Интернет-журнал

Михаил Алексеевский: как город Кемерово меняет статус с шахтерского на творческий

Ирина Соловьева , 12 Июля 2017

В конце июня кемеровчане предприняли решительную попытку разобраться в себе. Вместе с приглашенным из Москвы урбанистом-антропологом Михаилом Алексеевским в рамках фестиваля уличного творчества "Детализация" они постигали и анализировали жизнь областной столицы. Михаил Дмитриевич рассказал нам о том, как преобразится Кемерово в ближайшее время, какие местные достопримечательности определяют его портрет и какой же он всё-таки – человек из Кемерова.

– Михаил, давайте для начала разберемся, кто такие урбанист и антрополог?

– Это два разных человека (смеётся). Урбанист – это специалист по развитию города. Он занимается различными аспектами городской жизни: от сугубо технических вопросов градостроительства до абсолютно творческих вопросов культурной политики города. Антрополог же в широком смысле слова – это человек, изучающий человека. Вот такая у нас с вами забавная формулировка получилась. Антропология имеет несколько разных направлений. Многие знают физическую антропологию, которая интересуется формой человеческого черепа, надбровными дугами и так далее. Но это не то, чем мы занимаемся. Я – социальный (или городской) антрополог и изучаю то, как жители воспринимают свой город, как они его используют, как влияют на него, как в нём живут в повседневности на самых разных уровнях: ездят на работу, трудятся, отдыхают, развлекаются, перемещаются.

– Какими проектами вы занимаетесь последнее время?

– Основное направление, которое мы сейчас реализуем, – это предпроектное исследование, связанное с развитием общественных пространств. Мы работаем в рамках федеральной программы "Комфортная городская среда". Раньше нам казалось, что город – это здание, и его главные проблемы – это проблемы ЖКХ. Мы живём в своих квартирках, закрываемся в них, потом запрыгиваем в автомобиль или метро, быстренько добираемся до офиса и снова – "в домике". Всё остальное, что вне дома и рабочего пространства, воспринималось ранее как своего рода соединительная ткань, транзитное пространство, через которое нужно быстро проехать или пробежать. Главное, чтоб ям больших не было. Сегодня мы постепенно приходим к другому пониманию города. Нам всё больше кажется, что комфортная городская жизнь в значительной степени зависит как раз от этой соединительной ткани. Мы проводим очень много времени, перемещаясь по городу, гуляя по нему. "В моей квартире всё хорошо, а что вокруг – не моё дело" – уже устаревшая парадигма использования города. И сегодня мы получаем огромное количество запросов, направленных именно на развитие общественного пространства. Самые очевидные примеры – это парки. Москва, например, уже несколько лет плотно работает в этом направлении. "Стрелка" имела отношение к перезагрузке парка им. Горького и его превращению в одну из новых московских достопримечательностей. Сейчас такая программа идёт по всей России. Приятно, что Кемерово тоже в неё входит. Уже в этом году будет реализован пилотный проект по благоустройству небольшого участка бульвара Строителей в соответствии с новой городской философией. Это средняя часть улицы от проспекта Химиков до проспекта Ленина. На международном конкурсе победу одержали именно кемеровские проектировщики, поэтому трансформацией города будут заниматься не варяги, а свои люди. Насколько мне известно, проект уже фактически готов и скоро выйдет на стройку. В 2018-2022 годах в рамках этой же программы должны быть благоустроены кемеровские улицы Кирова, Дзержинского, площадь Волкова, площадь Кирова и сквер им. Федорова. Создаётся своеобразная сеточка из благоустроенных улиц, чтобы кемеровчане могли гулять не линейно, а плавно перетекая с одного комфортного пространства в другое.

– Как изменятся эти участки? Чем они будут принципиально отличаться от улиц, не попавших в программу?

– Проекты по большинству улиц пока находятся на стадии разработки. Сказать чётко, какие конкретно будут выбраны решения, мы пока не можем. Но я могу рассказать об общей философии перезагрузки. Большое внимание будет уделяться повышению пешеходной доступности улиц и бульваров. Появятся дополнительные переходы, будет произведена максимальная оптимизация пространства в интересах пешеходов. На бульваре Строителей мы заменим дорожное покрытие – сейчас мамочки с колясками жалуются, что везут своих детей по плитам, как по американским горкам. Озеленение тоже будет приведено в порядок. Если сейчас у нас главный принцип – "что выросло, то выросло", в дальнейшем кустарники, газоны, цветы, деревья – всё это будет собрано в ансамбль и культурно оформлено. Важная часть проекта – зонирование территории. Молодёжь любит кататься на роликах и велосипедах, мамочки прогуливаются с колясками и детьми. Если они будут это делать одновременно и в одном месте, то всё это чревато травмами и общим недовольством. Мы будем делить пространство в интересах разных категорий пользователей, создадим велодорожку. Что касается малых архитектурных форм – скамейки, урны – всё тоже будет оформлено в едином современном стиле.

И ещё один очень важный момент, за который отвечаем мы, антропологи: все вы очень хорошо помните фильм "Ирония судьбы, или с легким паром!" Одинаковые дома, одинаковые улицы – и сложно понять, в каком городе ты находишься. Мы стараемся избегать единых решений по всей стране. Нам не нужны одинаковые бульвары и скамейки. Поэтому при работе с проектировщиками мы уделяем большое внимание местной специфике. Облик кемеровских бульваров и улиц должен сохранять свою уникальность, иметь свои особенности, чтобы в общественных пространствах проявлялась самобытность города. Благоустроить для нас – это не просто переложить асфальт. Это вывести город на новый уровень.

– Какие места в городе нужно посетить, чтобы понять его? Куда вы успели сходить в Кемерове?

– Я, к своему стыду, пока не так много гулял, как хотел бы. Когда в Москве наступает день, меня и здесь одолевают звонками и письмами. При разработке собственного маршрута я стараюсь ориентироваться на рекомендации местных жителей. Для меня важно, что они считают значимым в своём городе. По результатам предварительного опроса у нас получилась такая картина. Три места стабильно называют все. С огромным отрывом лидирует Притомская набережная. Как я успел понять, это главное общественное место для променада, имеющее огромное символическое значение. Мне довелось жить в гостинице как раз на берегу Томи. Поэтому как антрополог я внимательно рассматривал эту локацию: "О, кришнаиты! О, музыканты! О, велосипедисты! О, скандинавские ходоки!" Я вижу, как набережная активно живёт. Даже в позднее время по ней прогуливаются влюбленные парочки. Второе место – это улица Весенняя. Как я понял, для городской интеллигенции она даже в какой-то степени важнее. И третье место – музей-заповедник "Красная горка" и шахтёр с горящим сердцем на смотровой площадке. О "Красной горке" кемеровчане говорят как о месте, незаслуженно обделенном вниманием, но без него Кемерово понять невозможно.

И вот ещё показалось мне любопытным, пока я проводил пилотное исследование и смотрел интернет-тексты про ваш город: интересна значимость для города именно местной сети быстрого питания. Конечно, я как антрополог не мог не пообедать здесь, а не в "Макдональдсе". Даже дорогу специально перешёл. Вроде как элемент повседневности, но это тоже локальная специфика. Если они вдруг одномоментно все исчезнут, человеку из Кемерова явно будет чего-то не хватать. Никогда не знаешь, что может оказаться важным для горожан.

– Не секрет, что у каждого города – свой образ, своя аура, свой портрет. Каким вам видится Кемерово?

– Кемерово – молодой, активный, творческий. Вот три ключевых определения, на мой взгляд, которые лейтмотивом проходят через все наши исследования. Другой вопрос, что все эти характеристики города постоянной находятся под угрозой. Творческие силы куда-то утекают, активные люди зачастую меняют место жительства. О многих кемеровчанах – сегодня известных личностях типа Гришковца – горожане говорят так, будто они с ними и не с ними одновременно. А ещё, вы заметили, что в выделенных мною характеристиках нет слов шахтерский и индустриальный? Они отходят на второй план – и это здорово, потом что всем давно известно, что мы сейчас живём в эпоху постиндустриальных городов. И важно не то, сколько заводов мы построили, а то, сколько творческих и талантливых людей привлекли в качестве постоянных жителей. Именно в этой нише сейчас идёт конкуренция между городами. И это важнее сейчас, чем промышленность. У Кемерова в этом смысле – большой потенциал.

– И всё же человек из Кемерова – он какой?

– Чтобы дать исчерпывающее определение человеку из Кемерова, нам необходимо ещё немного поработать. Пока мы имеем не очень большой корпус ответов, но лидирующие характеристики таковы: открытый, дружелюбный, целеустремленный и терпеливый, причём это качество употребляется, скорее, в негативном ключе.

Очень интересный вопрос – по каким признакам можно выделить кемеровчанина в другой городской среде. Мы обязательно включим его в наше исследование. Честно говоря, пока настолько глубоко не копали. Можно выделить стереотипные признаки сибиряка: богатырская внешность и здоровье, активность и ничем не убиваемая живучесть. Но это уже шаблоны и ярлыки. По Кемерову мы только начинаем свою научно-исследовательскую работу. Надеемся, что нам удастся порадовать вас её результатами.

– С какой миссией вы сегодня в нашем городе?

– Я – приглашенный гость фестиваля "Детализация". Моя зона ответственности – площадка "Урбанистика". Но я приехал на неделю раньше, чтобы организовать ворк-шоп по городской антропологии для всех желающих. Мы каждый вечер собирались небольшой исследовательской группой из 10-15 энтузиастов, я рассказывал о каком-то новом методе антропологического исследования, а потом мы все вместе анализировали собранный материал, пытались делать промежуточные выводы. Совсем скоро мы будем готовы представить вам отчёт о проделанной работе. Пока думаем, как его презентовать. Но можете не сомневаться: Кемерово для вас заиграет новыми красками!

Михаил Дмитриевич Алексеевский (род. 15 февраля 1979, г. Москва) – российский урбанист, социальный антрополог, фольклорист. Руководитель Центра городской антропологии КБ "Стрелка".

В 2001 году закончил обучение на историко-филологическом факультете Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) по отделению "Филология" (рук. диплома А. Б. Мороз). В 2005 году защитил кандидатскую диссертацию "Застолье в обрядах и обрядовом фольклоре Русского Севера".

С 2005 года – научный сотрудник Государственного республиканского центра русского фольклора.

С 1997 по 2013 год – участник 50 этнографических экспедиций, организатор и руководитель некоторых из них.

Автор около 100 научных публикаций, посвящённых преимущественно традиционному русскому фольклору, современному фольклору и ритуальным практикам.

Член научных обществ International Society for Ethnology and Folklore (SIEF) (с 2011 г.) и The International Society for Contemporary Legend Research (с 2012 г.).