Молчание улиц – 3: вновь шесть преступлений, которые навсегда запомнил город Кемерово

Продолжение лонгрида о самых громких преступлениях, совершённых в нашем городе.

Начало здесь.

Вторая часть здесь.

Двор, в котором ты живёшь, был свидетелем не только твоих детских игр в песочнице и попыток отогреть автомобиль, но и куда более страшных вещей. Нравится нам это или нет, но эти улицы и бульвары, проспекты и площади, дворы и подъезды помнят и самые тёмные страницы истории города Кемерово. Сложно представить, сколько преступлений здесь было совершено за десятилетия. Сегодня мы снова погружаемся в непроглядную ночь человеческого сознания и вспоминаем самые необычные и жуткие криминальные истории, случившиеся здесь в разные годы. В том числе и в далекую эпоху, которую принято видеть окрашенной исключительно в светлые и радостные тона, несмотря на то, что в реальности она неоднократно порождала маньяков и чудовищ. Не говоря уж о вещах, которые творились в безумные девяностые и на излете тысячелетия.

Циничное и жесткое убийство девочки-подростка

Время:
сентябрь 1981-го

Место:
окраина Рудничного района близ реки Люскус

Осенью 1981-го Кемерово всколыхнуло и потрясло страшное убийство девочки-подростка. Преступление в отношении ребёнка для того времени было и без того событием не рядовым, но этот случай поразил кемеровчан своей циничностью и жестокостью. Слухи о жуткой находке близ реки Люскус тогда в мгновение ока облетели все районы города. Преступник был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу.

Погожим сентябрьским днём десятилетняя Надя Иванова (имя и фамилия девочки изменены согласно закону о СМИ – прим. ред.) вышла на остановку, чтобы отправиться на лыжную базу. Юная пионер-отличник, гордость школы, решила обзавестись спортивным хобби, хотела записаться в секцию. Девочка очень торопилась, но… соседка видела, что Надя не успела на автобус и стояла на остановке в растерянности с грустным лицом. Знакомая и подумать не могла, что видит её в последний раз в жизни. В тот день пятиклассница не добралась ни до секции, ни обратно домой.

За окном начинало темнеть, но Надя всё не возвращалась. Родители заволновались, вышли искать по окрестностям. Мало ли, вдруг испугалась, что отругают за нерасторопность и пропущенный автобус, и удрала с подружками гулять. Но самостоятельные поиски ничего не дали, девочку никто не видел. Волнение постепенно перерастало в тревогу и страх. К полуночи мать и отец уже были в отделении милиции. По тревоге подняли всех, к поискам Нади правоохранители приступили без промедления, но и это никаких результатов не дало. Школьница будто сквозь землю провалилась.

Через сутки в райотделе раздался звонок: один из местных грибников сообщил, что нашел сожжённое человеческое тело в кустах у реки Люскус, примерно в шести километрах от окраины Рудничного района. Оперативники немедленно выехали на место, упорно гнали от себя дурные мысли о том, что это может оказаться та самая недавно пропавшая девочка, надеялись на совпадение. Но на опознании в останках сгоревшего трупа родители узнали свою Надю.

Судмедэксперты определили, что девочку изнасиловали, нанесли ей восемь ножевых ранений, а потом сожгли. Из странного: в крови ребёнка специалисты обнаружили алкоголь.

– В одном из раневых каналов эксперты нашли вещество красноватого цвета, похожее на мелкие частицы кирпича, – вспоминает Владимир Королев (в те годы он работал старшим прокурором-криминалистом прокуратуры Кемеровской области). – Была выдвинута версия о причастности к убийству человека, занимающегося строительством. На одежде, на теле девочки и растениях поблизости был обнаружен бензин с примесью масла. Такое горюче-смазочное вещество используется для мотоциклов ИЖ-Юпитер. Отсюда ещё одно предположение, что убийца мог быть его владельцем.

Спустя неделю в райотделе раздался другой звонок. Местный житель рассказал, что люди видели, как Надя садилась в машину с табличкой "такси". Заявителя пригласили к следователю, чтобы задокументировать показания. Свидетелем оказался сосед Нади, 24-летний Сергей Т. Волею случая, а быть может, и провидения, на столе специалиста в тот момент лежало несколько документов по владельцам мотоциклов ИЖ-Юпитер (оперативники к тому времени уже проверили более 40 человек), одним из которых оказался именно он. Совпадало и другое обстоятельство: мужчина имел отношение к строительству, работал штукатуром-маляром. Однако кроме этих двух фактов и интуитивных догадок предъявить мужчине следователям было нечего.

Сам же заявитель пояснил, что в день убийства он ездил в тот район с женой за грибами. По дороге мотоцикл сломался. Супруга психанула и ушла, а он вернулся домой лишь после того, как другой водитель помог завести ИЖ.

Алиби оперативники решили проверить. Жена рассказала другую историю, мол, Сергей в тот день пил с приятелями в гараже до вечера, потом отправился за добавкой. И вернулся поздно из-за того, что сломался мотоцикл.

Т., пытаясь оправдаться, предложил ещё одну версию. Дескать, он видел Надю, и не просто видел, а сбил её на мотоцикле и повредил девочке руку. Дальше было ещё несколько историй… В одной из последних он, как значится в речи гособвинителя Черемных Г.Г.: "… пошёл на наглую, циничную и возмутительную ложь. Он, в частности, дал такие показания: "Она сама села в мотоцикл и мы поехали. В кусты Надя пошла сама. Мы постояли, поговорили, и она говорит: "Давай". Я с ней не дрался. Потом я испугался. Она говорит: "Не бойся, я никому не скажу". Я её не насиловал. Она не сопротивлялась, говорила: "Не бойся, не расскажу", спрашивала, не будет ли у неё ребёнка". Иначе как кощунство, причём извращённое кощунство, эти показания подсудимого назвать нельзя".

Последняя история оказалась самой неправдоподобной и дала оперативникам повод для обыска в его (теперь уже главного подозреваемого) доме, в ходе которого были обнаружены два ножа, мотоциклетная каска с запахом ГСМ и сам ИЖ. Экспертизы подтвердили: все найденные и изъятые вещи имели прямое отношение к убийству.

После обыска Т. понял, что отпираться бессмысленно, сознался в убийстве девочки и рассказал жуткие подробности преступления. В тот день он действительно сбил Надю, посадил её в люльку своего мотоцикла и изначально хотел было отвезти в больницу, чтобы девочке оказали первую помощь. Но внезапно его планы и маршрут изменились. Мужчина свернул с дороги в лес и там изнасиловал Надю. А после, чтобы скрыть следы преступления и ДТП, зарезал девочку, влил в неё водку и поджёг тело. Когда оперативники нашли труп, в окрестностях быстро пошли слухи, что он сгорел не полностью и что девочку опознали. Об этих обстоятельствах Сергей узнал от своей матери, занервничал и решил направить следствие по ложному пути.

Накануне приговора Т. написал обращение к судье на 12 листах. В них обвиняемый просил оставить его в живых, от жены требовал, чтобы она ждала его, клялся в "верной и вечной любви". Однако в послании не было ни строчки о том, что он раскаивается в совершенном им жестоком убийстве, ни одного упоминания о невинном ребёнке, его жертве, и никаких извинений и сочувственных слов в адрес родителей погибшей от его рук девочки…

На суде гособвинитель настаивал на высшей мере наказания для преступника – смертной казни. Суд с доводами прокурора согласился и приговорил убийцу к расстрелу. Осуждённый пытался обжаловать решение, но Президиум Верховного Совета РСФСР отклонил прошение о помиловании. Приговор был исполнен.

Мясники из "Антоновского приюта" 

Время:
2001-2003 годы

Место преступления:
город Кемерово, город Берёзовский.

Пик страшных преступлений, связанных с недвижимостью, у нас пришёлся на начало нулевых. Тогда по Кемерову поползли слухи о банде чёрных риэлторов, которые "отжимают" квартиры у доверчивых и не очень юридически грамотных владельцев, а потом от них избавляются. В 2003-м разработкой преступного сообщества занялась уже и милиция. Оперативному делу № 06/666 присвоили условное название "Мясники" и из-за случайно совпавшего мистического номера и за особую жестокость расправы с владельцами квартир. Но обо всём по порядку.

Во второй половине 2001 года кемеровчанка Ольга Г. создала риэлторское агентство "Уют". Контора значилась по адресу улица Рукавишникова, 26, квартира 12. В фирму устроила свою сводную сестру Веру А. и её мужа. Дела у новоиспечённых риэлторов шли ни шатко ни валко, и тогда находчивая родственница Г. нашла путь к быстрому обогащению. Именно она предложила перепродавать чужие квартиры, а их бывших владельцев – убивать.

В потенциальные клиенты сразу определили одиноких и, как правило, пьющих горожан, которые хотели продать или обменять свои квартиры на жильё меньшей площади с доплатой. Находили своих жертв чёрные риэлторы по объявлениям в газетах, через знакомых, пользовались клиентской базой агентства. Были у преступников и подвязки в кемеровском УВД. О личности того, кто зарегистрирован в квартире, сообщала сотрудница информационного центра милиции.

Дальше всё было просто. Злоумышленники оформляли на себя доверенности и от имени хозяев продавали квартиры. Владельцам обещали купить после сделки новое жильё или выплатить деньги. Но ничего подобного, разумеется, не происходило. Обманом злоумышленники брали с жертв расписки, что деньги выплачены, а потом убивали владельцев "проданного" имущества. Обычно падких на выпивку хозяев травили ядовитым метанолом. Иногда подмешивали в напитки лекарства, которые вызывали заторможенность, слабость или сонливость, чтобы жертвы не сопротивлялись и не кричали. В одном эпизоде вообще сожгли четверых спящих продавцов квартир заживо.

В 2003-м были совершены последние преступления – двойные убийства в Кемерове и Берёзовском. Всего от рук риэлторов-мясников за три года погибло девять человек.

Сходный способ преступлений и то, что многие потерпевшие являлись клиентами одного и того же агентства "Уют" постепенно прояснило картину событий для оперативников. По ходу расследования банде чёрных риэлторов даже название подходящее дали – "Антоновский приют": клиенты, которые обращались в "Уют", находили там последний и вечный приют…

За агентством начали приглядывать, и оказалось, что сделки с недвижимостью от имени убитых продолжают оформляться и после их смерти. Вот тогда-то всё и встало на свои места. Уголовные дела о разных убийствах объединили в одно производство. Сомнений не было – за жестокими расправами стоят владельцы "Уюта".

Суд над участниками преступной группировки "Антоновский приют" состоялся в 2009-м. Девять участников банды чёрных риэлторов оказались на скамье подсудимых. В их числе: нотариус, которая незаконно оформляла сделки, сотрудник милиции, которая "пробивала" информацию по квартире и жильцам, риэлторы и боевики-мясники, так страшно и безжалостно расправлявшиеся с собственниками жилья. В зависимости от роли каждого, участников группировки признали виновными в девяти убийствах, нескольких десятках мошенничеств, похищениях людей и других преступлениях.

Суд назначил пожизненное наказание непосредственным исполнителям убийств 30-летним Александру Ч. и Олегу С. За каждого убитого они получали от начальниц "Антоновского приюта" "по таксе" – до 30 тысяч рублей. Главного идеолога "Антоновского приюта" Веру А. приговорили к 25 годам лишения свободы, её супруга – к девяти, владелицу риэлторского агентства "Уют" Ольгу Г. – к 16 годам.

Отец за сына 

Время:
24 сентября 1997-го

Место преступления:
Кемеровский областной суд на проспекте Ленина, 55

После оглашения приговора в адрес судьи, потерпевших, их родственников или, наоборот, обвиняемого – угрозы звучат часто. Высказанное недовольство в момент, когда сознание ещё не приняло вердикта, а эмоции не улеглись, даёт хоть какое-то внутреннее успокоение, выход отрицанию и агрессии. И слова о жёсткой мести обидчикам, законникам, всем, кто не наказал, как надо, кто не получил положенного, чаще всего остаются в залах суда, остаются словами, не воплощенными в дела.

24 сентября 1997-го в зале Кемеровского областного суда всё обернулось совсем иначе. А ведь адвокаты предупреждали охрану и судью, что отец потерпевшего – 60-летний Володи Г. – вполне способен на безрассудный и даже опасный поступок. Не прислушались. Итог: восемь человек в тот день получили ранения, один погиб… Старик мстил за смерть сына, за то, что суд дал слишком маленький срок убийце, от рук которого он погиб.

К трагическому исходу привела история трёхлетней давности. Сын Володи – Заза Г. – был рэкетиром. Преступная группировка уроженцев Грузии в середине 1990-х промышляла в ряде городов Кузбасса. Трясли, как правило, местный средний и малый бизнес. Осенью 1994-го "под раздачу" попал коммерсант Омари З.

Пять рэкетиров, включая Зазу, ворвались в его дом и стали вымогать 50 миллионов неденоминированных рублей и ежемесячную таксу. Когда бизнесмен отказался, связали и избили его. Пригрозили, что убьют всю его семью прямо у него на глазах. Супруга и ребёнок предпринимателя, по счастью, в тот момент были в больнице. Рэкетиры, завершив с угрозами и экзекуциями и поняв, что Омари так просто не сдастся, отправились за родственниками, но до больницы не доехали. Хозяин дома выбрался из пут, схватил карабин (оружие было зарегистрировано), догнал бандитов на трассе близ Белова и в перестрелке уложил всех пятерых. Сгоревшую машину с пятью убитыми гражданами Грузии обнаружили в ноябре. Одним из погибших, как установили оперативники, оказался Заза Г. (его также разыскивало МВД Грузии за убийство двух милиционеров). Спустя несколько месяцев правоохранителям удалось задержать и подозреваемого – предпринимателя Омари З. Он не стал отрицать вину, в мельчайших подробностях рассказал, как всё было.

Действия подсудимого квалифицировали как "убийство в состоянии, близком к аффекту" и приговорили к трём годам лишения свободы. Решение родственников погибших не устроило. После вынесения приговора они направили жалобу в Верховный суд России. Дело вернули на повторное рассмотрение. 24 сентября 1997 суд должен был огласить окончательный вердикт. Но квалификацию суд менять не стал, так что коммерсанту по-прежнему грозил не очень большой срок.

Родственники, и в особенности отец Зазы, начали возмущаться. По требованию судьи милиционеры буйного Володи Г. вывели из зала. Однако несколько минут спустя он попытался ворваться обратно, а когда не получилось, бросил в зал гранату. Этот момент заметил младший брат Зазы, прыгнул на гранату и закрыл её собой – спас несколько жизней.

Омари З. приговорили к трём годам и шести месяцам заключения и, с учётом уже проведённого в тюрьме срока, вскоре освободили. Володи Г. задержали, сразу после взрыва он заявил, что хотел убить всех участников процесса.

Судмедэксперты установили, что на момент совершения преступления Володи был вменяемым и осознавал свои действия. Несколько дней он провел в СИЗО. Когда процесс начался уже по делу о взрыве, Володи сильно изменился. Мужчина с трудом понимал, где находится и что с ним происходит. Адвокаты рассказали, что перемены с их подзащитным произошли после черепно-мозговой травмы, которую он получил в СИЗО. По их версии, фигурант пытался разнять сокамерников и его очень сильно избили. При повторном обследовании психиатры обнаружили у задержанного "временное расстройство психики".

Решением суда Володи Г. был направлен в одну из закрытых психиатрических больниц, уголовное дело было приостановлено до полного выздоровления, но так и не возобновлено. Кемеровский областной суд после трагического происшествия переехал в новое здание, на улицу Островского, 12.

Суд, сгоревший дотла, и чиновник, который зарубил военкома японской катаной

Время:
2000 и 2007-2008 годы

Место:
здание Кемеровского районного суда на улице Кузбасской, 28А

Со скандальными и криминальными историями связано в Кемерове и другое судебное учреждение. Кемеровский районный (или как его называют в народе "деревенский") суд, который с начала 90-х располагается в двухэтажном здании в самом центре города на улице Кузбасская, 28А, внимание СМИ, в том числе, столичных, в 2000-е привлекал не единожды.

Первая громкая история, которую прибыли освещать и журналисты из Москвы, произошла 23 февраля 2000 года. В День защитника отечества в здании Кемеровского районного суда произошел крупный пожар, в результате которого двухэтажное строение выгорело практически полностью, остался лишь каркас здания. Пять человек погибли, трое были госпитализированы в тяжелом состоянии, ещё несколько десятков человек, в том числе, и посетители, получили травмы различной степени тяжести.

Программа "Время", Первый канал

О причинах страшного происшествия тогда было выдвинуто несколько версий. В частности, специалисты не исключали возможность поджога. Ходили слухи, что неизвестные бросили в открытую форточку кабинета одного из судебных приставов (а в 2000-м в здании кроме суда располагались и судебные приставы, и прокуратура Кемеровского района, и адвокаты) что-то воспламеняющееся. Найти виновных поджога, как и доказать, что он имел место, тогда не смогли. В итоге официальная версия звучала так: "причиной возгорания двухэтажного здания старой постройки стало замыкание электропроводки. Усугубил ситуацию тот момент, что здание не соответствовало требованиям противопожарной безопасности".

Большое количество пострадавших и масштабы возгорания эксперты объяснили тем, что припаркованные машины и активное движение транспорта у здания суда препятствовали оперативным действиям пожарных и других специальных служб. В частности, у специалистов не было возможности своевременно и быстро эвакуировать людей и ликвидировать последствия пожара.

Восстановительные работы в здании Кемеровского районного суда после трагического происшествия велись почти три года. Лишь в октябре 2003-го судьи смогли вернуться в свои кабинеты. Прокуроры, адвокаты и судебные приставы переехали после инцидента в другие здания.

Радоваться новоселью представителям Фемиды долго не пришлось, в том же году в Кемеровском районном суде на Кузбасской произошла очередная трагедия. Одну из посетительниц практически на крыльце здания сбил автомобиль. Женщина от полученных травм скончалась. Во избежание новых трагедий, территорию отгородили шлагбаумом.

Однако учреждение вновь привлекает к себе внимание. Только теперь Кемеровский районный суд, где раньше рассматривали в основном уголовные дела бытового характера (о кражах скота, например, или драках комбайнеров), попадает в СМИ в связи с громкими процессами.

Одно из таких дел здесь слушалось в 2007-2008 годах, когда на скамье подсудимых по обвинению в убийстве главного военного комиссара области Игоря Дмитрика оказался сотрудник мэрии.

В начале 2006-го 46-летний полковник только-только вступил в новую должность и 13 января отправился на губернаторский Рождественский приём в центр отдыха "Притомье". После официального торжества госслужащие (и новоиспеченный военком среди них) решили продолжить праздник и поехали на дачу к начальнице одного из департаментов администрации области, гражданским мужем которой как раз и был обвиняемый. С праздничного застолья Игорь Дмитрик уехал с проникающим ранением в больницу, где впоследствии скончался.

Что на самом деле произошло в тот вечер на даче чиновницы, для следователей остается загадкой до сих пор. Родители погибшего считают, что сына убили, и причиной тому явилась "его профессиональная деятельность, он стал жертвой жестокой провокации местных чиновников "на высоком уровне", как значится в письме матери Игоря Дмитрика, которое было приобщено к материалам уголовного дела.

У следователей была своя версия. Кемеровские сыщики предполагали, что хозяин дома (работник мэрии) приревновал супругу к военкому и расправился с соперником. Схватил катану (японский самурайский меч – прим. ред.) и зарубил его прямо на улице, где Дмитрика в тот момент ждал водитель. Парень немедленно отвез пострадавшего в больницу, но медикам спасти военкома не удалось.

Сотрудник мэрии стал главным подозреваемым по делу, но в то, что он понесёт заслуженное наказание, верилось с трудом. Хотя дело находилось на особом контроле у всех, включая Генеральную прокуратуру и даже отдел по Международным поручениям (родители погибшего жили на Украине и писали жалобы чуть ли не в ООН).

– Это была настоящая битва "титанов", – вспоминает Елена Тушкевич, гособвинитель по данному делу. – Интересы подсудимого и потерпевших представляли лучшие адвокаты области. Сторона защиты пыталась даже оспорить результаты судебной психолого-психиатрической экспертизы, которую проводили в НИИ имени Сербского (главный в РФ медицинский исследовательский центр психиатрии – прим. ред.). Кемеровские психиатры установили, что "в период времени, относящийся к совершению инкриминируемого обвиняемому деяния у него обнаружились признаки временного болезненного расстройства психической деятельности в форме "патологического аффекта". Столичные эксперты с таким заключением были не согласны и признали подсудимого вменяемым. Адвокаты защиты, тем не менее, продолжали настаивать, чтобы суд руководствовался кемеровской экспертизой – не привлекал обвиняемого к уголовной ответственности и не отправлял на принудительное лечение, а просто прекратил следствие.

Сам обвиняемый со следствием сотрудничать отказывался. Его месяцами не могли допросить, потому что он постоянно лежал в больницах – то с онкологией, то с сердцем. Из-за болезней уголовное дело несколько раз приостанавливали.

И всё-таки в августе 2007-го дело передали в суд. Свою вину чиновник не признавал до последнего, отказывался отвечать на вопросы. Адвокаты старались, как могли, притянули тогда и версию о превышении необходимой самообороны. Якобы военком первым полез в драку, и в результате полученных травм ни хозяин, ни хозяйка дома ничего не помнят. Потом в ход пошёл "патологический аффект" (первый и единственный случай в судебной практике Кемеровской области), а пытались защитники списать убийство и вовсе на неизвестного.

Но у стороны обвинения были свои козыри. Во-первых, "железный свидетель" – водитель погибшего, во-вторых, веские доказательства, в частности, смывы крови в доме. Для опровержения версии обвиняемого по ходатайству гособвинителя была проведена физико-техническая экспертиза, в том числе благодаря ей была доказана причастность чиновника. В итоге его всё-таки признали виновным в по статье "Убийство" и приговорили к восьми годам колонии строгого режима. Под стражу экс-госслужащего взяли прямо в зале суда.

Жестокое убийство преподавателя КузГТУ

Время:
июнь 2008-го

Место:
подъезд дома по улице Терешковой, 34

Громкое преступление конца нулевых – жестокое убийство известного профессора кафедры вычислительной техники Кузбасского технического университета Олега Биякова – не просто шокировало город. Расследование вопиющего инцидента тогда под свой контроль взял лично губернатор Аман Тулеев.

Убийство произошло летом 2008-го. 52-летнему преподавателю нанесли более 30 (!) ножевых ранений в подъезде собственного дома и оставили его истекать кровью. Профессор скончался до прибытия "скорой".

Жестокая расправа потрясла даже оперативников, в разработку взяли сразу несколько версий – от бытовой поножовщины до убийства "чёрными риэлторами". После развода с супругой Бияков жил один, так что вполне мог попасть под прицел криминальных специалистов. Истина же оказалась проще и трагичнее…

В ходе следствия оперативники выяснили, что ещё в январе у Биякова произошёл конфликт со студентом. Преподаватель не поставил ему "зачёт" по своему предмету, и парня отчислили из вуза. Тот в отместку начал за Бияковым следить и как-то даже напал на него с молотком в супермаркете. Но профессор инциденту серьёзного значения тогда не придал, написал на горе-ученика Евгения К. служебку в деканат, на том конфликт и был исчерпан.

  • Профессор кафедры вычислительной техники Кузбасского технического университета Олег Бияков

Оперативники приняли личность буйного студента в разработку и начали его поиски. Сначала безуспешно, но вскоре… подозреваемый сам пришел в милицию, сознался в убийстве преподавателя и рассказал, как было дело.

По словам Евгения, профессор его как-то сразу невзлюбил, постоянно "сыпал" на экзаменах и зачетах, причём, как считал студент, не в силу его знаний, а из-за его низкого социального статуса. Неоднократные попытки поговорить с Бияковым, как утверждал подозреваемый, ни к чему не приводили. Преподаватель над ним смеялся и конструктивного диалога у них никак не получалось. Отчисление стало последней каплей…

Утром 16 июня Евгений К. пришёл к дому профессора. Чтобы не узнали, надел на себя старую неприметную одежду, на голову накинул капюшон. Стоял и ждал Биякова у подъезда. После того, как расправился с преподавателем, выбросил нож в подъезде, на улице – перчатки, и спокойно пошёл домой. А чуть позже в отделение – сдаваться.

Милиционерам свой поступок объяснил так: "Прежде всего, я люблю родину и считаю себя гражданином, а гражданин своей родины за преступления должен отвечать, поэтому готов понести заслуженное наказание".

В ходе следствия парню провели судебно-психиатрическую экспертизу. Она показала, что Евгений К. страдает непрерывнотекущей, детской формой шизофрении. Имеющееся у студента хроническое психическое расстройство, по заключению специалистов, лишало его возможности осознавать фактический характер своих действий и руководить ими в период, относящийся к инкриминируемому ему деянию.

В итоге суд признал двадцатилетнего обвиняемого опасным для общества и приговорил его к принудительному лечению в психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Криминальное прошлое Новокемеровского пивзавода

Время:
апрель 1997-го

Место:
офис по улице Мичурина, 13

Новокемеровский пивоваренный завод (на улице Тухачевского 56А – прим. ред.) некогда славился не только качественными пенными напитками. В Кемерове 1980-х и 1990-х он был настоящей бандитской Меккой. В те годы продукт завода и без того приносил хорошие прибыли, вдобавок предприимчивые "бизнесмены" хотели наладить на предприятии незаконную линию по розливу палёной водки. И продавать её из-под полы через таксистов. На сотрудников пивзавода регулярно нападали рэкетиры и вымогатели. А за право встать у руля весьма прибыльного предприятия шли настоящие войны, сколько было убито в бандитских стычках за десятилетия, даже подсчитать сложно.

В 1990-е одним из учредителей завода был председатель Союза бизнесменов Кузбасса (он же глава теневой экономики) Владимир Сиворонов, "крышу" в те годы прибыльному бизнесу обеспечивал Евгений Чернышев (брат "вора в законе" Олега Чернышева, коронованного представителями грузинского клана), входивший в коалицию славянских воров (таких, как Владимир Дуреев, Евгений Евсеев и Геннадий Макоша).

В какой-то момент Сиворонов решил, что может обойтись без бандитской опеки. Но коллеги по теневому цеху с таким решением были не согласны. В итоге в 1994-м Сиворонов остался без начальника службы безопасности завода и близкого друга Александра Кулагина. Его расстреляли возле собственного дома, когда Кулагин вышел из машины и направился в подъезд. Киллеры засели в подвале, дали очередь по жертве, а после этого скрылись.

После похорон директор пивзавода собрал пресс-конференцию, где в открытую обвинил известного вора в законе Владимира Д. в организации убийства Александра Кулагина. После громкого заявления Сиворонову посоветовали скрыться, мол, Батя (бандитская кличка Д. – прим. ред.) этого так не оставит.

И бизнесмен действительно уехал. Сначала в Москву, потом – в ОАЭ. На малую родину, в Кемерово, экс-владелец Новокемеровского пивзавода вернулся только три года спустя за частью причитавшегося ему дохода. Вот только за время его отсутствия на предприятии произошёл передел собственности. Главным акционером стал никто иной, как Владимир Д.

Обиды Батя за три года экс-владельцу не простил. Через два дня после прибытия в город, 15 апреля 1997-го, Сиворонова расстреляли в упор у крыльца его нового офиса на улице Мичурина, 13. На работе в тот день бизнесмен был со своим маленьким сыном. Ребёнку тоже досталось в перестрелке: когда мальчик бежал к отцу, ему прострелили обе ноги.

Убийство было нарочито небрежным, демонстративным, этакая визитная карточка с очень знакомым почерком исполнения. Пистолет и двойной целлофановый пакет, через который стрелял убийца, оперативники нашли поблизости от места преступления. Киллер был без маски, и видели его сразу три человека: сын Сиворонова и двое охранников. Тем не менее, оперативникам потребовалось несколько лет, чтобы разыскать стрелявшего. Лишь в 2000-м убийцу удалось задержать. Им оказался 30-летний Владимир Р., бывший подчинённый Сиворонова и, по совместительству, один из боевиков Бати.

Следователи установили, что от Д. за устранение своего шефа Владимир Р. получил новенький ВАЗ-2109, и после успешного дебюта попал в банду, причём сразу в авторитеты. Для Бати он разрабатывал планы преступлений, контролировал их исполнение, готовил оружие и транспорт. Именно Р. организовал убийство Евсеева (о нём шла речь в предыдущей части лонгрида "Молчание улиц – 2: ещё шесть преступлений, которые навсегда запомнил город Кемерово").

В ходе обысков в гараже подозреваемого оперативники обнаружили целый арсенал: одиннадцать новеньких, ещё в смазке, автоматов Калашникова различной модификации, винтовку с оптическим прицелом, пистолеты Макарова с приборами для бесшумной стрельбы, гранаты, взрывчатые вещества и взрывные устройства. Оружие, как установили сыщики, поступало по криминальным каналам со складов воинских частей.

  • Владимир Дуреев (Батя)

В 2003-м Владимир Д. за создание банды и организацию нескольких убийств, в том числе Сиворонова, приговорили к 17 годам особого режима. Владимиру Р. дали чуть меньше – 15 лет в колонии строгого режима.

Редакция благодарит за помощь в подготовке этого материала прокуратуру Кемеровской области и лично Елену Викторовну Тушкевич, старшего помощника прокурора Кемеровской области по взаимодействию со СМИ.