Интернет-журнал

Это мой дом: первое элитное жильё для технической интеллигенции Кемерова

Марина Туманова, Лора Никитина, 26 Января 2018 3700

Двухэтажные квартиры 1930-х годов, водопровод из деревянных бревен, который прослужил аж до 2015-го, жильцы – талантливые инженеры и архитекторы-создатели облика нашего города, 85 лет мира и уюта – все это в истории Дома для специалистов, расположенного в квартале Соцгород, по адресу ул. Жуковского, 3.

Кемерово – город ещё совсем юный. Его никогда не посещали ни Достоевский, ни Николай II, нет в нём древних храмов и каменных крепостей. Да, это не Петербург, не Москва – жители такого молодого индустриального города не всегда могут ощутить себя частью "большого времени", почувствовать дыхание веков в собственном дворике. Мы живём словно в своей маленькой истории, будто выпав из общего потока и наблюдая за ним со стороны.

Однако мы не всегда справедливы к этим знакомым, на сто раз исхоженным и до мельчайших деталей изученным улицам. Стоит остановиться, приглядеться получше – и былые времена заговорят с нами со стен соседнего дома, станут частью нашей частной жизни, нашей ежедневной суеты. Это не Москва и не Петербург – но в сибирской глубинке есть своя особенная и неповторимая история, частью которой мы все являемся.

Есть такие дома, которые помнят надежды довоенных лет. Есть те, которые возводились руками немецких военнопленных. Есть те, что были задуманы Никитой Хрущёвым как временное жилье для советских граждан, да так и остались стоять – сотни и тысячи их, целые улицы. Есть типовые многоэтажки, которые поднялись стройными рядами и образовали целые спальные микрорайоны – их стены иногда красили в яркие цвета, которым, конечно, суждено было потускнеть. Есть дома, построенные в самые скудные постперестроечные годы – из последних сил, на самые скромные средства, и эта их опрятная бедность до сих пор бросается в глаза. Есть здания, всем своим видом как будто исполняющие реквием по опьяняющей и безумной свободе девяностых. Есть дома, первыми удостоенные звания "элиток". Есть те, которые построены по самым современным технологиям.

Каждое из этих зданий помнит разные времена. И о каждом из этих зданий кто-то с любовью говорит: это мой дом.

Собранные все вместе, эти дома и есть наш город. Город Кемерово.

Сегодня речь пойдёт о небольшом двухэтажном доме на улице Жуковского, 3. Расположен он в историческом и единственном из воплощенных в 1930-е годы квартале социалистического города в привокзальной части Кемерова. В отличие от своих колоритных предшественников, этот наш герой – неприметен ныне абсолютно, ибо скрыт в индустриально-коммунальных дебрях между улицами Рукавишникова и Чкалова так, что уже и старожилы запамятовали о его существовании. А современные жители Кемерова, глядя в проулок с неприглядной бетонной стеной, гаражами и громоздящимися трубами теплотрассы, и вовсе бы не догадались, что здесь прячется уютный и очень интересный дом. А между тем, он действительно примечателен и внешним архитектурным решением, и внутренней планировкой квартир (немного забегая вперёд, скажем, что они в доме 1933-го года постройки двухэтажные), и своей историей…Так что давайте знакомиться.

Социалистический город

Начнем с ближайшего окружения нашего героя. Итак, в далекие 30-е двухэтажный домик буквой "п" с маленькими балконами и милым двориком с клумбами возвели в одном из первых кварталов с благоустроенными домами. Именно с этого квартала должно было начаться чудесное преображение деревянно-засыпного Кемерова в индустриальный, социалистический город с комфортабельным кирпичным и каменным жильем и сопутствующими благами цивилизации. Соцгород должен был стать воплощением главенствующих идей конца 1920-х – социального равенства и обобществления быта советского человека – и состоять из домов-коммун, где общим было практически всё от туалета до столовой, а в личное пользование подразумевалось лишь небольшое помещение для сна и отдыха.

Разработку проекта Соцгрода для Кемерова доверили немецкому градостроителю и архитектору Эрнсту Маю. Он создал первоначальную схему. Весь город (тогда ещё Щегловск) специалист поделил на десять кварталов с идентичными жилыми комплексами, которые включали четырёхэтажные дома и сопутствующую социальную инфраструктуру – детские садики, столовые, прачечные, школы и прочие полезные человеку труда нужности. 

Дома архитектор предложил строить перпендикулярно проезжим улицам по принципу строчной застройки, вдоль жилых зданий проходили только пешеходные дорожки, а между кварталами предполагались зелёные коридоры – с кустарниками, клумбами и мини-скверами, где немецкий специалист предлагал размещать школы. Дороги шли с запада на восток, а здания размещались таким образом, чтобы солнышко проникало во все жилые комнаты. К слову, сегодня планировка единственного квартала Соцгорода отдалённо напоминает проект немецкого градостроителя. 

 В 1931-м схему утвердили. И строительство закипело. В районе будущего нового вокзала готовят участки под застройку, начиается прокладка инженерных коммуникаций по намеченным в схеме улицам и разбивка первой магистрали широтного направления в сторону Искитимки. Впоследствии она получит имя – улица Магистральная (а ещё чуть позже – проспект Ленина), станет главной планировочной осью и свяжет привокзальную часть Кемерова с восточными районами. Далее проект Мая терпит ряд изменений.

Планы застройки у тогдашних властей вообще менялись крайне быстро и часто, буквально через каждые полгода. Количество кварталов социалистического города сокращается сначала до шести, потом от проекта немецкого специалиста и вовсе отказываются.

В итоге, к 1934-му году застраивают только один квартал (и он частично сохранился сегодня в границах: проспект Ленина – улица Коммунистическая, и по меридиональным улицам – Черняховского, Чкалова, Рукавишникова и Володарского), но не четырехэтажными домами, как Эрнст Май планировал изначально, а другими по его же проектам – типовыми двухэтажными двухсекционными кирпичными и деревянными домами коридорного типа (они на фото чуть ниже – прим. ред.). Удобства были в каждой квартире, а не общими, как предполагалось в домах-коммунах. Ну, а после очередной смены политики партии идеи об общих соцблагах, социальном равенстве и первоначальные представления о социалистическом городе и вовсе сошли на нет…

В предвоенную пятилетку квартал успели реконструировать, а потом возводили здания уже в соответствии с новой идей. От Соцгорода осталось лишь название, которое в последующие годы прочно закрепилось за небольшим райончиком у вокзала.

До середины 1930-х здесь успели возвести и ряд необходимых учреждений – одно из самых красивых зданий квартала – двухэтажный каменный Деловой клуб с бильярдной, читальным залом и столовой на Володарского, 11 (первоначально здание планировали под детский сад, но что-то пошло не так, в 50-е здесь располагалась поликлиника, в 90-е – БТИ, а сегодня – учебно-методический центр по ГО и ЧС). В 1935-м на улице Черняховского появилось здание школы №4 (ныне здесь размещается ресторан "Чайхана-42")...

...и уже вовсю кипело строительство знаменитого "Розового магазина" на Черняховского, 3 (он же в следующие годы – "Юный техник" и "Объектив", а ныне – кафе "Самарканд").

Ещё один глобальный квартал капитальных каменных многоэтажных домов шагает навстречу Соцгороду от Притомской набережной (о нём мы писали в материале "Это мой дом: коммуна, которой не было"), с севера за младшим братом приглядывают несколько кирпичных домов (еще 1929-го постройки) кооператива "Искра" (пересечение проспекта Кузнецкого и улицы Красноармейской)…

Вот, пожалуй, и все соседи дома на улице Жуковского, 3 в довоенную пору, более ли менее отвечающие современным требованиям бытового комфорта.

Дом для специалистов

В отличие от своих собратьев по кварталу, наш герой в план застройки попал довольно интересным путём. Изначально ни Эрнст Май, ни его продолжатели из Новосибирска и Кемерова, вообще строить именно такое здание в квартале не планировали.

…В начале 30-х население города растет быстрыми темпами. В Кемерово прибывает большое количество молодых специалистов, а благоустроенного, комфортабельного жилья между тем катастрофически не хватает. В первое время аккуратные ровненькие двухэтажки Соцгорода становятся своего рода "коммуналками" или общежитиями, куда селят рядовых работников и специалистов, инженеров и других представителей технической интеллигенции по принципу покомнатно-поквартирного заселения. А вот для инженеров рангом повыше, руководящего звена в городе появляется специальное здание, где многокомнатные квартиры выделяют уже на каждую отдельную семью.

Строительство двухэтажных кирпичных и деревянных домов для специалистов в первом квартале Соцгорода, 1931 год.

Бульвар в Соцгороде, 1931 год.

В 1932-м Совнарком издает особое постановление "О постройке домов для специалистов" … "для улучшения жилищного положения специалистов и учёных, инженеров и техников, беспартийных и партийных, работающих в различных предприятиях, учебных заведениях и учреждениях…" Многоэтажные дома (на 300, 100 и 50 трёх – и четырёхкомнатных квартир) повышенной комфортности – с отдельными кухнями, ванными и уборными – планировали построить в 64 городах Союза. Наш город в этот славный список изначально не попал, но по ходатайству местных властей с обязательством построить Дом для специалистов в этом же году, Кемерово в него все-таки внесли.

– Правда, наш Горсовет предложил вариант поскромнее, поменьше и подешевле. Для Кемерова разработали четырёхэтажный дом с трёхкомнатными и двухкомнатными квартирами, оборудованный центральным отоплением, вентиляцией, водопроводом, канализацией, ванной и душем в каждой квартире, – рассказала заместитель директора музея-заповедника "Красная Горка" Зинора Волкова. – Также в здании предусматривались столовая и красный уголок. Место для постройки Дома для специалистов должны были отвести в шестом квартале Соцгорода недалеко от вузовского городка (его хотели построить в районе Притомской набережной – прим. ред.) и центральной магистрали города (будущий проспект Советский – прим. ред.).

В итоге столица дала добро, и Дом для специалистов построили в течения года и сдали осенью 1933-го, только не в шестом квартале, как планировали, а в первом, и всего в два этажа. Новый жилец Соцгорода хоть и выглядел нестандартно по форме, но внешне вполне вписывался в общий вид квартала, уже частично застроенного ровненькими двухэтажками.

Это было аккуратное, скромное "п-образное" здание с двориком-курдонером, миниатюрными балконами и многокомнатными квартирами с отдельными кухнями, уборными и помещениями для ванн. Квартиры были выполнены в двух этажах (такие планировки в 30-е уже были, например, в планах застроек у московских архитекторов – прим. ред.) и с отдельными входами на каждого хозяина. Парадные двери выходили во двор, а тот, в свою очередь, был обнесен забором и имел небольшие ворота.

– Внешне это здание выполнено в функциональном стиле с элементами конструктивизма, как раз в духе первых строительных пятилеток, без каких-либо архитектурных украшательств и нарочитой помпезности, – отмечает доцент КузГТУ, специалист по истории архитектуры Ирина Захарова. – Застройку первого квартала Соцгорода вели специалисты "Кемеровокомбинатстроя", и здесь же им и давали жилье впоследствии. В типовых домах квартиры получали рядовые сотрудники ведомства, а для руководящего состава, для инженеров предполагался дом на Жуковского, 3.

В числе первых жильцов Дома для специалистов были, кстати, и иностранцы, участники знаменитой АИК "Кузбасс" (автономной колонии иностранных рабочих, которые приехали в наш город в начале 20-х годов поднимать и развивать промышленность – прим. ред.).

– Мой отец, Рой Андреевич Опалич, югослав по национальности, в АИК приехал из Сан-Франциско в 1924-м. И до этого, и уже здесь в Кемерове, работал шахтером. А после ликвидации колонии решил остаться, закончил факультет Западно-Сибирской промышленной Академии, какое-то время работал начальником "Барзассшахтстроя", а впоследствии занимал должности и в "Кемеровокомбинатстрое". И ему как "спецу" дали квартиру в Доме специалистов, – делился воспоминаниями архитектор Горпроекта Анатолий Опалич (на ретро-фото внизу он один из двух мальчуганов, стоит слева – прим. ред.). – Окна нашей квартиры выходили на Деловой клуб, и я мальчишкой поднимался на второй этаж, и смотрел поверх крыш одноэтажных домиков – горит свет в бильярдном зале или нет. Если свет горел, значит, отец был ещё в клубе… рано можно было его не ждать.

...Там за чашкой горячего чая или бильярдным столом "спецы" – молодые архитекторы и инженеры – обсуждали будущее Кемерова, прогрессивные идеи, проекты первого "звукового кино" – Дома кино "Москва", строительство гостиницы "Томь", парадные ансамбли центра города и прочих колоссов… А потом возвращались под крыши своих, таких простых, но тёплых и мирных домов… И вился над кварталом дымок из кухонных печек, запах печёной картошки и пирогов с капустой, гомон озорной детворы и торопливые разговоры хозяюшек в общей столовой. Так было и в доме на Жуковского, 3 когда-то…

Как живётся в доме сегодня?

…Чтобы узнать, как исторический герой поживает в наши дни, мы не преминули наведаться к нему в гости. В холодный январский день Дом специалистов, укутанный глубокими сугробами и паром, будто выплыл из того самого призрачного Соцгорода начала 30-х.

По заснеженному дворику, сквозь плотную белую дымку (теплотрасса парит – ничего не разобрать). Пока кружим возле дома и фотографируем историческое здание с разных ракурсов, нас замечает старшая по дому. Нонна Алексеевна выгуливает задорного черно пса, и сразу интересуется, что за гости к ним пожаловали. Говорим о цели визита и просим показать, как устроен дом изнутри.

– Да смотрите, пожалуйста, фотографируйте, не жалко. Мы с дедом как заехали в 75-м, ничего почти и не меняли, так, сенки немного расширили и подновили, балкон остеклили, да парадный вход заложили, – рассказывает хозяйка. – Многие соседи давно всё перепланировали, объединили комнаты, сделали залы побольше, кухни расширили, винтовые лесенки оборудовали, кто-то даже сауну соорудил, а у нас квартира какая была с момента постройки, такая сегодня и есть.

Заходим с мороза в тёплый тамбур, потом в коридор. Всего в доме, кстати, 16 квартир, все двухэтажные, с отдельными входами с улицы в виде небольшого тамбура, как у частного дома или таунхауса. Веет от этого жилища благородной стариной, спокойствием, будто живёт оно в своём времени и по особому порядку.

– С тамбура чёрный ход был, для прислуги, ну а как же, – разводит руками хозяин, Виктор Иванович, – дом этот непростой, элитный по тем временам, и особые люди в нём жили. Сначала ведущие инженеры, потом жильё здесь давали работникам обкома партии и областного суда. Ведомственные здесь квартиры были, каким-то жильцам и прислуга полагалась… И было не 16 квартир, как сейчас, а меньше. Вон у нас одна стена – это деревянная перегородка оштукатуренная, не капитальная. Поделили, значит, одно большое помещение на два поменьше.

…Вообще квартиры в этом доме точно не габаритами берут. Нет здесь высоких потолков и роскошных просторов, как в "сталинках", и эффективной оптимальности помещений, как в "хрущёвках", а до современных "элиток" и вовсе очень далеко… Но комнаты здесь какие-то невероятно геометрически гармоничные. Не большие и не маленькие, а таких по-человечески приятных пропорций. Тот, кто проектировал дом, явно заботился не только о бытовых удобствах, но и о психологическом, душевном комфорте жильцов.

На первом этаже – кухня, зал, ванная с уборной и небольшая кладовка под лесенкой. Так и было всё устроено, ещё в 30-е.

На втором – маленькая комната – библиотека, хозяйская гордость, небольшой и очень светлый кабинет и просторная спальня с выходом на балкон.

– Летом здесь очень хорошо. Вроде и в городе живешь, со всеми удобствами в доме, а окна выходят в палисадничек, вроде как и на природе, – говорит Виктор Иванович.

– Мы не жалуемся на своё жильё. Хороший дом, добротный. Только вот лесенка уже больно крута для нашего возраста, все боюсь, как бы не скатиться кубарем с неё, – смеётся Нонна Алексеевна.

Прощаемся с гостеприимными хозяевам и идём дальше, ещё немного побродить по заснеженному дворику… Хозяева другой квартиры как раз вернулись и тоже согласились показать и рассказать, как живётся в доме сегодня.

– В этом доме мы живём уже почти 28 лет. Квартиру получили в 1990-м. Супруг работал в ЖЭКе, и ему дали служебное жилье от организации, а до нас здесь жила семья ветеранов войны, – рассказала жительница Жуковского, 3 Елена. – О доме много рассказывали наши старожилы (кто с 50-60-х здесь живет), что раньше сюда селили специалистов, которые приезжали в город в 30-е и были задействованы в разных сферах, в том числе, например, в промышленности и угледобыче, в строительстве. И здесь они получали своё первое жилье по приезде в Кемерово.

Пока беседуем, хозяйка знакомит с внутренней планировкой квартиры. Сразу из тамбура попадаем в небольшой коридор – справа туалет и ванная, тоже раздельные.

– …А изначально одна из этих комнат была жилой и предназначалась для обслуживающего персонала вроде истопников или дворников, – подмечает супруг Елены Валерий. – Через тамбур в дом заносили уголь, дрова и прочее. Во дворе стайки-сарайчики и углярки деревянные стояли, сейчас на их месте гаражи. Отопление было печным. Когда мы въехали, в квартире, кстати, ещё была печь! Сейчас её, конечно, убрали, вот только дымоход с тех времён и остался. А ещё в центральной части дома в 50-е была оборудована общая прачечная, большое помещение для сушки белья, а в подвале была игровая комната для ребятишек – что-то вроде садика там устраивали для местной детворы.

– А вообще, дом очень тёплый, уютный, лично нам в нём нравится жить. Конечно, он старенький, местами уже сыпется, приходится латать, так что у нас практически постоянный ремонт, – улыбается Елена. – Два года назад нам меняли систему канализации, сантехники пришли, вскрыли, а она, представляете, деревянная (!), из бревен выдолблена, ещё с тех времен стоит, долго дивились, продержалась больше 80 лет. Но мы всё равно любим этот дом, с ним связано много тёплых воспоминаний, здесь сын вырос… и переезжать отсюда точно не планируем. С другой стороны, мы же по сути живем в таунхаусе в центре города. Недавно были в гостях в Лесной поляне, там почти такая же планировка, только площади побольше. А у нас всё миниатюрное...

Парадные входы с обратной стороны дома, что выходят в аккуратный дворик, у всех жильцов ныне заложены, кто-то использовал полезную площадь под кладовые, у других они просто наглухо закрыты-заварены железными дверьми.

Сам двор тоже изменился. В 50-60-е – он был одним из самых обитаемых и приметных в Соцгородке! Летом благоухал клумбами и цветущим кустарником, а зимой здесь заливали каток, и окрестные ребятишки целыми днями резвились, играли в пышных сугробах да рассекали коньками искрящийся лёд.

– Напротив дома стоял детский сад, и ещё в 90-е наши окна смотрели на игровые площадки с забавными карапузами, а не на бетонную стену. А на самой улице Жуковского стояло, наверное, домов 12, в том числе, двухэтажные деревянные общежития. Поблизости был учебно-производственный комплекс, мальчишки-школьники учились столярничать в мастерских, ближе к проспекту Ленина стояло здание неврологического отделения одного из медицинских учреждений. На месте "Олимп-Плазы" несколько жилых домов, с ними у нас был общий двор. И мы всегда знали, где чьи ребятишки гуляют, потому что дружили дворами и домами. К слову, мы с соседями и сегодня дружно живем. Сейчас вы выйдете, а нам уже будут звонить, узнавать, кто был и зачем приходил…

Многое поменялось в квартале за последние пять лет, чего уж говорить о десятилетиях. Дом специалистов пережил пожар в конце 50-х и был частично перестроен. Окрестности больше не украшают густые тополя и лиственницы, как на фото 50-х, не кружат стайки озорных пострелов по двору, над крышей не вьётся тёплый дымок, местами облупилась штукатурка на стенах, старенькие тамбуры напоминают о почтенном возрасте здания (в этом году Дом для специалистов отпразднует 85-летний юбилей!), и стоит он больше не в окружении добрых двухэтажных простеньких на вид соседей, а взят в кольцо из металла, камня и бетона.

И всё-таки… нет на нём печати увядания и трагической бесприютности. Наш герой по-прежнему внешне строг и опрятен и очень крепко стоит на своей земле, так крепко, что держит аж целую улицу, которая протянулась от Чкалова и до самого проспекта Кузнецкого. И он согрет любовью своих постояльцев, которые каждое лето украшают дворик-курдонер пёстрыми цветами, латают его по мере сил, берегут… А он в ответ бережёт их тёплые воспоминания на многие-многие годы.

Редакция благодарит за помощь в подготовке этого материала

  • Отдел библиотечного краеведения Кемеровской областной научной библиотеки им. В.Д. Федорова
  • Музей-заповедник "Красная Горка"
Фото: Максим Федичкин, личные архивы Ирины Захаровой, архивы музея-заповедника "Красная Горка", yandex.ru/images/
Читайте также: Это мой дом: террасы, квартиры в несколько уровней и кусочек Колумбии
Читайте также: Это мой дом: Офицерский – первый и единственный
Читайте также: Это мой дом: коммуна, которой не было