Интернет-журнал

Это мой дом: Офицерский – первый и единственный

Марина Туманова, Лора Никитина, Александр Боронихин, 5 Июня 2017

История необычного жилого дома по адресу проспект Ленина, 34

Кемерово – город ещё совсем юный. Его никогда не посещали ни Достоевский, ни Николай II, нет в нём древних храмов и каменных крепостей. Да, это не Петербург, не Москва – жители такого молодого индустриального города не всегда могут ощутить себя частью "большого времени", почувствовать дыхание веков в собственном дворике. Мы живём словно в своей маленькой истории, будто выпав из общего потока и наблюдая за ним со стороны.

Однако мы не всегда справедливы к этим знакомым, на сто раз исхоженным и до мельчайших деталей изученным улицам. Стоит остановиться, приглядеться получше – и былые времена заговорят с нами со стен соседнего дома, станут частью нашей частной жизни, нашей ежедневной суеты. Это не Москва и не Петербург – но в сибирской глубинке есть своя особенная и неповторимая история, частью которой мы все являемся.

Есть такие дома, которые помнят надежды довоенных лет. Есть те, которые возводились руками немецких военнопленных. Есть те, что были задуманы Никитой Хрущёвым как временное жилье для советских граждан, да так и остались стоять – сотни и тысячи их, целые улицы. Есть типовые многоэтажки, которые поднялись стройными рядами и образовали целые спальные микрорайоны – их стены иногда красили в яркие цвета, которым, конечно, суждено было потускнеть. Есть дома, построенные в самые скудные постперестроечные годы – из последних сил, на самые скромные средства, и эта их опрятная бедность до сих пор бросается в глаза. Есть здания, всем своим видом как будто исполняющие реквием по опьяняющей и безумной свободе девяностых. Есть дома, первыми удостоенные звания "элиток". Есть те, которые построены по самым современным технологиям.

Каждое из этих зданий помнит разные времена. И о каждом из этих зданий кто-то с любовью говорит: это мой дом.

Собранные все вместе, эти дома и есть наш город. Город Кемерово.

В этом материале мы расскажем о довольно приметном доме на проспекте Ленина, 34. Масштабностью и объёмом выделяется он среди своих соседей близняшек-хрущёвок из 1960-х, а ещё архитектурно украшает, делает заметным, геометрически выделяет поворот с улицы 50 лет Октября на главную городскую магистраль – проспект Ленина. Атмосферно преображает этот заметный пятачок, и ты будто попадаешь в тот самый довоенный, архитектурно эклектичный Кемерово.

Таким же необычно заметным он был и 80 лет назад, когда проспект Ленина носил имя ул. Магистральная и даже не был ещё главной улицей города. Здание нового железнодорожного вокзала существовало лишь в проектах. Ещё не было ни одного капитального моста через Искитимку и трамвайной линии (трамвай пустят здесь только в 1949-м), большую часть пространства между нынешней улицей 50 лет Октября и улицей Мичурина занимали деревянные домишки с огородами. На месте кинотеатра "Космос" – большой овраг, за рекой – деревянный универмаг на горе – вместо современного здания цирка, ну а такие футуристичные колоссы, как здание Променада-3, например, или свечки-высотки, пока даже и не снятся ни кемеровским архитекторам, ни уж тем более местным жителям. Между тем, ряд капитальных кирпичных строений в этой части города всё-таки уже есть.

Итак, улицу Магистральную в направлении от сегодняшней вокзальной площади начинают активно застраивать в начале 1930-ых годов по планировке известного немецкого архитектора Эрнеста Мая. Именно он определил эту улицу как первую улицу широтного направления, которая шла от железной дороги на восток за Искитимку и обеспечивала дальнейшее развитие города в заискитимской части. В будущей привокзальной части начался и эксперимент по возведению жилкомбинатов, но до конца он так и не был осуществлен, ибо проект Мая "завернула" Москва. Однако, к 1933 году с учётом планировки немецкого архитектора здесь был построен квартал, получивший название Соцгород. Скромные, ровненькие кирпичные двухсекционные двухэтажки и деревянные дома коридорного типа строили в строго меридиональном направлении. Сегодня часть домов сохранилась в границах: проспект Ленина – улица Коммунистическая и по улицам – Черняховского, Чкалова, Рукавишникова и Володарского.

Кроме этого, соседями дома по проспекту Ленина, 34 стали первые цеха кондитерской фабрики – ныне на их месте стоит ТРК "Зимняя Вишня". Маленькое предприятие выпускало несколько видов сладостей, в том числе, карамель, печенья и пряники. Офицерский дом буквально тонет в ароматах сладостей, ванили и свежей выпечки. Отстроены цеха швейной фабрики "Томь" (кстати, сейчас на этом месте снова ведётся строительство), в 1937-м её продукцию уже можно было купить в местных магазинах – лёгкие платья, бельё. В Соцгороде заселён первый дом повышенной комфортности для руководящих работников "Кемеровокомбинатстроя", так называемый жилой дом ИТР. Дом этот сохранился по сегодняшний день, стоит на ул. Жуковского, 3). На улице Дзержинского отстроено многоэтажное общественное здание – сегодня в нем находится главный офис компании "Промстрой", а на улице Черняховского – здание школы №4, впоследствии – пединститут, педучилище, нынешний ресторан Чайхана42. Введён в строй новенький суперсовременный (по тем временам) Дом кино "Москва", первые капитальные дома появились в центре города на Притомском участке (об одном из них мы уже писали, прочитать можно тут). А всего в конце 1930-х в Кемерове насчитывалось порядка 140 каменных и кирпичных зданий, но под жильё предназначалось едва ли больше четверти из них.

Во второй половине 1930-х основное внимание сконцентрировано на строительстве крупных промышленных объектов (ГРЭС, Коксохимзавод, Химкомбинат) и жилья для их специалистов. Городское же гражданское строительство отошло на второй план и после того как градостроители отказались от планировки Мая, на вооружение была взята генеральная схема планировки, разработанная в 1935-1936 гг. Новосибирским отделением "Горстройпроекта", для которой была характерна не ансамблевая, а точечная застройка на не связанных в единую структуру площадках. Что и объясняет появление общественных зданий и крупных многоквартирных домов среди деревянного частника. К таким зданиям относится и наш дом на проспекте Ленина, 34.

Проект дома был выполнен в середине тридцатых – в период смены стилевой направленности советской архитектуры. Авангард уступает место "сталинскому ампиру", советские архитекторы переосмысляют основы классики. В Кемерове этот процесс идёт медленнее, и именно этим и объясняется эклектичная архитектура Офицерского дома. Элементы геометрического конструктивизма здесь лаконично и очень осторожно сливаются со строгой симметрией и сдержанными элементами переосмысленной классики, зарождающегося "сталинского ампира" – кантик между четвёртым и третьим этажами, декоративные колонны по фасаду здания, оформление балконов. Послевоенные "сталинки" здание напоминает, кстати, не только внешней масштабностью, но и внутренним простором – широкие лестничные марши в подъездах, просторные комнаты и вместительные кухни с кладовой и печкой (сами печи разобрали, по словам старожилов, в 1960-е, а вот трубы от них на здании есть и сегодня).

Особенным дом был и в коммунальном плане. Каждая квартира была оснащена всеми удобствами – туалетом, водопроводом и даже ванной. Отапливался дом изначально собственной котельной (кочегарка располагалась в подвале, а большую трубу от неё также можно увидеть и сегодня, если смотреть на здание со стороны двора), но в доме уже были подготовлены и коммуникации для подключения к центральному отоплению. Домов с удобствами в 1937-1938 годах было построено несколько. "…в Кемерово сдан в эксплуатацию ряд новых жилых домов. Среди них четыре четырёхэтажных дома со всеми коммунальными удобствами. В этих домах, имеющих хорошую наружную и внутреннюю отделку, оборудованы ванные комнаты, водопровод и центральное отопление", – сообщается в одном из номеров газеты "Кузбасс" за 1938-й год. Квартиры были комфортабельными – двух – и трёхкомнатными, с парадными, как вспоминают старожилы. И получить такое жильё могла далеко не каждая кемеровская семья.

В первые годы и примерно до 1950-х сюда заселяли семьи военных – старших офицерских чинов, которые занимали посты и должности в военных же ведомствах в Кемерове. Квартиры были служебными, и давались только на срок работы в военных структурах.

– В конце 1930-х в Офицерский дом из Казахского поселка (был такой на месте площадки за Искитимкой напротив нынешнего цирка) переехала семья моей знакомой. Отцу-офицеру дали комфортабельное жильё. Прожили они там ровно год. Потом отец ушёл в увольнение, и квартира перешла следующему владельцу. А им дали земельный надел за рекой в районе сегодняшнего Променада-3 и ссуду на строительство собственного дома, – вспоминает наш постоянный эксперт-краевед, экскурсовод и знаток города, Вера Витальевна Маркидонова. – Для переселенцев именно из этого дома – это была обычная практика в те годы.

Может, именно поэтому старожилов (из 1940-х) в нём сегодня единицы, большинство возрастных жильцов в доме обосновались в 1950-е, а к этому моменту квартиры здесь уже давали бессрочно, но по-прежнему только военным. В том числе, семьям офицеров Военного училища связи, которое ввели в строй в 1941-м, и на баланс которого в военные годы, по одной из исторических версий, Офицерский дом перешёл впоследствии. К слову, поблизости с домом проходила и улица Чапаева, тянулась вплоть до самого училища связи и водоёма близ него – в те годы кемеровчане звали его Солдатским озером (ныне здесь строится новый микрорайон Озерный, о нем можно прочитать в лонгриде "Кемерово, который нельзя найти"-2).

– Отца из Москвы перевели на службу в Кемеровское училище связи, и в 50-ых они с мамой и двумя моими старшими сестрами переехали в Кемерово. По приезде заселились в казарменный барак при гарнизоне, – вспоминает жительница Офицерского дома Татьяна Николаевна. – Я родилась в 1957-м, стала третьей дочкой в семье. И когда мне исполнился год, нам уже дали квартиру в комфортабельном доме на улице Магистральной. Переезд я, конечно, плохо помню – была совсем маленькой, осталось лишь смутное ощущение чего-то большого и праздничного, внутреннего простора какого-то… В школьные годы с местной ребятней во дворе, конечно, пропадали. У этого дома он был огорожен, и качели были, и песочница, ухоженные деревья, кустарники, и даже своя сцена! Летом мужчины в шахматы после работы играли, а мы с ребятами устраивали представления. Я очень любила выступать, и взрослые всегда нас поддерживали, хвалили. Самодеятельные концерты повлияли на выбор профессии. После школы я сразу пошла работать демонстратором одежды в "Дом мод", его построили поблизости (здание по проспекту Ленина, 36)… А ещё помню аромат шоколада, он так и витал над нашим домом. Через дорогу уже вовсю работала Кондитерская фабрика, и абсолютно всё вокруг пахло конфетами. После замужества мы переехали на другую улицу, а в 1990-е я снова вернулась в Офицерский дом, никак он меня не отпускает (улыбается).

В 40-х и – 50-х в доме давали квартиры и офицерам, которые семьями обзавестись не успели. Им давали не всю квартиру целиком, а делили её на двух-трёх хозяев. Так что девушкам из окрестных домов было на кого заглядываться, женихов присматривали себе среди красавцев-военных...

– Наш деревянный домик стоял на Омской (ныне это улица 50 лет Октября). Офицерский дом был поблизости, я очень хорошо помню, каким дружным был их двор, – поделилась жительница соседнего дома Зинаида Матвеевна. – После войны в округе в большинстве остались женщины и ребятишки. А в этом доме жили офицеры – статные, здоровые, крепкие парни, как на подбор. Иной раз бывает в выходные выйдут и давай в волейбол мяч через сетку лупить, ох и красавцы! Вежливые, приветливые, ни одного грубого слова от них мы не слышали. Мало таких сегодня…

И звонкий детский гомон, и энергичную, неугомонную жизнь двора старожилы окрестных домов помнят до сих пор. А ещё помнят утренний горн и пионерские барабаны.

– В Офицерском доме всегда было много ребятишек. В послевоенные годы семьи были полные, большие, по три-пять резвых пострелов в каждой. Учиться они ходили в школу №4 на Черняховского и в школу №40 на проспекте Кузнецком, – рассказывает наш эксперт. – По выходным и в каникулы одна из офицерских жён собирала детвору в пионеротряд. Квартира у них была на первом этаже, каждое утро муж-офицер ставил на подоконник патефон, супруга трубила в горн, и ребятишки высыпали на улицу на зарядку под задорные пионерские песни. Да и в течение дня активистка ребят организовывала, так что без дела они не сидели…

– Двор Офицерского дома, и правда, очень весёлым был всегда, – вспоминает кемеровчанка Людмила Ивановна. – В 60-е недалеко жила моя крёстная, и я частенько у неё гостила, и вместе с подружками мы бегали в соседний двор на танцы. В те годы у дома на Ленина, 34 была оборудована хорошая танцплощадка, и окрестная молодёжь "зажигала" под джаз, под рок-н-ролл учились танцевать твист и модный в те годы американский хали-гали. Все популярные пластинки здесь крутили.

В 60-е, кстати, жить в доме стали ещё плотнее и "дружнее": в квартиры начали заселять по нескольку семей – навроде "коммуналок". Впрочем, этот период был относительно недолгим в истории Офицерского дома и его радушной атмосферы не нарушил.

Военным квартиры здесь продолжали давать вплоть до 90-х, а после статус исключительно офицерского сменился на обычный. Квартиры перешли в частную собственность, и владельцы начали распоряжаться ими уже по своему усмотрению.

 А как в доме сейчас? 

Внутрь своих квартир бдительные жильцы нас, увы, не пустили. Но кое-что о сегодняшних и давнишних планировках нам узнать удалось. Одна из жительниц поделилась, что в первые годы в доме при кухнях была дополнительная комнатка, и она изначально использовалась вовсе не как кладовая – это была комната для кухарки или прислуги. Некоторые офицерские семьи имели возможность нанимать и такой персонал.

Тамбуры были во всех квартирах, сейчас сохранились лишь в нескольких. Хозяйка одной любезно разрешила диковинку планировки заснять. В тамбуре жильцы старого Кемерова оставляли калоши (по местному бездорожью ходить в слякотные погоды можно было исключительно в них поверх нормальной обуви), позже здесь и разувались. А теперь, как подметила наша собеседница, он выполняет функцию звукоизоляции. Соседи, которые разобрали тамбуры, жалуются, дескать, теперь слышно всё, что на лестнице происходит.

Два крайних подъезда в доме имеют только двухкомнатные квартиры, в среднем – только трёхкомнатные. Все изначально полнометражные, с высокими потолками, большими дверными проемами. Многие жильцы уже выполнили перепланировки. Простор полного метра скрыт за подвесными потолками, кто-то превратил свою двушку в шикарную студию, другие переустроили небольшие ванные комнаты в модные душевые кабины и ванны-джакузи, комнатки для прислуги давно стали частью кухонь или превратились в небольшие кладовые. Как бы там ни было, но на уют, комфорт и внутренние коммунальные удобства своих квартир жильцы по-прежнему не жалуются.

Сохранились и квартиры с оригинальной планировкой, они прячутся и за новенькими железными и за двустворчатыми деревянными дверями с ещё сохранившимися почтовыми ящиками из далекого 1937-го.

Нет уж больше сегодня дружного, звонкого двора, подъезды плотно заперты на чиповые замки. Дом – непреступен, глух и абсолютно неприветлив. Былое радушие хранят общительные старожилы. С охотой говорят о прежних добрых временах, облагораживают местные клумбы, садят дачные нарциссы и маки. И ведают чуть ли не всеми горестями и радостями своего старого дома…

Ложка дёгтя

Не все гладко было в судьбе Офицерского дома. В 1989-м здание пережило довольно серьёзный пожар. Перед приватизацией в доме делали капитальный ремонт. И когда меняли проводку на крыше, от случайной искры загорелись перекрытия. Крыша сгорела полностью! Огнём прихватило и несколько квартир на четвертом этаже. Капремонт затянулся, пришлось реставрировать кровлю, перекрытия и испорченное жильё.

Крыша, а точнее входы в неё по-прежнему одна из больных тем для дома и его жильцов. В двух подъездах на самой верхней лестничной площадке (прямо под крышей) обосновались "подселенцы" без определенного места жительства. До недавнего времени был открыт и вход на чердак, и он тоже был обитаем. Сейчас дверь туда плотно запенена. УК подсуетилась.

Порядка 70 лет не менялся внешне Офицерский дом. Квартиры первого этажа под нотариальную контору, небольшой обувной бутик и шикарный шоу-рум салона обуви "Париж" переделали уже в нулевые. К слову, магазин "Париж" в этом году меняет прописку. Сегодня в его просторных залах распродают последние коллекции, и уже вовсю кипят строительные работы. Помещение готовят к прибытию нового "жильца".

Впрочем, атмосферность и стиль здания магазины и новые учреждения не нарушают, лаконично вписались. Не утратил дом и своей офицерской стати. За вычетом внешних косметических недочётов, с виду и не скажешь, что он восьмой десяток разменял. Он всё так же крепок, причём и внутри, как заверили нас молодые жильцы, и всё так же приметен, как и много лет назад, когда стал одной из первых ласточек многоэтажного градостроительства в старом Кемерове и распахнул свои двери для молодых офицеров поколения победителей.

Фото: Максим Федичкин, Яндекс.Картинки, архивы жильцов дома
Читайте также: Это мой дом: коммуна, которой не было