Интернет-журнал

Кемеровская поэтесса и стендапер Сицуно Арисава: «Общество меня не прогнет, потому что я над ним безбожно иронизирую»

Елена Гуськова, Марина Туманова, 25 Апреля 2018 1153

Участницу стихотворных состязаний Poetry Slam Сицуно Арисаву (в миру Дашу Сильченко) неприметной никак не назовёшь – необычные грандиозные украшения из деталей радиоаппаратуры, которые она делает сама, немыслимый фантастический макияж – её образ заставляет кого-то удивиться, а кого-то даже шокирует. Мы поговорили с Сицуно о творчестве, феминизме, стандартах и рамках, в которые общество пытается загнать нас.

Несмотря на крайнюю неординарность и творческую натуру, специальность Дарья выбрала сугубо техническую – на жизнь она зарабатывает, будучи инженером по электроснабжению. Когда выбирала вуз, с самого начала решила поступить в КузГТУ, потому что математика и физика давались в школе легко. Однако это не помешало во время студенчества сразу же окунуться в творческую жизнь.

О литературе

– Ещё в школе после 9 класса мы один день в неделю проводили в учебно-производственном центре, где обучали азам какой-либо профессии. Я попала к журналистам, откуда мои работы отправили на мой первый литературный конкурс. После участия в нём я стала ходить в детскую литературную студию "Свой голос". А уже в студенчестве стала заниматься в студии "АЗ" при КемГУ, с небезызвестным в городе поэтом Александром Ибрагимовым. Надо сказать, что Александр Гумерович в творческом плане дал мне всё, буквально собрал меня с нуля. Научил работать с образами, помог обзавестись внутренним чутьём на банальщину, находить точные слова, привил уважение к свободному стиху и дал понять, что лучше никакой рифмы, чем плохая. Прозу начала писать в 13, а стихи пишу с 15 лет. На переход в поэзию повлияло увлечение японской культурой – пробовать силы я начала с танка и хокку. Частично, именно японские темы пришли из аниме, частично, повлияло отцовское увлечение Востоком. С этим я и пришла в "АЗ", где Александр Гумерович принялся делать из меня человека. И у него это получилось. Наставлял так же, как и остальных, учил работать с образом, объяснял, что хорошо в стихосложении, что не очень… У нас, у поэтов, есть три правила – точность, искренность и доброжелательность. К сожалению, студия пять лет назад закрылась. Хотели восстановить, но Александр Гумерович уже пережил два инсульта, недавно инфаркт. К счастью, сейчас с ним всё в порядке, поправляется.

О рамках

После окончания университета пришло время зарабатывать самостоятельно, но оказалось, что по-настоящему неординарной и творческой личности вписаться в рамки офисной коробки практически нереально.

– Мои отношения с начальниками не складывались – почему-то мне попадаются какие-то странные организации. Например, в последней конторе зачем-то пичкали меня мотивирующей литературой, а потом весь отдел заставили писать эссе о своей жизненной позиции. Мне же устроили разнос, дескать, у меня жизненная позиция не верная. Я точно не знаю, что им не понравилось, я даже все шуточки убрала из текста – в духе: "Все, чего я достигла – не умерла и не беременна, остальное приложится…" Так я и поняла, что в офисе работать – не моё и ушла на фриланс. Здесь работать просто: мне присылают заказ – план здания и ТУ, а я делаю проект. Заказчики находятся по всей стране, от Москвы до Иркутска.

Скажу прямо, нужно быть святым, чтобы вытерпеть мой дурацкий характер. Дело в том, что я начинаю брыкаться, когда на меня пытаются сесть верхом. Поэтому, когда меня пытаются переделать, заставить читать мотивирующую литературу или ещё как-нибудь впихнуть в какие-то рамки, то я отчаянно стремлюсь к своему комфорту. Тем же, кто будет говорить, что нужно покидать зону комфорта, я буду лупить мотивирующей литературой по голове – можно сказать, что это моя жизненная позиция.

Я не люблю, когда меня обижают. Просто есть люди, которые готовы терпеть, а есть – которые не очень. Расскажу одну ужасную историю: на одной из моих последних работ офис был без отопления, а туалет запирался на ключ, и нужно было каждый раз выпрашивать у начальника посещение уборной. И там работала одна дама, у которой были проблемы с почками, и начальник считал, что она слишком часто отлучается, и не пускал её. А когда я, устраиваясь, уточнила у этой женщины про зарплату, она говорит: "Про 20 тысяч врут, хорошо, если получишь 12", – это было ещё в 2011-12 годах. Я говорю: "Так, вот тут с вами плохо обращаются, почти не платят, нет даже обеденного перерыва, чего вы тут тогда сидите?" Она: "А куда мне ещё идти?" Я как человек, который более-менее знает, как обстоят дела на рынке труда с проектировщиками, могу сказать – куда угодно! У неё было как раз строительное производство, а это сегодня востребованная ниша. И в то время было так же, заходишь на любой сайт с вакансиями, и там процентов семьдесят предложений связаны со строительством. И вакансии примерно одинаково распределены – между электриками, водоснабжением, теплотехникой и вентиляцией. Так что куда угодно можно было. А сегодня тем более есть высокоскоростной интернет и ломаный Автокад. Что еще нужно инженеру для счастья? Сплошные плюсы. Но дама предпочитала терпеть. У меня характер совершенно другой.

Нетривиальность и нонконформизм проявлялись у Дарьи с ранних лет, ещё в школе у неё был свой взгляд на устоявшиеся понятия и клише:

– Иногда я влезала в дискуссии с учительницей русского языка и литературы. Я недолюбливаю некоторых классиков за их образ жизни. Например, Толстого Льва Николаевича за то, что он… откровенно плохой человек. Я не могу примириться с тем, как он обращался с женой. Я читала отрывки из его дневников. Была там история про то, как Лев Николаевич врача к жене не подпускал. Может быть, ему хотелось какой-то опыт мистический получить и что-то написать по этому поводу. В общем, он ходил и рассуждал на тему: "Моя жена отправляется к Богу…", вместо того, чтобы пытаться спасти супруге жизнь. Но, к счастью, врач к Софье Андреевне всё-таки пробился, и она выжила.

Вообще с женой он обращался бесчеловечно. Заставлял по 20 раз переписывать за собой, и это помимо её многочисленных обязанностей в поместье и с детьми. И жена его частенько говаривала: "Когда у меня хорошее настроение и хочется петь, муж ходит мрачный и мутный, а когда я хожу мрачная и мутная, петь хочется ему…"

О спорте

Из-за непростого характера и стремления отстаивать свои идеалы Дарье рано пришлось учиться постоять за себя:

– В школе меня доставали. Когда у человека такой характер, что его в рамки не загонишь, и этот человек ещё и очень умный, плюс ещё и отстаивает свои позиции, то его просто не могут не доставать. И морально, и физически тоже, были ситуации, доходило до драки. А потому отец отдал меня в 5 классе на тхэквондо. В итоге одноклассники даже писали на меня докладную за то, что дала им отпор.

Не помню, как долго я занималась, но в 15 я попала ещё и на историческое фехтование. Здесь занималась недолго и плавно перешла на японское фехтование – кэндо, им я увлекалась все старшие классы и первые два курса вуза. Обычно, если я чем-либо занимаюсь, то не для достижений, а ради собственного удовольствия. Как-то услышала прекрасную фразу поэтому поводу: "Каждый мертвец на Эвересте был в свое время обалденно мотивированным и целеустремленным человеком". После кэндо я до пятого курса занималась йогой, в Медикоме. Это место меня привлекло тем, что нас не накачивали никакой эзотерикой – только физическое развитие, а наставница была врачом. Так что я занималась йогой только для здоровья, и мне, кстати, занятия здорово помогли. У меня были проблемы со спиной, из-за ужасно неудобных сидений в аудитории. А в последние годы открыла для себя трайбл. Этот вид танцев мне очень подошёл: никаких каблуков, никаких микрошортиков. Можно иметь любое телосложение, а не только 12-летней девочки. Мне танец интересен ещё и в плане хэнд-мейда. Я делаю украшения, а трайбл предполагает наличие какого-то яркого, неповторимого стиля своего. Группа по трайблу быстро мою коробку с украшениями растащила. У меня как коробка переполнятся – сразу раздариваю.

О мужчинах

– Сейчас развелось много всевозможных женских тренингов и юбочных философий от всяких Торсуновых и Валяевых. В них популярно мнение, что женщина должна по микроскопическому движению ресниц мужичка определить из-за чего он загрустил и какого сорта хочет пиво. Если бы всё это мужчины говорили словами через рот, было бы намного проще. А так живёшь себе, живёшь, вроде всё нормально. Спрашиваешь, говорит – подтверждает, что всё нормально, а потом выкатывает тебе список требований, из которых ты то, это и вот то не делала, и вообще я тебя столько времени пытался переделать. Меня?!! У меня был культурный шок, сначала, ибо я даже не заметила, что меня пытались переделать. Лично мне кажется, что не надо никого переделывать.

Мне также кажется абсурдным, когда какие-то мудрые женщины говорят: "Надо воспитывать мужа". Почему я должна воспитывать взрослого человека?!! Во всяких мудроженственных текстах так прямо и пишут, что муж – это твой первенец. И когда мужа сравнивают то с дитём, то с питомцем, я говорю: "Простите, но педозоофилией у меня в роду никто не страдал". Лично я стою на позиции, что человеку нужен человек, а не послушная марионетка, питомец или бородатое дитятко.

О феминизме

– Да, я феминистка! Но это не значит, что я призываю есть христианских младенцев мужского пола. Я считаю, что человек должен иметь право выбора. Поэтому я за всяческую помощь материнству и детству, потому что это довольно ресурсозатратная вещь. Я считаю, что человек имеет право вступать в отношения с кем угодно, либо не вступать вообще, и человек имеет право на то, чтобы дом был самым безопасным местом. Но вообще я человек толерантный к чужим закидонам. У меня такое правило – делай, что хочешь, но не вреди другим. Я же дочь врачей и я знаю принцип – не навреди. И только, блин, к закату жизни, я поняла, что "не навреди" относится также и к себе. И издеваться над собой, даже во имя прекрасной мечты, худеть, например, бесконечно, абсолютно не нужно.

Характер у меня такой – брыкаться, если кто-то пытается навязывать мне свою точку зрения. А это из семьи, скорее всего. Родители меня редко наказывали, даже не били ни разу. А я была в подростковом возрасте сущим исчадьем ада, чего я только не делала. Но маминой хозяюшкой я не была никогда. Меня и сейчас от этого слова корчит. Когда я рассказала в литературной студии, что я ушла на фриланс и не работаю в офисе, мне сказали: "Так ты теперь хозяяяюшка", – это было ужасно. Нет, я ничего против домохозяек не имею. Это индивидуальный выбор каждого. Но когда говорят, что женщина работать не должна, и мужик ей должен всё нести в клювике, я говорю, что я люблю вкусно есть, красиво одеваться и не люблю на это просить.

Сейчас я живу по принципу "не делать того, что мне некомфортно", за исключением тех случаев, когда невыполнение каких-либо дел или действий приведёт к ещё большему дискомфорту. Лучше чуть подольше поработать, чем сидеть без денег, и лучше починить зубы, чем их лишиться. Тут ценности чисто субъективные, если кто-то считал приемлемым для себя тяжёлые диеты и каблуки с целью выйти замуж, и для него это большая ценность… Ну не знаю. Я говорю так: "То есть, я должна пахать, во всем себя ограничивать, ради привилегий варить борщи какому-то мужику?!!"

О стендапе

 – Сначала я начала писать остроумные тексты для странички во Вконтакте "Загадка женственности" – там я как раз с помощью пародии высмеиваю все эти псевдовозвращения к истокам и традиционным семейным отношениям. Как я это делала: брала текст, призывающий женщин к "мудрости" и "женскому предназначению", конечно, давала ссылку на оригинал и переделывала его так, чтобы он пропагандировал "свободу, равенство, котяток", но при этом был забавный и остроумный, в форме советов хозяюшкам. Например, откройте портал в другой мир и выкиньте туда весь хлам. Потом я поняла, что некоторые темы в виде текста будут не очень выразительны. Кстати, к стендапу я пришла раньше, чем к видеоблогам. Потом просто увидела объявление о фестивале "Детализация" и решила поучаствовать. Мне и так говорили, что тексты забавные и надо попробовать их в устной форме презентовать. Я подумала, что сказать мне есть много чего, а стендапы случаются у нас в городе не так часто, и так я начала вести видеоблог.

В жанре стендапа у меня есть, конечно же, и свои ориентиры. Больше всего нравится Сара Милликэн. Она тоже проходится по всем моим любимым темам, по стандартам красоты. Про полноту очень хорошо высказалась: "Если бы ты похудела на пять килограммов, я бы решил с тобой встречаться. А я бы решила с тобой встречаться только в том случае, если бы эти пять килограммов были моей головой".

Я стараюсь больше читать женской поэзии, к счастью, есть специализированные сообщества. Читаю и современное, и классику. И даже вот недавно читала произведение от первого неанонимного автора древней Месопотамии Энхедуанны – "Гимн Иннане". Это та самая суровая классика, которую писали клинописью, в сети есть переводы. Из современных поэтов русских сегодня довольно популярны Серафима Ананасова, Полина Шибеева. А ещё, не знаю, что со мной случилось, мне стала нравиться Вера Полозкова. У неё есть некоторые интересные произведения. Хотя мой наставник почему-то считал её певцом гламура. Я, конечно, не разделяю весь этот загадочный Восток и всё это просветление, но мне нравятся стихи про человека из Индии, который попал в Европу. И есть там такие слова, что в Европе все сытые и довольные, но герой не услышал ни песен, ни молитв. "Они не пойдут на базаре купить жене дюжину ярких сари, они положат деньги в банк и будут служить примером. И самому ходить в сером, и жена чтоб ходила в сером…" И заканчивается стих такими словами: "Ты страшнее демона, бледнее всякого европейца, ну ещё бы надо ж такого страху натерпеться".

К слову, я обожаю шутить с серьёзным лицом, и, кстати, из-за этого у меня и были проблемы на последней работе. Люди иногда не понимают – всерьёз я что-то говорю или шучу. Правда, всегда можно переспросить. Но сегодня все так увлечены телепатией, что забывают о голосовых связках.

О поэтических слэмах

Помимо танцев, украшений, видеоблога, ведения популярных пабликов в VK, стендапов, Сицуно известна в городе и по поэтическим слэмам.

 – Слэм – это не соревнование, не состязание, мы (поэты, чтецы – прим. ред.) выходим по одному и выдаем "в эфир" заготовленные произведения. В Кемерово площадкой служит анти-кафе "Кот да Винчи". Есть мнение, что в Кемерове поэзия умерла и никакой движухи нет. На самом деле, просто искать надо уметь. Как говорится, искусство не умрет, оно само кого хочешь убьёт. У нас, например, есть литературная студия "Белый квадрат", которую ведёт ученица Александра Ибрагимова – Агата Рыжова.

Нельзя сказать, что для этих выступлений есть какие-то актуальные темы. Мне кажется, что искусство и актуальность – это несовместимые понятия. Искусство – это, как правило, приличные темы, и оно вне времени. Конечно, когда ты певец гламура, это совсем другое дело, но что останется от этого гламура лет скажем через десять? Так что я, скорее, певец анти-гламура. На последний слэм я приходила с феминистскими стихами. Правда, это я так их называю. На самом деле, они против стандартов красоты и за свободу слова. Самые вопиющие требования общества к внешности женщины, на сегодняшний день, это каблуки! Просто ненавижу их. Меня на них поставили всего раз в жизни, на выпускной. А до этого очень долго давили родители, что с моим ростом без каблуков неприлично. Но меня ведь прогнуть невозможно. Общество пытается, но мало того, что оно не может, я над ним безбожно иронизирую. В общем, мои главные темы – каблуки и похудение.

К сожалению, отношусь к сверхчувствительным людям, и когда я читала "Миф о красоте", а там были описания некоторых пластических операций, мне было физически плохо. Например, там были описания, как жир откачивают. А недавно прочла статью о новом тренде в Южной Корее – острый подбородок. Там просто рассекают кожу и мышцы и сошлифовывают кость – мне стало плохо. Даже думать о том, что эти калечащие практики происходят сегодня, в 21 веке – страшно. Возможно, поэтому я и веду юмористические страницы, видеоблог и выступаю со стендапами – без иронии и юмора в нашем мире просто не выжить.

Справка:

  • Дарья Сильченко родилась в 1989 году в городе Кемерово.
  • Окончила Кузбасский государственный технический университет.
  • Посещала литературную студию "Творческая Мастерская "АЗ".
  • Публиковалась в журнале "После 12", в коллективных сборниках "Небо на ладонях", "Молодые поэты Кузбасса".
  • Автор книги стихов "Особый случай вечности" (2014). Её творчество характеризуется своеобразным монументальным размахом формы и необычными образами.
  • В 2015 году стихи Сицуно попали в глобальный проект-книгу "7.516 км. Мост между Майоркой и Кемерово", изданную на Майорке и созданную кузбасской художницей Татьяной Ахметгалиевой и испанским художником Альбертом Пинья. В книгу вошли стихотворения десяти сибирских и десяти испанских поэтов, иллюстрации к книге сделали Татьяна и Альберт. 
Фото: личный архив Сицуно Арисавы