений, пока, как говорится, петух не клюнет. А потом, когда всё уже произошло, ты понимаешь, что это было к лучшему. То, к чему ты внутренне уже готов, жизнь тебе даёт, и сопротивляться глупо. Нужно прислушиваться к потоку – и всё будет хорошо.

Жизнь полна приключений, они ждут нас за каждым углом. Вот такая вот должна быть свежесть взгляда на жизнь и на профессию.

Елена: медицинский лаборант, в прошлом – домохозяйка

Я с детства мечтала быть врачом, но жизнь сложилась иначе. К 30 годам у меня было уже двое детей, муж, но никакого образования я ещё не получила. Почему-то вспомнилась моя детская мечта – и я решила пойти учиться.

Учиться на врача было уже поздно. Всё-таки у меня дети, нужно уделять им время, а становление медика – очень долгий процесс, и необходимо всего себя посвятить учёбе. Поэтому я выбрала колледж.

Учиться было очень интересно, прямо вот в кайф! Было большое воодушевление, дисциплины осваивала легко. С одногруппниками сложились хорошие отношения. Хотя они намного моложе, мы прекрасно общались, нашлись общие интересы.

Пока я училась, в жизни произошли изменения: я развелась с мужем и осталась она с детьми. Конечно, было сложновато, но я решила дойти до конца. Мне очень помогала мама, а когда было свободное время – я работала. Три года без отпуска и выходных, получается, прожила.

Окончила колледж, когда мне было 33. По полученной специальности я проработала два года. Работа, как и учеба, очень нравилась. К сожалению, пришлось уйти: жизнь повернулась так, что потребовалось большее количество денег. А средний персонал в медицине, сами понимаете, получает не ахти.

Как бы то ни было, я совсем не жалею, что получила медицинское образование. Это часто выручает меня и моих близких, постоянно всех лечу. И рада, конечно, что удалось исполнить мечту.

Софья Елисеева: тату-мастер, создательница тату-мастерской «Труд», в прошлом – студентка кафедры маркшейдерского дела и геологии КузГТУ

В школе я всегда хорошо училась, хорошо сдала ЕГЭ и прошла по конкурсу на экономический факультет КемГУ и на горное дело в КузГТУ. Семья посоветовала мне выбрать политех: на шахте хорошо платят и специалисты всегда нужны, без работы точно не останусь. Тогда мне эти аргументы показались убедительными. Почему-то такой у меня был принцип: если уж работать – то зарабатывать много. И вот я отнесла документы на маркшейдерское дело.

Начала учиться – и практически сразу поняла, что это вообще не моё. У меня было 25 человек в группе – и все олимпиадники по физике и математике, все прям осознанно шли учиться сюда. А мне вузовский уровень физики тяжело было тянуть, хотя в школе я её знала на пять. Я взяла себя в руки и стала потихонечку разбираться, стала постоянно учить эту физику, везде ходила с учебником. За полтора года вытянула её с тройки на пятёрку.

И вот, я хорошо училась в престижном ВУЗе, получала неплохую стипендию, нам обещали, что на старших курсах мы будем в столицы ездить на практику и привозить по 200-300 тысяч. Шла к успеху. Это всё мотивировало, я старалась учиться, хотя и было тяжело.

Однако летом после 4 курса я всерьёз увлеклась рисованием. Начала со всякой абстракции, графики – что-то такое, в общем, непонятное. Оказалось, что получается неплохо и – самое главное – мне нравится! Я тогда не думала, может ли это пригодиться в жизни – просто рисовала для удовольствия.

Однажды представился случай попробовать себя в качестве иллюстратора. Знакомая занялась изготовлением галстуков-бабочек, а я стала их разрисовывать. Тонкой-тонкой кисточкой я делала на бабочках репродукции известных картин. Это была очень мелкая и кропотливая работа, и сразу становились видны все мои недостатки как художника. Я очень увлеклась, старалась совершенствоваться. В ходе работы я вдруг поняла, что хочу организовать собственное дело. Только вот какое?

Я стала потихоньку думать, искать идеи, ковыряться в себе. И вот однажды утром проснулась с мыслью, что хочу бить татухи. Всё, просто какое-то озарение. Сейчас многие хотят стать татуировщиками, не умея даже толком рисовать. Я понимала, что для достижения цели мне нужно выходить на новый уровень мастерства. К счастью, меня окружали люди, которые разбирались в искусстве, и они меня направляли, подсказывали, где слабые места.

Следующие полгода жила в бешеном ритме: училась, рисовала, работала официанткой и копила на оборудование. К новогодним каникулам я наконец собрала полный набор – машинка, все насадки, краска – и могла приступать к работе. Было очень страшно начинать. Поэтому первую татуировку я набила самой себе. После этого страх прошел, я стала работать с клиентами. И постоянно рисовала-рисовала-рисовала. К концу каникул я уже неплохо зарабатывала и ушла из ресторана.

Но тут началась учеба. Каждый день передо мной лежала огромная папка с домашкой и точно такая же папка с эскизами, которые надо доделать, переделать или просто начать. И так каждый день. К тому времени я уже хорошо училась, но от татуировок был огромный эмоциональный подъём, я чувствовала счастье. Пришло время расставлять приоритеты. Учиться, работать и рисовать было очень тяжело, напряжение копилось – и однажды утром я просто не пошла на учебу. Заболела, лежала два дня. Тогда я поняла, что хватит уже себя насиловать, надо что-то решать.

Я представила свою работу на шахте. Это жёсткий график, ранний подъем, рутина. Жёсткий режим – это для меня очень сложно, потому что сильно ограничивает свободу. Кроме того, я была бы привязана к городу, в котором находится предприятие, к этому я тоже была не готова. А от татуировок я получала кайф, мне очень нравилось. Я поняла, что готова за это бороться, готова чуть ли не зубами вцепиться в это дело. В общем, выбор сделала.

Я ушла в академ. За этот год выпустила коллекцию одежды, у меня появились постоянные клиенты, постоянный доход, открылась студия. Стало понятно, что я на своем месте, что меня просто прёт от этого. Когда академ подходил к концу, родные настаивали на возвращении к учебе, ругали, что я ушла из ВУЗа. В итоге я восстановилась, но тут же отчислилась по собственному желанию.

Вот, в общем-то, и всё. Я просто стала дальше бить татухи и уже три года этим занимаюсь. Про политех очень быстро забыла, и отсутствие образования меня сегодня совсем не смущает. Думаю, когда я добьюсь чего-то большего, выйду на новый уровень развития – смогу инвестировать своё время в образование. Например, мне было бы интересно отучиться на дизайнера одежды или интерьера, а ещё – получить художественное образование.

Родные на смену профессии отреагировали спокойно. Они видят, что у меня получается, что глаза горят и я ни в чем не нуждаюсь, на шее ни у кого не сижу. Мама даже сама стала "забиваться", я ей сделала три татуировки. И бабушка просила, но её мы отговорили (смеётся). Конечно, моя новая профессия идёт вразрез с интересами семьи, ведь все ждали, что я стану большим человеком. Однако они никогда не бывают против, они ведь моя семья и признают, что я могу сама распоряжаться своей жизнью.

О потраченном на университет времени не жалею. Я очень многое за это время осознала, расставила приоритеты. Эти годы дали мне большую базу знакомых, много полезных связей. Когда я занялась татуировкой – всё это очень помогло в привлечении клиентов.

Почти все мои бывшие одногруппники сейчас работают по профессии. Хорошо, что они на своём месте и сразу выбрали верный путь. А я счастлива, что не потратила на учёбу ещё один год. Сейчас у меня есть чёткая цель, и планы на ближайшие годы уже расписаны.

Комментарий психолога

Как известно, американский психолог Абрахам Маслоу выделял семь уровней потребностей. Низшие уровни – это потребности физиологические, или витальные. Чтобы жить, человеку нужно есть, пить, спать – поддерживать своё тело в здоровом состоянии. Следующий уровень – это принадлежность, любовь и признание. Нам важно быть частью группы, быть любимыми и принятыми другими людьми. Наконец, высшие потребности – эстетические, познавательные и потребность в самоактуализации – выявлении и развитии своих личностных способностей.

Теория Маслоу помогает понять, чего человеку не хватает в жизни, в том числе и в профессиональной сфере.

Например, часто человек меняет работу из-за потребностей базовых, физиологических. Изматывающий темп работы, неудобное расположение, из-за которого приходится вставать на два часа раньше, вредные условия производства – всё это приводит к чисто физическому дискомфорту, который вынуждает искать более удобное место.

Бывает, что у человека не удовлетворены потребности социальные. Например, нет перспектив роста, или сотрудника недостаточно ценят в компании, а ему нужно признание. Тогда он будет искать место, где окажется востребован и нужен.

Наверное, самая сложная для личности ситуация возникает, когда на работе не удовлетворяется потребность в самоактуализации. Зачастую профессию нам приходится выбирать слишком рано – в 15-18 лет. В этом возрасте человек ещё, как правило, не очень хорошо понимает самого себя, поэтому специальность ему навязывают со стороны. Кто-то вслед за друзьями пошел, чтобы нескучно было, кому-то родители посоветовали, кто-то ориентируется на школьные предметы, которые хорошо знает. Поработав некоторое время в этой случайно выбранной профессии, человек вдруг понимает, что это вообще не для него, он чего-то совершенно другого хочет в жизни. Человек осознает себя, открывает новые грани личности – и, следуя своей природе, уходит в совсем другую специальность.

Вопрос о том, стоит ли идти за собой или оставаться на насиженном месте, каждый для себя решает сам. Нужно расставлять приоритеты, ориентируясь на доступные ресурсы. Если из-за смены деятельности окажутся неудовлетворенными базовые потребности семьи – лучше этого, конечно, не делать. Например, если мама, которая одна растит двоих детей, вдруг всё бросит и станет художницей – это будет безответственно по отношению к тем, кто от нее зависит. А вот если есть ресурсы, на которые можно опереться, – нужно, я считаю, идти за собой. Это очень важно для внутренней гармонии, для осознанности, понимания того, кто ты есть в этом мире, в чем смысл твоей жизни.

Если нет возможности сменить нелюбимую работу – важно, чтобы у человека было что-то вдохновляющее помимо неё. Это может быть семья, хобби, вера – всё, в чём человек может реализоваться, найти отдушину.

Фото: Фотоархивы героев, Google Images