Интернет-журнал

Елена Шот: как кемеровчанка совершила путешествие на фестиваль Burning man в Неваде

Ксения Храмцова, 26 Мая 2017

После общения с кемеровским маркетологом Еленой Шот я поняла, что это девушка, с которой не страшно ни в огонь, ни в воду. Ну, вот представьте себе миловидную молодую особу, которой судьба подбрасывает шанс посетить один из самых массовых (читай модных) фестивалей современного искусства в мире, но для этого нужно оформить визу, пересечь океан и добраться без приключений до пустыни, находящейся на другом континенте, несколько дней переживать жару под 40 днем и минусовую температуру ночью вкупе с песчаными бурями. И у неё все идёт как по маслу и складывается как нельзя лучше! Как кемеровчанка в одиночку провернула путешествие на последний фестиваль Burning Man, который проводится в жаркой пустыне штата Невада, читай в нашем интервью.

– Лена, откуда ты узнала про фестиваль Burning Man и как возникла идея туда отправиться?

– О фестивале я узнала из передачи "Орёл и Решка": включила телевизор, случайно посмотрела, мне стало интересно, и я начала искать информацию о нём. В интернете я прочитала, что это очень масштабное событие, которое проводится прямо посреди пустыни Блэк-Рок в штате Невада, где буквально за считанные дни вырастает огромный город, куда съезжается более 70 тысяч человек – любителей современного искусства. Они устраивают лагерь, и начинается настоящее веселье. Я заинтересовалась… Как посреди пустыни можно такое это организовать – это же какой-то бред.

Зашла на их сайт и узнала, что организаторы открывают онлайн-продажу билетов, но идёт она только один день и ограничена поминутно. К примеру, 23 марта у тебя есть возможность приобрести билет буквально в течение 50 минут. Я подумала, что вряд ли что-то из этого получится, но почему бы не попробовать? В этот день билет стоит 390 долларов – дешевле не найти. А потом они продаются уже по 1000 долларов. В крайнем случае, в любой момент его можно будет продать, подумала я. Отправила заявку, и так получилось, что билет мне удалось купить.

Встал вопрос, что теперь с ним делать. Билет есть, но нет визы. Стала узнавать, как её оформить. Так вышло, что появилась необходимость по работе съездить в Санкт-Петербург. А это один из немногих городов, где можно сделать американскую визу. Записалась на собеседование в посольство. И надо же, опять всё получилось: мне дали визу на три года.

Билет есть, виза есть. Опять встал вопрос, что делать дальше. Отправилась разбираться на форумы. Оказалось, что существует огромное количество русских групп в Фейсбуке, во Вконтакте, где общаются ребята, которые уже ездили на Burning Man, они собирают людей для проживания в лагере. Я нашла несколько таких сообществ, написала: "Ребята, что делать, еду одна, как мне быть?" Откликнулись несколько людей, я нашла русский лагерь, который готовился даже делать свой арт-объект. Мы договорились, что я буду жить у них.

Потом я начала искать билеты на самолет в Америку. Если побеспокоиться об этом заранее, то можно приобрести его очень дешево – тысяч за 25 туда и обратно... Я спохватилась примерно за месяц до поездки, поэтому пришлось брать уже то, что было.

– Как ты узнавала, что нужно взять с собой, что пригодится, а что не понадобится?

– Тоже помогли ребята из сообществ, они поделились списком того, что нужно брать с собой в кемп. Мне объяснили, что лагерь обеспечивает человеку проживание в обмен на взнос. Сам лагерь должен сделать какой-то вклад в фестиваль, например, построить арт-объект, устроить дегустацию еды, раздавать сосиски или рисовать. А ты должен помогать всё это организовать.

– Ладно, в Америку ты прилетела… А как добиралась одна до пустыни?

– Почему одна? Откликнулся ещё один неравнодушный человек. Он ехал из Белоруссии в Штаты тоже на фестиваль. Мы договорились встретиться в Сан-Франциско. Там взяли машину. Проще всего брать автомобиль в прокате либо присоединиться к компании таких же туристов и ехать с ними. Чтобы добраться до самой пустыни, машины и навигатора вполне достаточно.

– Неужели вообще не пришлось столкнуться с проблемами?

– У нас была цель, прежде чем попасть на фестиваль, купить велики. Проблема встала как раз в покупке велосипеда. Те ребята, которые не первый год участвуют, сдают вещи и велики в специальные камеры хранения и до следующего года они там хранятся за определенную плату. Потом их вместе с лагерем привозят, забираешь их уже на месте. За моим великом пришлось поохотиться. В крупных магазинах все они уже были раскуплены. Мы объехали несколько торговых точек в Сан-Франциско. Нет велосипедов. Но и тут нам повезло. В одном месте мы всё-таки ухватили последний.

– Кто едет на этот фестиваль? Какой там вращается контингент?

– В основном, конечно, американцы. Но с каждым годом русских становится всё больше. В прошлом году было много наших: русскую речь слышала постоянно. Лагерей было около 10, где жили только русские. Это очень популярно, а после того, как стало активно освещаться, я думаю, что поток будет только увеличиваться.

В основном на фестиваль приезжают творческие люди разных профессий, можно встретить звезду и не узнать ее. Burning man подразумевает проявление себя, всех своих творческих способностей и возможностей. А вообще там хоть кого можно увидеть. Есть и весьма необычные персонажи: мне встречалась девушка на последнем месяце беременности. Возраст людей тоже разный: в основном от 30 и выше, есть семьи с детьми. Им там тоже есть чем заняться. Встречала очень много русских людей, которые живут в Штатах и которым, естественно, гораздо проще добраться. Когда они спрашивали, откуда я приехала, то очень удивлялись. Как? Это же нереально!

– Как организовано проживание в лагере? Всё-таки восемь дней нужно провести в пустыне…

– Вообще есть несколько видов проживания. Можно жить в отдельной палатке, но это не очень комфортно: жарко, постоянно пустынные бури, палатку может унести, задуть туда пыль. Песок там очень мелкий, как известь. И стоит только выйти на улицу, как ты весь покрываешься этой пылью равномерным слоем. Поэтому не очень удобно жить в палатке: негде готовить, нет туалета и душа.

Можно жить в кемпах. Здесь устанавливают юрты из светоотражающих панелей. В них не жарко днем и не очень холодно ночью. Ещё есть дома на колесах – это весьма крутой вариант. Стоит это, соответственно, тоже дороже. Мы жили в юртах. У нас был общий лагерь. У каждого свои обязанности: по очереди готовили ужин. В нашем лагере даже был душ! (смеётся) С туалетами на фестивале всё обстоит прекрасно: там очень много биотуалетов. Ежедневно сотни волонтеров приезжают, убирают. Функционирует всё хорошо, несмотря на то, что в пустыне нет воды. Всё привозится с собой.

Есть такие лагеря, где заплатишь, и тебе будет завтрак, обед и ужин. Уровень сервиса везде разный. Есть даже вип-лагеря, где проживание стоит больше 1000 долларов. Там у них хоромы, лакшери. Туда даже звёзды приезжают.

А есть такие дикари, которые прибывают на фестиваль вообще без ничего. И так там вполне себе можно прожить. Приехать с рюкзаком, сказать: "Здрасьте, ребята. Я поживу у вас?" И я думаю, что никто тебе не откажет, примут тебя. Но лучше так не делать, а подготовиться нормально. Всё-таки это непривычные условия.

– Расскажи о погоде в пустыне? Как обеспечить себе комфортное пребывание?

– Очень жарко. Днём до 35-40 градусов, но эта жара не очень-то и чувствуется. Я накупила огромное количество кремов, думала, сгорю там. В итоге почти ими не пользовалась. Температура достаточно легко переносилась, потому что там ветерок всегда обдувает. Но бывает так, что он усиливается и начинается песчаная буря. Очень интересный момент с этой пустынной пылью. Все вещи, которые ты привозишь с собой, покрываются ею моментально. Но в принципе, чтобы там нормально себя чувствовать достаточно иметь платок, респираторную маску, очки и крем для тела. Меня волновал вопрос, как мыть голову, там же нет душа. В итоге, как оказалось, при желании этого можно совсем не делать, потому что по сути это бесполезно. Ты можешь ходить с одной прической на всю неделю. Нам посчастливилось, у нас был душ, но он не особо помогал.

Ещё очень интересное явление: при 40 градусах днём, ночью температура может опуститься ниже нуля. Поэтому нужно брать с собой шубу. Это особый атрибут на фестивале: люди приезжают туда с невообразимыми разноцветными телогрейками. Я тоже брала, и в одной шубе пару ночей было даже холодно. Остальные можно было пережить просто в тёплых вещах.

Перемещаться по зоне проведения фестиваля лучше всего на велосипеде, потому что расстояния просто огромные, ходить пешком под солнцем по песку не очень приятно. Кстати, что касается велосипеда. В первый день пребывания у меня его украли. Ну как украли… Как мне объяснили мои соседи по лагерю – не украли, а позаимствовали. На фесте никто ничего не крадет, а все дают друг-другу взаймы. Просто кому-то мой велосипед понадобился больше, чем мне, и он им и воспользовался. И действительно, прошло немного времени, и мне подарили другой. Это нормальная ситуация там. Никакого злого умысла.

– Расскажи о самом фестивале. Чем он привлекает туристов со всего мира?

– Сам фестиваль длится 8 дней. Начинается в конце августа и заканчивается в сентябре, когда американцы отмечают праздник День Труда. Насколько я знаю, началось всё с того, что группа ребят просто собрались, чтобы что-то отметить и под конец веселья сожгли какое-то чучело. И понеслась. Потом народ стал подтягиваться на эту ежегодную тусовку – сначала 500, потом 1000, потом 10 тысяч и вот доросли до 70 тысяч человек.

Есть у этого фестиваля несколько принципов, среди тех, которые меня особенно удивили – практически полное отсутствие денег, например. Всё основано на взаимопомощи, обмене, дарении. Ты можешь дать человеку воды, а он в ответ спляшет или подарит тебе своё пиво. Принято дарить подарочки или просто уделять внимание. Увидел человека, который тебе понравился – сделай ему что-нибудь приятное. Все люди очень добрые, позитивные. Атмосфера такая, как будто бы ты на другую планету попал. Вышел, решил прогуляться, сел на велосипед – тут сосиски бесплатно раздают, в другом лагере устроили дискотеку, наливают вино. Тут в огромный твистер играют. Всё сделано общими усилиями и друг для друга, и всем здорово и весело.

Ещё одно важное правило – вовлечённость. То есть ты обязательно должен во всем, что тебе нравится, поучаствовать. Видишь колесо крутится – значит залезь в него и покрутись, видишь – кто-то сидит и рисует – садись рядом и рисуй тоже!

Обязательная составляющая фестиваля – строительство арт-объектов. Различные организации и объединения изготавливают их и принимают участие в конкурсе на лучшее строение или арт-кар. Чтобы их создать, приезжают заранее за несколько недель. Очень красивые и необычные штуки! Многие едут как раз за тем, чтобы полюбоваться на эти произведения современного искусства.

– Что тебе запомнилось из арт-объектов прошлого года больше всего?

– В 2014 году самой известной стала скульптура, где два человека сидят спиной к друг к другу, а внутри них стоят детки, которые наоборот тянут ручки к друг другу, символизирующая отношения внутри семьи. В мою поездку очень понравился замок, по которому можно было погулять. Очень много арт-каров – машин, которые собирают непонятно из чего. Огромный осьминог, например, который ездит по пустыне и извергается огнём. Смотрится очень эффектно! Медведь, собранный из маленьких монеток пенни. Сложно представить, как это всё люди смогли привезти с собой, воссоздать, а потом собрать и увезти.

На фестивале множество больших танцполов, каждый вечер работают концертные площадки, на которых проводятся различные вечеринки, тусовки. Часто приезжают популярные американские группы, дают концерты совершенно бесплатно, чтобы все повеселились. И так каждый день, каждый час расписан. Обязательно есть какая-то программа. Начиная от детских, заканчивая очень взрослыми откровенными вечеринками. Но при этом стоит отметить, что каждый приезжает туда за чем-то своим: если тебя не устраивает то, что происходит в каком-то месте, и ты в этом не хочешь принимать участие – ну, значит, и не будешь. Никто тебя ни к чему не обязывает и не ущемляет твои права.

Очень много всяких интересных штук привозят туда: машина по переработке мусора, велосипед, педали которого можно крутить и перерабатывать бутылки. Самое запоминающееся – привезли и поставили большой шатёр, и в один из дней в нём начала работать 3D-проекция под куполом. Заходишь внутрь, ложишься на спину, и над твоей головой прокручивают невероятные картины. Это покруче любого кинотеатра. Я такого никогда не видела. Если при этом осознавать, что ты находишься в пустыне в Неваде, а тут такое…

Многие объекты задуманы таким образом, что с ними необходимо взаимодействовать. Мне понравились огромные буквы EARTH и HOME, сделанные из металла, в котором вырезаны маленькие птички. И когда мы пришли посмотреть на этот арт-объект, его создатель подарил нам этих птичек. Получается, что ты забираешь с собой частичку этого объекта. Это очень клёвая идея. И таких фишек очень много. Всем можно пользоваться, трогать.

Одним из самых ярких моментов является, конечно же, сожжение человека, которое проходит в предпредпоследний день фестиваля. Каждый год он выглядит по-разному в зависимости от заявленной тематики. В прошлом году она была связана с Да Винчи, человек был в круге – очень большой. Его поджигают, играет музыка, повсюду разъезжают арт-кары, всё светится – переливается. На следующий день сжигают храм. Это тоже очень интересный объект. В него на протяжении всего времени проведения фестиваля люди приходят и развешивают фотографии своих близких, может быть, умерших, животных даже. Пишут для них какие-то сокровенные послания, если хотят попрощаться или отпустить. Потом этот храм также сжигается. Все приходят посмотреть на это зрелище, плачут и молятся. И таким вот образом все арт-объекты по очереди сжигаются, какие-то разбираются. Наш объект в виде огромного кроссворда пришлось разобрать.

– Получается, что все эти фишки – анимация, освещение, арт-объекты – это всё строится без постоянного источника энергии. В пустыне же не проходят линии электропередач…

– Да. Все собирается на месте с использованием переносных источников энергии. Там вообще всё очень хорошо организовано – это целый город со своей инфраструктурой: полицией, госпиталем, пунктами по ремонту велосипедов, спасателями, рейнджерами, людьми, которые всё это обслуживают, убирают. Там не пропадёшь!

– Можно ли как-то заранее спланировать свой досуг на фестивале? Возможно ли увидеть всё?

– На входе тебе дают буклетик с программами, чтобы ты мог определиться, что тебе ближе. Встреча, кстати, там вообще очень тёплая: тебя обнимают целуют и ты должен выбрать – любо ты в грязь прыгаешь либо ещё какое-нибудь испытание проходишь. Но нас из-за большого потока народа такая участь миновала. Увидеть всё просто невозможно! Очень большой лагерь и огромные расстояния. С одного конца поселения в другой даже на велосипеде ты можешь добираться полчаса. Можно только определиться с примерными направлениями, что бы ты хотел обязательно посмотреть. А лучше вообще ничего не планировать… Просто выходишь – и как повезёт. Так мы, наверное, и делали в основном.

– Почему на фото многие участники феста в каких-то диких костюмах?

– Есть такая фишка – ты не можешь находиться там в обычной одежде. Тебя сразу засмеют, не примут за своего. Нужно обязательно быть в каком-то образе. У меня были соседи по лагерю, которые приехали в пустыню с огромными чемоданами и привезли с собой костюмы на каждый день. Бабочки, фараоны, блестки. А вообще, некоторые просто ходят голыми – ну вот такой у них костюм. Проводится даже заезд на велосипедах голышом.

– Не планируешь посетить фестиваль в этом году?

– Планирую, но не в этом году. Как показывает практика, лучше сделать перерыв, некоторые арт-объекты повторяются несколько лет подряд. Многие из тех, которые особенно полюбились людям, привозят и на последующие фестивали. Машина-осьминог, например. Он уже пятый год побеждает. А пройдет пара сезонов – и всё будет абсолютно по-новому.

– Это на самом деле надо определенную отвагу иметь, чтобы из Сибири молодой девушке отправиться одной на другой континент через океан, чтобы в пустыне посмотреть на фестиваль.

– Только по прошествии какого-то времени я начала это понимать и осознавать. Сейчас одна не рискнула бы, наверное. Вот с кем-то – другое дело. А тогда как-то так всё сложилось, и я решила рискнуть, попробовать и не прогадала. Поэтому если кто-то захочет повторить: есть много групп, сообществ людей, которые готовы поделиться, рассказать, помочь. Ничего страшного в этом нет. Поехать туда – на самом деле абсолютно реально.

– Кемеровчан на фестивале ты так и не встретила?

– Да, ни одного человека из Кемерово я там не увидела. В основном, из Москвы. Один раз я встретила парня из Новосибирска. Он сказал, что в последние дни купил билет за 1000 долларов и каким-то чудесным образом смог прилететь. В основном, это, конечно, русские, которые живут в Штатах либо москвичи. С каждым годом фестиваль становится всё более популярным. И я думаю, что народу из Сибири там будет всё больше.

– Не верится, что информация, случайно попавшая на глаза, может оправить человека в такое путешествие…

– Да, верится с трудом. Но именно так у меня и вышло! Было желание, был интерес к этому мероприятию, и всё само сложилось – мне повезло там побывать. Всем, кто будет это читать, я рекомендую посетить Burning man, потому что это опыт невероятный. Это не концерт, не привычный фестиваль. Это настоящий отрыв от реальности! За гранью воображения.

Фото: личный архив Елены Шот, Яндекс.Картинки, Google images