Интернет-журнал

Гроздья гнева. Несколько тысяч кемеровчан вышли на несанкционированный митинг, требуя правды и справедливости.

Елена Гуськова, 27 Марта 2018 10788

В не по-весеннему холодный, хмурый день город наполнился тревогой, скорбью и полицией. Информация о том, что 27 марта жители города намерены пойти к властям, чтобы стребовать у них ответ на волнующие людей вопросы, появилась в социальных сетях накануне вечером. И хотя форменные куртки полиции виднелись в каждом уголке города уже с самого утра, а Советский проспект парализовала автомобильная пробка, пройти к зданиям городской и областной администрации можно было беспрепятственно.

Около 10 утра порядка 20-30 кемеровчан окружили на площади Советов, возле начала улицы Орджоникидзе генерал-майора внутренней службы Александра Сергеевича Мамонтова – начальника Главного управления МЧС России по Кемеровской области. Люди хотели знать, почему вовремя не были растянуты тенты и батуты для людей, прыгающих из окон горящего здания. Ведь жителям близлежащих домов приходилось самим раскатывать свои домашние ковры и одеяла. Также люди хотели знать, где были вертолёты, когда потребовалось снимать людей с крыши. На это Александр Сергеевич ответил, что с помощью лестниц им удалось снять с крыши и окон трёх человек. Однако такое малое количество спасённых ещё более рассердило митингующих.

Я пришла сюда на митинг, чтобы дать понять руководству города и области, что мы не идиоты! Мы умеем считать. Один только кинозал (самый маленький) вмещает 140 человек. Один из кинозалов был заблокирован, люди не смогли выйти оттуда. Зал был полный, дети приезжали на экскурсию из поселков на автобусах. Ну и как, в таком случае, может быть 64 погибших во всём торговом центре?! Я лишь хочу, чтобы нам говорили правду!

Я хочу, чтобы администрация дала чёткий и ясный ответ: почему родственников погибших детей заставляют дать подписку о неразглашении информации? Для чего это делается?

Впрочем, получить ответы от властей оказалось нелёгкой задачей: на ступенях областной администрации собиралась толпа. К людям вышли вице-губернатор Сергей Цивилёв, первый заместитель губернатора Владимир Чернов и мэр Кемерова Илья Середюк. Однако оказалось, что к встрече с народом административное руководство не подготовились. С толпой в несколько тысяч человек они попытались вести диалог с помощью рупорного громкоговорителя – даже первые ряды митингующих едва могли различить слова.

Горожане, между тем, действовали куда более активно. Уже через полчаса у митингующих появился и микрофон, и усилитель, и колонки. Властям для того, чтобы отыскать такую же аппаратуру в своей администрации потребовалось более полутора часов. За это время к народному микрофону подошли люди, потерявшие в пожаре самое дорогое. Слово взял отец 11-летней погибшей школьницы, приехавшей в Кемерово с экскурсионной группой из посёлка Трещевского. "Она одна позвонила, сказала: здесь всё в дыму, мы горим, я дышать не могу", – заявил мужчина. Это были последние слова его дочери.

Люди рассказывали о том, как пытались пробраться к запертым родным в кинозал, как спасатели их не пускали, но и сами не пытались выпустить детей. Наконец, одна из женщин сообщила, что Следственный комитет отказывается выдавать ей тела её дочерей, так как она не согласилась подписать документ о неразглашении информации. "Я сказала, что не стану ничего подписывать, наоборот, я буду бить во все колокола! Где мои дочери?!!", – спрашивала она у вице-губернатора Сергея Цивилёва. На это у властей ответа не нашлось, однако они продолжали настаивать на 64 погибших.

Где-то около полудня к оцеплению стало подтягиваться подкрепление. Полиция и сотрудники МЧС оцепили митинг плотным кольцом возле памятника Ленину, представителей властей охранял ОМОН.

Наконец к микрофону вышел врач скорой помощи, который заявил, что видел не менее 300 останков и что морги в городе буквально переполнены. На это Илья Сердюк предложил собрать инициативную группу и проехать с ним осмотреть городские морги. Люди настаивали также на осмотре хладокомбината, куда якобы перенаправили останки детей. Насколько известно редакции AVOKADO, баснословного количества неопознанных тел обнаружено всё же не было.

– У меня пропали две троюродные сестры, которые получили бесплатные билеты на мультфильм и поехали в составе 11 человек от школы вместе с педагогом. Когда начался пожар, дым распространился за секунды. Педагог была одна, конечно, она с группой просто растерялась, они не смогли выйти – вся группа погибла, не выжил никто. Это только их было 11 человек, только эта экскурсия. О каких 64 можно говорить?!!

В ярости толпа постоянно скандировала один и тот же лозунг: "В отставку!" Представители власти делали вид, что не слышат этого призыва. Когда же с помощью микрофона у Владимира Чернова прямо спросили, намерен ли он по требованию людей добровольно покинуть свой пост, он всё же ответил "Меня не выбирают, меня назначают".

Отсутствие прямых ответов ещё больше распаляло собравшихся. Стали звучать более угрожающие и радикальные лозунги. Люди требовали, чтобы с ними поговорил Тулеев, но не дождались. Когда стало известно, что Владимир Путин прилетел в Кемерово и возложил цветы к мемориалу у пожарища "Зимней вишни", кемеровчане начали требовать и его прихода, тоже, впрочем, тщетно.

В результате, митинг длился более 7 часов. В конце концов, вице-губернатор Сергей Цивилев признал и часть своей вины в случившемся инциденте, он встал на колени и попросил прощения у народа:

– Издавна на Руси люди вставали на колени, чтобы попросить прощение, – сообщил он. На это люди отреагировали аплодисментами. Кроме того, он внёс рациональное предложение: создать рабочую группу из чиновников и родственников погибших, которая контролировала бы ход расследования, а также подготовку памятника погибшим.

Это предложение пришлось по душе собравшимся. Родные и близкие погибших надеются на прозрачное расследование и торжество справедливости. Будет ли это именно так, как сегодня под давлением разгневанных людей пообещали власти?

Сейчас стоя на площади, я вижу, что в условиях недосказанности и тайны в душах людей зреют гроздья гнева.

Фото: Максим Федичкин, Елена Гуськова, личный архив Дмитрия Акимкина