Интернет-журнал

ПАПА МОЖЕТ: кемеровчане рассказали о том, как они видят отцовство

Елена Гуськова, 11 Сентября 2018 689

За последние несколько лет, институт отцовства, как и многое в обществе, претерпело свои изменения. Уже не внове увидеть мужчину на детской площадке, качающего коляску или с умилительным беспокойством наблюдающего, как чадо храбро карабкается на горку. В родильном доме женщину часто сопровождает муж, которому хочется помочь любимой женщине, и не пропустить волнительный момент появления на свет своего малыша. На десяток женщин в очереди в детской поликлинике можно увидеть и пару пап или дедушек.

Мы решили разобраться, что же такое хороший отец в понимании самих мужчин, и какой они видят свою роль в семье и воспитании. Мы побеседовали с самыми разными кемеровскими папами: разных профессий и кардинально противоположных взглядов на семью и воспитание. У каждого оказалось своё виденье.

Изначально, ситуация была такой: у моей супруги не было возможности уйти в декрет, и поэтому пришлось мне это взять на себя. Но при этом я всё равно работал из дома. Конечно, большую часть ухода за ребёнком, я взял на себя. Так как это был первый ребёнок – это было страшно. Приходилось всё осваивать: от замены подгузников, до приготовления смеси и укачивания с колыбельными. Когда пришло время вводить прикорм, я готовил домашние пюре, делал свежевыжатые соки, варил каши. Просто моя супруга не умеет готовить, и в связи с этим я вынужден самостоятельно решать эти вопросы.

После года стало полегче – бабушки стали помогать поактивнее, да и я освоился в новой роли. Тут самое главное начать. Но первую неделю я, наверное, спал часа по два-три. Первые дни ты даже до конца не осознаешь, какая на тебя свалилась ответственность.

Мне повезло в том, что по специфики своей работы я в принципе терпеливый человек, меня довести и вымотать очень сложно. А ещё я фактически сам воспитывал младшего брата (разница между нами шесть лет) – для него, я, пожалуй, в большей степени отец, чем брат, поэтому к воспитанию я был готов. В период нашего детства родители занимались коммерцией, это требовало очень много времени, поэтому часть семейных обязанностей ложилась на меня. Мой брат был очень шебутной, по сравнению с моей дочерью, он ночами вообще не спал. После полугода родители порой вообще не могли проснуться от усталости. Так что у меня была хорошая школа подготовки к отцовству.

Я считаю, что ребёнку нужно с детства прививать понятие ответственности, не только за себя и свою жизнь, а, прежде всего, за близких. Это развивает другое понятие любви. Не то, когда тебя любят, а способность любить самому. Этому нужно учить и девочек, и мальчиков. И тогда они в свою очередь станут полноценными родителями в будущем.

Милана любит и машинки, и куклы, а также помогает мне готовить, ей это очень нравится. В будущем я очень хочу и сына. И прежде всего ему я буду прививать чувство ответственности. Это поспособствует ему и в профессиональном плане, и в плане семьи, чтоб она была крепкой. Хочу, чтоб его супруга была счастлива. А для дочери я хочу дать понятие сохранения семейного очага. Мне кажется, что роль женщины в семье – это клей. Мужчины, во многих вопросах более принципиальны и тверды. А женщины могут находить компромиссы, они как центр притяжения. Когда семья собирается за общим столом, она собирается вокруг женщины, членов семьи объединяет мама.

Папа – это прежде всего опора и тот человек, который способен задать правильный вектор развитию семьи. Мой вектор, по которому движется моя семья и те ценности которые я хотел бы передать дочери – это человеколюбие, ответственность и жизнерадостность, умение её жить наслаждаясь и ощущая её яркость. Это главное, а уж кем бы она не захотела стать в профессиональном плане, я её поддержу.

Конечно, уйдя в декрет и уделяя такое количество времени и сил заботе о ребёнке, я сталкивался с непониманием в обществе и с насмешками друзей, товарищей. Но всё это было до поры до времени, пока они сами не выбрали свою половинку и не женились. На сегодняшний день, роль мужчины сильно изменилась по сравнению даже с тем, что было всего полвека назад. Безусловно, женщины стали более независимы, соответственно часть каких-то обязанностей мужчины вынуждены брать на себя, это нормально.

С точки зрения профессиональной, если говорить о мужчине, как о специалисте, поход в декрет вещь, конечно не полезная для карьерного роста. А с точки зрения жизни и отношения к женщине, это способствует, прежде всего, пониманию, что домашний труд гораздо хуже, чем рабочий. Он рутинный, скурпулёзный и не даёт ярких, видимых и заметных в краткосрочной перспективе результатов. Начинаешь, ценить то, что обычно делают женщины, больше понимать своего партнёра. Это способствует укреплению брака. Так что в целом, опыт для мужчин очень полезный.

Вообще укреплению отношений способствует обмен опытом, интересами. Моя жена косметолог, но я посвящал её в свою юридическую деятельность, в чем-то она мне помогала. В то же время и я стараюсь вникать в её работу, интересоваться. Это способствует пониманию, появлению общих интересов, а кроме того здорово расширяет кругозор

Распространено мнение, что если семейной паре родить ребенка, то семья станет более крепкой. Это совершенно не так. Крепкая семья будет только если оба увлечены этим ребёнком. Я часто сталкивался с мнением, что ребёнок отцу не интересен до трёх лет. Я считаю, что это не правильно. Если брать советскую модель семьи, которая всё ещё актуальна для нас, то там отец выступает как некий отстранённый и страшный наказатель. Я же считаю, что отец должен быть ребёнку так же близок, как и мать. В конце концов, я как юрист следую законам, а как у нас написано в семейном кодексе, в статье 31, мать отец имеют равные права и обязанности. (Смеётся).

Есть разные представления о любви, и о взаимоотношениях супругов в семье. Я придерживаюсь концепции, что любовь – это прежде всего уважение и ответственность. Она должна основываться на дружбе и тогда и конфликтов не будет. Если относиться к жене, как к самому близкому другу, то и не захочется выяснять, кто в семье главный. Ну, не будешь же ты в самом деле пытаться принизить своего друга и как-то над ним довлеть? С таким отношением в семье – мир гарантирован.

В моей семье сейчас шесть человек: это я, моя жена, три дочки и сын. Старившим дочерям 10, 8 и 7 лет, а сын у нас самый младший, ему три года.

Нельзя сказать, что родительство меня изменило как-то радикально. Я сам из многодетной семьи, при этом я старший сын. У меня было две младших сестра и брат. Поэтому чувство ответственности мне было с детства знакомо, умел нянчиться с маленькими.

Но, конечно, рождение ребёнка меняет жизнь, даже и с каждым последующим в нашей жизни что-то менялось, не только с первой дочкой, но когда ты живёшь в христианском браке, рождение детей является естественной частью супружества. То есть человек женился – примерно через год появляется ребёнок – это естественный ход вещей и для православного человека не нужна особая подготовка. Когда человек правильно воспринимает брак, то нет чувства какой-то перестройки, мол, вот теперь у меня есть ребёнок. Для христианина так и должно быть.

Есть люди, которые не считают рождение детей естественным следствием брака, они считают, что сначала они женятся, потом поживут для себя, обустроят дом, построят карьеру. Но это не христианская концепция.

Пожалуй, только к себе строже становится отношение. То есть, чем старше становится ребёнок, тем пристальнее ты следишь за собой, за своими словами – ведь они впитывают всё как губка. У детей, у каждого свой характер, поэтому приходится и под них подстраиваться тоже, становишься гибче.

На мой взгляд, в нашей современной жизни стало слишком много упрощений. Мы можем прийти в театр в шортах, съесть гамбургер на ходу, вместо полноценного обеда – это обедняет нашу жизнь. Из-за этого, нечто высокое попирается, происходит деградация. Чем больше мы наполняем свою жизнь высокими идеями, не стараемся упроститься, тем больше у нас оказывается того, что можно передать своим детям. Поэтому, конечно, наша жизнь наполнена ритуалами, традициями, по большей части это христианские православные традиции. Но здесь крайне важно не уйти в другую крайность. Не создавать ритуалы ради ритуалов, они должны быть чем-то наполнены и быть понятными.

Приведу пример, который мне рассказывал один батюшка: был он в гостях одной деревне и там были похороны. Покойника вынесли, пронесли немного, поставили гроб настулья, сели вокруг, посидели. Потом встали, понесли дальше. И так несколько раз. Никак батюшка не могу понять, что за обычай такой у них странный. А потом понял: когда-то в этой деревне был священник и когда гроб из дома выносили, останавливались по дороге и служили небольшую панихиду. А теперь священника в деревне больше нет, а на стульях всё равно продолжают сидеть. Вот это и есть ритуал без всякого наполнения, и какого бы ни было смысла. Поэтому особенно важно объяснять детям смысл всего, что вы делаете.

Конечно, примером родительства для меня были и остаются мои мама и папа. Всегда я чувствовал родительскую заботу, внимание, и строгость, конечно. Но и не было ухода в фанатизм, до того, чтобы мне, скажем, мультики запрещали смотреть. Так что передо мной всегда был отличный пример того, каким родителем надо быть, как устраивать свою семью.

Я хожу с группами в походы, в ближайшее время собираюсь начать приучать своих девчонок к этой походной жизни. Потому что только вдали от городской суеты начинаешь понимать, что в этой жизни важно, а что сиюмоментно. И ещё, конечно же, для меня очень важно научить детей богобоязненности. Это фундамент воспитания.

Человек, который Бога не боится, всё будет делать правильно, только пока за ним наблюдают. Родители отвернутся – он уже безобразит, зная, что родители не увидят и не узнают. Во взрослой жизни он также совершает плохие поступки, таясь на этот раз уже от полиции. Когда человек Бога боится, он знает, что он как на ладони всегда, и не только поступками, но и мыслями. Поэтому такой человек даже мыслит хорошо, так как не хочет расстраивать Бога. Поэтому это основное, а всё остальное дело наживное.

Все запреты, я в обязательном порядке объясняю, обсуждаю с детьми досконально, зачем это нужно. Для меня важно, чтобы дети понимали, что это не мой деспотизм, а жизненная необходимость. Возможно, поэтому у нас в семье и нет острых конфликтов, потому что всё решаемо и понятно.

Кроме того, многие дела с детьми я делаю совместно – вместе делаем уборку, вместе занимаемся огородом, ходим в храм. В этих повседневных занятиях мы и общаемся, и дети чему-то учатся.

У меня трое детей. Старшему сыну, Илье сейчас 11, он пошёл в пятый класс. И двое двойняшек, Савелий и Лия, которым сейчас пять, они ходят в садик.

Есть такая хорошая фраза, что детей не надо учить, их нужно просто любить. Я сам всегда брал пример со своего отца. Поэтому я думаю, что хороший отец – это тот, кто своим примером показывает жить, работать и даже какие ошибки не нужно совершать.

Семья моих родителей была стандартной для советского времени – мама учитель, папа – инженер. Мой отец всегда был для меня авторитетом и примером. Благодаря ему я умею и люблю готовить. В браке моих родителей было так принято: кто первый приходил с работы, тот и готовил. Сейчас в моей семье всё то же самое – можно сказать я перенял эти принципы. У нас всё делается исходя из личных предпочтений. Так, например, я ненавижу мыть полы и пылесосить. А вот приготовить, помыть посуду, постирать – я никогда не против.

Нам с сестрой повезло, потому что отец не только помогал матери по хозяйству, но и проводил с нами всё свободное от работы время. Мы гуляли, вместе ходили в цирк и театр. Сейчас я то же стараюсь много времени проводить с детьми. Особенно много времени провожу с Лией, наверное, все папы обожают дочек: заплетаю ей косички, балуемся. С дочкой волей-неволей я мягче, чем с мальчиками, но воспитываю детей, в принципе, одинаково. Правда, я не учу дочь тому, чему учу сыновей – поменять кран, починить розетку. Если в какой-то момент её жизни ей понадобится такой навык, она сможет освоить это сама. Но я надеюсь, что ей это не пригодиться.

Я хочу быть для своих детей другом. Мои близнецы пока ещё довольно маленькие, а вот с Ильёй уже установились доверительные дружеские отношения. С ним мы часто что-нибудь мастерим вместе. Я объясняю ему как всё устроено, для чего нужны те или иные инструменты.

Когда он учился во втором классе, был такой момент, с одним из одноклассников у него были некоторые трения. Тогда он спрашивал совета. Я объяснял ему, что по возможности нужно всё решать с помощью переговоров, цивилизовано. Иногда бывают в жизни такие ситуации, когда драки не избежать, но до последнего нужно бить дипломатичным. Этому я и учил своего сына. Тогда всё урегулировалось мирно.

Родительство меня изменило, сделало ответственнее. Например, когда у меня родился старший сын, только тогда я стал переходить дорогу строго по переходу на зелёный свет. До этого, каюсь, как попало перебегал. Сейчас я всегда ощущаю, что сын берет с меня пример, впитывает всё, как губка, а потому просто не могу себе позволить делать неправильные вещи. Появился такой внутренний цензор.

Изменилась, конечно, и моя жизнь. Я бросил свою основную работу, чтобы больше времени проводить со своей семьёй. Я работал в сфере энергетики и строительства, на работе был семь дней в неделю, 24 часа в сутки. Разумеется, практически не видел детей. В конце концов, я буквально загнал себя и попал в больницу с сердцем. Как только вышел – сразу написал заявление. Теперь я превратил хобби в работу и сам организовываю свой график, в котором теперь всегда есть место для детей.

Нельзя сказать, что у нас в семье полное равенство. С советских времён всё ещё не изжила себя система, при которой мужчина, считал себя добытчиком. То есть принёс мамонта и можно лечь на диван смотреть футбол, а жена готовит, кормит мужа и детей. В чём-то я и сам такой. Мне нужно, чтобы дома всегда был порядок, была еда, чистые рубашки и наглаженные воротнички. Другой момент, что когда я возвращаюсь с работы раньше, я не ложусь на диван, и не жду, когда всё это само собой будет сделано, я это делаю сам.

Сам, я признаюсь, я не готов полностью разделить традиционно женские обязанности с женой. Например, я не согласился бы пойти в декрет. Прежде всего, я не готов к этому морально – общество у нас ещё не настолько раскрепощено, чтобы принять это нормально. И вообще, это, конечно, очень тяжело на протяжении долгого времени быть социально изолированным, и заниматься рутинным домашним трудом.

Семья у нас совершенно обычная, за исключением того, что обычно посты в инстаграм выкладывают мамы, а не папы. У меня двое детей, сыну Фёдору 13, дочке Глафире 4 года. Мне просто нравится делиться тем, что я вижу, думаю. Раньше люди вели дневники в своих тетрадях, теперь это можно делать в социальных сетях.

Возможно, через какое-то время моим детям будет интересно прочитать историю нашей жизни, записанную таким образом.Важно, чтобы в семье отец не был эдаким заменителем мамы. Это человек-друг, важно стать своим детям доверенным лицом, по-настоящему близким человеком, подсказчиком, учителем.

С сыном и дочкой отношения выстраиваются по-разному. С сыном я более жёсткий, наверное, потому, что отношение мужчины к этому миру совершенно другое. Сейчас очень многие говорят, что грядёт эпоха матриархата, женщины занимают ключевые посты, работают на руководящих должностях. В этой ситуации мальчики становятся мягче, а я очень хочу, чтоб мой сын умел стрелять из рогатки, сдирать коленки и не плакать. Cейчас это у дочери почему-то получается также хорошо. С дочкой, конечно, всё по-другому. Девочка – это совершенно иная вселенная, другое понимание мира. Хочется разорваться: быть одновременно воспитателем, наставником, другом и больше времени проводить в семье. Это не всегда, к сожалению, получается.

Сам я человек мягкий, возможно, во мне нет той мужской жилки, которую традиционно принято видеть. Я предпочитаю словесно решать все проблемы, но понимаю, что в современном мире надо быть более жестким и не бояться трудностей. Хочу, чтоб сын легко перешагивал через препятствия и не боялся совершать новое. Очень важно иметь своё мнение и не бояться его отстаивать.

Для дочери важно уметь быть женственной, уметь сглаживать углы и уметь руководить семьёй, но так, чтобы это было незаметно со стороны. Наверное, я её научить этому не смогу, для этого девочке нужна мамина мудрость. Я не знаю, как общаться с девочками, поэтому делаем то, что хочется нам обоим. Когда провожу время с дочкой, мы просто бесимся, качаемся на качелях, прыгаем через песочницу, катаемся на самокате, дурачимся, играем в какие-то игры.

С детьми в нашей семье принято общаться на равных. Редко бывает такое, чтоб хлопнуть по столу и сказать: "я родитель, будет, как я сказал!". Мне кажется, что равноправие в семье – очень важно.

Физические наказания не приемлю. С сыном могу построжиться, накричать. Дочку почти не ругаю. Она очень разумный ребёнок для своих лет и обычно понимает всё с первого слова.

Какого-то разделения обязанностей у нас в семье, как такового нет. То есть не может же быть так: вот папа отвечает у нас за дисциплину, он должен определённый список дел выполнять. Это же как-то нелепо. Родители занимаются детьми в равной степени, в зависимости от имеющегося в наличии времени.

В нашей семье, безусловно, главная мама. Она больше времени уделяет детям, больше их чему-то учит, да и просто она более мудрый, чем я человек. У женщин вообще гибкость ума лучше развита. А моя роль, наверное, помогать ей в этом, пытаться сглаживать какие-то углы, передавать детям свой опыт по-возможности.

Фото: личный архив героев материала; yandex.ru/images