Интернет-журнал

Собаки-терапевты учат особенных детей улыбаться, доверять и любить

Ирина Соловьёва, 11 Апреля 2018 695

В Кемерове осталось всего два хвостатых доктора, которые участвуют в групповых занятиях по канистерапии

Собака "безработная" имеет право выбора: "хочу – общаюсь с тобой, человек, хочу – укушу, а хочу – спать пойду". Собака-доктор такого выбора не имеет. Она должна терпеть, когда её тянут за хвост и уши, наступают на лапы и душат в объятиях. В кемеровской Службе лечебной педагогики такие собачки проводят бесплатные занятия для детей с разными диагнозами. Два обаятельнейших голден-ретривера – Яша и Умка – творят чудеса: их маленькие пациенты начинают разговаривать, ходить, улыбаться и быстро избавляются от множества страхов.

Не развлеченья ради

Многие воспринимают канистерапию как забаву, путая её с программой "Я и моя собака", главная задача которой – простое общение. Детки, у которых по каким-то причинам нет собственных домашних животных, могут прийти, погулять и покормить чужих. В общем, в лёгкой форме испытать на себе бремя собаковладельца. Такой вот друг напрокат. И собаки в этом случае задействуются воспитанные, неагрессивные, но вполне обычные, без какой-либо специальной подготовки. Да и владельцы никаких целей и сверхзадач перед собой и своими питомцами не ставят, кроме позитивного общения.

Канистерапия имеет с этой моделью лишь малое сходство и является признанным во всем мире методом лечения и реабилитации с помощью специально обученных собак. Родоначальником этого метода считается американский детский психиатр Борис Левинсон. Ещё в 60-х годах прошлого века он заметил, что присутствие собаки вызывает у ребёнка положительные эмоции и ускоряет лечение. Вернее, замечали это и раньше, а он – официально сформулировал свои наблюдения. Сегодня канистерапия активно применяется в Европе и Америке. По мнению врачей, общение с животным не только приносит радость, но и позволяет развивать в игре различные навыки и снимает нервное напряжение. Собаки помогают детям с синдромом Дауна, ДЦП, аутизмом, гиперактивностью, девиантным поведением и другими особенностями здоровья и развития. В России этот метод только набирает популярность, а в Сибири и вовсе официально начал использоваться чуть больше пяти лет назад. Первыми им заинтересовались красноярские волонтёры. В тандеме с врачом-психиатром они начали разрабатывать первые авторские методики и получать результаты. Решив оформиться официально, энтузиасты направились в ближайший центр подготовки канистерапевтов. А находился он в Барнауле на базе техникума АТКиП с кинологическим отделением (с прошлого года в их программу был официально введён курс канистерапии). В 2014 году появилось кемеровское представительство барнаульской организации МРОО "Сибирская ассоциация поддержки канистерапии". Развитием этого направления в Кузбассе занялась Ольга Ожован, учитель русского языка и литературы.

Агрессию лечат любовью

"Я входила в эту тему, можно сказать, поэтапно, – рассказывает Ольга. – Первым толчком для меня стала бытовая ситуация. Однажды мы с моим ретривером Яшей ехали в трамвае. Как вдруг одному из пассажиров стало плохо. Люди этого не заметили, а мой пёс сорвался с места, побежал к нему и начал активно облаивать. Без агрессии, а как будто привлекая всеобщее внимание. Мужчина судорожно хлопал рукой по карману, где лежали таблетки. Ему успели помочь, а мы с Яшей получили общественный выговор за то, что собака лает в транспорте без намордника… Тогда у меня внутри что-то перевернулась. Я поняла, что животные очень чутко воспринимают чужую боль и беду. А через некоторое время пришла к мысли: почему бы эту способность не задействовать в работе. На тот момент я была учителем в специальной губернаторской школе для девочек с девиантным поведением. Сюда по направлению попадали дети с острыми вспышками агрессии, стремлением к разрушению, низким уровнем социализации. В какой-то момент я решила прибегнуть к помощи своей собаки, и мы вместе с психологом начали проводить занятия с Яшиным участием, направленные на психокоррекцию. Мы разработали программу и применяли её на протяжении двух лет. По году с каждой группой. Не поверите: девочки, которые большую часть своей жизни дрались, громили всё вокруг, ругались матом, вдруг начали улыбаться, научились заботиться, стали мягче, внимательнее, а главное – добрее. Тогда я ещё больше заинтересовалась этим направлением".

Вдохновленная результатами, Ольга Ожован начала искать выходы на специалистов, которые помогли бы ей в разработке авторских программ и официальном оформлении статуса. В интернете она нашла контакты питерского центра подготовки, списалась с его руководителями и поняла, что финансово не потянет длительное обучение в северной столице. Да и в школе педагогу вряд ли бы одобрили затяжной "отпуск" даже для благородных целей. И тут на горизонте появился куда более доступный Барнаул. Ольга довольно быстро набрала группу кемеровчан-единомышленников и пригласила сюда, в область алтайских специалистов, положив тем самым начало кузбасской канистерапии.

"Лекции нам начитывали курсами, – продолжает Ольга, – мы сдавали экзамены и защищали свои работы по занятию с детьми. Сначала учились волонтёры-владельцы, а потом – их собаки. Для аттестации животных создавалась комиссия, а сам процесс записывался на видео. На сегодняшний день мы являемся официальным представительством барнаульской организации. Я – единственный в нашем городе методист-канистерапевт с правом проведения лекций и подготовки других специалистов. Подготовкой же собак-терапевтов у нас в городе занимается инструктор РКФ Людмила Гущина. В нашей организации пока нет собственного врача, поэтому мы работаем с детьми на базе реабилитационных центров и медицинских учреждений, которые располагают такими специалистами. Определённые сложности возникают со школами и детскими садами – уж больно суровы нормы СанПиНа. Но альтернативы этому всегда есть".

На этапе создания регионального представительства Сибирской ассоциации было аттестовано пять пар собак и владельцев. Но сегодня их количество стало заметно меньше. В прошлом году погибла всеми любимая лабрадор Лана. Хозяйка Юлия Печорина не смогла спасти её от укуса клеща. Когда собака заболела, Юля обратилась за помощью к тем людям, с которыми работала. Они откликнулись и оказали большую финансовую поддержку. В надежде на спасение Лану увезли в новосибирскую ветеринарную клинику. Но и там "солнечную собаку" спасти не удалось. У немецкой овчарки Виват из жизни ушел её хозяин Олег, и с собакой просто некому стало заниматься. Ротвейлер Эрна не работает в связи с уходом хозяйки в декретный отпуск. В строю остались ретриверы Умка (владелец – Ольга Коломоец) и Яша (владелец – Ольга Ожован).

Конечно, двух собак недостаточно для охвата большого количества нуждающихся в их помощи. Но, к сожалению, люди без особой активности включаются в заведомо коммерчески невыгодные инициативы. Ведь обогатиться на этом деле не получится. Это волонтёрский проект. Платными могут быть только частные занятия. Но в этом случае за всё происходящее отвечает сам владелец собаки, а не организация. Периодически Ольга Ожован объявляет о наборе групп на обучение. При этом она готова совершенно бесплатно работать с будущими методистами и волонтерами. Но полноценную команду до сих пор сформировать так и не удалось. Работа строится силами первого и пока единственного состава. Прилагать немалые усилия, чтобы нести добро без финансового вознаграждения, готовы, увы, немногие.

Стрессоустойчивый и бескорыстный проводник

А тех, кто готов, обучают основам психологии, кинологии и медицины. "Я как педагог, психолог и аттестованный методист-канистерапевт провожу лекции для всех желающих, – поясняет Ольга. – Но дипломы после прохождения обучения выдаются барнаульской ассоциацией".

Канистерапевтом может стать далеко не каждый. Это должен быть эмоционально уравновешенный, терпимый, доброжелательный и общительный человек с высочайшим уровнем стрессоустойчивости. "К такой работе не каждый готов, – дополнила Ожован. – Барнаульцы часто проводят занятия в детских онкологических центрах. У нас желающих не нашлось. Скажу честно: я и сама не смогу. С особенными-то детками работаю в шоке и стрессе, а пойти туда – выше моих сил... Поэтому изначально человек, желающий стать волонтером-канистерапевтом, должен реально оценить свои психологические возможности и честно ответить, в первую очередь, себе на множество деликатных вопросов".

Если все ответы положительные, человек приходит на обучение. На первом этапе он осваивает своего рода миникурс по общей кинологии, где изучается строение собаки, её анатомия, физиология, зоопсихология, основы дрессировки. Знания даются довольно сжато, но ёмко, чтобы владелец научился чувствовать собаку, считывать её реакции, улавливать оттенки поведения. Ведь ему сначала нужно будет подготовить животное, а потом работать с ним в тандеме и нести полную ответственность за его действия.

Второй этап – это изучение психологии человека. Работа ведется в группе, чтобы участники могли опробовать методы друг на друге. В рамках этого же курса слушатели знакомятся с особенностями заболеваний, с которыми им предстоит иметь дело, с диагнозами, показаниями и противопоказаниями. В этой связке с информацией о заболеваниях вводится курс канистерапии с её историей и методиками. Подготовка программ реабилитации и работа с непростыми детьми предполагает наличие у волонтёров и методистов довольно обширных знаний, несмотря на участие в занятиях квалифицированных психологов и врачей.

И третий этап обучения – работа над авторским проектом. Каждый из учащихся выбирает наиболее близкое ему направление и прорабатывает программу от постановки целей и задач до прогнозирования возможных результатов. А потом, как в ВУЗе, защищает эту работу. "Постепенно слушатели понимают, что платить им никто не будет, – признается Ольга. – Скорее всего, деньги тратить придется им самим, когда понадобится мягкая расческа на руку, мягкий короткий поводок, коврики, костюмы для собак и другая атрибутика. И вот тогда по вопросикам-сигнализаторам нам удается понять, для чего на самом деле пришёл тот или иной человек. И начинается отсев случайных людей, естественный, но принципиально важный для дальнейшей работы".

Ведомая собака-джойстик

Собака в канистерапии – как бы это грубо ни звучало – средство реабилитации. И поэтому от качества её подготовки напрямую зависит результат. Трудность заключается в том, что собака – это живое существо со свойственными ей от природы реакциями и инстинктами, а не предмет, который можно настроить. И даже не собака-спортсмен, которого можно вышколить, несмотря на все трудности дрессировки. У собаки-доктора многие задатки должны быть природными. Завуалировать её недоверчивость или агрессивное отношение к чужим людям даже при огромном старании хозяина будет почти невозможно, более того – опасно. Поэтому задача инструктора-дрессировщика – выполнить правильный отбор и дальнейший отсев четвероногих кандидатов. Именно поэтому к работе допускаются не щенки, а собаки после полового созревания, достигшие годовалого возраста, когда их психика и базовые реакции уже сформированы.

Породная принадлежность в данном случае не имеет никакого значения. Работать с детьми могут даже беспородные дворняги. Главное, чтобы они были здоровы, терпимы, лояльны и добродушны. Но особой популярностью в канистерапии все же пользуются ретриверы и лабрадоры, которые генетически не склонны к проявлению агрессии по отношению к человеку.

В Кемерове отбор и подготовку собак-терапевтов проводит инструктор РКФ Людмила Гущина. Она работает с животными по двум направлениям: обучает собак-канистерапевтов, работающих в прямом контакте с детками, и собак-помощников, выполняющих свои функции на дистанции. Если у инструктора есть какие-то сомнения по реакциям и неуверенность в стабильности психики, собака может быть допущена к работе, но с определенными ограничениями. Ребёнок будет смотреть на неё со стороны, водить за поводок, но не трогать руками. Очень упрощает задачу инструктора наличие у собаки рабочих дипломов по базовым дисциплинам, таким как послушание, ОКД (общий курс дрессировки) или BH (собака-компаньон).

Занятия с канистерапевтами должны проводиться не на открытых уличных площадках, а в залах или других замкнутых пространствах, оснащенных необходимой атрибутикой: фишками, гантелями, ковриками, костылями, инвалидными колясками и т.д. Сроки подготовки животного варьируются от трёх до десяти месяцев, в зависимости от наличия или отсутствия базовых знаний у собаки и того, насколько естественно для неё ожидаемое поведение.

Норматив тестирования на канистерапевта включает 11 упражнений. К примеру, собака должна ровно реагировать на встречу проводника с незнакомым человеком или группой людей, их приветствие, приятельское похлопывание и объятия. Она не должна шарахаться от случайного касания трости, костыля и колеса инвалидной коляски. Всё, что ей позволено сделать в этой ситуации, – это терпимо и нейтрально воспринять прикосновение предмета. Ей запрещается убирать корпус и тем более совершать резкие движения, которые могут спровоцировать падение ребёнка. Собаку проверяют на отношение к резким звукам: роняют за её спиной металлический поднос, громко смеются и хлопают в ладоши, открывают и закрывают зонтик.

Очень важны в канистерапии правильные навыки апортировки предмета. Это и не игра, и не совсем нормативное упражнение общего курса дрессировки. Собака должна отдать предмет не владельцу, а любому человеку, на которого он укажет. При этом не допускается проявление жадности. Собаку учат отдавать предмет аккуратно, педантично, без наскоков и прыжков, как это делают охотничьи собаки при подносе дичи. У них это называется "мягкая пасть". Иногда на занятиях дети пугаются и громко кричат. Собака при этом должна не лаять в ответ, а резко лечь, снизив тем самым уровень страха ребёнка.

Также важно, чтобы собака адекватно относилась к любому, даже дискомфортному для неё тактильному контакту: похлопыванию, подергиванию, ковырянию и болезненному сжатию. Эти реакции тоже тестируются во время обучения, когда помощник проводника сильно, но не причиняя боли, сжимает лапу животного. Собака должна терпеть, не проявляя агрессии, и не уходить от неприятного ей общения. Как выражается инструктор Людмила Гущина, правильно подготовленная собака управляется, как джойстиком. Тем более, что владелец работает с ней дистанционно, на уровне одного-трёх метров.

"Собака во всех упражнениях должна быть вежливой, терпимой, не должна лаять, испытывать агрессию или гиперактивность, – поясняет Людмила. – На занятиях мы создаём провокационные ситуации, которые могут возникнуть в работе. Учим животных ровно реагировать на все раздражители, не пугаться и не пугать".

Экзамен на звание собаки-терапевта принимается комиссией, в которую входят специалист по рабочим качествам, зооинженер, специалист по страхованию, ветеринарный врач и детский врач (невролог, педиатр или психиатр). Каждый специалист даёт свою оценку работе собаки. И если хоть один из них поставит отметку "не сдано", собака будет отправлена на переаттестацию. На испытаниях ведётся безостановочная видеозапись, которая затем передается в СРПКТ (Сообщество поддержки и развития канистерапии) вместе с копиями всех ведомостей и ветеринарных паспортов. Там же формируется реестр аттестованных канистерапевтов. И если собаки нет в этом списке, значит, она не сертифицирована.

На экзаменах к собакам предъявляются очень жёсткие требования. Если не выполняется хотя бы одно упражнение, тестирование считается не пройденным. Если у члена комиссии есть сомнение хотя бы в одном элементе, оно трактуется в пользу невыполнения. Здесь поблажек быть не может. От честности приёмной комиссии зависит жизнь и здоровье маленьких пациентов.

"Для работы с детьми собака должна проходить ежегодную переаттестацию и подтверждать свою профпригодность, – добавляет Людмила Гущина. – Иногда по разным причинам поведение собаки резко меняется. Особенно это заметно на ранней стадии беременности сук. В этот период животные не идут на контакт, сторонятся, стараются беречь себя. Дети это чувствуют, и эффективность занятий снижается. После родов собака может начать проявлять недоверчивость и даже агрессию. Если владелец замечает такие перемены до аттестации, он обязан снять собаку с работы или перевести на бесконтактную форму взаимодействия с детьми".

Солнечные псы и солнечные дети

Занятия с канистерапевтами проходят в Кемерове каждую субботу в Службе лечебной педагогики. На них приглашаются детки с любыми диагнозами, а также здоровые ребятишки, нуждающиеся в социализации или психокоррекции. Терапия проводится в группах до 5 человек, каждое занятие длится по 40-45 минут. В начале этого года Председателем Совета Кемеровской региональной общественной организации "Служба лечебной педагогики" Щегловой Ольгой был написан проект "Собака – лучший лекарь и друг", который активно поддержал благотворительный фонд "Здоровое детство", и теперь проводник получает официальную заработную плату, которую можно использовать для приобретения лакомства для собак и заправки автомобиля. Для приобретения атрибутики также нашелся спонсор среди родителей особых детей.

"Нам бы, конечно, хотелось, чтобы группы были и постоянные, и сменные, – высказала своё пожелание волонтер Ольга Коломоец. – Постоянные должны формироваться из деток со сходным диагнозом и стабильным посещением, чтобы для них можно было проработать отдельную программу с усложнением и развитием и иметь возможность пронаблюдать конкретный результат". "Когда мы идём на занятия, нам важно знать всё о каждом пациенте, – добавила Ольга Ожован. – Какое у него заболевание, какая проблема, какие страхи, показания и противопоказания. Мы предварительно должны поговорить с родителями и врачом, а в ходе цикла занятий вести собственные наблюдения с обобщением, анализом и выводами. Мы должны увидеть результат, ради которого работали. Вот только со сменными группами такую работу провести почти невозможно".

Нашему корреспонденту удалось побывать на одном из таких сеансов. Его проводили Ольга Коломоец и ретривер Умка. Занятие, как правило, начинается со знакомства собаки с детьми. Пёс проходит по кругу, и каждый ребенок должен потрогать его за любую часть тела. Неважно какую, главное – коснуться. Чаще всего дети с радостью тянутся к хвостатому доктору и искренне улыбаются. Но бывают случаи, когда волонтёру приходится бороться с серьёзными страхами. Тогда проводник разворачивает собаку и подаёт ребёнку хвостик. Ведь самое страшное для него – это пасть, а хвостик – он вполне безобиден. А когда ребенок понимает, что животное настроено добродушно, страх постепенно уходит сам собой.

Вторым по программе занятия стало упражнение "сметанка". Детям мазали сметаной ладошки, а собака шла по ряду и аккуратно слизывала её с детских ручек. Самые смелые и активные просили нанести чудо-крем на нос и щечки. Ведь те, кто пришел не первый раз, прекрасно знают, что Умка не обидит. Упражнение очень весёлое и щекотное. Детки смеются. Кто-то немножко сторонится, а кто-то сам подставляет ладошки. На занятия с собаками не первый год приходит Руслан. Ребята и волонтеры называют его по-свойски Руся. При помощи собачек он решает сразу целый ряд своих проблем. Раньше Руся очень боялся воды, и упражнение "сметанка" до сих пор даётся ему непросто. Но мальчик стал заметно смелее. Он даже может помыть руки вместе с собакой и пальчиком потрогать водичку в миске, чтобы проверить, можно ли её пить. Благодаря общению с собаками Руслан научился давать команды и направленно бросать предмет. Не всё получается на сто процентов, но мальчик очень старается.

После того, как сметана слизана, дети по очереди берут Умку за поводок и начинают прогулку. В обычной жизни они экономят усилия на трудное для них передвижение, но здесь с радостью встают через сложности и боль, чтобы прогулять своего четвероногого доктора. Собака движется аккуратно, периодически оглядываясь и избегая любого натяжения поводка. Иногда волонтеры выстраивают для прогулки целые лабиринты и маршруты из фишек и кеглей. В этот момент дети, как правило, стараются давать собаке команды, разговаривать с ней, эмоционально контактировать. Поэтому параллельно решаются логопедические проблемы. Дети, которые отказывались разговаривать, через несколько занятий начинали это делать, чтобы обратиться к новому другу, дать команду или похвалить его.

"Иногда среди ребятишек встречаются маломобильные, – рассказала Ольга Ожован. – Мы работали с девочкой, которая была практически обездвижена. Мама приносила её на руках. У неё было плохо с ножками. Но девочке очень нравилось лежать с Яшей. Они общались, обнимались. И казались очень счастливыми".

Очень полезны такие занятия для детей с аутизмом. Они выходят на контакт с животным, "залипают" на собаку, как выразилась Коломоец, становятся общительнее, эмоционально раскрепощеннее. "Только вот менять доктора в этом случае чревато, – уточнила волонтер. – Я один раз поменяла собаку – и ребёнок отказался с ней работать. Для таких деток важен даже цвет животного".

Дети кидают собаке специальный апортировочный предмет со вкусностями внутри, красят когти безопасными пищевыми красками, расчесывают и наряжают её. У каждого упражнения – своя задача: решить проблему с моторикой, речью, движением, фобией и т.д. На занятии нет ни одного случайного или бесполезного действия. Родители видят результат и выражают благодарность волонтёрам.

"Мы посещаем почти каждое занятие, – сообщила одна из присутствующих мам. – Мой сын с нетерпением ждёт этой встречи, хотя знает все программы почти наизусть. Сам усложняет задачу собаке. Не отдает кусочек просто так, обязательно с какой-то дополнительной командой. Собака слушается. Сын доволен. А я счастлива, что он начал лучше концентрироваться, пропала рассеянность, неусидчивость, он стал более выдержанным. Его поведение очень сильно изменилось".

А вот собакам на таких занятиях приходится несладко. "Это со стороны кажется, что всё очень просто и весело, – признаётся хозяйка Умки Ольга Коломоец. – На самом же деле собака после второго занятия уползает из кабинета. Она рвётся домой и сидит у машины в ожидании, когда же откроется дверь и она сможет спокойно поспать. После занятий Умка даже гулять не хочет. Настолько это для неё серьёзное моральное испытание". Эти слова подтвердили Ольга Ожован и Людмила Гущина. "После перерыва между занятиями я вижу, насколько Яша напитался эмоциями, – поделилась Ольга. – Он выкладывается на первом занятии, а на втором уже начинает ёрзать. У Юли Лана реагировала на эмоциональное напряжение расстройством желудка. У Олега пёс долго спал мёртвым сном. Собаки очень изматываются". "Они выходят из кабинета такие уставшие, будто на них уголь мешками возили", – добавила Людмила.

Но несмотря на все трудности, усталость, недостаток средств и людей, волонтёры самоотверженно делают свое благое дело. А собаки? Собакам всё равно, здоров ребёнок или болен. Им не важно, что о них подумают окружающие. Они искренне любят, ничего не просят взамен и, к нашему стыду, умеют устанавливать такой контакт, который не под силу установить нам, людям. Солнечные псы и солнечные дети находят общий язык и умеют ценить эту безусловную и бескорыстную дружбу. А любовь без условий – она имеет уникальную способность лечить. Чудом. Без лекарств. Без денег. Светом, идущим изнутри бескорыстных ангелов по имени собака.

Чтобы записаться на занятие по канистерапии, достаточно позвонить по телефону Службы лечебной педагогики: 8-951-169‑6757.

Фото: Ирина Соловьёва