Интернет-журнал

MY GENERATION: как рок-группа «Адмирал Ямамото» нашла 2007-й

Михаил Багаев, 19 Декабря 2016

В эту новогоднюю ночь они будут взрывать танцпол рок-бара Zeppelin, и у тебя ещё есть шанс принять участие в этом безумии. Читай интервью с участниками рок-бэнда "Адмирал Ямамото" и тебе точно этого захочется.

Сегодня мы общаемся с ребятами, которые заменяют нашему городу Limp Bizkit, Korn, System Of A Down и Fallout Boy, и справляются с этой задачей вполне успешно. Взрывы эмоций, дикие танцы, когда кажется, что вот-вот начнут разбиваться на мелкие осколки зеркала, гитары и фирменные бокалы Zeppelin – вся юность поколения "Junk" и "Every Me And Every You" умещается в пару часов, когда на сцене эта группа.

О том, почему круто играть в кавер-бэнде, почему это занятие сегодня едва ли не актуальнее сочинения оригинальных композиций, куда подевались рок-фестивали и где искать энергетические потоки, заряжающие творчеством, бодростью и счастьем, в нашем материале.

Супергруппа может быть не одна

– Вы играете именно альтернативный рок середины двухтысячных. Почему?

Александр Рифаненко:
– Наверное, потому, что каждый из нас играет его лучше, чем другие жанры. Изначально группа была нацелена на аудиторию поп-панка, на эту вот атмосферу американских молодежных комедий с дикими вечеринками. Но после первой же обкатки программы в концертных условиях выяснилось, что публика не реагирует на "Scotty Doesn"t Know" и подобные песни, что пуншем себя никто не обливает и в бассейн не ныряет, да и самого бассейна нет, к сожалению. Встал выбор: либо брать ещё что-то более массовое – играть поп-музыку в переработке, либо утяжеляться. Но чтобы делать крутые аранжировки, нужен опыт и мощная материально-техническая база. Формат "две гитары и барабаны" здесь не подходит, необходим ещё либо пианист, либо диджей. Мы двинулись в сторону тяжелой альтернативы. И это сразу же дало ощутимый результат. Тем не менее, поп-панк у нас тоже остался, ведь эти песни нравятся нам самим и время от времени они тоже заходят.

Юки Тамагочи:
– Мы играем ту музыку, на которой выросли. Её потому и получается играть, что она идёт от души. По той же причине этот стиль близок и публике – люди когда-то это слушали, им это нравится, они приходят на наши концерты и отрываются. По сути, им неважно, будет данный трек сыгран под копирку или же глубоко переработан. И у нас с Сашей Чухонцевым есть ещё один проект – группа Haters, где мы берем поп-музыку нулевых и по-своему её переделываем.

– Как к вам пришла идея собраться всем вместе в одну супергруппу?

Юки Тамагочи:
– Во всем этом безобразии виноват я. Пару лет назад, когда появилась группа Pandora Secret, я тесно общался с ними (да и сейчас, конечно же, продолжаю), пару раз мы ездили вместе на концерты в другие города, и мне очень понравилась идея играть любимую музыку, но на более постоянной основе (если можно так сказать). У меня появилась мысль: а что если собрать свою группу "с блекджеком и куртизанками"? Разумеется, я не представлял во что это всё в итоге выльется, ведь мы собирались играть поп-панк, добавить разнообразия в череду попсовых коллективов, и я был уверен, что среди кавер-групп в Кемерово найдётся место под солнцем и для нас. Правда, первоначально я хотел сделать акустический дуэт, а-ля "Пятница". Причём в итоге такой формат всё же набрал популярность, сейчас подобные группы действительно начали создаваться, играют по четвергам или в заведениях, где не любят громкий звук… Тогда же я ещё активно общался с группой "Хаски", в основном их состав был из студентов экономического факультета КузГТУ. Однажды у них что-то произошло с вокалистом, и мне пришлось его подменить на концерте в Harat's. Через какое-то время басист группы "Хаски" Владимир Граборский написал мне и предложил собрать новую группу. Это и было началом истории "Адмирала Ямамото". Я предложил ему в качестве гитариста Александра Рифаненко, он же, в свою очередь, пригласил Михаила Адаева. Рабочее название коллектива было 21Fox. Тогда же мы и нацелились на поп-панк. Я даже представить не мог, что через полтора года буду исполнять хиты группы Korn! В первом составе мы просуществовали год, у нас был один концерт на событии HellLow Picnic в мае 2015 года. К концу прошлого года появилось название "Адмирал Ямамото" и одновременно мы поняли, что у Владимира по различным обстоятельствам не всегда получается посещать репетиции, а иногда даже концерты. Нужна была замена. И к тому моменту как раз появилось время у Саши Чухонцева, я ему предложил поиграть с нами, он согласился. Таким образом, в новом составе в декабре 2015-го года мы успели отыграть на одном корпоративе и выступить на фестивале Eclipse.

Александр Рифаненко:
– Я вот не считаю фестиваль Eclipse нашим дебютом, потому что в связи с не самой идеальной организацией мы играли уже в час ночи перед семью слушателями. Первый настоящий концерт "Адмирала Ямамото", на мой взгляд, состоялся 1 января 2016 года на сцене рок-кафе Zeppelin. И уже в скором времени мы перешли и на другие концертные площадки города.

Немного истории и при чём тут командующий императорским флотом Японии

– Расскажите о своих предыдущих проектах: кто в каких группах играл раньше? 

Юки Тамагочи:
– До появления "Адмирала Ямамото" моей главной группой был "Dикий Пляж". Когда-то этот коллектив исполнял поп-панк, но в 2010-м году решил переключиться на более тяжёлую музыку. Их вокалист Артём Гордеев взял в руки гитару, а меня, соответственно, позвали петь. Мы даже записали альбом, на мой взгляд, для того времени весьма неплохой. Это была исключительно творческая, некоммерческая группа, играли свой материал. Но время шло, и нам становилось сложнее собираться вместе, репетировать и играть концерты – каждому по своим причинам. Группа впала в долгосрочный анабиоз. А когда в городе внезапно возник спрос на кавер-группы, меня заинтересовал именно этот формат. Почему бы не попробовать заработать денег на исполнении не своих, но любимых песен?

Михаил Адаев:
– Я начинал играть в группах ещё лет одиннадцать назад, поэтому расскажу лучше только о недавних проектах. Например, в 2014 году я играл в группе Evgeny Ligvinenko's Band. Вокалист Евгений Лигвиненко собрал вокруг себя музыкантов и исполнял как свои песни, так и каверы. Это была одна из первых, а может и первая кавер-группа, которая начала играть в кемеровских заведениях альтернативу и кое-что потяжелее. Затем я был в составе группы ChicaGo, которая была ориентирована, в основном, на корпоративы. Сейчас помимо "Адмирала Ямамото" я играю в кавер-проекте "В главных ролях" и инди-поп группе Control.

Александр Чухонцев:
– У меня коллективов было немного, я в этом плане тяжёлый на подъём. Первой моей группой была "Адаманта". Это ещё было в то время, когда начинала свой творческий путь легендарная по местным меркам группа Aedra, и стиль был подобный. Мы играли полностью свой материал, просуществовали где-то около двух лет, даже выступали несколько раз в Новокузнецке. Потом долгое время я нигде не играл. Года полтора назад появился проект Every Day You See, пока он существует только в сети в виде двух треков. Буквально пару дней назад проект снова стал функционировать – басист вернулся из армии (смеётся). И мы потихоньку записываем новые песни. А год назад ребята предложили мне поиграть с ними в новой группе "Адмирал Ямамото". Я был твёрдо уверен, что никогда не буду играть каверы, потому что всеми этими "хали-гали" почти в каждом баре был сыт по горло. Но потом я внезапно получил ВКонтакте сообщение от Юки. Это был вопрос: "Ты смотрел "Зеленый слоник"?" Кстати говоря, я так до сих пор его и не посмотрел (смеётся). Ну и далее мы перешли к обсуждению проекта. Меня привлекла возможность заработка, и к тому же понравилось, что в списке песен нашего будущего репертуара не встречалось композиций группы "Ленинград". В тот же вечер я согласился.

Александр Рифаненко:
– Я начну со своего участия в группе гитариста Михаила Кузьмина Ayers Rock. В свое время в ней отметились такие известные кемеровские музыканты, как Артем Истомин (ударные), Константин Куцый (бас), Артем Хавриенко (гитара). Я был в составе коллектива с 2009 года, придя на место гитариста Артёма, который покинул группу за две недели до очень важного концерта. Меня пригласили ради одного выступления, но в итоге я задержался там на полгода. После этого я какое-то время был не у дел. Мне хотелось играть жёсткий метал, а в "Аэдру" меня не брали (смеётся). Самому написать вменяемый авторский материал тоже не получалось. Я был очень плодовит на сочинение отдельных риффов, но песни составить из них не выходило. В 2011-м году я присоединился к команде Complete 3.14. Кто в этом коллективе только не переиграл, он поменял с десяток составов, но при этом всегда оставался образцом настоящего хардкора. Я пришел туда басистом, хотя инструмента у меня не было и я всегда его брал у кого-нибудь на репетиции или концерты. Можно пересчитать по пальцам количество концертов Complete 3.14 в Кемерове, зато мы постоянно ездили в Новосибирск, потому как там была сильная хардкор-тусовка. А в 2013-м году я присоединился к своим друзьям – группе Platzdarm. Из квартета они решили переформатироваться в квинтет. И я снова встал за бас-гитару. Где-то примерно в то же время я недолго играл в группе "Молодые ветра", позже она стала называться ChicaGo, там я и успел поиграть вместе с Михаилом. Сейчас Platzdarm находятся во временном inactive, больше существуя в качестве интернет-проекта. Музыки написано много и она потихоньку выпускается. Ни для кого не секрет, что основной вершитель судьбы группы Platzdarm Кирилл Ахметов сегодня проживает во Вьетнаме. Тогда у меня и появилась группа "Адмирал Ямамото", где сначала я играл на гитаре, пока не пришлось искать замену нашему басисту Владимиру Граборскому. Как это ни странно, хорошего гитариста оказалось найти проще, чем басиста (смеётся). Сейчас также играю в коллективе "В главных ролях", где мы специализируемся на исполнении песен из советского кинематографа.

– Откуда появилось название "Адмирал Ямамото"?

Александр Рифаненко:
– Мы раньше часто на репетициях цитировали известный и в некотором роде культовый фильм Светланы Басковой "Зелёный Слоник" который сегодня уже фигурировал в нашем разговоре. В одном из моментов фильма в монологе мелькнуло упоминание адмирала Ямамото. Ну и шутки ради я предложил назвать так группу. Типа "кто знает тот поймёт". Через какое-то время шутка переросла в серьёзную мысль. Вот и назвали группу в честь известного маршала и национального героя Японии Исороку Ямамото. Никакого юмора в его адрес у нас ни в коем случае не было. Просто будучи историческим героем, "Адмирал Ямамото" стал нашим локальным мемом, к тому же это оказалось очень звучное и необычное название. По моему мнению, как имя собственное, оно обладает набором всех необходимых качеств, чтобы выстрелить.

Вдохновение и энергетика

– Что для вас музыка: работа, хобби, искусство или просто дополнительный источник дохода?

Юки Тамагочи:
– Здесь нужно разделять понятия. Но скорее всё вместе в какой-то степени. Рост числа кавер-групп в городе – это закономерный процесс. Без этого уже трудно представить наши заведения. Хотя у меня ещё отец играл в 70-х в кавер-группе, только тогда это называлось ВИА, и они играли на танцах. Тогда не было клубов и диджеев, только живая музыка. В 80-е появились дискотеки, в 90-е – первые клубы. Живая музыка перестала быть настолько актуальной, как раньше. Но в последние годы история сделала полный круг, и всё опять вернулось на свои места, снова появился растущий спрос на живую музыку. В то же время, каждый из нас хочет самореализации. Почему бы не воспользоваться этой возможностью?

Александр Чухонцев:
– Я не буду касаться материальных моментов. Скажу лишь, что многие начинающие музыканты обычно хотят играть исключительно свой материал. Это было и у меня, и у каждого из нас. Но новичку, чтобы заявить о себе, как правило, не хватает техники, исполнительского мастерства, опыта работы на сцене. Всё это можно получить через переигрывание чужих песен, где за тебя уже все выдумали, только технику и нарабатывай. Играя в кавер-группе, ты учишься правильно разбирать материал, разучивать его. Я до того, как стал играть в группе "Адмирал Ямамото", знал очень мало чужих песен. Здесь же это необходимость, которая в итоге перерастает в некий профит. После этого к своему материалу ты уже подходишь более основательно. Второй момент – ты получаешь отличную школу игры в коллективе. Особенно, если музыканты выше тебя по уровню и у тебя есть к чему стремиться. Это вам не игра под "минусовки", мы ведь не машины и все очень друг от друга отличаемся. Ты привыкаешь к этому, пока группа не превратится в единый организм, и вот тогда ты начинаешь получать настоящий кайф от общей игры. Третий момент – сценический опыт. Ни у одной местной группы, играющей свой материал нет возможности играть на сцене так часто, нет такого плотного концертного графика. А это колоссальный опыт. Возможность раскрыть себя перед аудиторией, перестать быть гитаристом-аутистом, как это произошло со мной (смеётся). Сцена закаляет, ты начинаешь чувствовать себя увереннее не только во время концерта, но и в обыденной жизни.

Михаил Адаев:
– Для меня музыка из хобби переросла в работу. В 1999 году я попал в музыкальную школу и загорелся желанием стать настоящим профессиональным музыкантом. И постепенно двигался к этой цели, хотя, конечно, в детстве ещё не совсем понимал, как нужно это делать. Да и в дальнейшем мой путь был тернист. Шесть лет мне пришлось трудиться на обычной работе в магазине, пока не осознал, что не быть мне музыкантом, если я буду вот так вот попусту тратить время. Я уволился и посвятил себя полностью занятию музыкой. По пять-шесть часов в день. Принимал участие во всех группах, куда звали, и через какое-то время меня пригласили работать в частную музыкальную школу "Виртуозы". Оказалось, в городе есть много желающих научиться играть на ударных. Для меня это идеальные условия труда, когда не встаешь в восемь утра с мыслями: "Ну вот опять…", а наоборот бежишь на работу вприпрыжку. Очень интересно наблюдать, как человек, который первый раз в жизни увидел барабаны, уже через месяц играет ровный ритм…

– Что для вас является источником вдохновения?

Александр Рифаненко:
– Я в 14 лет очень любил слушать Deep Purple и представлять себя рок-звездой. Вот слушаю я Child in time – и ох, как мне всё там нравится! На гитаре я начал играть даже не столько благодаря Ричи Блэкмору, сколько Стиву Морсу – более позднему их гитаристу. Меня поразила его феноменальнейшая игра. Хотя когда мама предлагала мне пойти в музыкальную школу и учиться на гитару, я отказался, типа, мне не нравится гитара. Но потом Стив Морс сказал: да не, тебе нравится гитара. Но мне было уже 15, а школы "Виртуозы" тогда не существовало. Но я не переставал мечтать о карьере рок-звезды: масштабы в моей голове менялись, но для начала было неплохо покорить людей в школе. Так я задался целью. Сначала взял акустическую гитару у соседа, потом приобрёл очень качественный корейский инструмент Squier, ему сейчас 22 года, это больше, чем многим людям, которые на наши концерты ходят.

Александр Чухонцев:
– Я всегда очень любил группу "Король и шут", ещё в юности нравились мелодии, тексты, а уже став сам музыкантом, я оценил, насколько это сложная музыка. У нас во дворе так получилось, что все хотели стать рок-звёздами, а в итоге музыкой занимаюсь только я. Любой, кто начинал играть в молодом возрасте, мечтал об одном и том же. Выйти на сцену в школьном актовом зале, на выпускном…

Михаил Адаев:
– Меня всегда мотивировали барабанщики мирового уровня. Правда, раньше я смотрел на них и у меня опускались руки: как вообще можно научиться ТАК играть?! Но постепенно я понял, что всё это вопрос практики, всё реально. На самом деле, просто надо очень много заниматься: сколько вложишь – столько и получишь. Я стараюсь вкладываться в развитие самого себя, потому что группы, в которых играешь, меняются, а мастерство останется. Хороший музыкант всегда найдет работу, надо прокачивать именно себя. Иногда я занимаюсь на барабанах с утра до вечера.

Юки Тамагочи:
– Есть скорее спортивный интерес, спортивная злость. Я смотрел, как реагируют люди, когда слушают крутых вокалистов, и понимал – я хочу, чтобы и мой голос вызывал такие эмоции. Чтобы мой вокал вызывал такую же реакцию у слушателей. Когда я слышу разговоры, например, про Muse – вот Мэтью Беллами, ничего себе, что он делает, какие сложные вещи – у меня возникает дикое желание взять и хотя бы попытаться сделать то же самое, и может ещё лучше. Нужно работать над собой и добиваться такого эффекта, чтобы получать удовольствие от самого себя, а самое главное, чтобы слушатель получал удовольствие от тебя. Ведь без слушателя не будет и музыки. Музыкант и слушатель – это две неразрывные части музыки. Всё, что я делаю, я делаю для того, чтобы это нравилось другим. И когда ты видишь, как люди реагируют на твоё исполнение, вот это и есть вдохновение.

– И всё же, есть ли у вас в планах записывать свой материал?

Юки Тамагочи:
– Планы есть, возможности есть, а вот времени не хватает. Играя в двух коллективах, я сейчас начинаю чувствовать нехватку творческой реализации. Есть ощущение, что это может превратиться в рутину, чего, конечно, очень не хотелось бы. Поэтому у меня всё-таки есть планы играть свою музыку именно в этом коллективе, в этом формате.

Александр Рифаненко:
– Есть тому замечательный пример в нашем городе – группа "The Стереотипы". Они написали, наверное, около трех десятков песен и все они были хитами. Эти же музыканты по необходимости перевоплощались в кавер-бэнд "Алые Паруса". Таким образом, они прекрасно совмещали коммерческий подход и творческую реализацию. Сейчас даже обещают выпустить новую песню, несмотря на то, что Алексей Петров и Игорь Трофимов уже давно в Москве, где играют в составе группы Crazy Beats, в том числе, и на городских праздниках на Красной площади.

Музыка и город

– Что ещё вы можете сказать о музыкальной среде города в наши дни?

Юки Тамагочи:
– Групп, сочиняющих свою музыку, стало гораздо меньше. В том же 2007-м году концерты посещало гораздо больше людей. Может, дело в демографии, а может, в техническом прогрессе – послушать дома музыку из ВКонтакте проще, чем куда-либо выбираться. Раньше молодежь собиралась в тусовки на Драме, у "Лакомки", на Пушкина, сейчас всего этого нет. Опять же, для местных групп с тех пор сильно поднялась планка уровня. 10 лет назад часто можно было увидеть на сцене того же легендарного ГЦМ совсем начинающие группы подростков, которые с месяц назад взяли в руки кое-как настроенные гитары и пытались что-то играть (собственно, я так начинал, например). Сейчас такого уже почти не увидишь. Организаторам фестивалей сегодня невыгодно "вытаскивать" подобные коллективы, потому что надо чтоб на концерты было продано как можно больше билетов. Ведь организаторам тоже кушать хочется. В свою очередь, для таких групп это серьёзный вызов. Им приходится расти, учиться, повышать качество, улучшать технику, звучание и т.д. Иначе и смысла заниматься музыкой нет. И конечно, не у всех хватает терпения. А для слушателя это, наверное, хорошо. Количество перерастает в качество. Да, сегодня в городе рок-групп стало меньше, но и группы стали серьёзнее и качественнее.

Александр Рифаненко:
– Мне всё это напоминает синусоиду – сначала активность, потом спад, потом снова активность и так далее. Да, сегодня количество оригинальных групп в городе уменьшилось. Хотя, с другой стороны, просто многие отходят от дел, кто-то уходит в inactive, а кто появляется новый, то я их просто не знаю, потому что они младше меня на десять лет. Количество фестивалей тоже уменьшилось. Сейчас они проходят лишь на более-менее крупных площадках с определенным интервалом. Например, фестивали в РНК "Байконур". Кто там их только не делал, но рядовому слушателю обычно все равно, кто и что за организатор. Сам факт фестиваля в "Байконуре" превратился в некий бренд. На рост числа кавер-групп в городе, разумеется, повлияли первые и самые успешные проекты, вроде The Paper Soldier"s Band. Или взять, к примеру, Pandora Secret. Ведь это самые сливки рок-движухи в городе. Музыканты из разных крутых групп объединились в одну. И они выступают каждую неделю по одному-два раза. Аудитория приходит, чтобы услышать не двадцать пять неизвестных песен и среди них два-три узнаваемых кавера, а чтобы попрыгать и поплясать под тридцать узнаваемых и горячо любимых композиций. Сейчас фестивали чаще делать и не получится, просто потому, что на них организатор не сможет заработать, поскольку не соберет нужное количество публики. Кто-то, конечно, скучает по выступлениям группы Heal the Pride, но их никто и никогда не пригласит ни в одно заведение города выступать за деньги, потому что они своим звуком превратят бетон обратно в цемент. Тем не менее, раза два в год фестивали с участием экстремальных команд в городе проходят. Но Pandora Secret и "Адмирал Ямамото" всё же выступают гораздо чаще.

Александр Чухонцев:
– Из новых групп я могу выделить Water, please! Мне также нравится регги, и я был приятно удивлён, когда впервые услышал Jahksinia в полном составе. Это очередное доказательство, что насколько бы простая музыка ни была, но если она качественная, то люди это сразу же замечают. Почему-то многие музыканты изначально считают, что им нужно играть очень сложный материал, удивлять публику. Но обычно к изобретению третьего велосипеда у музыкантов кончается терпение и группа разваливается.

– А какую музыку слушаете вы сегодня?

Александр Чухонцев:
– Я люблю пост-хардкор, гранж, регги, что-то из поп-музыки, например, недавно, когда стал вдаваться в подробности, приятно удивила IOWA. А также хоровую музыку, потому что восемь лет пел в академическом хоре. Не слушаю авангард, с ним у меня сложные отношения. Конкретно из последнего, что зацепило: Alter Bridge, Wolves at the Gate, Protest the Hero. Если говорить не только о рок-музыке, то мне нравятся, к сожалению, почти неизвестные в России исполнители, такие как Джейсон Мраз, Майкл Бубле.

Юки Тамагочи:
– Я с удовольствием слушаю очень много разной музыки: инди-рок, металл, хард-рок, поп-панк, блэк-металл, шансон, попсу, хип-хоп, классическую оперу, транс, даб-степ и т.д. Пожалуй, из актуальных для нас сегодня исполнителей могу выделить Royal Blood. У нас в репертуаре есть даже две песни этой группы, хотя она молодая и совершенно неизвестна в нашей стране.

– Где вас можно чаще всего услышать?

Александр Рифаненко:
– Наши две основные площадки – Zeppelin, с которого мы начинали, и Harat's. В других городах мы в этом составе не выступали, но это пока скорее связано с нашей собственной занятостью, чем с отсутствием предложений.

А менеджер у вас есть?

Александр Рифаненко:
– Человека, который специально занимается продвижением в Bнтернете, у нас нет. Если говорить об организационных вопросах, то могу выделить себя. Но в целом у нас и так все достаточно организованные, серьёзно относятся к занятию музыкой.

Александр Чухонцев:
– Тут такой момент, что человек, который будет называть себя менеджером группы, должен быть действительно профессионалом и его работа должна приносить результат. Просто писать в группе VK и постить фоточки – это как бы не совсем то…

Александр Рифаненко:
– Впрочем, в нашем городе есть примеры очень профессиональных менеджеров – например, Юрий Пахарь, который работает с группами "Крупным планом" и "Всё включено". Роман Романовский – директор группы "В главных ролях".

Свободное время?

– Чем вы занимаетесь в жизни, помимо музыки? Михаил уже рассказал, что он педагог. А остальные?

Юки Тамагочи:
– У меня на данный момент своя служба эвакуации автомобилей, бизнес, связанный со спецперевозками. А вообще раньше много чем занимался, профессий освоил очень много, но в основном в автомобильной сфере по образованию. Вообще машины и музыка – это в моей жизни две главные вещи.

Александр Рифаненко:
– Я занимаюсь посудой и барным инвентарем, хотя сам к барменской культуре имею весьма опосредованное отношение. Но сейчас являюсь совладельцем компании Barboss.pro вместе с еще двоими ребятами. Занимаюсь по большей части переговорами, решением различных деловых вопросов.

Александр Чухонцев:
– Ну а я являюсь специалистом технической поддержки компании Goodline.

Отдыхать как любите?

Александр Рифаненко:
– Начиная с лета, я был занят семь дней в неделю, поскольку это был важный этап для бизнеса и одновременно мы играли очень много концертов. Вообще отдых я люблю пассивный. Играю в компьютерные игры, причем на Dota подсел уже будучи 25-летним человеком. Начал бы раньше, может International выиграл бы, миллионером бы стал.

Юки Тамагочи:
– Раньше любил активный отдых, много занимался автомобилями, автоспортом, организацией мероприятий с данной тематикой, ездил в Шерегеш, играл в Encounter, лазил по заброшкам, ходил в походы, куда-то ездил. В общем, много чем занимался. Сейчас видимо впал на зиму в спячку (смеётся) Так что сижу дома, за исключением репетиций и концертов.

Александр Чухонцев:
– У меня отдых редко, но бывает, вот, например, сегодня должен был быть. Я люблю смотреть хорошее кино, поиграть на гитаре, проводить время с любимой девушкой…

Михаил Адаев:
– Люблю сидеть дома, но стараюсь в себе это искоренять. Катаюсь на беговых и горных лыжах, летом – на велосипеде. Люблю читать, играть в игры – сейчас играю в Team fortress 2.

– Есть ли у вас определённые принципы и что вы не станете играть ни за какие деньги?

Александр Рифаненко:
– Я никогда не буду петь патриотические песни про Кузбасс.

Александр Чухонцев:
– Я никогда не буду рэп-исполнителем.

Юки Тамагочи:
– Принципы могут меняться. То, что я отказывался наотрез играть когда-то, сейчас уже не смотрю на это так категорически. Тут, скорее, вопрос целесообразности. Когда на одном концерте нас попросили за хорошие деньги сыграть что-нибудь из шансона, мы разумеется отказались, потому что едва ли нас после этого бы снова пригласили играть в Harat's, да и вообще куда-либо. Не в деньгах дело. Но с другой стороны, может быть так, что мне не нравится, например, текст какой-либо песни, а людям эта песня очень нужна и они хотят её услышать. Если она вполне по формату заведения и отдельно взятого мероприятия, если её хочет услышать не один подвыпивший посетитель, а весь зал, и если мы способны сыграть это качественно, то почему бы и нет. Ведь как я уже говорил – всё это в конечном счёте делается для слушателя. Как с песней "Маршрутка". Я её ненавижу, если честно, а что делать – народ её любит. Или тексты того же Дорна... И наоборот, бывает, что очень вкатывает зарубежная песня – а у нас в репертуаре "Адмирала Ямамото" почти все такие, а потом ты ее переводишь и понимаешь, что текст ещё тупее, чем у той же "Маршрутки". И это нормально.

Михаил Адаев:
– Я не буду играть те песни, которые я просто не могу пока сыграть. Остальное всё возможно.

Фото: Максим Федичкин, geometria.ru