Интернет-журнал

DJ Сhromatic: в первую очередь диджей – это артист

Ксения Храмцова, 3 Марта 2017

C диджеями первого коктейльного бара Cosmo мы вас уже немножко познакомили. Но Рома Комаров, более известный гостям бара, как DJ Сhromatic, в ряду этих замечательных парней ну просто отдельный персонаж. Во-первых, потому что буквально за последние три месяца записал несколько авторских треков, которые были опубликованы на лейбле NBS и вышли на популярных мировых ресурсах iTunes, Google Play, Amazon, Spotify, YouTube и диджей-пулах. Во-вторых, потому что его путь к диджеингу действительно очень интересен. В-третьих, о музыке он, кажется, может говорить часами и даже не на одном языке.

– Ром, расскажи как ты вообще в музыку пришёл?

– Мой путь в музыку начался в 2010-х, в период расцвета клубной культуры Кемерова. Тогда только открылся ночной клуб "Пудра". Он прожил, конечно, недолго – всего 4 года, но в любом случае внёс большую лепту в развитие клубной культуры города и моей культуры в частности. Я в это заведение пришел работать в качестве бармена. "Пудра" была разделена на несколько зон: кафе, где тусовалась вся молодёжь, с форматом музыки, близким к Cosmo: отчасти Funk, Hip-Hop, R'n'B, никакой коммерческой музыки, никакого клубного направления, потому что оно было представлено на основном танцполе. Ещё там был мужской стрип-клуб "Моветон" также с иным музыкальным направлением. Я старался всё это в себя впитывать. Мне с детства музыка была очень интересна, но, к сожалению, интернета тогда ещё не было, неоткуда было её особо брать… Как-то так вышло, что я изначально сделал свой выбор в пользу того, чтобы стать барменом, а не музыкантом…

– Ты тогда ещё учился?

– Конечно, очень большие усилия отдавались на учебу и развитие меня как личности. Закончил 21 лингвистическую гимназию с памятным отличием. Там изучал 2 языка: английский и немецкий. Когда был в 9 классе, моя старшая сестра переехала жить в Штаты. Я, глядя на неё, поставил себе цель выучиться, добиться чего-то здесь и тоже улететь. Поступил на ОМО в КемГУ и параллельно на РГФ на заочку. И там, и там учился на бюджете, но совмещать было дико сложно. На образование ушло 6 лет: поступил в 2008, а закончил в 2014 году. Получил совершенное знание английского языка, стал переводчиком в сфере профессиональной коммуникации. Немецкий, французский, конечно, "ушли" уже. Помню только Парле ву франсе? Типа такого (смеётся).

– И ты, значит, обучение на двух факультетах ещё и с работой как-то умудрялся совмещать?

– Работал в "Пудре", занимался на тот момент единоборствами – и каратэ, и тхеквондо, ходил на брейк-данс. Занимался всем, на что можно было потратить хотя бы секунду своего времени! Танцуя брейк-данс и работая в клубе, я начал ценить, слушать и понимать музыку. Мне стало интересно, откуда же это берется? Начал изучать техническую сторону вопроса: то есть не "откуда качают", а "как работает" оборудование. Поняв принцип подключения к сети, коммутации к колонкам, узнав, за что отвечает каждая маленькая кнопочка и ручка, я разобрался, как работает физическая часть и начал увлекаться уже другими вопросами: что, для кого, зачем и почему, в какое время надо включать…

– И всё это работая барменом?

– На самом деле, именно работая барменом, я начал анализировать: какую музыку, в какое время, с каким темпом и громкостью принимают гости. Интересовался, как у нас, что в Европе, что в Штатах, что в Москве… А это ведь большая разница. Занимаясь баром, я всё больше начал увлекаться музыкой, получил знания, накопил небольшой капитал на первое оборудование. Начались первые шаги в сторону того, чтобы не просто слушать и включать музыку, а брать две композиции и соединять их в некий микс, чтобы это все можно было услышать и определить свою стилистику. Потом я понял, что нужен опыт и перешёл из разряда барменов в разряд диджеев. Хотя нет, не диджеев. Правильнее будет сказать, звукорежиссёров.

– Разница-то действительно есть…

– Конечно! Потому что диджей – это вот эта сцена – ниша, которую я сейчас занимаю. А звукорежиссёр – это человек, который работает на свадьбах и корпоративах. Оттуда мой первый опыт и пошёл. Я работал в паре с Никитой Козиным – ведущим "Молодой гвардии". Мы получали новый опыт, знакомились с людьми. Я, к примеру, с Владом Табашниковым тогда познакомился. С журналом "Авторский проект" мы до сих пор очень хорошо дружим. Ну и пробовал подходить к работе уже не как звукарь, а как диджей. То есть я делал перфоманс, хотел показать из себя артиста, а Никита – мастера церемоний, мы на этом и позиционировались.

– А в клубы как попал?

– В декабре 2014 года готовился к техническому открытию "Хука Хаус". Был звонок от Михаила Беляева, который спросил, есть ли возможность поставить колонки. Ну, я же звукарь, аппаратура есть, поставить – нет проблем. Привёз и предложил ребятам сыграть у них в формате deep house. Тогда я именно такой музыкой увлекался: спокойной, мелодичной. У меня было требование: не чтоб долбило, а чтобы было красиво. Собственно, с того момента и произошёл переход от корпоративов к моей личной сцене, к моему личному диджей-пространству. Мы начали работать с ребятами, и я готов отдать им должное – Мише Беляеву, Андрею Макаренко, Коле Гизатулину и всей команде "Хуки" за то, что в период становления меня как диджея я благодаря им познакомился с очень значимыми для меня людьми! С такими, как Стас Аммосов, Коля Жмакин – DJ Mos и DJ D-One. Это хедлайнеры современной индустрии в музыке, которую я играю сейчас.

Спустя месяц после этого знакомства я поехал в Новосибирск и случайно встретился с DJ Mos и его супругой Владой. Благодаря его наставлениям и поддержке я взял себя в руки и начал работать физически, не без помощи команды allfordj: обучали обращаться с винилом – я до этого никогда не работал на пластинках. За эти несколько дней я здорово поднял свой уровень и сразу отменил старый формат. Больше никакого дипа, никакого жёсткого трэпа, а уже мультиформатность и подстройка. Вот именно с того момента появилась возможность играть по-новому и воспринимать всё по-новому.

Потом было лето 2015 и битва диджеев Сибири на Танае, так называемая Open Air Tok V. Для меня это было самое крупное событие года. Представь себе аэродром "Танай", огромная сцена, 60 киловатт звука! 20 человек из 100 заявившихся отобрали на это мероприятие, на котором присутствовало около 3000 человек. И мне посчастливилось играть в первый же день в прайм-тайм. Прайм-тайм – это начало самого кутежа на этом оупен-эйре, когда начинается показательное шоу. Насколько ты хорош в промоушене, решало жюри и зрительское голосование по смс. Если честно, я был очень удивлен, когда мою мультиформатность и фингер-драминг поддержали. Потому что для такого мероприятия – хорошая музыка – это музыка с "прямой бочкой". А мой формат – r'n'b с такой веселой, доброй подачей и альтернативой даже. Форматы, которые я дарил, нашли очень хороший отзыв. Я получил кучу новых знакомств! Отрыв от 2 места был почти в 2 раза. Для меня это была не просто победа в битве, а победа над самим собой. И это был мой второй шаг к успеху и переходу в Cosmo и в более высокий ранг артистов.

– Ты плавно переместился из "Хуки" в Cosmo?

– Как говорят, даже у каждой великой империи наступает конец. И что-то меняется. В моём случае, просто разошлись пути. Из "Хуки" я ушёл. Был период, когда мне приходилось работать в соседнем кальян-баре, где я просто поддерживал себя на уровне, чтобы не потеряться. Но я сильно "подзавял", как диджей, после ухода из "Хуки". Я тогда думал, что всё, трындец…Возвращаться к корпоративам – это же ужасно будет! А тут вдруг Влад Лебедев – на тот момент арт-директор Cosmo, добавил меня в друзья и предложил мне прийти и отыграть гостевой сет, не знаю, нашел он меня благодаря достижениям или это был совет друзей, но я благодарен за это. И, если честно, оглядываясь сегодня на те дни, когда я начал играть в Cosmo, меня оставили и даже всем понравилось, я думаю, господи, я играл deep house в заведении с иным форматом! Я пришёл и играл на pre-party deep house! (смеётся, возмущается сам себе, но продолжает вспоминать). Потом я играл в прайм-тайм trap. В pre-party играл жёсткий trap, альтернативу и жёсткий hip-hop… возможно, таким образом я искал ту самую гармонию публики, заведения и меня. На данный момент для меня это непозволительно в таком формате играть! Это уже не мой уровень.

– А что именно ты играешь? Расскажи поподробнее.

– На данный момент я работаю в формате mash-up диджея. Mash-up – это, как многие заблуждаются, не стиль музыки. Это особый формат подачи. Это та самая ниша, когда в короткий сет, допустим часовой или двухчасовой, ты можешь поместить просто сотни треков от очень известных до не вышедших в массы – абсолютно разных форматов и направлений. Начиная от альтернативы, в которой идёт hard rock, indie, очень известные работы – допустим тот же самый "Rammstein", почему бы и нет? И смешиваешь его с каким-нибудь электронным направлением, таким как house или trap. И hip-hop, и r'n'b, и moombahton, и French house – всё-всё-всё вместе! Но и тут нужно знать рамки…

– Как готовишься к выступлению?

– К подготовке отношусь очень серьёзно, каждое своё выступление начинаю с анализа гостей и даже того, какой сегодня день недели, получили ли люди зарплату, готовы ли они тратить, в каком настроении бармены. Я всё это учитываю и понимаю: вот сегодня всё должно получиться! Больше всего люблю играть на pre-party, задавать атмосферу. В это время я играю крайне эксклюзивную музыку, которая находится на серьёзных платных ди-джей пулах. Это, понимаешь, такая музыка, которую во "Вконтакте" точно не найдешь… Pre-party длится с 10 вечера до часу ночи и за эти три часа моя задача – начать с chillout-зарисовок, а закончить каким-нибудь очень бодрым-бодрым r'n'b или indie, или любой другой музыкой, соответствующей формату приглашённого диджея, который будет играть после меня. То есть на момент моего последнего трека в сете, желательно должен быть полный танцпол!

– Расскажи о принципах подачи своей музыки?

– Стараюсь избегать в каждом стиле музыки тяжёлых и довольно известных треков. Если используются популярные вещи, то я стараюсь их преподнести немного в новом звучании. Возьмем группу "Бумбокс", у них есть довольно бодрый трек "На восьмом этаже": формат больше к хип-хопу лирическому, но я его преподношу в формате латино-американского реггетона. Это мой формат музыки! Я сам такое предпочитаю! В этом варианте трек слушается и воспринимается совершенно иначе, вообще тело двигается по-другому, нет навязчивости. Я делаю акцент не на том, что и какие треки я играю, а на том, как я их играю. В первую очередь диджей – это артист. Он должен работать с публикой, не только улыбаясь, хлопая в ладоши, танцуя на танцополе, а то и на диджейку забираясь. Это шоу! В последнее время я очень внимательно слежу за модой и стараюсь дарить эту моду слушателям, причём стильно.

– На каком оборудовании работаешь?

– Работаю с портативных контроллеров Akai в связке с виниловым проигрывателем и программой Serato dj соответственно. В эмуляторе есть возможность ставить так называемые "горячие точки" на каждую дорожку. Очень модное направление, которое очень тяжело для освоения – называется тон-плей. Тон-плей – это когда ты играешь одну мелодию, допустим Red Hot Chili Peppers – трек Otherside. Это такая вещь, которая просто захватывает напрочь все головы! Публика после дикого пляса останавливается, начинает петь с исполнителем… Ты этот трек останавливаешь в формате винила, то есть он так "виу" и заканчивается… А ты уже успел поставить метки на ключевые точки другого трека и наигрываешь его, второй трек, который очень известен, допустим группы DMX – Ruff riders anthem… То есть Red Hot Chili Peppers – это альтернативный рок, а DMX – это уже жёсткий hip-hop. И ты наигрываешь мелодию вступления DMX и сводишь с тем треком. Народ это узнает и получается очень чёткий перфоманс! Публика сразу обращает на тебя внимание! Это сила и это очень серьёзная работа. И это показывает, что мне не всё равно, ребят, я с вами! И таких подборок у меня достаточно много. Я постоянно над ними работаю.

– А по гастролям приходится кататься?

– Те гастроли, которые получается вбить в график на данный момент, – это Красноярск (Welcome bar и Soho bar), очень модные и наполненные стилем заведения с отличными ребятами, планирую посетить франшизу академии диджеев "uppercuts". Далее Новосибирск – Guilty, это уже нашумевший бар. Вообще, в нашем регионе был много где – в тех городах и заведениях, которые с нашим баром очень тесно сотрудничают. Редко, но метко мы туда попадаем. Например, обменом, когда наш диджей, наш бармен и половина нашей дружной семьи едет туда, а кто-то из их барменов и диджеев едет к нам. Отличный опыт для каждого и возможность представить себя и своё заведение!

– В прошлом году у вас с ребятами родился авторский проект. Расскажи о нём поподробнее.

– 20 декабря был выпущен совместный трек Bangerton! вместе с нашим MC Пашей Беккером. Я полностью с ноля написал музыку в мультиформатном жанре: начало похоже чем-то на hip-hop, основная часть, которая называется дроп, разделена на две части – это в настоящее время очень модно, чтобы основная часть делилась на две части: в которой 1 часть – это trap, 2 часть – это moombahton с африканским мотивом.

– Сколько времени ушло на эту работу?

– Мы работали около 3 месяцев. Не обошлось без помощи коллеги DJ StarFraid, который тоже в своё время был резидентом Cosmo. Молодой парень, делающий успехи – мы с ним нашли общий язык. С его помощью закончил работу над музыкой, а Паша записал очень добротный англоязычный вокал. Я не стал искать где-нибудь на SoundCloud или в Facebook афроамериканца с чистейшим английским, читающего англоязычный рэп, чтобы с ним записать трек. Конечно, это красиво и чисто звучит, и хорошо бы продавалось. Но! Была цель, чтобы мы с Пашей сделали англоязычный трек с хорошим сибирским акцентом. Он звучит очень специфично! Ну, он реально, блин, крутой, с этим сибирским акцентом. Это шаг, который многие в Сибири поддержат. Отличная обработка партнёров позволила нам выпустить эту работу на все возможные мировые ресурсы: iTunes, Google Play, Amazon, spotify и другие ди-джей пулы…

Этот трек как авторский продукт, на данный момент продается. И, в принципе, есть уже кое-какие показатели. Я понимаю, что надо работать над авторскими проектами, не ремиксами на уже готовые известные треки, а именно над своим стилем, над тем, что я создаю и показываю вам.

– Планируешь продолжать работу в этом направлении?

– Верно! На ближайшее время запланированы релизы авторских полноценных работ, которые, надеюсь, тоже будут опубликованы на европейском лейбле и помещены на те же ресурсы. Они уже более серьёзные, чем первая совместная работа.

– Ты говорил, что в твои планы входит добиться определённых высот в своём ремесле здесь и рвануть в Штаты. Что тебя здесь не устраивает?

– Да, у меня есть позиция, что должен поехать в Штаты. Я себя нахожу как успешный артист именно там. Сестра живет в Сакраменто, штат Калифорния, грубо говоря, в сотне километров в диаметре – это либо океан, либо Лас-Вегас, либо Лос-Анджелес, либо Сан-Франциско. Ну и соответственно это ключевые точки. Лас-Вегас вообще не трогаю – это очень высокий уровень, для которого мне надо поднять очень высокую планку. И дотянуться ещё до неё.

Я думаю, время покажет, но в ближайшие годы я буду точно наращивать свои навыки. Совершенству нет предела. И тогда, когда будет уже видно, что есть возможность поехать – я, конечно же, в Штаты переберусь. Но это, возможно, будет не на постоянной основе, потому что у меня есть реальное желание отблагодарить всю команду здесь, чтобы даже США знали, что в России, в Сибири, в Кемерове есть такой бар Cosmo, и что там работают такие ребята, как я. Возможно, со временем, если не угаснет это желание у ребят, можно осуществлять обмен для барменов и диджеев с перелётом между океанами. В моих мыслях эта мечта, и я её очень хочу реализовать! Чтобы был обмен опытом. Это будет прекрасная картинка!

– Диджейство для тебя основная работа?

– На данный момент диджейство является не работой, а ремеслом. Много чем по жизни занимался, прямыми продажами, например… В своё время сделал очень хорошую карьеру в компании СНС. Узнал тогда всю торговую базу области. Начал с простого торгового представителя на личном автомобиле, закончил заместителем супервайзера, и очень звучной записью в трудовой книжке. Здесь я получил огромный опыт работы в стрессовых ситуациях, в продажах, в общении с абсолютно разными людьми: с одной стороны тебя пинают, с другой стороны пинают… Ты должен работать и понимаешь, что твоя мотивация – это твоя карьера, твой заработок, который был прямо пропорционален твоим усилиям. Заработок был очень высокий. Я мог себе позволить дорогостоящее оборудование, перейти, как говорится, на левел выше. Потому что занимаясь только диджеингом, без гастролей позволить себе прямо сейчас и прямо здесь какое-то дорогостоящее оборудование ты не можешь. То есть мне это тоже помогло. Потом мне пришлось оставить эту работу. После этого я чем только не занимался: работал на стройке – на Комсомольском строил целый этаж. Представляешь, я знаю, как строится дом, это же классно! Работал на кухне в ресторанах "Sacramento" и "Mama Roma". Теперь я знаю все позиции кухни, как делается холодное, горячее, закуски, пиццы, пасты – от и до. Это плюс моей маме, она мне, как директор на производстве, помогла получить этот опыт. Много чем занимался еще – пивной промышленности пришлось немного помочь – на данный момент я работаю на производстве "Крюгера". Работа разного характера, начиная от директорских каких-то задач: попинать коллег до – "пошёл и порезал хлеб", потому что компания занимается производством сухариков. То есть занятость времени есть, в потолок не плюёшь и уже точно знаешь, чем ты займешься вечером (улыбается). И пока у тебя рутина днём, в голове проносится очень много мыслей, которые ты отфильтровываешь. И приходишь к какому-то новому проекту или продумываешь построение сета. Желание есть по работе чем-то более серьезным заниматься, но пока есть проблемы. Замкнутый круг: ты должен сначала решить свои проблемы, а потом идти работать, а чтобы решить проблемы – надо работать.

– Есть у тебя семья?

– Семья… Тяжело мне об этом вспоминать. Время "Хука Хауса" – было время отчасти продуктивное, а отчасти деструктивное, потому что в период работы там по своей вине я потерял брак… На тот момент, я честно признаюсь, "словил звезду". Но очень, повторяю, очень быстро себя наказал за это. И наказал себя не тем, что просто одумался и сказал себе "Роман, не надо звездиться"… Я повел себя тогда крайне неправильно: не в ту сторону я посмотрел, но совесть меня очень быстро одернула. Я не смог смотреть честно в глаза своей супруге и обещать, что такого больше не повторится. На что мне было сказано, что тот, кто ворует в школе линейки – будет всегда это делать. Очень сложный философский вопрос… Я придерживаюсь теперь позиции, что я никогда не буду этого делать.

Жизнь преподнесла мне серьёзный урок, чего нельзя допускать, работая в этой индустрии. Потому что это новые знакомства, к тебе внимания всё больше, особенно от противоположного пола. И допустить ошибку очень легко, но я сделал выводы. Я супруге оставил имущество, лабрадора.

– Татуировки у тебя какие-то интересные…

– Да у меня пол тела забито в татуировках индонезийских народов маори – это Новая Зеландия. Конечно, они несут смысловую нагрузку. В скором будущем ожидается пополнение красок на моем "полотне".

– Ром, ну из тебя рассказчик, конечно, отменный…

– Я не лаконичный человек, очень открытый, может, в этом моя ошибка? Близкие люди часто мне говорят: "Роман, ну не надо – очень много болтаешь, это тебе ничего не даёт, кроме минусов". Но образование даёт другой посыл: "Ты должен говорить, у тебя большой словарный запас на двух языках! А в конечном итоге, жизнь учит: "Будь краток". Я к этому пока только иду. Медленно, но верно.

Фото: Geometria.ru