Интернет-журнал

Главврач поликлиники №5 Михаил Малин: до сих пор вижу во сне приёмный покой

Лора Никитина, 12 Сентября 2016

Мало какие люди вызывают у нас столько эмоций, сколько врачи. Причём спектр эмоций варьируется очень сильно – от страха и паники до любви и обожания. Отчасти это потому, что именно докторам мы время от времени вверяем свою жизнь. Но ещё и потому, что врачи – особенно врачи опытные и успешные, обладают уникальной харизмой. С одним из таких обаятельных людей довелось пообщаться редактору Avokado. Сегодня нашим собеседником стал Михаил Малин, главный врач городской поликлиники №5, кандидат медицинских наук, отличник здравоохранения, обладатель высшей врачебной категории.

Случай на высоте

– Михаил Васильевич, читателям кемеровских СМИ вы хорошо известны не только как главврач одной из крупнейших поликлиник города, но и как герой, несколько месяцев назад пришедший на помощь пассажиру авиарейса "Кемерово – Симферополь", которому стало плохо с сердцем. Хотелось бы услышать эту историю ещё раз, из первых уст!

– Мы с женой и друзьями направлялись тогда в Крым на отдых. Самолёт уже летел около часа, когда по громкой связи прозвучало объявление, что одному из пассажиров стало плохо с сердцем, срочно требуется врач. К счастью, на борту оказались сразу два специалиста – я и ещё один врач, нейрохирург. Провели беглый осмотр, поставили предварительный диагноз – острый коронарный синдром. Нашей задачей было стабилизировать состояние больного, поэтому пустили по салону клич – у кого есть необходимые медикаменты. Удивительно, но нашли всё, что требовалось. Правда, не у самого пациента или его супруги, а у совершенно посторонних людей. Но даже после принятых мер продолжать полёт было для этого пассажира слишком опасно. И я настоятельно порекомендовал экипажу совершить посадку в ближайшем аэропорту. Мы приземлились в Екатеринбурге, где нашему больному была оказана дальнейшая медицинская помощь. Наш диагноз подтвердился. Как позже выяснилось, этот 59-летний мужчина недавно перенес инфаркт и, не успев восстановить силы, подверг свой организм новым нагрузкам. Как следствие, вновь очутился на больничной койке. Ну а самолет наш продолжил путь. Не скрою, было очень приятно, когда командир экипажа выразил нам официальную благодарность по громкой связи и остальные пассажиры зааплодировали. Никогда ещё не покидал салон самолёта под звук аплодисментов – как шутят мои друзья, это была моя маленькая минута славы.

– А были ли в вашей жизни другие аналогичные случаи, когда вы сумели в решающий момент помочь человеку?

– Да, лет пятнадцать назад был ещё один случай – авария на трассе Кемерово-Новокузнецк. Правда, в той ситуации от меня потребовалась скорее не помощь, а наблюдение за тем, чтобы больного не сдвигали с места и не навредили ему неграмотными действиями. Ну и конечно, контролировать его состояние до прибытия скорой.

Общество меняется к лучшему

– Являясь главным врачом поликлиники, вы сами ведёте прием пациентов или сконцентрировались на административной работе?

– В настоящее время занимаюсь только административной работой, но это отнюдь не значит, что я не сталкиваюсь с проблемами пациентов. Ко мне ежедневно обращаются больные со сложными случаями, в ситуациях, когда нужно принять непростое решение относительно методов лечения. Естественно, приходят и те, кто сталкивается с отсутствием эффекта. Иногда всё дело и правда в не совсем правильных действиях специалистов, но очень часто проблемы возникают оттого, что пациент выбирает более дешёвые, но не слишком эффективные препараты, либо нарушает предписания доктора. Далеко не все пациенты относятся ответственно к своему здоровью, в то время как многое в вопросах исцеления зависит не от врачей, а от нас самих. Часто разбираем сложные случаи, связанные с оформлением инвалидности. Ведь бывает так, что сами люди считают себя нетрудоспособными, а по существующим нормативам таковыми не являются. Мы, врачи, в этом деле весьма ограничены рамками законодательства, а наши пациенты не всегда это понимают, увы. Наконец, я регулярно разбираю инциденты, в которых имеет место нарушение этики – на самом деле или по мнению пациента. Я вынужден признать, что такие моменты бывают – ведь наши специалисты тоже люди и не всегда могут подняться над ситуацией и сохранить выдержку и спокойствие. Среди врачей очень распространено профессиональное выгорание, это печально, но это так. И в мои обязанности входит урегулирование конфликтов, я должен сделать так, чтобы обе стороны были довольны. Зато это позволяет видеть картину происходящего в поликлинике целиком.

– Сейчас много говорится о том, что люди стали более социально ответственными, иначе относятся к жизни, чем ещё 5-7 лет назад…

– Безусловно, это так. На моих глазах общество меняется в лучшую сторону. Взять тему вредных привычек. Все больше людей если и не прощаются с ними, то хотя бы соглашаются, что сделать это необходимо. Вокруг всё больше сторонников здорового образа жизни. Разве пять лет назад можно было себе представить, что поликлинике понадобится велопарковка? Что люди массово начнут обращаться в центры здоровья, чтобы им помогли бросить курить? Что они начнут всерьёз заботиться о здоровом питании? Конечно, до сих пор есть проблемы. К примеру, отказ от вакцинации. Люди до сих пор не ставят прививки от гриппа и гепатита В, даже если есть возможность сделать это бесплатно. Это вопрос грамотности населения – многие по сей день не верят в эффективность прививок и не понимают, зачем они нужны. Ещё хуже, когда такие люди объединяются в антипрививочные движения, распространяют свои опасные и ложные идеи на форумах в Интернете и т.п. Это уже проблема не конкретного человека или семьи, а общества в целом, и она ещё может привести к непредсказуемым последствиям…

Больница заворожила меня раз и навсегда

– Учитывая вашу нагрузку, остаётся ли у вас время на хобби?

– Хобби должно быть у каждого, иначе как можно обеспечить себе полноценный отдых?! Моя отдушина – это мои домашние любимцы. В нашей семье живёт три собаки: два стаффордширских терьера и один вестхайленд вайт терьер. Все породистые, умницы, с великолепной родословной. Регулярно возим их участвовать в выставках. Я считаю, что хозяин обязан хорошо воспитать свою собаку – наши чудесно ладят с детьми, любят гостей. И, в то же время, прекрасно знают, кто чужой – мы живём в своём доме, и периметр нашего двора собаки превосходно охраняют.

Другое мое хобби – это охота. Выезжаем и зимой, и летом. На зверя, на птицу. Раньше увлекался дайвингом – где только не погружался. Видел затонувшие испанские галеоны и многое другое. Потом почему-то интерес прошёл. До последнего времени катался на горных лыжах, пока не получил травму колена, сейчас приходится беречься. Но совсем без спорта не могу – совершаю длительные пешие прогулки.

– Наверняка любите путешествовать, в том числе и по родной стране?

– Кто устоит перед сибирскими красотами? Конечно, я не раз сплавлялся по нашим горным рекам, не так давно возвратился с Байкала, где посетил Баргузинский заповедник – место обитания удивительных созданий – нерп. Побывали с семьёй и в Крыму – увидели, как много там сделано Россией за последние два года и как много ещё предстоит.

– Есть ли у вас любимые места в нашем городе?

– Я вырос на Пионерском бульваре, мальчишкой часто бегал на речку. Купались с мая по сентябрь – и никаких простуд. Эти места до сих пор люблю и считаю родными. У меня было счастливое детство, я рос в хорошей семье педагога-музыканта…

– Но сами не играете?

– Конечно, в детстве и юности играл. На гитаре, фортепиано… Участвовал в институтском ансамбле. Но затем поменялась сфера интересов. После 9 класса я угодил в больницу с воспалением миндалин, но почему-то вынес из этого случая не негативные ассоциации, а самые что ни на есть позитивные. Больница с ее уникальной атмосферой, звуками и запахами, ночными дежурствами, необыкновенным братством персонала заворожила меня. И я пообещал себе, что стану частью этого мира. В профессии врача я увидел настоящее волшебство. Вся эта романтика и повлекла меня поступать в медицинский, на лечебный факультет. Во время учёбы поработал и санитаром в приёмном отделении, и медбратом в отделении гнойной хирургии областной больницы. Работа очень нравилась. Вся, как она есть. Мне до сих пор снится приёмный покой, запах дезинфицирующего раствора, который ни с чем не спутаешь… Может, потому, что не успел устать от всего этого и разлюбить – быстро начал практиковать как лечащий врач. Сейчас смотрю на пролетевшие годы и вижу, как далеко шагнула медицина вперёд за это время, как улучшились методы лечения, как возросло качество жизни. Если человек ведёт здоровый образ жизни и выполняет рекомендации врачей, то есть все шансы, что в пожилом возрасте он будет сам себя обслуживать, сохранять относительную энергичность и радоваться жизни. Могли ли мы представить такое, скажем, 50 лет назад?

– А ваши дети идут по вашим стопам?

– Моя дочь имеет экономическое образование и работает маркетологом в крупной компании, сейчас находится в декретном отпуске. А вот сын, окончив 11 классов, решил последовать моему примеру и поступить в медицинский. Вот только не смог пройти по конкурсу – недобрал баллов. Сейчас он работает санитаром на скорой помощи и штудирует учебники по химии с биологией в свободное время. Вот уже два месяца прошло, как он там трудится – и уже видно, как он изменился и возмужал. Скорая помощь – это отдельный удивительный мир со своими законами, своими взаимоотношениями. И это лучшая школа для будущего медика. Мой совет каждому, кто подумывает о медицине, – попробовать себя в роли санитара. Эта профессия сразу ставит на человеке пробу и показывает, готов ли он ступить на такой своеобразный жизненный путь. Сыну пока очень нравится!

– Ну что ж, пожелаем ему удачи на нелёгком поприще. А вам огромное спасибо за интервью!

Фото: Максим Федичкин, личный архив Михаила Малина