Интернет-журнал

Heal The Pride: тяжелые, мрачные, атмосферные

Юки Тамагочи, 15 Декабря 2017 1615

Продолжаем цикл знакомств с представителями кемеровской рок-сцены вместе с группой Heal The Pride. На этот раз мы окунёмся в медленный и очень тяжёлый жанр, окутывающий низкочастотными звуками и агрессивным вокалом. Несмотря на довольно мрачную и атмосферную музыку, сами ребята оказались очень позитивными, так что время, проведённое за приятной беседой, пролетело очень быстро. Встреча проходила в наикрутейшей и суперсовременной студии звукозаписи Red Hill, которая поразила своим высоким уровнем и задала нашему разговору хороший настрой. Ведь и группа Heal The Pride также играет очень качественную даже по современным меркам музыку в довольно редком для наших краёв жанре. Поклонники действительно тяжёлой увесистой музыки уже давно оценили сильные живые выступления и с нетерпением ждут выхода альбома, что вот-вот должно произойти. Обо всём об этом мы вместе с журналом Avokado поговорили с самой группой и узнали много интересного из мира тяжёлой музыки нашего города, как говорится, "из первых уст".

Ю: Всякая группа, как правило, начинается с имени. Почему у вас такое название? Как оно появилось и в чём его смысл для вас самих?

Артемий Субботин: "С тех тёмных и смутных времён только один сумел дожить до наших дней. Люди называют его Лапин. Мы называем его Димон". Пожалуй, на этот вопрос ответит только он.

Сергей Краснов: Из глубин комнаты: ...Димоооооооооон...))

Дмитрий Лапин: Поскольку я единственный, кто остался из первого состава, я, по идее, должен знать ответ. Но, если честно, момент выбора "имени" не остался в памяти. Просто в то время нам, видимо, показалось, что это звучит достаточно неплохо, без вкладывания тайных смыслов. Поэтому те, кто пытаются это каким-то образом истолковать – вы теряете время зря. Всё намного проще!

Ю: Хорошо, а как образовалась группа? И как давно вы играете музыку вообще? 

Дмитрий Лапин: Ох, а здесь целая история от меня… Началось всё ещё в 2008 году с группы One Death For All – бэнда, который сменил столько народу и стилей, что аж страшно. Но, благо, его больше нет и достаточно давно. Три года спустя в 2011 (насколько я помню) году я присоединился к опытным парням, которые хотели играть в стиле slamming brutal death. Так началась очень шумная и славная история группы Black Cannabis, которая несколько раз катала по РФ большие туры, регулярно раскачивала всю Сибирь и в которую я вложил всю душу и стремление как музыканта и на тот момент организатора выступлений своей группы. И вот… Весна 2014, Black Cannabis недавно вернулся из очередного масштабного тура и, увы, все разошлись по различным причинам. Но, набравшись опыта, контактов и знакомств, заканчивать не хотелось. Поступило предложение от драммера The Bear In The Bear – Дмитрия Эйкити поиграть медленную музыку, а-ля Black Tongue, на что я с радостью согласился. Тем более, такого никто не делал на тот момент в Сибири (да и в России были единицы). Потом мы надёргали ребят из различных групп и получился сборный проект, в котором успели засветиться участники кемеровских команд, вплоть до великих и ужасных Exventer. Мы начали концертную деятельность у нас в Байконуре перед тысячей человек, это была новая история и это замечательно!

Артемий Субботин:​ В дополнение к биографии, которую рассказал Димон: Летом 2004, как сейчас помню, пригорело нам с друзьями собрать рок-группу. Что-то даже собрали. Не знаю, можно ли считать это началом карьеры, но если да, то оно было такое себе. С Дмитрием мы уже работали с 2011 в проекте One Death for All – был такой deathcore-бэнд, если кто помнит, а в HTP я появился в конце 2015 в роли гитариста. Хорошо работал, несколько раз становился работником месяца и вот, был повышен до вокалиста ;)

Ю: Много ли времени и сил уходит на репетиции, концерты, записи альбомов и прочую рок-н-рольную жизнь. Как часто вы репетируете, играете на концертах, записываетесь? 

Артемий Субботин: В большинстве случаев, кажется, что сил уходит куда меньше, чем мы можем в это вкладывать, хотя иногда наступают такие моменты, когда вообще не понимаешь, как вывозить всю навалившуюся нагрузку. В основном, это случается перед большими концертами или турами. Почти весь последний год мы стараемся уделять наше время записи альбома.

Алексей Титов:​ На самом деле, по-разному. Если, допустим, приближается концерт или череда концертов, то подготовка упорная. Работать стараемся стабильно – выпускать материал, выступать. Сейчас как раз идёт работа над альбомом.

Ю: Почему вы выбрали именно такой жанр музыки? Как вы к нему пришли? 

Дмитрий Лапин: Я всегда любил простую музыку, которая в живых выступлениях звучит чётко и максимально увесисто. Собирая данный проект, хотелось именно видеть кружащихся в моше людей (прим. ред.: "Мош" (англ. Mosh) – танец, происходящий, в основном, на хардкор-панк концертах), которые не будут стоять и слушать, насколько ты быстро лупишь по струнам. Опять же, в нашем стиле очень важна атмосфера, мрачность. Это не тупое качалово. Недаром данный стиль часто называют Doomcore. Именно стык данных концепций привлекает лично меня. И кстати да, у Black Tongue это отлично получается, поэтому изначальным ориентиром в звуке были именно они. Ну и как я уже говорил, врать тут нечего – неразвитость и нераскрытость стиля на локальной сцене привлекла нас в качестве неких новаторов, так как многие слушатели узнали о подобной музыке от нас.

Артемий Субботин: Тут ответ очень простой на самом деле – нам нравился этот жанр и никто у нас не делал такого. Парни сделали пробу в 2015-м и такой сложный жанр очень тепло приняли. А дальше мы стали развивать это направление. Мне (в отличие от Дмитрия) не очень нравилось то, что делают, например, Black Tongue или другие группы в этом жанре. Они слишком скучные. Хотелось делать более разнообразный материал, замешивать в него разные стили вроде post-metal или post-black metal. То, что сейчас у нас происходит в музыке, мы начали называть post-deathcore.

Ю: Значит, жанр в наших краях довольно редкий… А какие перспективы вы видите у своего жанра и такой музыки? 

Артемий Субботин: Альбом покажет. Пока очень сложно предсказать, как его примут. Он слишком отличается от всего, что было до этого. Сейчас время, когда в моду вновь возвращаются мрачные направления музыки – Cloud rap, Trillwave и прочее. Мы, конечно, далеки от них, но имеем общее ядро. Возможно, нам повезёт, и мы хорошо зайдем на этой новой волне окологотики, тем более, что мы делаем достаточно уникальный материал и звук.

Ю: В соцсетях в открытом доступе на день интервью всего 7 композиций. Пока что поклонники смогли оценить в записи лишь несколько синглов. Стоит ли ждать полноформатного альбома и когда?

Артемий Субботин: Это больной вопрос для нас ;) Мы пишем полноформатный альбом почти весь последний год. Если быть точным, то начали мы где-то в январе-феврале 2017-го. На тот момент были придуманы почти все песни, а сейчас уже все. Почему так долго? Ну, во-первых, мы все рабочие люди и выкраиваем с трудом время на запись. По вечерам это делать сложно, в этот процесс хочется погружаться с головой. Во-вторых, мы стараемся сделать крутой продукт. Там где другие запишут уже пол-альбома, мы будем вылизывать детали в одном треке. В-третьих, на данном этапе мы обходимся полностью своими силами. Это тоже немного замедляет процесс, зато даёт возможность экспериментировать часами. Я уверен, что ничего крутого наспех сделать не удастся, а альбом – это очень большая работа. Ну а по срокам мы не делаем никаких секретов – просто мы их сами не знаем. Мы настроены на то, чтобы в этом году выпустить первый сингл, а в начале следующего года – альбом.

Ю: Каково ваше отношение к кавер-группам и играете ли вы сами каверы? Если да, то какие?

Дмитрий Лапин: Ну... меня зовут вступить в новый паблик, посвященный новой местной кавер-группе в ВК примерно раз в неделю)) Я всегда ценил авторский, "свой" материал. Отношусь к кавер-группам как к хорошему музыкальному сопровождению в баре, не более. Безусловно, есть бэнды, которые звучат наикрутейше. Выделю наверно три – это Pandora Secret, Адмирал Ямамото и Haters. И если первых я постоянно спрашиваю при встрече "Ну, когда уже своё??", то от двух других видимо так и не дождусь авторского материала ;)

Артемий Субботин: Как и любые другие группы, я оцениваю их по заслугам. Есть у нас группы, музыканты которых вызывают у меня глубочайшее уважение, хотя материал их могу и не оценить. Меня больше печалит, что действительно крутые музыканты закапывают себя в эти банды и перестают творить, перестают искать и расти.

Алексей Титов: Отношение? Нейтрально-профессиональное. Лучше всего относиться к таким группам только с коммерческой точки зрения, работа-деньги. У авторских групп каверы имеют немного иной смысл. Они делаются с целью рассказать слушателям ту или иную песню на своем музыкальном языке, привлечь больше слушателей, удивить уже имеющихся. Либо бывает так, что услышал песню и появляется огромное желание сыграть её в своем варианте. Мы добавляли в некоторые программы каверы, имеется желание ещё сделать в дальнейшем, но пока ещё не выбрали.

Артемий Субботин: Как и любые другие группы, я оцениваю их по заслугам. Есть у нас группы, музыканты которых вызывают у меня глубочайшее уважение, хотя материал их могу и не оценить. Меня больше печалит, что действительно крутые музыканты закапывают себя в эти банды и перестают творить, перестают искать и расти.

Сергей Краснов: Большинство именитых музыкантов при туре по России если и заезжают в Сибирь, то дают концерт в Новосибирске, в лучшем случае в Томске и едут дальше на Восток страны или возвращаются, обходя Кемерово стороной. При этом вполне резонно, что кавер-групп появляется всё больше – каждую пятницу и субботу (а иногда еще и по будням) они буквально разрывают город на части вопроса, куда сходить. Наверное, почти не осталось знакомых музыкантов, кто не играет в подобном бэнде. Ребят можно понять: музыку они любят, чертовски хотят играть, но возможно им в своё время не удалось найти единомышленников, с которыми "своё" творчество сложилось бы хорошо. Теперь они зависимы от этого, постоянно жаждут радовать слушателей аудионаркотиком. Но удовольствие это дорогое: надо новые струны, палочки, микрофон не даёт нужный звук – нужный стоит дороже, басист опять вчера кабель пережал... и т.д. А на каверах можно неплохо заработать. Уже есть в городе чуваки, которые живут исключительно за счёт этого (тонко намекает на автора статьи). Возможно, в ближайшее время пройдёт мода, переделится рынок или к нам внезапно (такое, может быть?) поедут крутые группы и кавер-мэнов станет чуть поменьше. Одно время и пивные магазинчики открывались по 4 штуки в каждом доме.

Ю: Что ж, спрос рождает предложение. А нужна ли, по вашему мнению, "своя" музыка в Кемерове? Каковы ваши взгляды на состояние и перспективы творческих групп в нашем городе?

Дмитрий Лапин: Нужна всегда – это было, есть и будет! Но, к сожалению, рок-музыка сейчас переживает не самые лучшие времена. Лет семь назад, например, было столько групп, что я наверно мог пару часов перечислять названия ;) Являясь организатором концертов в 2017 году в Кемерово, каждый раз сталкиваюсь с реальной сложностью сбора групп на гиг, потому что их банально НЕТ (если говорить об авторском материале). 5-6 команд функционируют стабильно, и то они состоят из опытных музыкантов, а не молодых ребят. Вот это по-настоящему печалит... Волна хип-хопа (к которому я сам, кстати, очень хорошо отношусь) и тотальные каверы в головах выбили желание творить и создавать достойный контент.

Алексей Титов: Своя музыка нужна всем уважающим себя музыкантам. В Кемерове есть хорошие группы, просто нужно больше двигаться, делать материал, а иначе, кто тебя заценит?!!

Ю: Какие группы из Сибири вы считаете самыми перспективными?

Дмитрий Лапин: ULTAR из Красноярска (ex-Deafknife) – сумасшедше качественный атмосферный пост-блэк. Туры по России и концерты в столицах это подтвержают! И, пожалуй, одно из главных открытий – группа Следы из Томска. Давно хотел их послушать, и тут звёзды совпали так, что отыграли с ними в Томском клубе Teatro. Эталонный поп-панк!

Сергей Краснов: Anno diaboli из Омска. Невероятно атмосферный и в то же время мелодичный блэк. Dehydrated из Томска, у них, кстати, сейчас тур по южной Азии (Непал, Индия) – не перестают поражать меня с самого первого момента, когда только-только познакомился с группой.

Артемий Субботин: Они разобрали все самые крутые группы. :( Но еще есть Dark revenge, хоть и не совсем мой жанр, но просто тащусь от подачи ребят на сцене и как они заморачиваются со своим шоу. В последний раз играли с ними в ТСБ в ноябре и они просто навсегда забрали мое сердце, я чуть не уехал с ними в Томск, еле удержали. Под Ultar подпишусь дважды, когда впервые услышал их в Красноярске в 2014 году, культурно обалдел от того, что кто-то играет пост-метал вот так. С кучей эффектов в лайвах, атмосферными "филлерами" между песнями и просто очень крутым материалом. Одни из немногих, кого я начал слушать после концерта. И Следы в том же списке – это просто как будто они взяли всю мою лихую и праздную молодость, выжали из неё всё самое крутое и этим написали свои песни.

Ю: А чем вы вдохновляетесь? Какую музыку слушаете сами?

Дмитрий Лапин: Абсолютно разную, пожалуй, в каждом стиле музыки есть свои кумиры.

Алексей Титов: Разные жанры – от самых лёгких, до самых тяжёлых. Тут всего не перечислишь. Вообще, чтобы делать качественно, нужно слушать разную музыку. Это очень помогает развитию творчества.

Артемий Субботин: В дополнение к Лёхиному: нужно не только слушать разную музыку, но и уметь её писать и играть. Этот бэкграунд очень помогает при построении своих композиций. Я уверен, что только так можно создавать что-то новое, а не повторять уже сделанное другими. Вообще, в разное время меня вдохновляла очень разная музыка: от Синатры или Jefferson Airplane до Фараона и Ultar.

Сергей Краснов: Альтернативу, deathcore, black metal, mathcore, трип-хоп, джаз... люблю атмосферную музыку.

Ю: Что для вас значит музыка и что бы вы хотели оставить после себя потомкам? Каково будущее музыки в целом?

Дмитрий Лапин: Музыка в моей жизни уже много лет. Наверно, это главное увлечение последних 20 лет из всех моих 26 ;) Оставить потомкам – это, конечно, очень громкое выражение. Мне лично просто хочется, чтобы мои концерты посещали и был годный фидбэк от публики, а также чтобы тепло восприняли, например, альбом, который мы готовим. Откатать успешный тур в его поддержку. Загадывать далее трудно ;)

Артемий Субботин:​ Тяжело назвать это работой, так как денег за это не получаем, только тратим. Скорее, это такое хобби, которое прошло со мной через всю мою жизнь и стало уже её частью. Хобби, в котором ты можешь делать что-то лучше, чем другие и тебе это нравится. В этом, наверное, и есть разница между восприятием музыки "тогда" и "сейчас". Тогда это было для меня как ещё одно средство самовыражения. Что-то, чем можно выпендриваться перед друзьями и подругами из школы. Художественное искусство слишком академично – мало кто поймет. Стихи – такое, слишком личное, тоже не всем покажешь. Музыка – в самый раз, можно на диске друзьям раздавать. А сейчас этого уже не достаточно, сейчас хочется быть лучшим во всём, в чём только можешь.

Алексей Титов: Мода циклична. Сложно сказать, какое будущее у той или иной музыки. Всё может произойти неожиданно. Что-то резко начнут слушать массы, а что-то прекратят.

Сергей Краснов: Мы живём в веке, когда на концерты иногда бывает не очень приятно ходить. Технологии дошли до того, что артисту достаточно записать один лучший трек, который за щедрые деньги будет обработан любовью профессионального звукорежиссёра. И всё – можно бесконечно его включать на каком-нибудь крутом плеере/телефоне без потери звука и каких-то нюансов. И ты потом уговариваешь друзей съездить с тобой в соседний город на огромный фест, скидываетесь на дорогу, тратите деньги в кафе, оставляешь в кассе круглую сумму за билет на концерт. Ждёшь этого крутого ощущения, которое ты запомнил ещё вот с того момента на третьей минуте трека, рвущего чарт... А его нет. Вот уже и фест подходит к концу, а всё как-то средненько. Люди прекрасно всё понимают и в следующий раз выберут, скорее, того чувака, который действительно сможет владеть атмосферой, которую оставляет в сердцах своих фанатов. Мне кажется, что в последнее время становится гораздо больше именно тех коллективов, которые действительно хороши и которые благодаря чему-то едва заметному смогли запасть в душу. Надеюсь, дальше будет в том же духе.

Ю: Судя по тому, что я видел и услышал сейчас, да и вообще, чувствуется насколько музыка важна для вас. А какие увлечения у вас кроме музыки?

Дмитрий Лапин: Я последние 3 года во внешнеторговом бизнесе. Поэтому, по сути, в моей жизни 2 составляющих – моя компания и моя группа.

Артемий Субботин:​ Секс, разврат, наркотики. Являюсь в свободное от рока и тусовок время веб-дизайнером в одной известной кемеровской студии. Внезапно.

Алексей Титов: Аналогично – работа ;)

Ю: То есть рок-н-рольная жизнь в вашем случае всё-таки не мешает работе=) Как часто у вас происходят концерты и выступления? Где чаще всего?

Артемий Субботин: В последнее время не так часто, из-за постоянной записи альбома. Подготовка к концерту может отнять несколько недель, то соглашаемся сейчас только на самые интересные предложения, ну и, разумеется, когда зовёт малая родина. После выхода альбома график сильно изменится.

Сергей Краснов: Возвращаясь к кавер-группам, нельзя сказать, что "мы играем каждую пятницу в клубе ХХ, где будем рады видеть всех желающих". Наверное, раз в два месяца... И чаще всего, разумеется, в Кемерово. Недавно также был один крутой фест в Томске, где, благодаря усилиям организаторов и крутому звуку, удалось действительно "прокачать". Чертовски приятно было видеть уставших, но счастливых людей, которые отрывались как в последний раз!

Дмитрий Лапин: В дополнение к остальным: я придерживаюсь концепции – концерты в одном городе должны быть не чаще раза в сезон. Хотя у нас бывают и чаще в родном Кемерово ;) Немного не понимаю ребят, которые вписываются играть фесты по 2-3 раза в месяц.

Ю: Есть ли у вас свой фан-клуб? Много ли "постоянных" слушателей, которые ходят на все концерты и готовы даже ехать с вами в тур?

Артемий Субботин: Наши главные фанаты – это наши родители. Даже мерч сделали себе "Heal the Pride family". Ну, потому что мы типа буквально семья.

Алексей Титов: У нас есть крутые ребята из мош-крю GSMT, любят группу. Очень круто недавно ворвались с нами в Томск, показали себя, это прям мощно!

Сергей Краснов: Сложно сказать однозначно)) Всё-таки у нас очень узкий сегмент внутри deathcor'a, который сам по себе то нельзя назвать популярным. Однако как-то так получается, что на выездные концерты с нами частенько едет кто-то из друзей. И даже при затянувшейся паузе с релизом в личку падают вопросы "посоны, когда приедете в Ростов?", "дадим жару в Барнауле ближе к зиме?" – это греет душу.

Ю: Какие у вас планы на будущее в глобальном смысле?

Артемий Субботин: Я бы сейчас поспал, например. Глобально так.

Алексей Титов: Сделать красиво, а там посмотрим!

Ю: Окей, а когда всё-таки у вас ближайший концерт и что вы хотите пожелать вашим фанатам?

Дмитрий Лапин: 23 декабря в Том Самом Баре вместе с кучей друзей из Томска (Like The Unicorn, Grind Day, Следы). Это будет завершающий гиг этого года. Приходите и услышите всё сами!

Ю: Что ж, спасибо ребятам за интервью, и отдельное спасибо студии звукозаписи Red Hill REC за предоставленное пространство и отличную атмосферу!

Фото: Максим Федичкин