Интернет-журнал

Это мой дом: средневековые крепости с южными двориками на месте старого оврага

Марина Туманова, Лора Никитина , 11 Октября 2018 842

Первый жилой комплекс, возведённый после перестройки по авторскому проекту – три дома по улице Веры Волошиной, 4, 6 и 8.

Уютные полукруглые комнаты и светлые лоджии за неказистыми стенами из красного кирпича, легенды о нашествии полчищ крыс, мечты о комплексе в несколько домов западной нестандартной ещё для Кемерова конца 80-х архитектуры и южных цветущих двориках, подземные гаражи и пешеходные арки для жителей, глубокий овраг, плотно заросший кустарниковыми дебрями, и общерайонная свалка – всё это объединяет история трёх интересных домов по улице Веры Волошиной, 4, 6 и 8 в микрорайоне Южный.

Кемерово – город ещё совсем юный. Его никогда не посещали ни Достоевский, ни Николай II, нет в нём древних храмов и каменных крепостей. Да, это не Петербург, не Москва – жители такого молодого индустриального города не всегда могут ощутить себя частью "большого времени", почувствовать дыхание веков в собственном дворике. Мы живём словно в своей маленькой истории, будто выпав из общего потока и наблюдая за ним со стороны. 

Однако мы не всегда справедливы к этим знакомым, на сто раз исхоженным и до мельчайших деталей изученным улицам. Стоит остановиться, приглядеться получше – и былые времена заговорят с нами со стен соседнего дома, станут частью нашей частной жизни, нашей ежедневной суеты. Это не Москва и не Петербург – но в сибирской глубинке есть своя особенная и неповторимая история, частью которой мы все являемся. 

Есть такие дома, которые помнят надежды довоенных лет. Есть те, которые возводились руками немецких военнопленных. Есть те, что были задуманы Никитой Хрущёвым как временное жилье для советских граждан, да так и остались стоять – сотни и тысячи их, целые улицы. Есть типовые многоэтажки, которые поднялись стройными рядами и образовали целые спальные микрорайоны – их стены иногда красили в яркие цвета, которым, конечно, суждено было потускнеть. Есть дома, построенные в самые скудные постперестроечные годы – из последних сил, на самые скромные средства, и эта их опрятная бедность до сих пор бросается в глаза. Есть здания, всем своим видом как будто исполняющие реквием по опьяняющей и безумной свободе девяностых. Есть дома, первыми удостоенные звания "элиток". Есть те, которые построены по самым современным технологиям. 

Каждое из этих зданий помнит разные времена. И о каждом из этих зданий кто-то с любовью говорит: это мой дом. 

Собранные все вместе, эти дома и есть наш город. Город Кемерово.

Очередной материал рубрики "Это мой дом" мы решили посвятить комплексу зданий на улице Веры Волошиной, а именно трём домам с номерами 4,6 и 8 – тем самым, что грузной, багрово-кирпичной стеной сердито взирают на окрестности из-за маленького здания бывшего кинотеатра "Прогресс" (ныне культурно-досугового центра "Пионер").

Не заметить их, если хотя бы раз проезжал через эту часть Южного, просто невозможно. До того гротескный, а местами даже и жутковатый у этих зданий вид. Они контрастируют и с милыми жёлтенькими двухэтажками, что на улице Веры Волошиной стоят с самых 1950-х, и с современными кирпичными домами, которые обрамили квартал уже к концу нулевых. Да и вообще ничего похожего на этот комплекс-бастион в нашем городе вы абсолютно точно больше не встретите нигде… Что, возможно, и к лучшему.

Впрочем, если присмотреться к зданиям вблизи и чуть внимательнее, как сделали мы во время подготовки материала, в краснокаменных домах-крепостях ромбовидных форм, будто сползающих витиеватыми многоэтажными змейками с пригорка в овражек, можно ощутить и другое. Глобальный замысел автора, который явно пытался сделать дома особенными внешне и комфортными внутренне. Торцевые дворики зданий, которые выходят на улицу Волошиной, облагорожены приятными клумбами и сиренью и очень отличаются от тех, что в глубине и буквально тонут в кустарниковых дебрях и осеннем сухостое. Есть и площадки, где может порезвиться ребятня, и здесь же старенький, ещё советских лет, железный кораблик, будто выброшенный волнами времени на зелёную полянку, и весьма дремучий хоть и небольшой лесок, где местные жители гуляют со своими питомцами.

Заботливо высаженные у подъездов рябинки, пешеходные дорожки в узких арках, обнесённые бетонным бордюром зелёные газончики – ненавязчивые намёки на уют, безопасность и по-домашнему тёплую атмосферу, которые отчего-то удалось воплотить не до конца.

…Кто бы мог подумать, но эти дома на улице Веры Волошиной стали важной вехой в жилищном строительстве Кемерова, и именно этому комплексу из трёх несуразных на вид зданий город сегодня обязан большим количеством непохожих друг на друга, изящных и стильных ЖК. С занимательной историей их появления мы и познакомим вас в этом материале.

Предтеча индивидуального авторского строительства

По традиции начнем с окружения необычных домов-крепостей и собственно района, где они расположены.

Южный – один из самых возрастных районов Кемерова, и в плане перспектив строительного освоения был в приоритете у городских властей, начиная с самых 1940-х. Застройка здесь шла волнообразно. Сначала появились частные дома, строительство которых оставалось долгие годы актуальным для растущего населения города. Вторая волна была уже многоквартирной. В 1950-х Южный (тогда ещё посёлок) застраивают двух – и трёхэтажными комфортабельными (для того времени) домами.

И, как значится в исторических источниках, районная застройка предполагала не только жилье для новоприбывших специалистов, но и всю сопутствующую инфраструктуру, центральные площади и бульвары (аналогично, например, застраивали и Кировский район). Так что к началу 1960-х в границах сегодняшних улиц – Космической, Базовой, Радищева и Веры Волошиной – появился небольшой городок со своим красавцем ДК в центре, баней, магазинами, кафе, больницей и даже роддомом (одним из самых старых на левобережье Кемерова), школой (самая старая школа Южного – №63 действует и сегодня, как филиал школы №90) и симпатичным кинотеатром "Прогресс".

Следом провели и благоустройство, улицы одели в асфальт, нарядили газонами и молодыми деревцами. В 1964-м к уже ходившим в посёлок автобусам прибавился трамвай №5, ветку до улицы 10-я Линия построили практически сразу.

Третья волна приходит в микрорайон в 1970-е, как и в прочих частях города, здесь начинают возводить типовые панельные сначала пяти-, а потом и девятиэтажные дома, и строят их вплоть до конца 80-х. В частности, застраивается улица Радищева и частично – Космическая.

Панельные девятиэтажки, 
типичные наследники жилищного строительства 80-х и 90-х. 

А дальше Южный впадает в период довольно продолжительной строительной заморозки…

Строится кирпичная типовая девятиэтажка на улице Патриотов, 35, 
вторая половина 1980-х. 

Вид его, старожилы не дадут соврать, от улицы Радищева вдоль нового бульвара Патриотов – а это сплошные поля, где шумят берёзы и разнотравье до самого горизонта и частника Плодопитомника – не меняется в течение почти 20 лет. В те поля местные жители ходят на пикники с ребятишками аж до самой середины 1990-х. И в далеком 1975-м жители ещё и близко не представляют, что это место с живописной природой превратится в современный комплекс с высотками, цифровой школой и садиком-замком.

Жители Южного на пикнике в полях за улицей Радищева, конец 1970-х.

Ну а пока старый кирпичный Южный заканчивается строго по улице Веры Волошиной, где в районе Базовой (сразу за кинотеатром "Прогресс") раскинулся огромный лог, напрочь заросший кустарником, куда местные складируют бытовой мусор. И обитатели жёлтеньких двухэтажек абсолютно не ожидают, что вот-вот станут соседями жутковатого средневекового бастиона необычных геометрических форм.

Ещё одна строительная волна худо-бедно накрыла Южный в конце 80-х – начале 90-х, на годы превратив самый экологически чистый район в территорию тяжеловесных кирпичных долгостроев.

1. Строительство деревянной церкви на будущей улице Юрия Двужильного (а пока бескрайних полях с долгостроями) 1996 год.
2. Вид с бульвара Патриотов в сторону будущей улицы Юрия Двужильного, начало 2000-х.

А самое бурное строительство здесь развернулось уже в нулевые и десятые. Новый Южный возвели буквально за десятилетие, расширив жилые территории в разы. Район буквально шагнул во все стороны, заиграл архитектурным многообразием, башенками, витражами, стройными светлыми многоэтажными элитками, длинными витиеватыми домами, разнообразием форм и пластикой зданий. И продолжает активно застраиваться футуристичными жилыми комплексами (особенно в сравнении со скромностью архитектуры 50-х и однотипностью 60-80-х) и сегодня. Облик Южного сегодня изменился до неузнаваемости. А предтечей необычных форм именно в комплексной застройке по индивидуальным авторским проектам стали наши сегодняшние герои – три дома на улице Веры Волошиной.

Свет на занимательную историю появления на месте оврага трех домов-близнецов пролил наш эксперт, Олег Ражев, главный архитектор ХК "СДС", советник российской академии архитектурных и строительных наук, а в 80-90-х – главный архитектор института "Кемеровогорпроект".

– В 80-е все проекты застроек микрорайонов и индивидуальные проекты для строительства жилых и общественных зданий мы утверждали в Госстрое в Москве. Не утверждались (ибо были основными) только так называемые повторно примененные проекты, то есть типовые проекты домов – желательно из сборного железобетона. Кирпичное строительство финансировалось незначительно и разрешалось в случаях, если на то была острая строительная или архитектурная необходимость.

Панельные дома не всегда давали возможность качественно застроить, например, площади или перекрестки, вот тогда нам давали разрешение на кирпичные вставки или отдельные кирпичные дома. В массовой застройке кирпичное строительство разрешалось типовыми домами серий 85 и 86 (так называемые секционные "хрущёвки"), они есть, кстати, и на Южном на улице Двужильного, – поведал Олег Геннадьевич. – Ближе к концу восьмидесятых мы начали проектировать новые кварталы на ФПК, и Госстрой нам тогда согласовал примерно 15% кирпичных домов от общего объёма будущего строительства (остальное панельки), и тогда же Москва дала добро – впервые (!) – на строительство кирпичных домов по индивидуальным авторским проектам.

То есть нетиповых жилых зданий с квартирами улучшенной планировки, с интересными фасадами и приметной, выбивающейся из общего фона зданий, отделкой. На этой волне мы запроектировали несколько домов в разных районах города, и в том числе, жилой комплекс на улице Веры Волошиной.

…Для первого эксперимента с авторской застройкой определили тот самый огромный дремучий лог со свалкой. Засыпали, выровняли, показали будущему автору. И тот приступил к работе по созданию, как тогда казалось, строительного шедевра – который должен был стать прорывом и предтечей грядущих перемен в архитектуре жилья для кемеровчан.

  – Застройку мы поручили разрабатывать архитектору Алексею Куковякину (урожденный екатеринбуржец трудился в "Кемеровогорпроекте" в те годы и почти сразу после того, как создал проект трех домов на Волошиной, отбыл обратно на родину – прим. ред.). Всю обширную территорию он запроектировал как единый закрытый жилой комплекс с внутренним красивым таким южным двориком, подземными гаражами, благоустройством территории.

Дома должны были быть (и они такие и есть сегодня) разной этажности, квартиры в них предполагались улучшенной планировки, с круглыми и квадратными комнатами. Сами здания имели необычную архитектуру и пластику, остекление лестничных пролетов по типу витражного, качественную отделку и прочее. На бумаге всё это выглядело – ну просто "конфетка", – вспоминает наш эксперт. – В годы перестройки нам уже открылся виртуально запад, и наши специалисты, конечно, вдохновлялись современной европейской и американской архитектурой, нам тоже хотелось строить красиво, изящно и для людей. Проект Алексея Куковякина чаяния оправдал, был хорошо принят на градостроительном совете и в конце 80-х дома начали строить.

Строили для себя, строили на века

…или первый блин комом

Большая стройка на бывшем пустыре закипела буквально сразу же. Первым заложили дом на Волошиной, 8, а следом и двух его близнецов. Возводили дома три разных предприятия – "Мехзавод", РСУ–10 и МЖК (молодежный жилищный кооператив) "Аист" кемеровского домостроительного комбината (хозспособом) для своих сотрудников. Причем именно строили здания мжковцы – молодежь ДСК. Дом на улице Веры Волошиной, 4 строили в буквальном смысле для себя, то есть сверхурочно. Зарплаты за эту работу молодые специалисты не получали, но зато по завершению строительства получали в новом доме хорошие квартиры, те самые модные с необычной улучшенной планировкой. В двух других домах квартиры получали, соответственно, работники "Мехзавода" и РСУ, а также ряд площадей отводился для продажи.

Как констатирует наш архитектор-эксперт, фиаско замечательный проект талантливого екатеринбуржца потерпел именно на стадии строительства. Архитектурная мысль далеко опережала технические и строительные возможности города. Материалов, денег и рук едва хватало на то, чтобы отстроить банальную типовушку вроде хрущевки или брежневки, объёмы выдаваемых городом железобетона и кирпича жёстко лимитировались, а каких-то материалов для облицовки зданий и внутренней отделки могло попросту не быть вообще. А здесь авторский проект, который и сегодня потребовал бы недюжинных мощностей. В общем, строили три дома как умели и из чего смогли достать. Где не хватало кирпича – несли с разборов, двери – со свалки, окошки из разных мастерских, а где и сами столярничали. Строили быстро, сдавали быстро и начинали возводить следующее, и не задумывались особо, как впишутся дома в контекст района и какое впечатление будут производить они годы спустя. Вопрос своего угла и крыши над головой стоял остро.

– Да не в обиду будет сказано строителям (у нас и сегодня уровень строительных работ и технологий, увы, пока не близок к европейскому, а тогда всё обстояло еще хуже), но вместо красивейшего жилого комплекса, который должен был вырасти на улице Волошиной и стать шагом в авторской архитектуре Кемерова, получилось вот такое убожество, – констатирует Олег Геннадьевич, и подчеркивает, что ему лично, как архитектору, за эту строительную неудачу стыдно. – Но, тем не менее, эксперимент с застройкой по авторскому проекту состоялся.

И он, несмотря на неудачу, в архитектурном сообществе был принят нормально. Люди поняли, что работать в этом направлении можно. И вот с этого момента в Кемерове и начали появляться новые дома с интересной внутренней и внешней архитектурой – полукруглый дом Тахира Кулиева на Тухачевского, дом с зеленой башней Александра Климова на улице 9-го Января, дома с террасами в переулке Щегловском Анатолия Попова, дом на проспекте Октябрьском напротив издательства "Кузбасс" Равиля Замалиева и вашего покорного слуги и многие, многие другие. У кемеровских архитекторов появилась возможность реализовывать свои интересные проекты.

Внешний архитектурный блин у строителей вышел комом. Впрочем, авторам этого материала такими уж ужасными эти дома не кажутся, они, скорее, своеобразные и колоритные, наследники постперестроечной эпохи. Внутренне же средневековые форпосты удались очень даже. Необычные планировки квартир и очертания комнат кемеровчанам сразу пришлись по душе, здесь и сегодня (как и в 90-е) весьма охотно покупают квартиры.

– Мы в этот дом (на улице Веры Волошиной, 8) переехали пару месяцев назад, – рассказывает недавний обитатель дома Дмитрий. – Да, внешне, по отделке, здание, конечно, выглядит не очень, зато квартиры вполне себе удобные и уютные, да и планировка у них своеобразная. Сомневаюсь, что в городе еще где-то такие есть. У нас трёшка с большой кухней и изолированными комнатами, в спальне одна из стен полукруглая и лоджия похожей формы. Сам дом кирпичный, тёплый, добротный, стены здесь толстые, не как в некоторых новостроях, чихнул – соседи кричат "Будь здоров!" Прежние жильцы рассказывали, что эти дома возводили строители, тогдашняя советская молодёжь, энтузиасты, строили жильё для себя и для других горожан – химиков, инженеров, заводчан, и потому строили не кое-как (самим же жить потом), а качественно и на века. Ну и что, что он на крепость похож, это ведь теперь наша крепость.

Другой жилец (бывший военный) свою просторную четырёхкомнатную приобрёл ещё в 1997-м.

– Когда я приехал первый раз смотреть квартиру, то дом по факту ещё строился, – рассказывает Виктор Иванович, жилец дома по улице Волошиной, 6. – То есть часть дома, первые три подъезда, была сдана в эксплуатацию, и жильцы уже обживались, а четвёртый ещё только достраивался. Но я тогда посмотрел и сразу понял, пусть на вид дом и не очень, но квартиры здесь должны быть классные. Они же по проектам улучшенной планировки шли.

И так и вышло, я не ошибся. А после переезда здесь особенно понравилось детям (у нас сын и дочь), ибо у каждого теперь оказалось по целой своей комнате. Живу уже больше 20 лет и абсолютно точно ни на какое другое жильё этот дом не сменю. Здесь на самом деле комфортно – подъезды небольшие, на 10-12 квартир, по две на этаж. Своих соседей всех знаю, у нас всегда тихо и спокойно. Ни в плане коммуникаций, ни расположения лично у меня нареканий нет. Ну, хороший дом.

К слову, во всех домах есть и двух, и трёх – и четырёхкомнатные квартиры. Над их удобством архитекторы кумекали с особой тщательностью, чтобы сделать помещения геометрически приятными для жильцов.

– В домах на Волошиной мы учли и зонирование квартир, – поясняет Олег Ражев, – и все СНиПы, которые тогда действовали для жилого здания – определенные размеры квартир, вместительность кухонь, раздельные туалет и ванная. Инсоляция помещений (освещенность солнечным светом в течение дня – прим. ред.) там вообще идеальная, потому что дома меридианально стоят. Причем сейчас по нормам инсоляция 2 часа, а тогда была 2,5. То есть они ещё и лучше освещены. Это была первая робкая попытка в плане комфортабельности жилья сделать как за рубежом.

И вот она, если верить жильцам, вполне себе удалась… Кстати, из запроектированного воплотили и социально бытовой объект, прилагавшийся к жилому комплексу – детское кафе (молочная кухня). У дома по Волошиной, 4 слева есть небольшая пристройка, вот здесь в первые годы заведение на 48 посадочных мест и работало.

Потом помещение выкупили и переформатировали под магазин импортных строительных модных (по тем временам) материалов – "Домострой". Несколько лет спустя его сменил сервисный центр некогда популярного в Кемерове магазина бытовой техники "Мастер" по ремонту и обслуживанию этой самой техники. А сегодня помещение снова сдаётся в аренду – и вновь магазину строительных материалов.

Нашествие крыс, трещина судьбы и легенда о СССР

Несмотря на их возрастную юность, и эти дома уже обросли своими легендами и даже немного жутковатыми историями. В 90-е, например, средневековый бастион на Южном (что символично) пережил самое настоящее нашествие крыс. По одной из версий старожилов, серые твари вернулись к насиженным свалочным местам (или просто мигрировали из частника) и буквально пешком ходили через квартиры первого, а порой и второго этажей домов на Волошиной, кишмя кишели в подвалах и то и дело норовили полакомиться съестными запасами жильцов.

– Да-а-а, крыс одно время и, правда, много было, – вспоминает жилец дома на Волошиной, 4 Петр Тимофеевич (кстати, один из тех, кто сам строил дом и живёт в нём с 1994-го). – Как-то раз я пришёл с работы, уже настроился было на ужин, а меня встречает супруга, смотрит страшными глазами и шепчет, что ничего приготовить не смогла… Я говорю: "Как так? Что случилось?" А она мне, дескать, зайди на кухню и посмотри, что там у нас творится возле холодильника.

Я зашел, и вижу… сидят три крысы – одна здоровенная и две поменьше. Удивился, крыс прогнал, стал искать, откуда залезли. Под раковиной на кухне оказалась дыра, и они спокойно из подвала поднялись к нам, и по всему было видно, что уже не впервые, очень уж нагло они себя вели. Дыру мы заделали, крысам отравы по углам распихали. Потом они сами куда-то подевались, нынче, конечно, никаких крыс в наших домах нет…

Другую историю рассказал один из жильцов Волошиной, 6, заметив, что наш фотограф активно снимает красочные железные стяжки и большие трещины на доме.

– Дом треснул почти сразу после того, как его закончили и в эксплуатацию ввели, – говорит Сергей. – Начал просаживаться, грунт же здесь засыпной, и хоть все три дома и стоят на крепком ленточном фундаменте, нашему не повезло (два других, к слову, не потрескались). По стене справа пошли большие трещины, ну поначалу было жутковато. МЖК Аист (они же дом сдавали) сразу начали ремонт, бурили отверстия к фундаменту, бетон заливали дополнительно для укрепления, сразу же и стяжки поставили. И сделали на трещинах отметки специальные. Прошло уже больше двадцати лет, отметки после того ремонта не сдвинулись ни на йоту, дом укрепили хорошо тогда, прочно теперь стоит…

А была среди историй, рассказанных жильцами, и одна довольно забавная. В Москве, дескать, специалисты придумали, что с высоты птичьего полета, когда дома построят, в их расположении и форме будут явственно читаться буквы С С С, и рядом должны были достроить еще один дом в форме буквы Р. Мы, чтобы подтвердить сей факт, обратились к карте 2gis, и, действительно, нечто подобное угадывается в расположении и очертаниях трех зданий, и даже больше того, если дому по Волошиной, 10 визуально придать вертикальное положение, то и, правда, получается нечто похожее на СССР.

– Эту байку я тоже слышал, но это, конечно, неправда, – засмеялся наш эксперт Олег Ражев. Проект же проходил непосредственно через его руки. – Я точно могу сказать, что таких инструкций от Москвы мы не получали, и сами ничего подобного не планировали.

Но тем не менее, легенда живёт и даже передается младшему поколению вместе с историями о том, кто строил (к чести жителей домов на улице Волошиной они это знают): и как, и для кого, и что за времена тогда были, и как выглядел когда-то район, и про поля рассказывают и про первые высотки, и даже про страшный заросший лог, который многие годы был на месте их домов… И как-то сами собой в контексте событий и эпох, всего пережитого, вложенных стараний, чаяний и трудов, и эти кирпичные несуразные громады вдруг становятся какими-то по-человечески родными. Неудавшиеся внешне первые дети, родоначальники эры статных красавцев…

Редакция благодарит за помощь в подготовке этого материала

  • Отдел библиотечного краеведения Кемеровской областной научной библиотеки имени В. Фёдорова
Фото: Максим Федичкин, архивы редакции журнала AVOKADO, Екатерина Комарова, 2gis.ru/kemerovo, ok.ru/kemold