Интернет-журнал

Water, please: экспериментальный инструментал

Юки Тамагочи, 30 Мая 2017

Интервью с кемеровскими музыкантами, недавно записавшими дебютный EP, в преддверии большого концерта Rock House Party, который состоится 2-го июня в кафе-баре "Маяк".

Кемеровская рок-тусовка пережила много разных этапов, взлётов и падений, концертов и групп. Вот уже 10 лет прошло с "того самого" 2007 года, многие музыканты групп "тех времён" повзрослели и ушли из музыки, кто-то ушёл в коммерческую деятельность, кто-то продолжает верить в рок-н-ролл, а нынешние подростки всё реже создают новые группы, ходят на концерты и интересуются рок-культурой. Некогда популярные места сбора представителей местной субкультуры вроде "Лакомки", "Драмы", "Полигона" или Площади Пушкина пустуют – сегодняшняя молодёжь сидит дома в социальных сетях, реже выбираясь в кальянные, бары, вейп-шопы или клубы. Однако с уменьшением количества рок-групп, повышением среднего возраста их участников увеличилось их качество, стало меньше площадок – улучшилось качество проведения концертов и звук. Записывать и распространять свою музыку стало намного проще, а публика стала только требовательнее. А тут ещё и засилье коммерческих кавер-групп с их постоянными концертами, отчасти оттягивающими на себя и без того не слишком большое количество потенциальных слушателей. В такой ситуации нужно придумывать что-то новое, чтобы привлечь и удивить публику, и именно в такой, пожалуй, непростой момент появилась на нашей рок-сцене интересная и несколько необычная группа – water, please (с маленькой буквы кстати=). За два с половиной года ребята смогли успешно закрепиться в топе сибирских рок-групп, ведя весьма насыщенную по нынешним кемеровским меркам концертную деятельность, распространив её на многие ближайшие крупные города, записав дебютный EP Oathbreaker и наглядно доказав, что столь необычный для наших слушателей жанр инструментальной музыки без вокала весьма жизнеспособен и крут. Журнал Avokado не смог пройти мимо такого интересного явления, к тому же, в преддверии такого важного для рок-тусовки города события, как открытие магазина рок-мерча "Rock House" и сопутствующего ему концерта 2-го июня в кафе-баре "Маяк" с участием ребят из water, please. Результатом явилось небольшое интервью, в котором мы сможем немного познакомиться с ребятами и их творчеством.

Ю: Итак, первый вопрос. Группа, как корабль, начинается с названия. water,please звучит как минимум непривычно, впрочем, как и творчество самой группы. Почему именно такое название?

Паша Говорухин: Название было взято случайно из учебника английского языка, ребята из первоначального состава (Павел Говорухин, Иван Белых, Василий Шумков – прим. ред.) сидели на паре и увидели словосочетание "water, please". Думаю, лучшего названия для нас и не придумать. Мы часто просим воды на концертах, но не всегда она бывает под рукой (смеётся).

Ю: Группа без голоса для нашей сцены – это нечто необычное. Я слышал, как некоторые называли это явление – Н.И.Р. (Немое Инструментальное Разнообразие). Что явилось причиной для столь нестандартного подхода к музыкальному стилю? 

Паша Говорухин: Особых рамок в стилях у нас не было, нам просто нравилась музыка с приставкой "Post", и нам очень нравилось мешать стили, поэтому в одном нашем треке можно услышать несколько стилистически разных направлений от Indie-rock и Post-rock до Post-metal и Hardcore или даже Sludge.

Илья Кактурский: Самое главное, что я бы отметил, это как таковое отсутствие конкретных стилистических рамок. Да мы играем инструментальную музыку, и чтобы её сделать интересной и самодостаточной в силу отсутствия вокалиста как инструмента, приходится использовать самые разные приемы и эффекты. Например, это могут заимствования приемов из противоположных по звучанию роковых и не только стилей или резко контрастное изменения настроя и динамики трека там, где этого никто не ждет. Такие моменты остаются в памяти слушателя, пусть даже он будет недоумевать и ему, как он будет говорить, он не понравится, но ему точно это запомнится и что-то отложится в памяти. А остальное дело вкуса. Если все делать по правилам и раскладывать по полочкам и бояться испугать и удивить слушателя, то твоя музыка так и останется "второй" или проще говоря – вторичной.

Ю: И всё же, почему нет вокалиста? 

Паша Говорухин: Сначала были неоднократные попытки найти "того самого", были прослушивания кандидатов, но достойных вокалистов не находилось, точнее тех, чей голос мог бы действительно подойти и быть на желаемом уровне. А чем больше мы играли, тем больше понимали, что делаем музыку, в которой вокал уже если когда-нибудь и появится, то будет только дополняющим инструментом к трекам.

Илья Кактурский: Как по мне, так тут есть ещё другая проблема. Почти любой человек, от рождения имеет как минимум один музыкальный инструмент, с помощью которого он может стать частью любой музыки. Это голос. И почти каждый человек из-за необходимости общения должен уметь воспринимать речь других людей. И когда он слышит новую песню, в первую очередь он воспринимает голос и вокалиста, помимо какого-то основного мотива или мелодии которую опять же человек может пропеть. А так как в нашем городе и по области не так много свободных, интересных и действительно умеющих петь музыкантов, то любая халтура или недостаточное умение или отсутствие харизмы, если не полностью, то очень сильно портит впечатление от композиции в целом, даже если музыка почти идеальна. Вокал как бы "оттягивает на себя" часть внимания от музыки. Такая особенность восприятия. Думаю, многие музыканты попадали в такую ситуацию: тебе нравится какая-то сбивка или переход в треке которые очень круто сыграны, на который ты потратил (если это твоё творчество) часы записи, когда тебе отвечали "Ну и? Я в этом ничего не понимаю... а когда уже петь начнут?" Ну, и обычно вокалисты привыкают петь и исполнять в своём или в общем стиле группы. А так как в данный момент стиль нашей музыки скачет от трека к треку, то это создает определенные трудности. Хотя, я думаю, по-настоящему талантливому человеку была бы интересна такая задача, найти выход и превратить хотя бы пару наших треков в песни. Если такой найдется, я с удовольствием бы с ним поработал. Не исключены в будущем эксперименты и периодические вставки вокала там, где это потребуется. Но я не думаю, что (особенно в ближайшее время) группа water, please станет исполнять только песни, по крайней мере, в большинстве своем.

Александр Басманов: Да потому что просто не нашли подходящий вариант. Но я лично думаю, что вокал спокойно может залететь в наши треки. Главное, чтобы всё было к месту. Я думаю, скоро дойдёт до того, что кто-нибудь из нас уже сам научится этому ремеслу.

Ю: Играть в такой серьёзной рок-группе – это много работы. Много времени и сил уходит на репетиции, концерты, записи альбомов и прочую рок-н-рольную жизнь. Как часто вы репетируете, играете на концертах, записываетесь?

Паша Говорухин: Репетируем 2 раза в неделю, выступаем часто в городе и по Сибири. Я бы сказал, выступаем немало для группы со своим материалом, записываемся тоже частенько.

Илья Кактурский: Пожалуй, вот здесь в отличие от ряда других коллективов, которые не могут позволить себе репетировать регулярно из-за работы и занятости обычной "жизнью", мы смогли добиться того, что репетируем стабильно минимум 2 раза в неделю, и получается где то 7-8 раз в месяц, не меньше. Ну а про тех, кто оправдывает отсутствие репетиций тем что "я все умею и занимаюсь дома" или "пока все не выучат свои партии до идеала, репетировать не будем" это пустые отговорки ленивых людей. Да и на самом деле, все знаменитые группы и коллективы, если послушать их истории, репетировали вместе в начале карьеры чуть ли не каждый день или же давали концерты (что тоже является хорошей тренировкой). Поэтому то, что мы делаем и пытаемся делать, это самый минимум, и я не понимаю, как может идти речь о невыполнении хотя бы этого. Да и на самом деле мне лично просто нравится играть музыку, вживую, здесь и сейчас. Была бы возможность, я играл бы с группой каждый день. А вот сесть заниматься дома одному, для меня гораздо сложнее, как ни странно. Многое отвлекает, демотивирует. А приходя на место репетиций, ты знаешь, что ты идёшь играть и работать, и ничего тебя уже не отвлекает. Ни кошка, ни родственники, ни твоя девушка не помешают. Это даже своеобразное место уединения от всего прочего, некоторые именно для этого уезжают на рыбалку. А мы на репетиции и концерты катаемся :)

И как не странно, на данный момент хотя бы раз в месяц у нас случается выступление – либо у нас в городе, либо выезжаем в другой. И это очень радует. Ведь, выходя на сцену, ты набираешься опыта, учишься благодаря этому подавать свою музыку и работать со зрителем. Ведь всего не освоишь, сидя дома или на репетиционной базе. Поэтому мы ищем самые разные возможности для выступления в других городах. Неважно, какого масштаба концерт – для 30 человек или для 100. Мы не ставим первым вопрос об оплате дороги или о каких-то обязательствах в нашу сторону, кроме как дать возможность донести своё творчество до слушателя и оторваться по полной. Также стараемся не ждать приглашений, а сами ищем организаторов и связываемся с местными группами в поисках концертов.

Записываемся обычно параллельно основной деятельности без отрыва от репетиций и выступлений. Но важно понимать, что на данный момент мы не стремимся записать, например, альбом. Ситуация такая, что информационный поток сегодня настолько крупный, что чтобы в нём тебя заметили, нужно мелькать часто. На данный момент мы пытаемся нащупать оптимальный вариант релиза записанной музыки, будь то 1, 3 или более треков, экспериментируем со способами доведения её до слушателя. И это самая сложная задача. А материал есть, и записаться в наше время не так сложно, как несколько десятков лет назад.

Ю: Недавно вышел ваш дебютный мини-альбом Oathbreaker. Стоит ли ждать полноформатного альбома и когда?

Паша Говорухин: Лично моё мнение, что лучше выпускать немного материала, но чаще, чем большие альбомы (которые пишутся годами), но реже. Однако не исключено, что и мы когда-нибудь решимся на большой альбом.

Илья Кактурский: Полноформатный альбом вряд ли стоит ожидать в ближайшее время. Для него мы отточим всё, что касается его производства, на меньших релизах. Ну и обычно, выпустив альбом, группа едет в тур (или хотя бы в его подобие), а прежде чем его устраивать, нужно попытаться побывать во всех теоретически планируемых для гипотетического тура (даже если он будет небольшой) городах, узнать как там обстоят дела, какие есть организаторы, какой слушатель и что обстоит с площадками. С кем хорошо было бы из местных сыграть на одной сцене. Это тяжело и, наверное, нереализуемо, но надо постараться выжать из этого максимум. Однако не будем забегать вперед, сильно уж я замечтался.

Александр Басманов: Я думаю, что на данный момент всё упирается в ресурсы, и самый важный – это деньги. Чтобы выпустить хороший альбом, нужно минимум тысяч 50 рублей, а музыканты обычно много не зарабатывают.

Ю: Да, действительно на голом энтузиазме далеко не уедешь. И группе нужна "отдача" и моральная вера в успех, а также перспективы. Однако бывает, что дело не в музыкантах, а "в конъюнктуре рынка". Со временем появляются всё новые и новые музыкальные жанры, какие-то жанры вновь становятся популярны, а какие-то наоборот угасают. А какие перспективы вы видите у своего жанра и такой музыки?

Паша Говорухин: Мы сами делаем для себя перспективы тем, что не сидим сложа руки, а двигаемся к поставленным целям. Сегодня в целом такая музыка только набирает обороты, может, когда-нибудь она станет более массовой.

Илья Кактурский: Перспективы есть. Только смотря для чего? Стать по-настоящему популярным – только в том случае если ты новатор и ломаешь устои, или, иначе говоря, ты лютый гений. В последний раз для меня это были Animals as Leaders, а сейчас есть своеобразный в андеграунде бум грязной инструментальной музыки достаточно нишевых направлений: stoner, psyhodelic, sludge, doom и даже своеобразной вариации блюз-рока. И это до нас, как всегда, докатывается с опозданием. Но в этом вся прелесть, ведь если ранее я слышал чаще фразы из серии: "У них нет вокала. Очень странно. А как их слушать?", то сейчас это звучит скорее так: "Да у них нет даже вокала, и им и без него хорошо", и это наоборот даже выделяет на общем фоне многих групп

Александр Басманов: Не вижу никаких перспектив, нужно делать рэп (улыбается).

Ю: Последние годы в городе очень популярны кавер-группы, играющие рок-музыку. Их концерты доступны и часты, а самих групп в последнее время становится всё больше, что создаёт немалую конкуренцию "творческим группам". Однако о "своём" творчестве в кавер-группах речь идёт очень редко. Каково ваше отношение к таким командам и какие у них, по вашему мнению, перспективы?

Паша Говорухин: Я отношусь хорошо к кавер-группам, которые меняют материал, а не играют одно и тоже годами. Перспективы безусловно есть, но только в заработке денег (улыбается).

Илья Кактурский: Кавер-группы были всегда и будут – и это хорошо. Я рад иметь возможность слышать и слушать живую музыку и каверы на любимые песни, но всё равно многое из моего личного плейлиста, точно никогда не зазвучит в местных и в прочих заведениях. Единственные перспективы кавер-группы – играть больше и чаще в тех же заведениях и зарабатывать больше денег. Да это можно использовать для продвижения своего творчества, но по своим знакомым вижу, что эта деятельность их поглощает и не оставляет времени на личное творчество. Просто потому, что это сложно и есть противодействующие силы. Это не плохо и не хорошо, это другое. Если это тебе по душе, занимайся этим на здоровье, заниматься любимым делом и иметь всегда деньги на хлеб – это здорово. Но тут нет азарта, нет настоящего духа, будь то рок-н-ролла или чего-то ещё. В конце концов, большинство из тех легендарных и великих вещей, что играют эти группы, были рождены уж точно не в результате 50-го выступления в местном ресторане или на корпоративе в белой рубашке с красной бабочкой. О боже и самый ужас – это коммерческие кавер-группы, играющие поп-музыку, которые придумывают себе внешний "узнаваемый" стиль. Чертовы бабочки...

Александр Басманов: У меня замечательное отношение, сам бы играл. Лишь бы денег платили (смеётся).

Ю: Многие местные музыканты говорят, что "свой" материал в Кемерове никому не нужен, и вообще "творчество" в этом городе мертво. Площадок для концертов творческих групп всё меньше, а организаторов обвиняют в том, что они больше занимаются попытками заработать деньги на концертах, чем продвигать творчество местных команд. Да и слушателей вроде как становится всё меньше. Так нужна ли "своя" музыка в Кемерово?

Паша Говорухин: Хотя сейчас играть рок-музыку не так популярно, как раньше (особенно свой материал), тем не менее, лично я наблюдаю всё больше заинтересованных людей именно в нашем городе. И это не может не радовать.

Илья Кактурский: Своя музыка должна быть, но главное – она должна быть хорошей. А её нет. Не знаю, можно ли назвать нашу музыку хорошей и нужной. Но большинство групп, которые я знаю в нашем городе, да и ближайших городах, никакого интереса не представляют лично для меня, чаще всего это перефразированные вариации творчества других по-настоящему оригинальных групп, которые могли бы ещё честно себе сказать – "да, мы делаем и стараемся по полной", не обманывая себя. И когда предлагаешь этим "неинтересным" группам, сделать интересное и предлагаешь какие-либо идеи, а тебе только и говорят: "Зачем? А смысл? Какой с этого толк? Это не сработает?" Тогда все вопросы отпадают. И собственно находится ответ на вопрос, почему с музыкой не так всё хорошо. Дело в людях и только. Слушателям не нужны еще одни Fall Out Boy, но даже просто скопировать и повторить общий стиль на малую долю не хватает усердия.

Александр Басманов: Сейчас никому не нужна музыка, все снимают видеоблоги и батлятся на версусе и уличают депутатов в коррупционных схемах (отрывает взгляд от смартфона).

Ю: Творческие люди часто ищут вдохновение. Учатся и перенимают опыт у других творческих людей. Так, например, Мэттью Беллами из Muse признается, что огромное влияние на него оказывало творчество таких групп, как Radiohead и Queen, и даже великого русского композитора Сергея Рахманинова, что порой чувствуется в музыке самих Muse. А чем вы вдохновляетесь? Какую музыку слушаете сами?

Паша Говорухин: Я слушаю абсолютно разную музыку, это может быть что-то тяжелое или более попсовое – роли не играет, лишь бы было качественно, ведь что-то интересное для себя почерпнуть можно во многом, не ограничиваясь, например, только металлом.

Илья Кактурский: Самая разная. От трип-хопа до doom-metal. Но в первую очередь, конечно, вдохновляешься великими. Один из самых великих людей, кто дал мне последний и финальный толчок заниматься музыкой и не бросать, это многим известный человек по имени Дэйв Грол – барабанщик группы Nirvana и лидер группы Foo Fighters. Этот человек – машина творчества, человек-жизнь. И на самом деле, да простят меня фанаты, но будьте уверены, без его барабанов Нирвана не была бы там, где оказалась. Бесполезно перечислять людей и музыкантов, нам просто не хватит времени, если я начну рассказывать. Но стоит знать и про такого музыканта и супер-личность как Джош Майкл Хомме, основатель Kyuss и Queens of Stone Age. В свое время так же сильно повлияли Dream Theater. Пожалуй, они заставили полюбить музыку и взглянуть на неё более широко. Из последнего в моём плейлисте затесались Mastodon, Gojira. А из чего полегче, это обязательно мой любимый Fink, все альбомы которого я слушаю залпом и полностью. Навскидку, The Lumineers, Zac Brown Band, Black Stone Cherry. Люблю творчество Jeremy Soule и разные саундтреки к тем видеоиграм и фильмам, что оставили след. А если кого отметить из российских групп, то Grizzly Knows No Remorse – после их выступления в Новосибирске... Я не помню, чтобы я когда-нибудь в жизни так долго танцевал, пел и прыгал. Крутейшие ребята. Так же включаю Solar Deity в которой поет известный в определенных кругах крутой мужик по имени Пётр, но это тот случай когда харизма одного человека заставляет уделить внимание всему, чем он занимается. Из местных, кого хотелось бы выделить и чьё творчество иногда попадает в плейлист, это группы Селитра, Plane Passenger. С области круты ребята из The Maugleez – я купил их альбом. И интересуюсь тем, чем занимаются знакомые из групп Bourbon Blood и So Far As I Know в Новосибирске.

Александр Басманов: А я не слушаю музыку. Точнее слушаю много всякой разной, но она меня что-то совсем не вдохновляет (задумывается).

Ю: Что для вас значит музыка и что бы вы хотели оставить после себя потомкам? Каково будущее музыки в целом?

Паша Говорухин: Музыка стала для меня больше чем хобби, но и работой я пока не могу это назвать, хотя был бы не против (смеётся). Потомкам я бы хотел оставить что-нибудь такое, за что мне самому не будет стыдно никогда, поскольку музыка циклична, и каждые десять лет становится модно то, что хорошо забыто. Возможно, скоро мы опять попадём в "мой 2007-й".

Илья Кактурский: Чувствую, что чем бы я в будущем не занимался, музыка будет всегда рядом, около и внутри. Не могу от неё отделаться никак. В моей семье все либо танцуют, либо занимаются театром, либо занимались этим ранее. Интересно, чего от меня все ждали, после такого положения вещей? (Смеётся). Ну а оставить потомкам… Что угодно, лишь бы они знали, что это сделал я. Если не стремиться к этому, можно складывать руки уже сейчас, ибо с точки зрения математики и бесконечности, нас нет, так что даже глупо переживать о своих же возможных неудачах. Надо делать то, что нравится, и я считаю, что последнее слово за тем, кто счастлив. По-своему, но счастлив.

Ю: Всё хорошее, как говорится, рано или поздно кончается. Даже культовые рок-звёзды порой выходят "на пенсию" и заканчивают музыкальную карьеру. Кто-то круто меняет сферу деятельности, кто-то уделяет время семье, кто-то уходит в бизнес, кто-то остаётся в сфере музыки, но меняет профессию. А что вы будете делать после музыки?

Паша Говорухин: Думаю, музыка будет всегда идти со мной по жизни, и неважно, в каком виде, поэтому я буду заниматься параллельно музыке различными житейскими делами.

Илья Кактурский: После музыки? Лягу спать, потом проснусь, включу Red Hot Chili Peppers и буду готовить себе завтрак. Знаешь, я даже рад, что мне просто некогда и нет времени думать об этом. Не знаю, как так получилось. Но не так плохо звучит в моей голове идея иметь ресторанчик, в котором будет по вечерам играть джаз. Или работать каким-либо образом с группами и артистами, заниматься организаторской деятельностью. Нет, я уверен – музыка всегда будет где-то рядом.

Ю: Однако помимо музыки в жизни же есть ещё место для каких-либо хобби, занятий, увлечений…

Паша Говорухин: Я занимаюсь спортом, очень люблю проводить время со своими друзьями и находить себя в областях, ранее не интересовавших меня.

Илья Кактурский: Я десять лет занимался танцами... Ну вот, музыка и здесь имела влияние. Возможно, если бы не гитара, я бы увлекся кулинарией. Одно время думал, буду программистом... никогда так не ошибался и все мои родственники тоже (улыбается). Хочу всё-таки овладеть нормально паяльником и собрать пару гитарных педалей собственноручно. Увлекает организация тех небольших концертов, что мы проводим своими силами. С удовольствием бы занимался этим регулярно. Но во время самого процесса так точно не думаешь.

Ю: Когда у вас ближайший концерт и что вы хотите пожелать вашим фанатам?

Паша Говорухин: Ну что пожелать – ходите на концерты, поддерживайте музыкантов, любимые команды.

Илья Кактурский: Ближайший и главный концерт пройдёт 2-го июня в кафе-баре "Маяк", который мы организовываем совместно с магазином Rock House. Сотрудничество позволило профинансировать всё, чего не хватало раньше для идеального концерта, и сделать ещё несколько пробных шагов в этом направлении. Я думаю, вечеринка пройдет хорошо и точно бодрее, чем до этого. Лучшее место и время, где вы сможете с нами познакомиться, это именно Rock House Party. После того как мы выпустили EP, мы стали замечать, что потихоньку к нам в группу добавляются новые люди. А в различных пабликах ВКонтакте количество уделенного внимания к нашему релизу больше, чем мы ожидали. Причём обсуждают и музыку, и название, и обложку. И ругают в том числе, но и читал комментарии из серии "Ох ёлки, я так давно искал подобное". И знаете, это очень радует и мотивирует. И это говорят не твои друзья и знакомые, которые всё равно предвзято относятся, как ни крути, а случайные люди, которые в данном контексте более объективны.

Ю: Значит у вас есть свой фан-клуб?

Паша Говорухин: Если только тайный и мы о нём не знаем… (смеётся).

Ю: Ну что ж, и последний вопрос – какие у вас планы на будущее в глобальном смысле?

Паша Говорухин: Планов очень много, раскрывать карты не будем, просто следите за нашим творчеством, и мы вас непременно порадуем!

Илья Кактурский: Глобально? Ничего глобального! Мы ставим малые задачи и постепенно их реализовываем. Но мы ещё не сняли ни одного качественного видео. Думаю этим мы и займемся в ближайшее время, либо в формате клипа, либо концертной качественной съёмки, либо в каком-то ином.

Фото: Максим Федичкин, архив water, please