Кемерово, который нельзя найти – 2

Наш первый исторический лонгрид (продолжение). О том, чего уже нет на карте города, но что осталось в памяти кемеровчан.

Авторы

…Тысячи снесенных старых домов, ушедших в мир воспоминаний улиц, заводов и фабрик, память о которых можно найти лишь в глубинах архивов, закрытых ресторанов и универмагов, разобранных стен, каждый камень в кладке которых был связан с чьей-то человеческой историей. На их месте появляется что-то другое, и на новых местах складываются новые счастливые судьбы. Но иногда хочется найти, то, что найти нельзя. И вернуться туда, куда вернуться невозможно.

Или возможно. Цель нашего проекта – сделать именно это. И рассказать о тех уголках нашего города, которые мы утратили. Неважно, построено ли на их месте нечто лучшее, сверкающее стеклом и бетоном, либо среди развалин гуляет ветер. Мы не даем оценки, а просто с грустной улыбкой говорим о том, чего уже нет.

Мы продолжаем серию публикаций о тех местах в городе Кемерово, которые уже нельзя найти на карте. После выхода первого лонгрида мы получили немало откликов. Услышали продолжение многих историй. Или просто фрагменты историй, которых прежде недоставало, чтобы мозаика повествования сложилась верно. И мы обязательно подготовим отдельный материал, посвященный обратной связи с читателями по мотивам наших лонгридов. Поэтому, если вам есть, что сказать, есть, чем поделиться по теме публикаций, обязательно пишите на электронную почту info@avoka.do, либо в социальных сетях. Ну а сегодня на очереди еще восемь интересных объектов.

Швейная фабрика «Томь»

Район "швейки" знают все кемеровчане. Одни его ненавидят за скученность и многолюдность, обилие маргиналов, уличную торговлю и кипучее движение машин. Другие любят за особую атмосферу, овощи-фрукты и прочие вкусняшки, которые можно прикупить на старом базаре, большое количество магазинов неподалеку и удобную развязку общественного транспорта.

Название району дала швейная фабрика "Томь", которая появилась здесь в 1930-е годы, в период застройки соцгорода. А точнее, переехала к нам с Алтая, из города Бийска. Изначально швейная мастерская открылась там в 1932 году, в бывшем купеческом доме. В Кемерово фабрику решили перевезти в июле 1933-го. В растущий кузбасский город добровольно отправились и работники фабрики вместе с семьями. Сперва производство разместили в деревянном здании примерно на месте нынешнего базара. Затем, к середине тридцатых, отстроили уже здание кирпичное.

С 1937-го швейная фабрика начала поставлять Кемеровскому универмагу и магазинам текстильторга верхнюю мужскую и женскую одежду. В годы Великой Отечественной войны "Томь", понятное дело, изготавливала военное обмундирование. После войны на фабрике установили оборудование влажно-тепловой обработки и начали расширение ассортимента. Например, в 1960-е уже шили верхнюю одежду и модные пальто. Даже шубки, которые, как вспоминают старожилы, можно было достать по большому блату. В 1988 году было создано Кемеровское промышленно-швейное объединение на базе Запсибшвейпрома, которое объединило все швейные предприятия Кемеровской области, а швейная фабрика "Томь" стала головным предприятием.

В 2001-м фабрика "Томь" открыла первый фирменный магазин. На открытии представляли женские пальто, юбки, костюмы и новинки – куртки и полупальто из искусственного меха, а также коллекцию эксклюзивных авторских пальто. После этого продукцию кемеровской швейфабрики возили уже не только по Кузбассу, но и в Новосибирск, Иркутск и даже на Дальний Восток.

Местные модельеры даже пытались опередить время и предлагали кемеровским модницам новинки. Например, в 1990-х привезли из Югославии модель короткого пальто в виде трапеции, предложили местным покупателям, но тема, увы, не зашла. Все мы знаем, как трудно приживается в Кемерове всё новое…

Интересно, что за 80 лет существования здание фабрики "Томь" пережило несколько пожаров. Один из самых серьёзных случился в 2004-м. Он уничтожил швейный цех с оборудованием на 30 рабочих мест и полуфабрикаты на общей площади 600 квадратных метров.

В 2008-м фабрику модернизировали: был реконструирован раскройно-подготовительный цех. Кемеровских швейников стали активно привлекать к разработке школьной формы. Далее, согласно проектной документации, из старого здания цеха фабрика должна будет переехать в новое здание, строительство которого ведется на пересечении улиц Пролетарской и Ленина – бизнес-центр "Шервуд". По решению архитектурного совета Кемерова, здесь разместят производственные мощности фабрики, офисы, предприятия торговли и гостиницу. Сейчас старое здание фабрики уже снесли, шумит стройка. Базар, существующий на этом месте с 1984 года, пока функционирует, но скоро будет расформирован: дачники будут торговать дарами приусадебных участков ближе к жилым домам по улице Пролетарской, а арендаторы съедут. Пока же "Шервуд" только возводится, каким станет будущее швейного производства и быть ли ему вообще, неизвестно. Ясно одно: облик "швейки" точно не останется прежним, толкучий "муравейник", где летом продавали землянику и лесные грибы, а зимой – орехи и сухофрукты, останется в воспоминаниях горожан.

Кондитерская фабрика

Район "кондитерки" исторически вплотную примыкал к "швейке". Вот только конфет на старой фабрике давненько не делают. С конца нулевых огромные цеха на Ленина пустовали, а затем в них разместился торгово-развлекательный центр "Зимняя вишня" с неплохими, надо сказать, кинотеатром, боулингом, магазинами и комплексом бань.

Кстати, любопытный факт рассказывают старожилы: будто бы самое первое, деревянное здание кондитерской фабрики в 1930-е годы располагалось вообще не там, а напротив сегодняшнего кинотеатра "Космос", и готовила тогда фабрика только морсы и квас. Документальных подтверждений этого нам отыскать не удалось. А исторические источники сообщают, что будущий кемеровский кондитерский комбинат начинал свою работу с крошечной фабрики в 1936-м. Тогда почти всё делали вручную – от выпуска карамели до выпечки печенья и пряников. В 1952-м на предприятии освоили выпуск мягких конфет, а с 1955-го фабрика выпускала драже и мармелад. В 1970-х процессы стали механизированными, изготовляли мягкую конфету в шоколаде и глазури, ирис. На прилавки кузбасских магазинов фабрика поставляла десятки тысяч тонн вкуснейшей кондитерской продукции. В 1977-ом к ККК присоединили также кондитерскую фабрику №4, которая производила печенье. Предприятие начало выпускать мучные изделия, затем помадные конфеты, батончики и конфеты ассорти. На территории фабрики возвели административные здания, столовую, склад и ряд других специальных сооружений. В цехах к началу 1980-х уже было установлено 11 поточно-механизированных линий и одна автоматическая. В год вырабатывали до 20 тысяч тонн продукции. В 1992-м открылся цех бисквитных изделий, а через год фабрика начала делать крекеры на западногерманском оборудовании. Новый век ККК уже встретил как глобальный сладкий концерн – поставщик половины всей кондитерской продукции в регионе. В начале 2000-х ассортимент насчитывал почти две сотни наименований. Появились авторские конфеты с разнообразными натуральными добавками – клюквой, малиной, корицей, кунжутом. А помните знаменитые конфеты "Кузбасские" – с подваркой из жимолости, добавлением ореха кешью между слоями вафель, покрытые шоколадной глазурью? Это детище кемеровских кондитеров не раз попадало в сотню лучших товаров России, и по сей день их помнят гурманы-сладкоежки всей страны.

  • 1973 год
  • 1960-е годы
  • 1976 год
  • Продукция кондитерской фабрики

Однако к концу 2000-х своё существование в прежнем виде фабрика завершила: в 2006-м она покинула старые цеха в центре города, переехав на правый берег, на улицу Цимлянскую. Сейчас она работает в другом формате и изготовлением конфет не занимается. Хотя совсем недавно в СМИ появилась информация о том, что триумфальное возвращение "Кузбасских" конфет возможно в недалёком будущем. И даже переговоры с наследниками легендарного производителя будто бы ведутся. Поживём – увидим.

Глаз Саурона и две «сорванные» башни

Очень необычно до 2011 года выглядел кемеровский Дом художников, расположенный на оживленном перекрестке улиц Красноармейской и Дзержинского. Угол дома венчала странная надстройка с окошком в форме глаза и шпилем. Она всегда привлекала внимание горожан, которые гадали, не является ли данный глаз масонским знаком или иным загадочным оккультным символом? А местные ролевики усмотрели в архитектурном излишестве сходство со знаменитым "Оком Саурона" из трилогии "Властелин колец".

Декоративный элемент на доме появился ещё в 1990-е, его предложил соорудить известный скульптор Алексей Хмелевской, на тот момент председатель союза художников. Вроде бы по задумке творца окошко должно было символизировать око художника, который видит дальше и глубже, чем обычные люди. Однако подтвердить это уже никто не сможет, потому что автор множества скульптур, украшающих улицы Кемерова, погиб в 2008 году.

А в 2011 году Дом художника остался без украшений. "Сауроново око" заложили кирпичами, шпиль на верхушке угла дома демонтировали. Ходили слухи, что всему виной суеверия местных жителей – будто бы на перекрестке из-за зловещего взора ока участились аварии. Но истинная причина была более земного характера: инженеры пришли к выводу, что конструкция Хмелевского представляет опасность для прохожих. Если бы высокий козырек вместе с глазом и шпилем обрушились вниз – мало бы никому не показалось. Вот и решили убрать от греха подальше…

Два года спустя в Кемерове не стало и ещё двух красивых башенок. Вновь напрашиваются сравнения с толкиеновской трилогией. В марте 2013-го на Островского, 27 произошло ЧП. Обрушилась башня, украшавшая дом 1955 года постройки, который является объектом культурного наследия. Ночью башня провалилась вместе со шпилем и красивыми витражами. Поломала межэтажные перекрытия в двух квартирах, в одной повредила потолок. Люди остались без жилья, город – без красивого архитектурного ансамбля. Благо, все живы и здоровы.

О доме, где красовалась упавшая башня, стоит рассказать отдельно. Здание в стиле советского неоклассицизма, дом с курдонером (небольшим сквериком у центральной части), в народе называемый дом ГРЭС, спроектировал в 1951 году известный архитектор Александр Раппопорт. Специалист делал акцент именно на декоративных элементах, придающих зданиям индивидуальность. Это единственный дом в Кемерове, построенный полностью по проекту мастера. Дело в том, что в середине 1950-х партия взяла курс на борьбу с излишествами в архитектуре, и проекты стали подвергаться цензуре. За шпили, башенки и прочие доминанты на зданиях центральных улиц проектировщики тогда сражались не на жизнь, а на смерть. В частности, удалось отстоять башенку на Главпочтамте и на соседнем здании горадминистрации. Ну и дом Раппопорта, который стал подлинным сокровищем улицы Островского.

  • 1967 год
  • 1970 год
  • 1956 год
  • 1 мая 1962 года

После обрушения встал вопрос: что делать с башней? Полностью демонтировать остатки? Восстановить в виде муляжа? Наконец, куда девать вторую башенку – ведь раз развалилась одна, то её судьбу может повторить и другая… Общественность, архитекторы, историки, надзорные органы некоторое время вели дебаты, затем было решено отказаться от реконструкции первой башни и ликвидировать вторую – дабы не нарушать композицию. Теперь при взгляде на прекрасный дом сразу немного щемит сердце – так явно ему чего-то недостаёт… А башенки со шпилями, оставшиеся в нашем городе, теперь можно пересчитать по пальцам одной руки…

Николаевский храм

На месте нынешней часовни иконы Божьей матери "Всех скорбящих радость", что напротив филармонии, в далекие довоенные и даже дореволюционные времена стояла церковь, причём овеянная легендами. Историки до сих пор спорят даже о том, какой именно она была – каменной или деревянной. По одной из версий, каменный храм в деревне Щегловке построили в 1895 году (иногда встречается даже указание на 1846 год). В 1919-м его будто бы сожгли красные партизаны, а в 1920 году прихожане построили на том же месте новый деревянный храм. По второй версии, храм был один и изначально деревянный.

Назывался храм Николаевский, ибо был возведен в честь святого Николая Чудотворца. Ещё в 1914 году он собирал более пяти тысяч прихожан. Церковь была окрашена в голубовато-зеленоватый цвет, рядом был разбит большой сад, обнесённый оградой. В декабре 1919 года на город Щегловск напали отряды красных партизан во главе с известными "подрывными" деятелями Григорием Роговым и Иваном Новосёловым. И в ходе операции партизаны-роговцы сожгли Николаевскую церковь, причём вместе с двумя священниками и сторожем. По альтернативной версии, после нападения красных священник скрывался в одном из первых каменных домов Щегловска – доме купца Вейса, что был напротив храма.

Так гласят воспоминания кемеровчан, записанные в 1960-х и сохранившиеся в архивах. Однако на самом деле историки не нашли записей о том, что церковь сгорела дотла, но в то же время не нашли и сведений, что её восстанавливали в 1920-е. Зато отыскали заявление, датированное 1922 годом, "от учредителей православной общины на разрешение исполнения религиозных обрядов" в Николаевской церкви. В 1930-е в церкви, кстати, по-прежнему крестили.

В 1928 году в православной общине произошел раскол. На правом берегу, в нынешнем Кировском районе построили ещё один храм – Никольский. Часть прихожан и священников перешли туда. А Николаевскую церковь на левом берегу снесли в конце 1930-х. Как значится в архивных документах, это было сделано "в связи с постройкой школы №1", теперь в здании бывшей школы находится экономический корпус КемГУ.

  • 1930-е годы
  • Начало 1920-х годов
  • 1970-е годы. Тогда а этом месте располагалась Доска почета

Старожилы, кстати, спорят ещё и о точном местоположении храма. Одни утверждают, что он стоял ровно на месте обкомовской гостиницы за белым зданием администрации области. Другие, что ровно на месте современной часовни. А третьим кажется, что храм находился ближе к корпусу КемГУ или даже на его месте… Так или иначе, двухэтажная церковь с пятью блестящими маковками и колокольней была одним из самых красивых и высоких зданий в городе 1920-1930-х годов.

Первая Знаменская церковь

Был такой короткий период в послевоенной истории, когда коммунисты слегка ослабили идеологический контроль, и православные вновь могли безбоязненно крестить ребятишек, венчаться и совершать обряды отпевания в небольших церквях. Так было и у нас. Местная православная община уже закрепилась тогда в Никольском храме – старейшем существующем храме Кемерова. Как рассказывают историки, на приход полагалось два священника и два псаломщика, дважды в год можно было проводить церковные процессии, а также крещения, венчания, отпевания и даже (!) обучать ребятишек на дому Закону Божьему. К слову, в те годы в провинциальном городе многие коммунисты были верующими и при этом партийными. А кто не был верующим, строчил в "нужные инстанции" доносы о том, как, например, гражданка Иванова на крещение сына пригласила батюшку, а затем вся семья с представителем культа трапезничала (немыслимое дело). Но после 1945-го глаза на подобные вещи всё чаще закрывали...

Были разрешены тогда и колокола, и даже звонить в них к заутрене и по особым праздничным случаям, например, на Пасху. В левобережной части Кемерова своя церковь, вторая по счету в городе, появилась в октябре 1947-го. И носила имя Знаменской церкви, как пишут исторические источники. Здание было одноэтажным, выбеленным, слегка вытянутым, не помпезным и не броским, с двумя маковками, увенчанными крестами. По воспоминаниям старожилов, внутреннее убранство церкви тоже было очень скромным. Был всего один зал – большая комната, маленький уголок с распятием, на полу тканые половички, были и иконы, но не в пышных золотых рамах, а в деревянных.

Где именно находилась церковка – наши источники немного расходятся во мнениях. По одной версии, она стояла в сквере близ нынешнего территориального управления Центрального района, аккурат напротив известной пиццерии "Сильвер Фуд". По другой – немного глубже во дворы, на месте детского садика №12, по адресу Кирова, 32а. Сейчас уже трудно восстановить точную картину, ведь облик города был совсем иным.

…Молодёжь ходить в храм побаивалась. А вот пожилые кемеровчане, бабушки и дедушки юных комсомольцев, с верой были дружны. Так что в праздники 20-30 прихожан в маленьком храме набиралось. Служили в храме три священника и два псаломщика.

Церковь простояла до 1960-х, и в период активной застройки города её снесли. В сквере построили новое административное здание. И до появления Знаменского храмового комплекса на улице Соборной, главной церковью оставался Никольский храм.

От училища связи к микрорайону Озёрный

На самом деле, озеро в тех краях только одно и с давних пор известно местным жителям, ибо именно через его берега легко срезается путь из микрорайона Южный к центру города.

В 1970-1980-е, кстати, озеро было излюбленным местом свиданий. Летом берега Искитимки зарастали травами и ивой, и в глубине тропических зарослей молодёжь искала лазурное блюдце чудо-озера, надежно укрытое обилием зелени. Примыкало озеро к территории училища связи.

Кемеровское высшее военное командное училище связи было открыто за шесть месяцев до начала Великой Отечественной войны. Просуществовало 68 лет, и было закрыто в 2009-м. Из стен училища вышло более 25 тысяч офицеров для войск связи. Его курсанты и преподаватели-офицеры воевали на фронтах Великой Отечественной, принимали участие в боевых действиях в Афганистане и на Северном Кавказе, многие имеют высокие правительственные награды. История училища была долгой. Полное название учебного заведения менялось не один раз, но оно неизменно оставалось одним из предметом гордости нашего города. Пока его не закрыли в связи с реформированием вооруженных сил РФ.

Итак, что же находится на его месте сегодня? Всего в паре километров от центра Кемерова раскинулась огромная территория, поражающая воображение своей странной величественностью. Дух запустения и разрухи соседствует здесь с ощущением невероятной близости к природе. Меж разрушенных построек звучат голоса болотных птиц. Попасть сюда довольно просто: если со стороны улицы Федоровского гостей встречает КПП и забор, то с улицы Автозаводской вход совершенно свободен. По крайней мере, нашим корреспондентам удалось пройти без препятствий, и не один раз. Загадка, почему бывшее училище огорожено только наполовину, объясняется просто: разные его части принадлежат разным ведомствам. На территории ближе к Федоровского функционирует Губернаторская кадетская школа-интернат МЧС. В её ведении находятся здание общежития (здесь на первом этаже расположена администрация школы), а также одни из первых построек 1939 года – старый спортзал, отремонтированная столовая и здание, где располагались казармы. Последнее сейчас выглядит заброшенным, но в ближайшее время планируется капитальный ремонт и преобразование его во второй корпус общежития.

Остальные же постройки и сооружения постепенно всё больше приходят в негодность. Особенно впечатляет заброшенное здание Генерального штаба, что смотрит на улицу Космическую пустыми глазницами выбитых окон. Плац, поросший кустом. Разрушенный спортивный городок. Зато великолепно сохранилась центральная аллея, проходящая насквозь через всю территорию бывшего училища. Всё так же стремятся ввысь гигантские ели – явно ровесницы военных лет. Веет какой-то особенной силой – сразу ясно, что именно здесь ковалась военная мощь страны. И в просвете еловых лап можно даже рассмотреть выцветшие агитационные плакаты с призывами строго исполнять приказы вышестоящего командования…

Не зря на эту территорию так стремятся попасть любители кемеровских заброшек. Свою порцию адреналина получить от странствий по огромному бесхозному объекту можно, даже не зная его истории. Впрочем, времена, когда объект пустует, уже на исходе. На территории бывшего училища началось строительство микрорайона "Озерный". Уже снесли многие строения: здание старой поликлиники на 17 койко-мест (постройки 1939 года), столовую на 1000 мест, торгово-бытовой центр, автомобильную заправку, многочисленные склады (в том числе оружейный), теплицы, свинарник и другие хозяйственные сооружения.

Уже даже возвели несколько домов, неподалеку от озера, давшего микрорайону красивое название. Но основная территория застыла в ожидании, земля покрыта грудами строительного мусора и тем, что осталось от разрушенных зданий. Бывшее училище практически сравнялось с землей – в прямом смысле. Конечно, память о нём будет жить: не зря в парке Жукова стоит памятник КВВКУС, а Интернет полон воспоминаний благодарных выпускников. Но место, где чеканили шаг будущие советские офицеры, ждут большие перемены и совершенно другая судьба.

Метизный завод

Один из самых загадочных и странных объектов нашей подборки. Завод, который не давал спокойно жить обитателями домов на Весенней (тогда ещё улицы Ленинградской) в 1950-е, прославил Кемерово электроплитками и утюгами в 1970-е, а сейчас превратился частично в ну очень известный офисный центр, а частично в заброшенную территорию в самом сердце города. Речь идёт о "ЗЭТе", предприятии, с 1965 года известном как электротехнический завод, с 1951 – как метизный, а с 1942 – как подковный. С 1991 года завод был переформирован в АОЗТ "ЗЭТа", и это короткое название прочно вошло в обиход.

Нам показалось, что будет интересно рассказать историю именно метизного завода, тем более, что, по одной из версий, именно так завод называли до эвакуации на ту же самую территорию подковно-гвоздильного производства из Ленинграда в 1941-м.

Завод, эвакуированный в Кемерово, уже сам по себе имел интересную судьбу. Ещё до революции один из владельцев проиграл своё предприятие в карты, и с тех пор оно ходило по рукам. С установлением советской власти оно, естественно, отошло государству и стало именоваться подковным заводом имени В. М. Молотова. Эвакуацией производства в холодную Сибирь руководил суровый и строгий бывший фронтовик, потерявший руку в боях первой мировой, поэтому работавший в тылу. Он же стал первым директором завода. К сожалению, нам не удалось отыскать его имени и фамилии. Однако память о его крутом нраве до сих пор жива: старожилы рассказывают, что в кармане он всегда носил пистолет и время от времени даже пугал им провинившихся работников…

Завод занял большое пространство: от улицы Весенняя до самого крытого рынка (тогда там тоже находился базар), захватывая нынешнюю территорию Госпиталя ветеранов войн. Как раз на этой же площадке располагалась старая кирпичная школа №30, на тот момент уже требовавшая ремонта. Заводчане быстро привели её в должный вид. В этом здании на верхнем этаже разместилось общежитие для рабочих, то есть жили они прямо там, где трудились, как ни тяжело сейчас в это поверить. Первый этаж и соседние постройки отвели под административные и производственные помещения. В военные годы завод выпускал подковы, шипы и гвозди, работало на нём 400 человек. С 1950-х производство расширили: начали выпускать болты, гайки, арматуру для химической промышленности. Отсюда и смена названия на метизный. В 1970-е годы завод делал магнитные пускатели для электротехнической промышленности и товары народного потребления. Утюги и электроплиты местного производства тогда имелись в каждой кемеровской семье. Да что там, некоторые стойкие экземпляры до сих пор способны гладить рубашки и готовить обеды…

Однако на протяжении всей истории электротехнического завода на нём не прекращал работать метизный участок. Существовал, если можно так выразиться, завод в заводе. Но вернёмся в 1950-е. Выглядел метизный завод, мягко говоря, устрашающе. Жители домов на Весенней его немного побаивались и даже пугали этим странным местом детей. Судите сами – куча разрозненных малоэтажных строений, сутолока, грязь. Всем было известно, что санитарно-бытовые условия на метизном заводе уж точно не соответствуют нормам, люди работают, задевая головами потолки в цехах. А ещё завод был очень шумный, чем особенно раздражал соседей.

Конечно, не все рабочие жили прямо на территории. Часть обитала в бараке без водопровода и канализации чуть поодаль (возможно, это тот самый барак, что был снесён в 1998 году во дворах на Ноградской). Инженерно-технические работники жили в нормальном доме на улице Кирова.

…Завод постоянно расширялся и достраивался. Многие сооружения на его территории появились уже после сдачи в 1969-м гостиницы "Кузбасс". Например, главное здание управления "ЗЭТы" появилось одним из последних. Застройка велась аж до конца 1980-х и была на редкость хаотичной, нераспланированной и совершенно выбивающейся из облика города.

Завод работал до самых 2000-х. Долгое время руководству удавалось сохранять предприятие, в то время как многие другие кемеровские заводы и фабрики постигла более печальная участь. Однако в начале 2000-х завод всё же был перепродан, став частью крупного холдинга. Тогда производственные мощности было решено вывезти на другое предприятие – "Токем", пустующие помещения временно сдать в аренду, а территорию готовить под жилую застройку. В руки СМИ попадали даже довольно красивые проекты: на территории промплощадки мог появиться необычный дом в виде кольца, либо она могла быть пущена под малоэтажное строительство.

Однако в силу различных причин идею застройки микрорайона отложили до лучших времён.

И что мы видим сегодня? Площади главного здания заводоуправления уже больше десятка лет арендуют банки и страховые компании, рекламные и туристические агентства. Большое здание справа от проходной – бизнес-центр "Созвездие" – арендаторы активно заселили не так давно. Здесь собралась публика помоложе и покреативнее (площади обходятся намного дешевле, потому что при застройке территории это здание согласно проекту сразу уходит под снос): фотостудии и салоны красоты, спортивные залы и школы танцев… Здесь же до последнего времени располагалось прибежище неформальной молодежи – рок-бар "Buffer", а ещё раньше – ночной клуб "Динамик". Пройти или проехать через бывшую проходную можно без проблем – туда-сюда постоянно движутся клиенты крупного фитнес-центра "Хармика", расположенного уже на заводских площадях, шиномонтажки и автомойки. Пройти чуть дальше обжитых мест редко кто догадывается, а тем временем увидеть там можно немало интересного.

До сих пор стоит здание бывшей школы/общежития, в нём тоже расположилась парочка частных фирм. Однако оно производит впечатление именно забытого дряхлого дома: прогнивший пол, двери и лестницы, сильный запах сырости и затхлости… Здешние пороги явно помнят первого директора завода…

А в левой части бывшего завода мы отыскали руины метизного участка – развалины небольших строений, огромную валяющуюся на земле ржавую трубу котельной и даже чёрную дыру в земле – возможно, вход в бомбоубежище. Конечно, всё поросло травами – отовсюду пробивается новая жизнь. Наверняка когда-то и здесь вырастет микрорайон, который станет украшением исторического центра города. А пока же, покопавшись в пыли, можно отыскать парочку метизов и оставить себе на память.

Редакция благодарит за помощь в подготовке этого материала:

  • Маркидонову Веру Витальевну, краеведа, экскурсовода, знатока города Кемерово
  • Коновалова Александра Борисовича, д.и.н., профессора кафедры политических наук КемГУ
  • Макобок Анну Анатольевну, ведущего методиста Кемеровской областной научной библиотеки им. В.Д. Федорова
  • Бодажкова Виктора Дмитриевича, Губернаторская кадетская школа-интернат МЧС
  • Кемеровский Государственный архив
  • Участников группы "Мы из старого Кемерово" на сайте Одноклассники.ru
  • Фотографа Владимира Федичкина
  • Старожилов города, поделившихся своими воспоминаниями