Кемерово набирает высоту: путеводитель по башням города

В нашем городе нет ни Кремля, ни древних крепостных башен, ни средневековых замков. Но это не значит, что Кемерово не рвется ввысь. Кемеровские башни и шпили – какие они, кто их построил и почему?

В нашем городе нет ни Кремля, ни древних крепостных башен, ни средневековых замков. Но это не значит, что Кемерово не рвется ввысь. Кемеровские башни и шпили – какие они, кто их построил и почему? Мы решили выяснить это, и оказалось, что столица Кузбасса может похвастаться куда большим количеством этих архитектурных элементов, чем кажется на первый взгляд. А ещё, что в их истории были периоды расцвета, гонений, десятилетия забвения и… свой ренессанс. Итак, мы приглашаем тебя на прогулку. Даёшь больше башен, хороших и разных!

…Первые каменные дома у нас начали появляться в 1910-х, а десять лет спустя возвели и первые здания с ярко выраженными доминантами. Не с башнями в чистом виде, но со своеобразными архитектурными элементами, надстройками, которые визуально добавляли зданиям высоты, вертикализировали их в пространстве и тем самым делали более масштабными и заметными на фоне других строений.

– Развитие архитектуры Кемерова соответствует периодам и стилям, сменявшим друг друга в стране в целом, – более подробно об истории доминант нам рассказал наш эксперт, председатель правления Кемеровской региональной организации Союза архитекторов России, архитектор Сергей Зыков (автор проектов Часовни Григория Победоносца на улице Островского, 16А, здания банка УралСиб на проспекте Октябрьском, 2 и здания церкви на проспекте Октябрьском, 34А). – Первым крупным гражданским сооружением города с ярко выраженным доминантным силуэтом был Дворец Труда. Здание 1927-го года построено по проекту известного сибирского архитектора, профессора Андрея Дмитриевича Крячкова. Стилистически его можно отнести к позднему модерну или раннему конструктивизму. Ещё одно здание с доминантой в это же время строит для Кемеровского рудника голландский архитектор Ван Лохем. Школа на улице Абызова, 12Б представляет собой двухъярусное здание из кирпича и бревенчатого сруба с угловой башней под шатровой крышей. Его также можно отнести к позднему модерну – раннему модернизму с элементами голландского и русского региональных стилей.

С конца 30-х до середины 50-х годов в стране, в том числе и в нашем городе, господствует архитектура советского классицизма – "сталинский ампир". А с конца 40-х – начала 50-х годов в Кемерове начинают проектировать и строить первые полноценные башенки и шпили!

Другой специалист, авторитетный историк кузбасской архитектуры Ирина Захарова пишет в одной из своих монографий об этом периоде так: "Главная черта градостроительства периода 1940-1950-х годов – ярко выраженный ансамблевый характер застройки… В центре города была запроектирована система взаимосвязанных архитектурных доминант-башен и башенок со шпилями, выделявших наиболее значимые здания и одновременно служивших высотными ориентирами. В проектах угловых зданий, расположенных на пересечениях улиц, обязательно использовался приём акцентирования углов. Строительство концентрировалось на важнейших улицах, формирующих парадный образ городского центра – Советской, Весенней, Островского, Кирова, Арочной, Ноградской, которые всего за 10-15 лет застраиваются жилыми домами в едином стиле и благоустраиваются. В эти годы формируются архитектурные ансамбли городских площадей – площади Пушкина, Советов и Театральной".

Именно в этот период в Кемерове появляются здания Главпочтамта, жилые дома по улице Орджоникидзе, 4 и улицы Островского, 27 (на последнем башенки ныне утрачены – прим. ред.). Западную трибуну стадиона "Химик" (здание не сохранилось), кстати, тоже украсили доминантой.

  • Стадион «Химик» 1960-е
  • Орджоникидзе, 4
  • Строительство Кемеровского почтамта 1952-1956 гг.
  • Островского, 27
  • Кемеровский почтамт

И ещё было много готовых проектов зданий, которые архитекторы планировали украсить башнями и шпилями. Главный корпус Горного института должна была венчать башенная надстройка со шпилем, покрытая нержавеющей сталью, уютными угловыми башенками планировали украсить жилые дома на улице Весенней (напротив гимназии №62). Здание по улице Орджоникидзе, 7 (сейчас там расположился магазин "Спорт на Пушкина") тоже должна была венчать миниатюрная башенка со шпилем. Угол квартала на повороте к Притомской набережной с площади Пушкина в проектах вообще был отмечен высокой башней со шпилем и часами! Доминанта должна была украсить и краеведческий музей, и здание областной администрации. Короче: башен в Кемерове, дай архитекторам волю, могло быть просто преогромное множество, но…

  • Эскиз краеведческого музея
  • Эскиз здания Весенняя, 2 (ныне здесь находится кофейня «Le Мур»)
  • Эскизы зданий Кемеровского почтамта, здание по улице Орджоникидзе, 4, здание УНКВД (нынешней Горадминистрации)
  • Эскиз здания Орджоникидзе, 7 (ныне магазин «Спорт на Пушкина»)

– В 1955 году, после выхода правительственного постановления "Об устранении излишеств в архитектуре и строительстве" в Кемерове произошла резкая смена архитектурной парадигмы, – подытоживает эксперт.

На башенки начинаются самые настоящие гонения. Все проекты с доминантами рубятся на корню. Сохранить в 1950-х удалось только четыре – на Главпочтамте, на здании Горадминистрации, на домах по улицам Орджоникидзе, 4 и Островского, 27. Сегодня из исторических башенок в центре города осталось только три. С них и начнем.

Исторические башни

Большинство таковых принадлежат перу одного автора – известного кемеровского архитектора Леонида Моисеенко. В конце 40-х и в 50-е годы он возглавлял Кемеровский облпроект. Параллельно продолжал и работу над собственными проектами. Одним из первых стал жилой дом на площади Пушкина по улице Орджоникидзе, 4 с аркой, магазином и… конечно же, башней!

Дом построен из кирпича и введён в эксплуатацию в 1948-м. В здании воплощены знания классических принципов проектирования автора. Как пишут исторические источники, именно для строительства таких прекрасных колоссов Леонид Касьянович штудировал труды Витрувия, Палладио и Альберти, проекты Казакова, Баженова и Тома де Томона. И до 50-х зодчему творить ещё никто не мешал, не было сложной системы рассмотрения проектов, вкусу архитектора и его художественному чутью доверяли.

Изначально дом строили для сотрудников милиции. Одна из квартир, кстати, предназначалась семье генерала МВД Шамарина. Его супруга потребовала, чтобы в квартире была просторная гостиная – в 40 квадратных метров. Габариты комнат и по сей день сохранились в этом здании. На первом этаже изначально располагался магазин "Динамо", затем его сменила долгоиграющая "Мелодия" (магазин проработал вплоть до середины нулевых), в наше время место заняли рестораны. Сегодня здесь расположилось уютное заведение "Семь пятниц".

В РЭУ 9, которое обслуживает сегодня дом по Орджоникидзе, 4, нам рассказали, что декоративная башенка внутри пустая. Тем не менее небольшое помещение в ней есть. Расположен элемент одновременно над частью коридора и над квартирой. В данном доме все они имеют разное количество комнат и разную планировку. Выйти из башни на крышу, равно как и войти в неё нельзя. Чтобы попасть на чердак и кровлю для чистки снега используют другой выход. А вот попасть в башню из подъезда с лестничной клетки можно! И для этого даже имеется специальная лесенка.

Внешне башенка по-прежнему одно из главных украшений самой уютной площади города. Вот только шпиль немного покосился – но мы надеемся, что эта проблема решаема…

Безбашенная администрация

Здание горисполкома, нынешней мэрии на проспекте Советский, 54 – ещё одно детище Леонида Моисеенко. Архитектор планировал здание для другого ведомства – кемеровского УНКВД. Первоначально и его должна была венчать очень эстетичная башенка и скульптуры. Здание начали строить в 1949-ом. В процессе строительства проект дорабатывался. Зодчий приходил на стройку по вечерам из облпроекта и спускался в подвальный этаж к проектной группе. Над чертежами трудились тогда пленные немцы. Работали, как вспоминал в одном из интервью Моисеенко, очень аккуратно и грамотно, так что ему оставалось только эскизы предоставлять.

К середине 1950-х, аккурат в год выхода постановления "Об излишествах…", здание было почти достроено. И, по воспоминаниям старожилов, были выполнены и запроектированные скульптуры над входом и даже башенка со шпилем. Отстоять автору всю эту красоту, увы, не удалось. По приказу сверху убрали всё! Само здание передали под ведомство городских властей. И более 30 лет стояла администрация Кемерова "безбашенной".

Сегодня башенка на месте, хоть и не такая шикарная, как планировалось. Но, вообще, это не настоящая башня, это муляж. И проект его выполнил в конце 1980-х другой архитектор – Виталий Бурин (один из авторов проекта гостиницы "Кристалл"). Все конструктивы сооружения выполнены из легких материалов, сварных конструкций, нижний – с имитацией окон, а верхняя часть сделана из сварного листа, покрыта краской и украшена нарисованными витражами.

По мнению архитекторов и искусствоведов, данная конструкция абсолютно не совпадает с общей стилистикой здания.

– Башня-новодел на Горадминистрации, с точки зрения завершения общей архитектурной композиции, она, может, и имеет место быть, – например, рассуждает наш эксперт, – но качество строительства?! Она смонтирована не вертикально. Да и материал и детали – колонн, капителей и карнизов – вызывают негативные ощущения, и я думаю, не только у профессионалов…

Так или иначе, а башня есть. И сегодня она, как когда-то планировал автор здания, уравновешивает ансамбль двух доминант (вторая – башенка на Главпочтамте) на главной площади города.

Легенды Кемеровского почтамта

Последним башенным шедевром Леонида Моисеенко стал Кемеровский почтамт (ныне Главпочтамт) на проспекте Советском, 61. Его строили с 1952 по 1956 годы. Здание состоит из двух перпендикулярно стоящих сооружений, соединенных красивой башней. На самом верху установлены часы-куранты, которые периодически отбивают известную фразу из песни "Над Томью плывут соловьиные зори", написанной Валентином Махаловым (кемеровским поэтом, писателем и журналистом).

И этой башенке в 1955-м ещё на этапе строительства угрожало постановление "Об излишествах". Очень чесались руки у верхов оставить Кемеровский почтамт без высоты и шпиля.

Спас доминанту руководитель областной строительной организации, Виктор Уральский, он взял на себя ответственность и приказал достроить всё так, как задумывал Моисеенко. Строительство успешно завершили, и башенка до сих пор украшает наш почтамт и, кстати, по сей день вызывает любопытство у кемеровчан разных поколений.

Этой зимой, например, юные покорители городских вершин каким-то образом забрались на башенку почтамта и наделали фото с видами центра, за что их, правда, по голове не погладили. А в 2000-е внутренним строением архитектурного сооружения с главными часами города не раз интересовались журналисты местных изданий. К слову, самым удачливым удалось там побывать.

"Неприметная, потаенная дверь скрывает за собой выход на чердак. Интригующая полутьма, хлопанье голубиных крыльев… Косые лучи света бьют через крохотные окна… К окошкам этим можно подняться по перекладинам деревянных лестниц. И сверху открывается потрясающий вид на город. Площадь Советов как на ладони. Но, чтобы добраться до главных часов Кемерова, нужно подняться ещё выше – преодолеть два пролета стальной лестницы без перил и ограждений", – пишет журналист "КП".

Сегодня кроме механизма и часов в башне больше ничего нет, а нижнее полукруглое помещение под ней пустует и служит пристанищем для пернатых в суровые погоды. Но так было отнюдь не всегда.

– В 60-е – 70-е годы в здании Главпочтамта прямо под башней с часами была оборудована небольшая жилая комнатка, – рассказал нам один из старожилов. – И прямо в этом полукруглом помещении, жила бабушка. Неоднократно слышал эту историю от знакомых своей бабушки в детстве, и как-то раз даже в газете об этом написали, помню, что подростком читал про это то ли в "Кузбассе", то ли "Комсомольце Кузбасса" в 80-е.

Найти подтверждения этой легенде в источниках нам, к сожалению, не удалось, но одна из старожилов Кемерова поделилась своими воспоминаниями.

– Жилой комнаты ни в башне, ни под ней, конечно, не было. Я отработала на Кемеровском почтамте добрых 40 лет, – рассказала Таисия Васильевна Подлевская. – Трудилась инженером инспекции безопасности почты, потом диспетчером. В "круглой части" в 60-е был телеграфный цех с огромными шумными телеграфными аппаратами и прочей спецтехникой. А после, когда построили ещё один дом связи на проспекте Октябрьском, в этом помещении были обычные рабочие кабинеты, где трудились сотрудники разных подразделений – копировальщицы, проектировщики. Разрабатывали проекты оборудования, пунктов связи для почты. Этажом ниже уже сидели непосредственно работники почтамта и администрация учреждения. Одно время на последнем этаже довелось и мне работать…

Кстати, года два назад в башенке провели ремонт. Обновили фасад, где нужно, даже кирпич переложили. Прочность конструкции проверяют каждый год. Пока всё в порядке.

Башни Раппопорта

Доминантами прославился в 1950-е и ещё один зодчий – Александр Раппопорт. Каким-то чудом башенки на здании на улице Островского, 27, введённом в эксплуатацию аккурат в 1955-м, тоже удалось сохранить. Но только их, к сожалению. И это вообще первое и единственное в городе здание авторства зодчего, которое целиком и полностью построено по его проекту без изменений. А планировали, кстати, и ещё одно – башню с часами, которая должна была стать завершением ансамбля на площади Пушкина (мы писали об этом выше – прим. ред.), его проектировал тоже Раппопорт. Но не сложилось…

Дом на Островского же, который строили для работников ГРЭС, в стиле советского неоклассицизма, с небольшим уютным сквером внутри центральной части, известный архитектор спроектировал в 1951-м. Любил автор всяческие любопытные элементы архитектурного декора – и в качестве акцента, дабы сделать здание индивидуальным, добавил этому дому две башенки-близняшки с цветными витражами. Городу они были очень к лицу и почти за 60 лет жизни стали родными, и улицу Островского по ним всегда можно было узнать. Но, увы, стройматериалы не вечны. К слову, и в 1950-х их качество оставляло желать лучшего (есть, например, сведения, что башни перестали строить из-за нехватки качественного цемента в провинциях).

…История башенок закончилась в 2013-м. В марте ближняя к улице Весенней башня рухнула вместе со шпилем и красивыми витражами прямо в квартиры под ней. Наделала много шума… В целях безопасности восстанавливать конструкцию не стали, а за одним убрали и вторую, дабы она не повторила участь своей близняшки. От идеи дизайнерской бутафории тоже отказались. Пожалели архитектурный стиль исторического дома.

Ансамбль башенок в центре Кемерова стал исторически первым и последним на довольно долгий срок. После 1950-х годов развитие архитектуры пошло в другом русле. Так что же было дальше?

– Дальше началась застройка 1960-х – 1980-х годов, состояла она из домов типовых серий в пять, а затем в девять этажей, – рассказывает наш эксперт Сергей Зыков. – Силуэт городу придавали уже не башенки, а отдельные точечные многоэтажные здания. За девятиэтажками пришли дома в 12 и 16 этажей, возводимые также по типовым проектам. Новая архитектурная эпоха началась в Кемерове со сменой государственной идеологии, в годы "перестройки". Появление частных инвестиций, возвращение творческой свободы архитекторам, а также ностальгия по нетиповым силуэтным зданиям ознаменовали очередное возрождение башенных завершений в 90-е годы. 

Башни 90-х

К башенкам местные архитекторы и в самом деле постепенно начали возвращаться именно в 90-е. Одним из первых смелость в архитектурных решениях, спустя почти 30 лет, проявил известный кемеровский архитектор Тахир Кулиев и украсил башенкой дом по улице Тухачевского, 29А. До этого градостроители не дерзали возвращать доминанты на жилые дома. И автор попытался таким образом разнообразить "плоский" городской пейзаж, к тому же и специфическая стилистика, планировка здания композиционно предполагала наличие доминанты, как пояснил сам архитектор. А ещё эта башенка по аналогии с функционалом своих "сестёр" из 50-х, должна была играть роль городского ориентира.

– Дом ввели в строй, кажется, в 1996-м, – рассказал Тахир Анамович. – Изначально планировалось, что под башней будет двухъярусная квартира, но делать её в итоге не стали. Сама башня пустая внутри, сделана из профлиста и облицована сверху. Собирали её по завершении строительства на самом здании, в какой-то момент конструкцию нужно было освежить, подновить, и башню сняли. Работы проводили на земле, а потом почему-то решили обратно не ставить. Пришлось тогдашнему застройщику купить крепкий "армянский презент", чтобы башенку всё-таки установили. 

Сегодня конструкция также украшает здание и действительно делает его заметным на общем фоне микрорайона ФПК. Кстати, выход в башенку есть с лестничной клетки на последнем этаже здания. Люк на чердак расположен прямо рядом с лифтом. А лесенка в него стоит на крыше аккурат в самой башне, которая претерпела изменения и лишилась части конструкции.

Справка 

Тахир Анамович Кулиев – сегодня руководитель ООО "Архитектурно-планировочная мастерская "СТАХ", образованного в 2006-м на базе "Кемеровогорпроекта", где автор башенок 90-х трудился с 1977 года. Начал рядовым архитектором и дослужился до начальника архитектурно-планировочной мастерской проектного института. На счету мастера ряд проектов крупных объектов общественных зданий и жилых комплексов Кемерова. Большинство из них уже реализованы. В частности, Тахир Анамович создал проект реконструкции театра оперетты "Кузбасса", спортивно-развлекательного комплекса "Волна", проект благоустройства центрального парка поселка Кедровка, и другие. Кстати, башенку со шпилем на "Доме художника" (которой, увы, больше нет) спроектировал и придумал тоже он, и ещё ряд зданий с доминантами.

Сразу три башни Кулиева украшают сегодня и новый, быстро растущий микрорайон Южный. В 90-е и здесь с архитектурным разнообразием и уровневыми неровностями было не очень. "Почему бы не украсить пару домов башенками, если такая возможность есть, – подумалось автору". И в итоге появился дом-"карандаш", как окрестили горожане 11-этажку с башней на бульваре Патриотов, 38. Часть конструкции отстроена из кирпича и облицована металлом. Из башни есть выход на крышу. К слову, в нынешнее время её со всех сторон облепили антенны и прочие коммуникационные "отростки", так что теперь она больше похожа не на "карандаш", а на космический шаттл. Венчает башенка часть дома с круглыми комнатами. Самый последний этаж крепко заперт – наверху технические помещения и выход на чердак.

Две башни поселились на соседнем многоэтажном "длинном" доме по улице Юрия Двужильного, 24/1, непосредственно за храмом "Утоли моя печали", и тоже являют собой чисто стилистический элемент, выполнены из металла, внутри конструкции пустые – ни мастерских, ни флигелей. Под одной скрывается чердак с окошками, другая укрыла часть дома с круглыми комнатами. Жильцы, кстати, не слишком довольны конструкцией. Во время кратковременных зимних оттепелей талые воды с покатой крыши попадают в кирпичи необлицованной части стены, и при похолодании вода попросту разрушает их.

В утреннем тумане с неясным блёклым солнышком красные многоэтажки с башенками проступают как стены древнего замка, вносят элемент какого-то мистического футуризма в городской пейзаж. Ансамбль, кстати, поддерживают и более современные здания, поблизости есть школа и садик тоже с башенками (о них расскажем отдельно).

Автор проекта ещё одного занимательного строения – гостиницы "Меркурий-Констракшн" по улице Дзержинского, 29А – тоже Тахир Кулиев. И по его первоначальному проекту внутри башенка должна была быть открытой, визуально создавать высоту и объём, добавлять пространства помещению, создавая эффект церковного купола. Но в нынешнее время всё по-другому.

Здание возвели во второй половине 1990-х. Башня выполнена из кирпича, покрыта металлической кровлей. Наружу смотрят два окошка, и кажется будто за ними есть маленькая комнатка – самый настоящий флигель. Это корреспондент и фотограф AVOKADO немедленно проверили. И оказалось, нет, и эта башенка необитаема. Небольшую экскурсию для нас провела администратор гостиницы. Башня венчает лестницу.

– Дом строили сербские специалисты, строили летом и первоначально башня изнутри действительно была открыта, имелся и выход на чердак. Но зимой выяснилось, что с крыши жутко тянет холодом, и в ветреную погоду очень сильно дует. Кстати, в 90-е здесь размещался штаб Амана Гумировича Тулеева, в период его президентской избирательной кампании. В фойе на третьем этаже (частично башенка и на него простирается) находился большой конференц-зал, – поделилась кемеровчанка. – Сейчас немного по-другому все обустроено. Башню и чердак заложили. Стало теплее и уютнее, но открытым пространством пришлось пожертвовать.

Одна из самых заметных новых башен центра города – белая, поблескивающая в солнечных лучах башенка здания Пенсионного фонда по проспекту Советскому, 74А. Необычная конструкция тоже венчает лесенку и делает здание более масштабным и архитектурно объемным, добавляет высоты. Мы, разумеется, наведались в него и добрались до самого верхнего этажа, прямо под эту интересную конструкцию. В 2011-м году, кстати, в здании ещё не был выполнен косметический ремонт, и башенку с окнами-витражами было видно изнутри, можно было всё рассмотреть детально и подробно, и это был единственный способ в неё попасть. Выходов на крышу и на чердак из башенки нет, внутри она пустая. А единственный вход (с лестницы) ныне также закрыт, и на посетителей сверху теперь смотрят не металлические балки и солнышко сквозь квадратики окон, а чисто выбеленный потолок из гипсокартона.

А вот что об интересной башенке нам рассказал её автор – ныне главный архитектор ЗАО ХК "СДС" Олег Ражев.

– При формировании застройки поймы реки Искитимки предполагалось, что здание Пенсионного фонда закончит ансамбль башен центра города, – пояснил он. – На "старую" архитектуру мы как бы надели новую постмодернистскую "одежку" и оформили своеобразный переход к новой архитектуре заисктимской части и Ленинского района. Сама башня на этом здании стилизована и повторяет даже не местные исторические башенки, а кремлёвские, такая отсылка к символам столиц. Конструктив выполнен в металле. Само здание сдали в 1996-97-м годах, и первым в него заехал Пенсионный фонд. Сегодня, кстати, есть возможность и дальнейшего развития прилегающей к этому зданию территории, готовы эскизы, и можно завершить башенное решение, достроив здание ещё с одной доминантой. Но это дело будущих перспектив. 

Одно из самых приметных зданий по улице Красноармейской в Заводском районе – Кемеровская служба спасения (на улице Красноармейской, 59А), украшенная сразу тремя цветными башенками. Попасть внутрь режимного объекта нам не удалось, как и установить автора необычного оформления здания. Функционал башен декоративный, и венчают они помещения, которые, вероятнее всего, выполняют вентиляционную функцию. Одна башенка расположена над главным зданием службы, вторая над КПП, а третья – из металла и стекла, украшает новое здание, где будут размещены диспетчеры.

Строительство нового помещения ведется с 2005 года, осенью минувшего года оно было завершено, и появилось стеклянное оформление. Лично нам здание с башенками нравится – украшает эту часть города. А вот эксперты-архитекторы такое оформление называют вычурным и довольно тривиальным, подобные излишества, дескать, административному зданию не подходят стилистически.

Дом с конструкцией-доминантой мы нашли и в Рудничном районе, на проспекте Шахтеров, 31. Если смотреть на здание с противоположной стороны улицы, кажется, что там целый маленький домик надстроен на крыше.

– Вообще, это дом 1957 года постройки и изначально он был трёхэтажным, – пояснила главный инженер РЭУ №28, ответственного за дом. – Примерно в конце 90-х его надстроили на один этаж, появились три дополнительные квартиры и сверху дополнительное помещение для коммуникаций – индивидуальной МТС для подключения к интернету и прочих прелестей современных технологий.

Пристройка, так похожая на башенку-флигель, как оказалось, выполняет чисто техническую функцию. Имеет собственный вход, и попасть в неё можно только через чердак, выбравшись на крышу. Но со стороны, с улицы, выглядит очень занятно, вида здания не портит, а перекрёстку даже придаёт какую-то значительность.

– Устройство визуальных доминант необходимо городу, чтобы сформировать средовую композицию, – отмечает архитектор Олег Ражев. – В любом визуально "плоском", небольшом населенном пункте, с застройкой в 2-3 этажа, есть хотя бы одна доминанта – ратуша, например, или церковь. Законы визуального восприятия среды таковы, что для более комфортного пребывания должно быть чередование уровней – "выше-ниже". Сама природа диктует такой подход. Естественные неровности: одно дерево выше, другое ниже… горы, равнины… Человеку в монотонном, ровном мире жить будет очень непривычно и психологически дискомфортно, поэтому и нужны своеобразные эмоциональные всплески в городском пространстве, среде. А если говорить о "речном фасаде" – есть такое понятие в градостроительстве – то эти пространства требуют ещё больше доминант, каких-то визуальных акцентов, ориентиров для более комфортного восприятия городской среды. Например, планировочный узел в пойме Искитимки как раз один из таких.

Башни нулевых

Дальше больше… Волнообразный процесс устройства башенок и других конструкций-доминант продолжился и в 2000-х. Одним из первых свою вертикаль и высоту получило новое здание Управления судебных приставов на проспекте Советский, 30. 

– Это здание было одним из первых, проект для которого создавался с помощью компьютерных технологий, с использованием 3D-моделирования, а не вручную, на кульмане, как в былые годы, – рассказал автор проекта, главный специалист, архитектор института "Кузбассгорпроект", архитектор Павел Копысов. – Первая очередь здания (ближе к проспекту Советскому) – это полная реконструкция бывшего детского садика. Во второй очереди здания, пристроенной к существующему корпусу, появилась "вертикаль" – главная лестница. Эта вертикальная доминанта, объединила старое и новое в единый комплекс и композиционно уравновесила горизонтальный объём здания. Чтобы придать оригинальность пространственному решению лестницы, была спроектирована "шпилеобразная" наклонная кровля. Её поддерживают основная, односкатная кровля самого здания и витраж сложной геометрии на всю высоту лестницы. Решение потребовало разработать сложные, усиленные металлические конструкции. А сдали здание в 2005 году.

Внутрь нас, к сожалению, не пустили, ибо здание Управления – режимный объект. Но, с улицы видно, что за стеклянной конструкцией – лестничный марш. По проекту, лесенка должна выходить в просторный конференц-зал. Самим работникам УФССП их уголок-башенка нравится. Говорят, что здание украшает и делает его нетривиальным и заметным. Разделяем их мнение.

Дом на 9 Января, 1Б, вообще долгое время был загадкой. Начали строить здание в 90-е, потом, видимо, из-за нехватки финансирования стройку приостановили. И вдруг в 2005-м он явился городу – из красного кирпича, стройный, десятиэтажный и… с зелёной башней в придачу.

Таким он и был изначально спроектирован, как рассказали в обслуживающем дом ТСЖ "Январь". Крыша в форме башенки со шпилем и здесь несёт декоративную функцию. А шпиль – это громоотвод: металлическая трубка проходит через все здание в землю! Башенка выполнена из металла, внутри облицована деревом, снаружи мягкой черепицей – внутри конструкция пустая.

Под башенкой находится лестничная клетка, лифтовое хозяйство, выход на чердак и одна единственная квартира – довольно большая, в несколько комнат и несколько ярусов. Такая многоуровневая квартира в доме всего одна, это жилое помещение (не офис и не мастерская). Вот такие архитектурные чудеса.

В двухтысячные же башенка украсила и "речной фасад" Набережной Томи. На месте ветхого здания 1930-1940-х годов постройки на Притомской набережной, 3 вырос дом разной этажности. Здание жилого комплекса "Томский причал" тоже сдали в 2005-м, но первоначально проект был несколько иным.

Вместо одного пятиэтажного здания на Притомской Набережной, 3 должно было быть два дома с симпатичными башенками, как рассказал его автор, архитектор, а ныне директор ООО "Архпроект", Анатолий Попов. Но застройщик пересмотрел авторскую задумку и, как видим, возвёл только одно здание, а вот башенку всё-таки оставил. Но и её проектировать доверили автору.

– Мне хотелось подчеркнуть и выделить определённый стилистический элемент, характерный для архитектуры этой части набережной, чтобы здание соответствовало общему настроению, – рассказал специалист. – С другой стороны – башенка убирает тяжеловесность, облегчает здание визуально. Без доминанты оно бы как тумбочка смотрелось. Я предлагал застройщикам также выполнить проект помещения для мастерских под башней. Но в итоге от этой идеи отказались…

В управляющей компании "ООО Домо-Сервис" нас просветили, что декоративная башенка стоит над небольшим чердачным помещением, откуда специалисты обслуживающей компании выходят на кровлю, например, почистить снег или обновить покрытие крыши и самой конструкции. А вот под этим помещением находятся довольно необычные квартиры с полукруглыми окнами-витражами. Кстати, специалисты УК не взялись даже число комнат назвать, ибо в каждой квартире свой дизайн и их количество индивидуальные, выполненные под заказ.

И вновь гостим в микрорайоне Южный. Здесь новые здания с башенками появились уже под конец нулевых.

Во-первых, это детский сад "Волшебный замок". Он, как и положено замку, в башнях абсолютно весь (целых шесть штук). Как рассказала заведующая учреждения, сами башенки, конечно, лишь украшения, установленные на крыше. Под ними располагаются абсолютно круглые и абсолютно пустые (!) комнаты, попасть в них можно только через крышу здания. В "Волшебном замке" она довольно просторная, оснащена парапетом более метра в высоту, что делает пребывание на ней безопасным, в летнее время здесь можно организовать хорошую прогулочную площадку и задействовать, в том числе, и помещения в башенках, расположить там детские игровые комнаты. Кстати, в садике-близнеце в Мариинске комнаты под башенками обитаемы, и там оформлены комнаты для занятий и игр.

Мы, конечно, напросились внутрь садика, чтобы понять хотя бы примерное устройство круглых комнат. Заведующая садика любезно согласилась провести для нас небольшую экскурсию и показала, как выглядят кабинеты психолога и логопеда, которые расположены в строениях с башенками. Оказалось, что это очень уютные полукруглые комнатки. А вообще, в садике есть абсолютно всё, что требуется ребятишкам для развития и занимательного время препровождения – зимний сад, бассейн, свой планетарий, своё овощехранилище, цех по обработке и переработке продуктов и даже мини-пекарня.

А ещё совсем рядом, на улице Дружбы, 7 расположилась школа №14 – тоже с башнями. Визуально с тремя. Но, на самом деле, стеклянная конструкция над главным входом оказалась не башней. Если смотреть на здание в профиль, понятно, что это довольно длинная остеклённая покатая крыша как минимум в целый школьный коридор длинной.

– Две другие башни расположены тоже над коридором, – рассказал завхоз школы. – Внутри конструкций ничего нет, это декор. А изготовлены башенки из металла, с деревянной обрешеткой, и покрыты сверху мягким кровельным материалом. Конструкции плавно переходят в стеклянные эркеры. Никакого функционала не несут, кроме как архитектурного украшения. 

Свои башенки работники учреждения любят, ибо пока такая школа в Кемерове единственная.

– Зимой, правда, нам их от снега приходится с вертолетов чистить, – шутит завхоз. – А если серьезно, процесс чистки таких крышных конструкций довольно трудоёмок. Так что мы в снегопады в прямом смысле боремся за красоту и архитектурную особинку школы. 

Школа и садик, кстати, стоят недалеко и от домов Тахира Кулиева. Целое башенное царство получается!

– Само по себе наличие башенки не делает облик здания краше или необычнее. Если рассматривать градостроительство как искусство, как художественное произведение, в котором должна быть определённая композиция, наличие главного и второстепенного, их соподчиненность, то уместность или необходимость той или иной архитектурной формы в конкретном месте должна обосновываться эстетической и функциональной логикой этого произведения, замыслом автора. Башни и башенки следует рассматривать как некие акценты, которые должны быть определенного размера, характера, находиться в нужном месте и в одном ритме, чтобы произведение "звучало гармонично", не было "какофонии", – поясняет наш эксперт, архитектор Сергей Зыков. – В градостроительстве башни как высотные доминанты имеют значение, прежде всего, пространственного ориентира, силуэтного акцента, подчеркивающего значимость определённых визуальных связей, фиксирующих наиболее важные градостроительные точки. В истории развития архитектуры башни имели фортификационную, дозорную (в том числе, и для обнаружения пожаров) функции, а также инженерную (установка радиоантенн, машинерии лифтов, вентиляции). Например, в башне школы на улице Абызова на монолитных железобетонных опорах размещался резервуар, обеспечивающий работу водопровода (!) на прилегающей территории. Но, конечно, не исключается применение башенок и как чисто декоративного элемента.

Современные и будущие башенки

Современные застройщики традицию продолжают и тоже украшают свои многоэтажные здания башенками. Например, дом с элементами классической архитектуры достроили на пересечении проспекта Притомского и улицы Волгоградской. Новенькую 16-этажку компании "СибирьИнвестХолдинг" венчает симпатичная башенка.

По проекту, как подтвердили и в компании, которая занимается застройкой данного участка, башен в жилом комплексе "Притомский" будет три. Одна украсит здание на углу на Притомском, 5/1, и ещё одну поместят на соседнем доме, который тоже уже начали возводить.

В готовом доме с башенкой по проспекту Притомский, 35/1 есть и офисные помещения под салоны и магазины – на первых двух этажах расположится ТД "Притомский пассаж", и жилые – одно-, двух – и трёхкомнатные квартиры. Здание построено из монолита и кирпича, фасад оформлен комбинированной штукатуркой, керамогранитом и панорамными витражами.

Декоративная башенка расположена на крыше и выполнена из металлопластика с имитацией окон, под ней довольно просторное чердачное помещение. Внутри для большей надёжности башенка закреплена железной конструкцией наподобие противотанкового ежа. Есть, кстати, интересное видео, как эту башенку поднимали и устанавливали.

ICAgICAgICA8aWZyYW1lIHdpZHRoPSIxOTAyIiBoZWlnaHQ9IjEwNzAiIHNyYz0iLy93d3cueW91dHViZS5jb20vZW1iZWQvTzZpNnNOUXJ4UUE/Zj12aWRlb3MmYXV0b3BsYXk9MSZyZWw9MCZjb250cm9scz0wJnNob3dpbmZvPTAiICBmcmFtZWJvcmRlcj0iMCI+PC9pZnJhbWU+CiAgICAgICAg

Тринадцатиэтажное здание нового жилого комплекса "Серебряный ключ" на бульваре Строителей, 28В тоже оформлено приметной белой башенкой, визуально чем-то напоминающей птичью клетку. И это элемент чистого декора – продуваемая всеми ветрами лёгкая конструкция.

– Застройщик этот элемент планировал изначально, – рассказал руководитель производственной компании изготовителя. – Конструкция выполнена из железа и оформлена логотипом компании "Мера". Никакого функционала, кроме декоративного, башенка, конечно, не несет. Спасибо строителям, опоры для башенки сразу вывели на кровле, так что установка особых трудностей не вызвала, в случае непредвиденных обстоятельств можно и убрать, и новую поставить. 

Под башней, кстати, тоже комнаты довольно интересной планировки, с полукруглой частью и стеклянными окнами-витражами. Также в здании есть помещения для магазинов и офисов, и подземный паркинг. И, кстати, застройщик подумывает украсить доминантой и другое свое детище – восьмиэтажный дом на улице Дарвина. Лично нам идея нравится…

Но, к сожалению, как отмечает наш эксперт, и нынешнее время вновь по ряду причин ознаменовано несвободой для творческого потенциала специалистов.

– Мировые архитекторы и градостроители современности (даже среди исторической застройки) уже давно отказалась от стилизаторства – использования архаичных архитектурных форм и деталей. Постмодернизм как архитектурный стиль, возникший во второй половине 1970-х годов на Западе (как альтернатива модернизму), иссяк к концу XX века. В России же архитектура постмодернизма, в полном смысле своего культурного философского феномена, развитие не получила, как правило, всё сводилось лишь к внешним попыткам придать некий историзм фасадам, что очень часто выливалось в грубую эклектику с плохими пропорциями, неуместно расположенными и небрежно исполненными историческими архитектурными деталями. Такие здания (наряду с безликими утилитарными) продолжают появляться в Кемерове и сегодня, видимо, по причине провинциальности, недостатка культуры у инвесторов, архитекторов и у городских властей, – сетует наш эксперт Сергей Зыков. – Последние, к сожалению, вот уже более трех лет не обсуждают вопросы развития архитектуры в Кемерове и градостроительства с профессиональным архитектурным сообществом. У нас нет должностного статуса – главный архитектор города, не работает градостроительный совет, решения администрацией принимаются кулуарно. У инвесторов нет желания, нет культуры вложения денег в качество именно архитектурных решений, а ведь хорошая архитектура дает добавочную стоимость объекту недвижимости и городской среде в целом… Современная мировая архитектура же, основываясь на новейших технологиях, экологических аспектах, переосмыслении национальных и региональных традиций, устремлена в будущее – неомодернизм, хай-тек, "зелёная архитектура" и многое другое. Использует новые формы, ищет новый язык, тем самым оказывает большое влияние на воспитание вкуса и формирование сознания потребителя, общества в целом. Проблема нашей архитектуры далеко не в башенках, конечно, а в… Ну, сами понимаете, – в головах!

…А Кемерово, между тем, упорно рвется ввысь. Среди предлагаемых сегодня проектов застройки районов и новых улиц города немало решений с доминантами. Башенками и шпилями современные архитекторы предлагают украшать и жилые дома, и бизнес-центры, детские учреждения, развлекательные комплексы и магазины. Может, какие-то проекты и будут воплощены. Время покажет… И, по нашему скромному мнению, одно только желание современных специалистов разнообразить городской пейзаж, и башенками в том числе, – тенденция позитивная, признак развития, выхода на уровень повыше. Впрочем, ратовать "за" или "против" конкретных архитектурных решений – такой цели перед нами изначально не стояло. Мы лишь взялись рассказать об увлекательной истории башенок в Кемерове…

Редакция благодарит за помощь в подготовке этого материала

• Макобок Анну, ведущего методиста Кемеровской областной научной библиотеки им. В.Д. Федорова 
• Елену Петракову, ведущего специалиста по связям с общественностью УФПС Кемеровской области филиала ФГУП "Почта России" 
• Музей-заповедник "Красная горка"

Фото: Максим Федичкин, Николай Патрин, архив музея-заповедника "Красная горка", архив компаний застройщиков, Яндекс.Картинки