Интернет-журнал

Ржавчина апокалипсиса-2: правда о кузбасских бомбоубежищах

Олег Быков, 18 Июля 2017

Смогут ли жители Кузбасса укрыться где-то в случае глобальных катастроф или чрезвычайной ситуации? Оставила ли эпоха холодной войны наследие в виде хвалёной и широко известной системы убежищ?

Мы продолжаем разговор с пожелавшим остаться анонимным сталкером из города Белово. Начало читайте здесь. Сегодня мы говорим о том, в каком состоянии в городах Кузбасса находятся советские бомбоубежища. Есть ли среди них действующие или хотя бы отчасти пригодные для эксплуатации? Или всё это лишь пыль, прах, запустение вперемешку с красивыми легендами? Ситуация прорисовывается не очень-то радостная, и хотя наш собеседник владеет данными в основном именно по Белову, можно сделать вывод, что дела по всему региону обстоят так же. Впрочем, кроме беловского специалиста вопрос согласились прокомментировать эксперты из города Кемерово.

– Насколько мы поняли, в Белове ты собственными глазами повидал немало убежищ, точнее, того, что от них осталось… 

– В Белове я хожу по "заброшкам" с 2011 года. Помогала мне специфика работы, связанная с системами безопасности. Но в родном городе мы с товарищами ничего особенного не нашли: от "бомбарей" в большинстве осталась только ржавчина и бетонные коробки, часто затопленные, засыпанные и даже заасфальтированные (как показательное бомбоубежище под парком "Молодёжный", куда некогда экскурсии водили, или "бомбарь" на рынке "Сибэлком").

То же самое можно сказать о противорадиационных укрытиях под домами №10 и №12 на улице Юбилейной. Обслуживать их перестали примерно в 1994 году. С тех пор их периодически подтапливало, герметические двери если и сохранились (их снимают не только на распил, но и чтобы поставить в собственных домах – особенно если они со свинцовым стеклом: это же круто!), то заклинены, очистные системы проржавели. Во время реконструкции дворов по Юбилейной, ещё при мэре Гусарове, закатали в асфальт вентиляцию некоторых укрытий. Теперь это гробы, а не место спасения людей.

– Есть ли работающие бомбоубежища?

– В Белове функционируют только "бомбари" на предприятиях: ЦОФ "Беловская", Беловская ГРЭС (на "грэсовском" даже советские противогазы, аптечки и бинокли сохранились, как мне говорили). Поддерживаются в работоспособном состоянии бункер возле здания АБК в посёлке Бачатский, два бомбоубежища на станции Белово – рядом с бывшей контейнерной и рядом с перроном железнодорожного вокзала (есть освещение, койки). Есть кое-что в Беловском районе ("бомбарь" на шахте "Беловской" в Коротково и т.д.).

– А в Кемерове?

– В Кемерове точно работает убежище на последнем действующем, 4-м участке завода "Прогресс". Мы с товарищами спустились в катакомбы на участке №1, потом под землёй (под анилино-красочным заводом, нефтебазой и Чёрными горами) нашли огромный кабельный тоннель – три метра в высоту и 4,5 метра в ширину. Прошли метров 300 и наткнулись на достаточно свежую кирпичную стенку. Оттуда доносились голоса, потому ломать не решились...

Точно есть в городе и командный штаб в районе площади Советов – Главпочтамта, где на время войны укроется руководство области, но туда доступа никому нет.

– А какие-то частные бункеры?

– Некоторым активным ребятам из страйкбольной тусовки удалось-таки найти "свой" бункер. Например, кемеровчане Михаил "Хатхи" Рудаков и Василий Сомов смогли выбить у городских властей брошенное бомбоубежище на улице Грузовой, которое когда-то предназначалось для работников завода "Азот". Провели электричество (не дизель-генератор, но хоть что-то!), своими силами привели "бомбарь" в порядок. Молодцы, честно!

Там сейчас работает крытый полигон для страйкбола и лазертага, на котором тренируются ребята из патриотической организации "Полигон". Полигон назвали "Улей" – в честь известного объекта в игре "Resident Evil", где приходилось сражаться с зомби. Хотя, конечно, это не полноценное бомбоубежище.

– Ты говоришь, что бомбоубежища предприятий работоспособны. Значит, их работники, в случае чего, будут в безопасности?

– Смотря какое предприятие. Оно "на плаву" – и "бомбарь" жив. Его ведь нужно поддерживать: проверять проводку, осматривать системы жизнеобеспечения, периодически откачивать воду и т.д. К примеру, на Беловском цинковом заводе искать уже нечего. В единственном доступном бомбоубежище демонтировали не только дизельную электростанцию, но и входные герметические двери. Ящики с имуществом ГО разграбили, что не унесли – сожгли и загадили.

Это ещё лучший "бомбарь" цинкзавода, все остальные можно исследовать только с аквалангом. Товарищи, бывавшие в бомбоубежище завода "Кузбассрадио" (перебежками прямо через двор), утверждают, что и его понемногу затапливает, хотя там всё ещё стоят ящики с противогазами, робами, "намордниками". Впрочем, оно может быть не единственным на заводе.

– Сложно ли вычислить бомбоубежище?

– Достаточно просто – по вентиляционной шахте. Эти характерные побеленные будочки с железными жалюзи или решётками все видели. Например, в Белове их можно заметить возле бывшего здания отдела КГБ на улице Советской, 10 (у рынка "Махсут"). Подвал бомбоубежища там выложен кафельной плиткой. Такие же вентшахты – во дворе дома №18 на улице Юбилейной, где распложено кафе "Август". В это бомбоубежище проникнуть не удалось: по некоторой информации, его кто-то использует под продуктовый склад (замечу: по закону, "бомбарь", как объект гражданской обороны, нельзя приватизировать).

Собственно, через вентиляцию в "бомбари" чаще и проникают. Например, так мы впервые спустились в бомбоубежище цинкзавода: не знали, где вход, потому спускались по вентшахте на верёвке. А я тогда был пообъёмней. Помню, как боялся там застрять…

– Случись что, можно ли найти в городе хоть какое-то укрытие? В том же Белове?

– Если честно – нет. У Кузбасса с этим изначально, со сталинских времён были проблемы. При Сталине основным носителем ядерного оружия вероятного противника были бомбардировщики: считалось, что до нас они не долетят. Поэтому строили здесь только простые укрытия. При Хрущёве годные "бомбари" строили уже только на объектах соцкультбыта и заводах. В результате и 5% беловчан не обеспечены убежищами в случае опасности.

По состоянию бомбоубежищ я уже рассказал. От погребов толку мало, обычные подвалы завалит, а без вентиляции вы там задохнётесь. И не советую пытаться прятаться в подземных овощехранилищах: там плиты из пустотелого бетона, их лом пробивает, не то что взрыв!

– Самое безопасное, на твой взгляд, место в городе?

– Посёлок Бачатский. Буквально каждый второй многоквартирный дом там строили с учётом взрывных работ на "яме" (т.е. Бачатском угольном разрезе. – О. Б.) и землетрясений: подвалы из монолитного бетона, помещения используются, а потому в неплохом состоянии, работает вентиляция. Опять же, упомянутый мной "бомбарь" возле АБК в хорошем состоянии.

Вместе с Сергеем мы побывали на последнем противоатомном бомбоубежище Белова – на территории закрытого цинкзавода. Впечатление оно производит гнетущее: внутри полный мрак и запустение, на полу валяются большие ржавые цилиндры.

– Это угольные фильтры воздухоочистки, – поясняет наш проводник. – Их сдавать на лом смысла нет: много возни, мало металла при разборе. Вот и бросили...

Мародеры срезали не только входные гермодвери вместе с гидравликой, которые должны были держать взрывную волну, но и корабельную дизельную элеростанцию, питавшую бункер. В "бомбаре" царит полный мрак, который не могут рассеять раскрытый главный вход и запасной вход с крутой лестницей. Хотя это, по словам сталкера, наравне с сыростью, уберегло бункер от вселения бомжей: жить в вечном мраке, с капелью по стенам желающих не нашлось.

– На теплотрассе и теплей, и веселей! – шутит Сергей. Это ещё лучший "бомбарь" цинкзавода: он до сих пор не затоплен, а фортификационный бетон не дал трещин. Прочие укрытия уже заполнены грунтовыми водами. Факт затопления бомбоубежищ подтверждает и конкурсный управляющий цинкзавода Владимир Антонов.

…Смогли мы проникнуть и в одно из типичных противорадиационных укрытий – на улице Юбилейной. После размышлений использовать ли недозволенные способы проникновения в подвал дома решаем, что лучше пообщаться с домкомом.

– Ветеран "железки". У него не только ключи от подвала: он в советское время отвечал за это укрытие, – шёпотом поясняет сталкер.

Бдительно осмотрев журналистские удостоверения, пенсионер проводит нас в подвальные помещения. Здание было построено в сталинском послевоенном стиле и когда-то тут жила советская элита Белова. Страж подземелья по-прежнему бдителен, хотя теперь тайны дома – "плюсквамперфект", всего лишь ностальгия о былом.

Внутри душно, стоит тёплый пар: вентиляция несколько лет как закатана под асфальт. Внутренние стальные двери вросли в пол, система очистки воды обросла ржавой "бородой" длиной в пару сантиметров…

– Пару раз затапливало полностью, – говорит домком. – Перестал ходить электрик в начале 90-х, бросили обслуживать нас – и всё… Вроде и не бомбили нас – а всё разбомблено!

…Уже по выходу из погибшего укрытия я решил спросить Сергея, почему он захотел поделиться своей информацией о "заброшках". И есть ли практическая польза от его "сталков". Он думал недолго:

– О сданных боеприпасах я уже говорил. Не найди их мы – и кто-то мог пострадать. Об обнаружении опасных химвеществ я тоже стараюсь оповещать.

Нам вообще за державу обидно. Зло берёт, когда видишь брошенное имущество, заводы, "бомбари". Когда видишь на том же "Кузбассэлементе" новенькие японские станки "Хитачи", которые разбивают кувалдами в лом.

Есть ещё одна цель. Все учения сейчас сводятся к выводу детей из школы. Мы умели быстро надевать противогазы, знали, куда бежать в случае войны и где прятаться. Они не знают ничего, в том числе и того, что бежать им всё равно некуда!

В 2014 году, после украинских событий, Аман Тулеев уже приказывал провести ревизию бомбоубежищ. Тогда прокуратура Новокузнецка даже добилась восстановления одного бомбоубежища, но дальше – тишина. У нас в Белове нет ни одного "бомбаря", способного укрыть хотя бы детей.

Верю, что своими поисками мы привлечём внимание к проблеме отсутствия укрытий для населения в случае ЧС, и часть из них решат восстановить. Это – моя заветная мечта. Сейчас это ржавчина, а кто знает – далеко ли война или другая опасность? Я просто хочу, чтобы в случае беды мне и моим детям было, где укрыться!

– Изложенная в интервью беловского сталкера информация достаточно близка к истине. Но хочется кое-что уточнить. Упомянутый полигон "Улей" – не совсем бомбоубежище. Это укрытие на случай внештатных ситуаций. Нужны ли в Кузбассе бомбоубежища? Я считаю, что несомненно. В нашей области немало опасных производств ещё со времён эвакуации к нам оборонных мощностей в период Великой Отечественной войны. Это химические предприятия, оружейные заводы (вроде "Коммунара" и "Прогресса"). В конце 80-х – начале 90-х годов неоднократно случались различные аварии – утечки аммиака, хлора и т.д. От этих веществ нужно защитить не только рабочие смены заводов, но и население. Недаром в советское время построили в таком большом количестве различные укрытия и убежища. Глупо не использовать такой ценный ресурс для подготовки населения к действиям в случае ЧС.

Беда в том, что немало городских убежищ находится в удручающем состоянии. Например, небольшое бомбоубежище в квартале Сибиряков-Гвардейцев – Тухачевского – Химиков, два "бомбаря" в Кировском районе на "Прогрессе" (возле конечной остановки трамвая), большой бункер за "Спецавтохозяйством" (по дороге на Южный), где срезали даже шлюзовые двери, куда можно было въезжать на грузовой технике... В том же "Улье" отсутствовали входные двери, снаружи были залежи мусора, а внутренние помещения затопило. Все системы – водоотведение, водопровод, сантехника – были демонтированы. От генератора остался только каркас, моторы для откачки воды исчезли, вентиляционные короба порезали и вынесли. Даже проводку срубили и забрали, хотя провода были алюминиевые. Вычистить бункер, восстановить электроснабжение и (частично) вентиляцию стоило огромных трудов.

Мы своими скромными силами стараемся восстановить некоторые бомбоубежища и помимо "Улья". По упомянутым бункерам в Кировском мы заключили официальный договор с "Прогрессом", обязавшись сделать их безопасными – то есть очистить помещения, откачать воду и воспрепятствовать проходу туда антисоциальных элементов. В этом "Полигону" помогает центр военной спецподготовки молодёжи "Витязь" и другие кемеровские юнармейцы. В перспективе там также будут проводиться занятия. У бункеров есть "безусловный плюс": несмотря на время года, температура внутри стабильно стоит на отметке от +5˚С до +10˚С.

Построить бомбоубежище и поддерживать его в работоспособном состоянии стоит огромных затрат, а вот потерять его можно легко и просто. При этом качество работы современных подрядчиков порождает постоянные претензии. Если заставить их сейчас строить бомбоубежища, то не будет гарантии, что они отпустят на стройку качественную арматуру, фортификационный бетон марки "600" и т.д. Так что лучше поддерживать в рабочем состоянии то, что нам досталось от предков!

– Защитными сооружениями в Кемерове обеспечены только НРС (наибольшая работающая смена) заводов и предприятий, которые продолжат функционировать в военное время ("Азот", Кемеровская ГРЭС и т.д.). Все защитные сооружения (в том числе неработающих предприятий) занесены в Росреестр и находятся в оперативном управлении Росимущества. Как объекты ГО, они не подлежат приватизации и продаже. Состояние объектов различное и зависит от работоспособности того предприятия, которое отвечает за их содержание.

– Укрытия на улице Юбилейной и бомбоубежища на территории цинкзавода в реестре объектов гражданской обороны не числятся. Перечисленные объекты никогда не состояли на балансе муниципалитета. С точки зрения закона они не существуют.

В городе есть действующие бомбоубежища, но все они объектовые – на железнодорожной станции Белово, на Беловской ГРЭС, упомянутый объект возле АБК в Бачатском и т.д. Они переданы в оперативное управление предприятий, поддерживаются в исправном состоянии. Ежегодно они обследуются комиссией с участием ГОЧС. С персоналом предприятий проводятся занятия и тренировки по знанию их действий в случае расконсервации и использования бомбоубежищ.

В случае необходимости имеющиеся бомбоубежища могут вместить 40% беловчан, остальное население должно вывозиться в район деревни Пермяки. Однако нужно заметить, что территория Беловского городского округа, начиная с 2016 года, приказом МЧС относится к безопасному району, т.е. мало подверженному воздействиям техногенного, природного и военного характера. К нам в случае необходимости даже будут эвакуировать часть населения Новокузнецка и Прокопьевска.

Фото: Вячеслав Светличный, Яндекс.Картинки, Google Images, VSE42.ru