Интернет-журнал

Кондитер Алёна Геринг: в каждом тортике должна быть своя история!

Ксения Храмцова, 26 Октября 2016

Алёна Геринг могла бы быть просто одной из многих девушек-кондитеров, из списка тех, кто балует кемеровчан вкусными домашними сладостями. Как все, радовать наш глаз своими маленькими произведениями искусства на страничках Instagram и возможностью заказать индивидуальный тортик на день рождения мамы или капкейки, чтобы полакомить ребенка вкусняшкой. Но она – не одна из многих, хотя и странички ее чудесны, и клиентов (впрочем, она не любит это слово – называет сластёнами) у неё полно, и тортики у неё – просто объеденье! Мы с фотографом Максом Федичкиным пробовали, чуть пальцы не откусили.

Алёна пришла в кондитерское искусство не только по зову собственного сердца. Ещё одно маленькое сердечко кардинально поменяло жизнь нашей героини. У Алениного десятилетнего сына Алёши – аутизм. А это значит, что маме всегда нужно быть рядом.

Наше интервью с Алёной было не совсем обычным – мы решили провести его за приготовлением капкейков. А пока шёл кулинарный процесс – очень много говорили: о тортиках, об Алёшке, о женских мечтах и о том, как стать сильной вопреки всему.

О сладкой жизни кондитера

– Алёна, как родилось твоё увлечение выпечкой?

– Я вообще готовить обожаю с самого детства… Первым моим блюдом года в три была яичница. Выпечку начала с первого класса готовить. А тут ещё на уроках труда в школе начали пробовать стряпать всякие печенюшки. Учитель много мне дала в этом плане: она привила настоящую любовь к кухне. Я вообще человек домашний, семейный – мне нравится этим заниматься. Для меня это не бизнес. Это, наверное, всё-таки увлечение, хобби.

– А как решилась на то, чтобы печь вкусняшки на заказ?

– Был день рождения у одной маленькой девочки, дочки знакомых. Нас с сыном Алексеем пригласили. Мы в качестве подарка захотели сделать что-то красивое и вкусное своими руками: начали штудировать Интернет и нашли шоколадные капкейки. Решили их испечь. Купили набор специальных вафельных бабочек, чтобы их украсить. Я даже два раза переделывала крем! Получилось очень красиво и вкусно. Люди удивились, когда узнали, что я капкейки делала в первый раз. Спросили, а торт в виде Микки-Мауса испечешь? Я без тени сомнения ответила: испеку. А сама думаю: ну какой Микки-Маус, что ты говоришь, как ты это делать-то будешь… Но в итоге всё отлично получилось! Я брала заказы, говорила, что все умею, а сама первые три месяца до двух ночи пекла. Бегала ночами в магазины, чтобы что-то докупить. Ещё и формы какие-то надо было приобретать. Постепенно начало получаться. Уже год, как я занимаюсь этим на постоянной основе.

– И сразу начали появляться заказы?

– Я просто создала группу во "Вконтакте", позвала туда друзей, рассказывала о себе. Потом мне поступило предложение разыграть сладкий приз в группе. Начала расширяться клиентская база. Сейчас я делюсь рецептами. Простыми, которые может использовать любая женщина. Как вот наши сегодняшние капкейки – их сможет приготовить даже ребёнок. Конечно, есть у меня и "свои" блюда, рецепты которых я держу в секрете. Это уже не просто описания из Интернета. Я их обработала, что называется, "под себя".

– Сейчас очень многие девушки пекут на заказ. Как относишься к конкурентам?

– Я сейчас о конкуренции не думаю вообще. Наоборот, провожу мастер-классы для знакомых девушек, делюсь своими секретами. Некоторые из тех, кто посещает мои занятия, тоже начали заниматься выпечкой. Можно сказать, я помогла им стартовать. И знаешь, у всех находятся свои клиенты. Я решила, что каждый кондитер найдёт своего сластёну!

– Как ты думаешь, почему твои заказчики выбирают именно тебя? Какой у тебя секрет успеха?

– Я работаю с душой, и мне хочется, чтобы человек это чувствовал. Я всегда спрашиваю, для кого торт: для мамы, для папы, на юбилей, для шефа. Если это торт для мамы, то я его сделаю, как для своей мамы, если для ребёнка, то я его сделаю, как для своего сына. От этой информации о человеке у меня образ идёт. Люди часто раньше картинки из Интернета присылали – вот, хотим такой тортик. Это скучно, это просто повторение. Я хочу, чтобы каждый тортик был индивидуальным. Обожаю, когда мне говорят: давайте на ваше усмотрение, мы доверяем вашему вкусу. У меня тогда сразу начинается полёт фантазии, я ребенка за пазуху – и на два часа по магазинам… Надо найти то, надо найти это… И когда сделаешь от себя – думаешь, вау, облегчение какое-то наступает. В каждом тортике должна быть своя история. В эксклюзивном заказе как раз и ценится. Когда ты просто лепишь за деньги, человек это чувствует.

– С чем больше всего любишь работать? Что тебе интереснее всего в процессе выпечки?

– Я люблю эксперименты с начинками. Не очень люблю работать с мастикой, хотя начинала именно с неё. Она забирает от торта очень много веса. Я лучше начинки больше сделаю, чтобы он был сочный, сытный. И реально получится вкуснее! От 800 граммов может забрать у торта мастика, особенно, если фигурки есть какие-то. Я не вижу смысла переплачивать. Мне когда присылают фотографии мастичных тортиков, всегда предлагаю альтернативу: давайте я сделаю красивый кремовый, а фигурку можно поставить сахарную. Она на память останется. В последнее время соглашаются.

– Следишь за модными тенденциями?

– Многие хотят, чтобы было модно и красиво. Но сам наш город немножко отстаёт от моды. В Москве, Питере сейчас делают высокие тортики. Попробовала несколько раз. Заказчики говорят – неудобно резать. А мне наоборот хочется высокий, чтобы поиграть цветами, оттенками, переходами. На низком торте это сложнее делать. Это пока ещё к нам идёт. А когда дойдёт, будет уже что-то другое в моде (смеётся).

– Как тебе удалось за такой короткий срок, как год, самостоятельно освоить целую профессию?

– По характеру я простой человек. Но считаю, что если есть желание, то всему можно научиться. Захочешь – станешь токарем, на гитаре научишься играть. Я стараюсь постоянно обучаться. Естественно, это происходит через Интернет. У меня, к сожалению, нет возможности посещать даже краткосрочные курсы. Но я думаю, что она когда-нибудь появится и я с удовольствием этим займусь. Недавно нашла закрытый профессиональный клуб в Питере "Мастер-торт". Там такие кондитеры в нём состоят, которые 7-ярусные тортики делают! Они делятся действительно очень полезной информацией, техникой изготовления. Я участвую в вебинарах, изучаю бесплатные уроки. У меня мечта съездить туда хотя бы дня на три, пройти полезный для меня курс. Просто у меня в голове столько идей, а я не всегда знаю, как их технически можно реализовать. У меня из-за этого мозг взрывается (смеётся). То, чего я добилась за год, наверное, этим можно похвастаться. Я сама это сделала – никто мне не подсказывал. Но вот сейчас приостановилась. В таком положении нахожусь: хочется делать что-то большее, а я не могу пока. Но я ищу возможности для самореализации, может быть, кто-то меня услышит, захочет совместный проект. У меня большие планы.

О жизни особой мамы

– Ребёнок – это главная причина, по которой я занялась изготовлением выпечки. Алексей – особый мальчик, у него аутизм. Как сейчас говорят, альтернативное развитие нервной системы. Сына я воспитываю одна. Пришлось поменять свою жизнь таким образом, чтобы постоянно находиться рядом с ним.

– Алён, расскажи поподробнее, что ещё поменялось в твоей жизни с появлением сына?

– Мое мировоззрение поменялось с рождением Алёши, отношение к людям, чувствительность. Когда ребенок не разговаривает, ты его пытаешься понять: что у него болит, чего он хочет… Ты переходишь на новый уровень восприятия, ощущения. И когда начинаешь общаться с людьми, то тебе уже достаточно 2-3 часов, чтобы понять, что тот или иной человек собой представляет и как с ним строить отношения в дальнейшем. Некоторые считают, что я замкнутая. На самом деле это не так. Я просто очень сильно стала перегружаться, как начала заниматься выпечкой. Приходится очень много общаться – педагоги, врачи, заказчики, ребенок. Когда сын вечером спать ложится, и наступает тишина, я расслабляюсь и мне больше ничего не нужно!

Место жительства сменилось: переехали в Кемерово из Топок, снимаем квартиру. Это тоже пришлось сделать из-за ребёнка. Ему нужно посещать специализированную школу. Сейчас Лёша занимается с тьютором. Надеюсь, что на следующий год пойдет в класс. Он знает, что он идёт в школу, что необходимо выполнять задания. Он не умственно отсталый. Просто у таких детей мировоззрение совсем другое… Все дети-аутисты абсолютно разные. Нервная система работает по-разному, потому что повреждена в разной степени. Нам с Лешкой очень с людьми всегда везёт: с каждым врачом, учителем. Они искренне нам помогали и помогают. Мы за это очень благодарны. Ну и помощь родителей, конечно, неоценима.

– Мне кажется, что ты – героический пример такой мамы, которой удаётся справляться с этими сложностями несмотря ни на что, искать себя при этом…

– Для мамы это тяжкий груз, ведь некоторые дети с аутизмом даже не могут себя обслуживать. Кто-то этого груза не выдерживает – отказывается от детей. Что касается меня – я счастлива! Мой ребёнок сам за собой следит: умывается, одевается, кушает, моет за собой посуду. Эти способности и навыки пусть с трудом, но они приобретаются. Он взрослеет, начинает разговаривать, становится осмысленнее. Но мой Алешка немного манипулятор. Ему выгодно быть маленьким. При этом компьютерный гений: любой телефон, любой компьютер освоит: всё, что ему нужно, найдет, скачает, установит и сядет играть.

– Как добиваетесь позитивных результатов? Лекарства или какая-то программа индивидуального развития?

– Никогда не давала и не буду давать нейролептики. Не хочу делать из ребенка овощ. Считаю, что надо работать, надо заниматься с сыном. Обычные дети самостоятельно всему учатся, находясь в обществе. А здесь надо каждому процессу долго и монотонно обучать: например, как взять ложку. Обычный ребенок посмотрел и повторил, с аутистом так не получится. Здесь просто надо не лениться. Ходишь, гуляешь и всё время повторяешь – небо синее, солнце греет, листья зелёные. Многие мамы сильно в религию ударяются, уделяя этому времени больше, чем своему ребенку. Или, наоборот, бесов пытаются изгонять – я видела эти страшные картины… Понятно, что маме психологически тяжело. Все хотят, чтобы был эффект, и начинают бросаться из крайности в крайность. Я этого не понимаю. Сядь ты лучше почитай, позанимайся с ним. Это сейчас я могу сидеть и спокойно вам про это говорить. Я сама прошла через многое. У меня такая депрессия глубокая была. Надо в руки себя брать, находить в себе силы и идти, и делать.

– Алён, у нас такой откровенный разговор… А как ты отнесешься к тому, что мы напишем обо всем об этом без прикрас?

– Я не стесняюсь своего ребёнка. Может это для каких-то мамочек будет примером. Не надо опускать руки. Было время, когда и я их опускала, потом поднимала, потом они у меня опускались вновь, потом ещё ниже опускались. Однажды я себе сказала: хватит! И меня мысль такая посетила: а что будет с моим сыном, если меня не станет? Я никогда себе не прощу, если он в интернате окажется. Это самое страшное для меня.

– Как ты считаешь, наше общество, оно хотя бы немного начало понимать, что такое аутизм, что таких деток – очень много?

– Уже начало понимать. Раньше же даже диагноза такого не было – аутизм. А сейчас, когда стали кричать об этом… Лариса Толкач (мама мальчика-аутиста Ильи из Кемерова, автор книги "Я спорю с будущим", – прим. автора) первая из тех, кто начал открыто говорить об этом. Она все пороги обила. И я считаю, что именно благодаря ей у нас в Кузбассе узнали об аутизме. Наше поколение мам должно сказать ей огромное спасибо. Начали целые центры появляться для аутичных деток.

– А вы с Алешей посещаете центры?

– Честно, я не большой любитель центров. Я очень восприимчивый человек, а там чаще всего в подавленном состоянии мамочки. Ей тяжело – она давит на других. Я тоже стала заражаться этим унынием, депрессией. И стала стараться больше общаться в кругу друзей со здоровыми детками. Они здорово играют с Лешкой. Не хочу впускать в себя негатив, не хочу чужих проблем. У меня свои есть. Если мне кто-то начинает жаловаться – я выслушаю. Но если меня долго-долго грузить своими проблемами – извините. Многие женщины начинают париться из-за сложностей с мужчинами. Что это за проблема такая?! Да возьми ты, в конце концов, себя в руки! Если у тебя есть что-то позитивное – делись со мной (смеётся). Я тоже тебе хорошую энергетику отдам! Я не люблю унылых, злых людей. Если я расстроюсь или буду эмоционально подавлена, у меня Лешка сразу это почувствует и начнется такая свистопляска! Зачем нам это нужно? Мы лучше сядем, уроки с ним сделаем спокойно, сказку почитаем, мультики посмотрим, погуляем.

– Алёна, а на что-то ещё в твоей жизни хватает времени?

– Увлечения есть, конечно же. Читать люблю. Нравится варить мыло. Я делаю это для себя, для души. Ну, иногда клиентки постоянные что-нибудь попросят. Мама у меня дачница – всегда есть натуральные травы, ягоды замороженные… Я приверженец натуральной косметики, естественности. Я даже накрасилась сегодня, только потому что вы пришли. Обычно выгляжу в жизни просто: кеды, джинсы, футболка, рюкзак. Мне с ребенком так удобнее. Я когда в садик за ним ходила, все думали, что Лёшка – мой младший брат.

– Есть у тебя мечта?

– Я о доме мечтаю на своей земле – очень природу люблю. Ещё с сыном хотим завести котика бенгальского. Они денег стоят, но мы решили, что хотим именно такого. Откладываем деньги. А вообще, одно из главных мечтаний сбылось – я нашла себя! Я обожаю то, чем я занимаюсь. Я считаю, что всё хорошее к нам возвращается. И я стараюсь делать много хорошего людям. Чтоб и мне побольше возвращалось! (смеётся)

Капкейки от Алены Геринг

Продукты:

100 г сливочного масла,
150 г сахара,
1 яйцо,
125 г молока,
200 г муки,
1 ст. л. разрыхлителя
Щепотка соли.
Крем: 4 белка, щепотка лимонной кислоты, стакан сахара.

Перед приготовлением все продукты лучше подержать в помещении, чтобы они достигли комнатной температуры. Потому что, если в теплое масло ввести холодное молоко, то все пойдет комочками. Текстура будет совершенно другая.

Тесто: Сливочное масло помещаем в пластмассовую мисочку, добавляем туда сахар. Взбиваем всё миксером на средней или высокой скорости. Добавляем яйцо. В муку насыпаем разрыхлитель и просеиваем смесь в мисочку через сито. Вновь замешиваем миксером. Вводим молоко. Хорошо размешиваем, чтобы не было комочков. Тесто должно быть однородным.

Делим тесто на две равные части: одну оставляем стандартной. В другую добавляем одну столовую ложечку какао.

Заливаем тесто в формочки для выпечки капкейков. Формочку заполняем чуть больше половины – кладем ложку белого теста, ложку коричневого (с какао). Аккуратно хаотичными движениями при помощи зубочистки смешиваем два теста в каждой формочке. Это даст "мраморный" эффект после запекания теста в духовке. Ставим в духовку, разогретую до 200-220 градусов, на 12-15 минут.

Крем: Пока выпекаются капкейки, мы готовим крем.

Берём для этого металлическую чашку, так как крем будем готовить на водяной бане. Отделяем белки от желтков, добавляем в белки щепотку лимонной кислоты (буквально на кончике ножа). Желтки нам не пригодятся. Высыпаем стакан сахара. Взбиваем крем миксером над кастрюлькой с кипящей водой. Делаем это долго – до тех пор, пока крем не станет таким воздушным, что перестанет вытекать из тарелки. Мы проверили его как настоящие кулинары – перевернули над головой тарелку с кремом. И он остался на месте!

Оформление: Мы готовим капкейки к празднованию Хеллоуина. В реале они, конечно, не пережили и завтрашний день, но мы решили оформить их именно так, чтобы читатели АVOKADO успели сделать подобные для праздника ужасов. Тут нашей фантазии с Максом Федичкиным, естественно, не было предела. Вуаля: привидения и кровавые мозги к празднованию Хеллоуина готовы!

Акция Yum-Yum cupcakes!
До конца декабря при заказе свадебного тортика от 3-х килограммов 4-й килограмм – в подарок!

Yum-Yum cupcakes
VK
Instagram
8-913-299-4680 

Фото: Максим Федичкин