Интернет-журнал

Аниматор Людмила Нагорная: к Дедам Морозам отношусь серьёзно!

Ксения Храмцова, 29 Декабря 2016

Один раз в жизни мне "посчастливилось" наблюдать за работой аниматоров-дилетантов, и сразу скажу вам, что это реально зрелище не для слабонервных. Худощавая Снегурочка в шубе из синтетики 50-го размера, заботливо подобранной сзади канцелярской скрепкой (скрепкой, Карл!) и писклявый Дед Мороз в бороде из драного мексиканского тушкана и выглядывающих из-под костюма трениках в один миг растоптали во мне надежду на благополучный исход детского праздника. Жирной точкой в представлении стал внезапно зафонивший микрофон, от писка которого так резануло по ушам, что дети, пришедшие на мероприятие, рыдали в унисон.

О том, что такое серьёзный профессиональный подход в организации детских праздников, почему аниматоры не делают duckface на фотосессиях и кто самые любимые детские герои, мы решили узнать у Людмилы Нагорной, аниматора по профессии и от бога с 10-летним опытом работы на мероприятиях.

Мы не балагуры! Должно внутри что-то быть…

– Людмила, как ты пришла к тому, что стала заниматься организацией праздников для детей?

– Всё пошло из семьи. Моя мама и сёстры – педагоги, работают с ребятишками. И я в 14 лет пошла вожатой в детский лагерь на добровольных началах. Я даже не думала тогда, что эта работа может как-то оплачиваться. Зато я поняла, что мне это очень нравится и что самые искренние на свете люди – это маленькие дети, которые всё воспринимают с восторгом. Если они огорчаются, тебе нужно поднять им настроение, сделать так, чтобы им было хорошо и весело… И когда у тебя это получается сделать, ты испытываешь невероятное счастье!

– И ты пошла учиться по этому профилю?

– По первому образованию я артист эстрады. В колледже культуры и искусств, где я обучалась, были замечательные педагоги, самые лучшие. Мы были первым набором, в нас вкладывали всё, что могли. Нас научили всему: даже жонглировать и показывать фокусы. Артист эстрады – это синтетический актёр, который должен уметь всё: хореография, цирк, драма и клоунада – всё должно быть ему подвластно. Это очень мне пригодилось. По второму образованию я организатор работы с молодёжью. Это образование позволило мне освоить многие тонкости психологии, которые также незаменимы при работе с детьми. Так что можно сказать, что я действительно работаю по профилю.

– Работаешь с командой или одна?

– Команда есть, но небольшая. Основную часть работы выполняю сама. В команде только хорошие и профессиональные аниматоры. Есть, например, девочка Полина, которая прежде чем выйти на праздники, обучалась у меня целых 2 года. Я очень серьезно отношусь к этому: не понимаю, когда выходит непрофессиональный аниматор к детям, когда он даже не знает, о чём с ними говорить. Например, играет Симку из "Фиксиков", а сам даже мультфильм этот не смотрел и не знает об этом персонаже ничего.

Очень ответственно нужно подходить к выбору тех людей, которые будут проводить праздник для ребёнка. Очень уважаю мам, которые дотошно вопросы задают, вникают во все тонкости, вместе со мной прорабатывают сценарий. Некоторые даже заранее просят увидеть аниматоров. Чтобы принцесса, например, не выглядела слишком, как бы это сказать, сексуальной. Очень легко у ребёнка в наше время забрать веру в чудо.

– Действительно, есть такие люди, которые считают, что развлекать детей – это легко, этакая работа не пыльная, не требующая особых усилий…

– Работа аниматора, ведущего детских праздников – это серьёзная большая работа. Мы не балагуры! Ребенок должен тебе поверить, и когда малыш в конце праздника подходит, обнимает тебя и говорит: приходи ко мне ещё, а я тебя люблю, а у меня есть фигурки с твоим изображением, то это значит, что ребенок тебе поверил, тебе удалось. И здесь я счастлива. Этим нельзя заниматься просто как бизнесом, должно ещё внутри что-то быть…

Мы работаем с детьми. Это очень хрупкий инструмент, который может сломаться, если ребёнок не поверит. Был в моей практике такой случай, когда ребенок не поверил в Деда Мороза, который к нему приходил. На следующий год мы с мамой писали сценарий, продумывали целую программу, чтобы вернуть ребёнку веру в чудо. Мы заходили через балкон с Дедом Морозом. Мы посылали ему ответ на его письмо, которое он нам написал.

К своей работе, к каждому своему заказчику и заказу нужно относиться очень серьёзно. Я специализируюсь именно на детских праздниках. Это то, что я люблю, то, что мне ближе всего к сердцу. Дети – это то чудо, которое даёт мне оставаться тоже ребёнком. Я из простого человека превращаюсь в принцессу, в Белоснежку. Не каждый человек может себе это позволить (улыбается). Если у моего ребёнка спросить, кем работает её мама, она ответит "феей".

– Значит, всю жизнь – только работа с детьми? Больше ничем не занималась?

– А я в принципе ничего другого и не умею (смеется). На самом деле есть еще одно любимое направление. Последние два года провожу выездные регистрации, работаю с молодоженами. Это не свадьба и даже не банкет. Это новое направление, оно как глоток свежего воздуха для меня. Как-то я попала на мастер-класс свадебного регистратора. Пришла и загорелась, заразилась этим. И мне это очень нравится. Когда ты говоришь: я объявляю вас мужем и женой… В этот момент просто буря эмоций и счастья возникает! Что-то сжимается в сердце… Думаю, что у меня это тоже получается.

– Юридической силы, понятное дело, такая регистрация не имеет?

– Это театральная постановка. В пятницу пара пошла в джинсах – зарегистрировались в загсе. А в субботу провели выездную регистрацию. О том, что молодые уже расписались, даже родители могут не знать. И с виду все официально: со свидетельствами, кольцами и поцелуями. Создается очень правдоподобная иллюзия. Свадебный регистратор в загсе не всегда сможет создать такую атмосферу – всё равно там всё по шаблону. Я там была, мне не понравилось (смеётся).

Найти подход к каждому ребенку

– В каком формате обычно проводятся детские праздники?

– Нет универсального формата. Как нет двух одинаковых детей. Ты можешь написать сценарий, а приходишь и понимаешь, что ребёнок, например, очень застенчив. И ты этот сценарий сразу же вычеркиваешь из головы и начинаешь действовать по обстоятельствам.

Многие родители очень расстраиваются, если ребёнок сразу не идёт на контакт: с нетерпением ждёт Белоснежку, а когда она приходит – начинает прятаться за маму. На самом деле – это нормальная реакция ребёнка. В этом нет ничего страшного. Просто каждый аниматор должен найти подход. Пока это удавалось мне всегда. Минут 20 в таком случае я к ребёнку активно не подхожу, а дальше он уже сам поймет, что ты к нему расположен – и присоединится к веселью.

– Мне кажется, что детей сейчас гораздо сложнее чем-то удивить, чем ещё несколько лет назад…

– Я много лет работаю с детьми и точно могу сказать, что они меняются. Сейчас они очень активные, даже гиперактивные. И конечно, для них нужно придумывать новые активные игры, потому что детям нравится балдеть, развлекаться. В то же время важно не потерять их внимание. Нужно выдавать такую программу, конкурсы, чтобы они могли наиграться и под конец устать от праздника. Для мальчишек придумывали программу, которая называется "Спецназ-пати", а понравился он как девчонкам, так и мальчишкам. Это самая активная программа, где можно нарезвиться, провести спортивные соревнования.

Формат мастер-классов подойдет деткам, которые любят что-то поделать своими рукам. Мы приходим и варим с детками мыло, например. Такие вещи заранее обговариваются с родителями. Сценарий составляется по пожеланиям, исходя из информации о ребёнке: что он любит, чем увлекается, что хотели бы сами родители.

– А какие мастер-классы больше всего любят ребятишки?

– Практически все выбирают мыловарение и никто не разочаровывается! Потому что это интересно, развивает фантазию, воображение. Детям нравится создавать из непонятного белого брусочка бабочку. Потом этой бабочкой они еще ручки будут мыть. Потому что она останется как подарок.

Иногда заказывают тематические мастер-классы: вот недавно было "Мяу-пати". Так как вечеринка была тематическая, делали кошачьи ушки на ободке. Это может быть мастер-класс по вистингу, где мы из длинных шариков-колбасок учим детей делать кошечек, собачек, зайчиков.

– Что больше любят дети: представление или конкурсы?

– Если я не поверю сама в то, что я Эльза, то и ребенок в это не поверит. Поэтому актерская составляющая имеет огромное значение. В то же время, если в мероприятии не будет какого-то игрового, соревновательного момента, а будет одно представление, то они заскучают. Я не разделяю. Это всё должно быть вместе!

– Работаете на какой-то конкретной площадке или выезжаете на место проведения праздника?

– Мы работаем сейчас на выезд. Приезжаем на место, которое родители выбирают для проведения праздника: будь то детский сад, ресторан или кафе, в квартиры даже. Родители переживают иногда: вот квартира маленькая совсем, комнатка небольшая, сможем ли поиграть? Сможем! На любой площадке профессиональный аниматор может и должен поиграть с детьми. Однажды в моей практике был такой случай: день рождения отмечали дома: мне стоять было негде – я на диване выступала. А детки стояли на полу. Мы поиграли, повеселились и всё было отлично. Праздник должен состояться несмотря ни на что.

Дедам Морозам и Снегурочкам надо выдавать документы

– Кризис отразился на твоей работе?

– Я как мама почувствовала его, а как аниматор – нет. Люди всегда хотят хлеба и зрелищ. И как бы ни было, родители всегда что-то заказывают. У нас очень много любящих мам и пап, которые несмотря ни на что все равно организовывают своим детям праздники. Для меня всегда будет находиться работа. Много постоянных клиентов, которые приглашают из года в год. Есть мальчик, которому я проводила в последний раз 13-летие. Он говорит, ну всё, Людань, я уже взрослый, пора завязывать с детскими дискотеками. Он уже как к другу ко мне подошёл. Для меня очень ценно, когда они мне доверяют.

– Сезонность в твоей работе есть?

– Конечно. Почему-то горячий август – много заказов. Май тоже – выпускные в детских садах. Сейчас вот как раз готовимся к такому периоду. Новогодняя пора, конечно же самая горячая!

– Дедов Морозов у тебя много?

– Я работаю с одним только Дедом Морозом, это мой одногруппник. Большой профессионал, артист эстрады, заведующий кафедры режиссуры в колледже культуры и искусств. И сколько бы я Дедов Морозов ни видела, да простят меня все, но он самый лучший! Если у меня нет времени отработать заказ, я не смогу послать туда того человека, в котором я не буду уверена. Для меня легче извиниться и отказать. К Дедам Морозам я отношусь очень серьезно. Потому что их очень много. Всегда находятся те, кто готов сделать это дёшево и как попало. Это больно для меня. Я считаю, что Деду Морозу и Снегурочке надо выдавать какой-то документ, дающий разрешение работать с детьми, который они обязаны показывать родителям.

– С какой возрастной группой детей тебе больше всего нравится работать?

– Я никогда не думала об этом, мне со всеми интересно. С 3-леточками люблю работать – это возраст моей дочери. Я с ними легко нахожу общий язык. Ещё дети 5-6 лет. Тот возраст, когда они уже всё понимают, но пока ещё продолжают верить, что пришла настоящая Белоснежка.

– Какие у детей сейчас любимые герои? Кем чаще всего приходится быть?

– (не задумываясь) Эльза (одна из главных героинь мультфильма "Холодное сердце", – прим. ред.). Четверг, пятница, суббота и воскресенье – иногда по два-три раза я работаю Эльзой. Эльзу любят все – и девчонки, и мальчишки. Это сейчас любимый персонаж. Малыши любят Щенячий патруль. Ко мне чаще всего обращаются родители девочек, так как я очень люблю играть принцесс. Эльза, Олаф, Анна – сейчас в основном они.

– Мультики приходится смотреть, чтобы быть в тренде?

– Обязательно смотрим мультфильмы, следим за тем, что новое выходит для детей. Если это интересно детям – прорабатываем новый образ, шьём костюм. С костюмами выручает моя хорошая знакомая Наташа, которую я называю "Наташа – золотые ручки". Иногда звонишь ей в пятницу вечером и говоришь: Наташа, завтра к 10 часам утра нужен ещё один костюм индейца. И Наташа ругается, но шьет. И я ей за это очень благодарна!

Артист должен работать так, чтобы рубашка была мокрая!

– Не устаешь от детей? Мне кажется, что работа с ними отбирает огромное количество энергии…

– Эмоционально выматываешься, конечно. Не буду обманывать. Порой так устаешь, что приходишь и падаешь без сил, ничего больше не можешь. Устает голос, потому что он постоянно в напряжении. Декабрь – страшный месяц для голосовых связок. Физически устаешь, когда в день отрабатываешь по несколько заказов. Но как-то так получается, что ты и восстанавливаешься при этом очень быстро. И не замечаешь в этом большой проблемы.

– Рабочий день, как правило, смещён в сторону вечера?

– Он вообще ненормированный, этот рабочий день. Ты можешь сидеть дома, пить чай, тебе позвонят и скажут: а не могли бы вы приехать через два часа. У нас праздник, срочно надо… Вот забыли, замотались… И ты говоришь: да конечно можно. И тут же звонишь, просишь бабушку посидеть с ребенком, потому что тебе надо Эльзой быть. В этом есть, конечно, определённые проблемы. Невозможно ничего запланировать! У меня всё может завтра уже измениться. При этом многие говорят: какая у тебя работа – один сплошной праздник! Нет праздников у нас совсем. Для меня нет 8 марта, Нового года. Ещё многие думают, что в этом присутствует некая лёгкость, воздушность, не воспринимается эта работа как тяжёлый труд. А на самом деле, это же тяжёлый труд. И меня поддержат те, кто вкладывает свои силы в это. Я знаю многих хороших аниматоров, со многими мы дружим, делимся заказами, если вдруг заболели или заняты.

– Ты говоришь, что обучаешь своих ребят прежде чем выпустить их на мероприятие. А школу аниматоров не хочешь открыть?

– В конце каждого месяца мы собираемся с нашими аниматорами, и я провожу для них мастер-классы. Что мы делаем: занимаемся актёрскими тренингами, техникой речи, прописываем новые игры. Я даже учу их фотографироваться, потому что очень много сейчас поз популярных, в которых не должен фотографироваться аниматор. С губками вперед, в стойке, оттопырив бедро, например... Очень многие девчонки молодые, которые работают аниматорами, даже не думают об этом. Но Симка – мультяшный герой не должна быть красоткой с пухлыми губками! Она должна быть счастливой и весёлой. Мы это всё повторяем, обговариваем. Даже фотопозирование проводим. Пока в этом формате работаем. В дальнейшем планируем развивать это направление.

– На практику студенты часто просятся?

– Они просятся, но очень мало кто остаётся надолго. Приходят: я хочу работать аниматором, проводить праздники, сколько вы платите? А опыта работы нет никакого. Не все понимают, что это трудно, что это серьёзная работа, которую нужно уметь выполнять. Мой режиссёр мне говорил всегда: у артистов рубашка должна быть мокрая. Если у актера сухой костюм, значит он отработал плохо. Ты отдаешь все свои силы, всю себя! Но многие думают, что это просто – вышел и развлекай…

Сначала построят из себя взрослых, потом – носятся, как миленькие!

– Чем занимаетесь в свободное от работы время?

– Я домашний человек. Люблю очень своих родных, ездить к ним в гости на домашние посиделки или в баню. Тихие скромные семейный вечера с мамой, папой, сестрами. Есть с мужем у нас место, где мы с ним восстанавливаем силы – небольшая деревенька, куда мы приезжаем, отключаем телефоны и отдыхаем три дня. Оттуда возвращаемся с новыми силами. Муж меня очень поддерживает в моём деле. Без него я бы не справилась, он во всём мне помощник. В изготовлении реквизита, если нужны мужские руки. Никогда ни на один заказ я не таскала мешков, атрибутов. Он варит раствор для мыльных пузырей. Сейчас подарок мне сделал – заказал оборудование для бумажного шоу.

– Людмила, у тебя трёхлетняя дочь. Ребёнок аниматора в чудеса верит?

– Так этого боюсь, кстати. У нас большая костюмерная находится на балконе, там лежит весь мой реквизит. Я надеюсь, что она верит. Хотя я часто переодеваюсь в принцесс на ее глазах. Но я придумываю для неё волшебные задания: ложится спасть, а утром под подушкой лежит записка – выполнить задание. И если ты его выполнишь, то получишь подарок. Но конечно, уже совсем скоро она начнёт понимать, что Белоснежки не существует. Что это её мама в костюме Белоснежки.

– А до какого детского возраста приглашают аниматоров?

– От года до 14 лет. Потом уже не приглашают. Многие считают, что в 13 лет ребёнок уже слишком взрослый. Но там совсем другой подход. Никто уже не заставяляет ребенка верить в фею. Это могут быть уже тематические праздники: гавайские и пиратские вечеринки, шпионские квесты... Это сначала они строят из себя взрослых, а потом носятся как миленькие! Ну и с аниматором они ведут себя по-другому. Они не воспринимают аниматора как взрослого человека – они доверяют ему.

– Читала в соцсетях, что вы участвуете в благотворительных проектах…

– Я не могу назвать это проектами. Просто поездки. Если ты можешь это сделать, то почему бы и нет. Я люблю ездить в детские дома, которые далеко за городом находятся – в отдаленных районах, куда мало кто доезжает. К сожалению, с появлением ребёнка я стала очень сентиментальной. И морально мне это дается тяжело. Не могу переступить через себя. Когда-то занималась больничной клоунадой, а теперь вот не могу вернуться к этому. Психологически тяжело, но надеюсь, что смогу это перебороть со временем.

– 31 декабря на 12 ночи у тебя какие планы?

– Не работаю. Хочу держать ребёнка на руках. Отработаю до семи, потом приеду домой, поглажу платье и пойду к семье. У меня на первом месте только семья.

Фото: личный архив Людмилы Нагорной