Кемерово, который нельзя найти

Лонгрид, посвященный тем местам нашего города, что прекратили существование, либо изменились до неузнаваемости (часть 1).

Авторы

У каждого есть места в городе, которые он хочет посещать снова и снова. Все любят вдыхать речной воздух на Набережной, щеголять модными нарядами на Весенней, гулять с ребятишками или кататься на велосипеде среди сосен Комсомольского парка, загорать на Красном озере.

А есть места, где ты был когда-то давно, и там случилось что-то очень, очень хорошее. Это может быть пиццерия, где проходило твоё первое свидание. Это может быть большой магазин, куда ты ходил за продуктами в самый счастливый и спокойный период жизни. Это могут быть заросли ивняка вдоль речки, куда вы в детстве ходили рыбачить с дедушкой. Это может быть твоя школа. Это может быть двор, где без спросу ходят в гости – такой, как в старой песне Анжелики Варум. Это может быть проектный институт, где всю жизнь проработали твои родители. Это может быть проспект, по которому ты гнал, превышая скорость, чтобы вновь увидеться с женщиной, которую любишь больше всего на свете. Или маленький зелёный сквер, где было так хорошо гулять с коляской, когда твоя дочка была совсем малышкой и ещё не ходила в садик…

И вот тебя тянет туда вернуться. И чем больше прошло времени, тем волнительнее встреча. Ты видишь, как разрослись деревья, как облупилась краска на старых качелях, как обветшали каменные стены или наоборот – как старенькое здание сияет свежим ремонтом. Ты протягиваешь руку и прикасаешься к своему прошлому, ты много думаешь и возвращаешься из своего путешествия обновленным. Но бывает и по-другому. Когда того, что искал, уже нет на прежнем месте.

Тысячи снесённых старых домов, ушедших в мир воспоминаний улиц, заводов и фабрик, память о которых можно найти лишь в глубинах архивов, закрытых ресторанов и универмагов, разобранных стен, каждый камень в кладке которых был связан с чьей-то человеческой историей. На их месте появляется что-то другое, и на новых местах складываются новые счастливые судьбы. Но иногда хочется найти то, что найти нельзя. И вернуться туда, куда вернуться невозможно.

Или возможно. Цель нашего проекта – сделать именно это. И рассказать о тех уголках нашего города, которые мы утратили. Неважно, построено ли на их месте нечто лучшее, сверкающее стеклом и бетоном, либо среди развалин до сих пор гуляет ветер. Мы не даем оценки, а просто с грустной улыбкой говорим о том, чего уже нет.

Кафе-корабль «Бригантина» в парке Жукова

Начнём историю не с огромного объекта, который стоит в руинах, а с маленького штриха на карте Кемерова – необычного сооружения в форме корабля, которое благодаря стенам из древесины тёплых оттенков и душевной атмосфере, делало жизнь горожан веселей, тем и запало в сердца и память людей. Кафе под названием "Бригантина" ещё совсем недавно, до середины двухтысячных, вписывалось в ландшафт парка имени Жукова так органично, что даже странно – когда мы успели привыкнуть, что его там нет?!

– В детстве я любил гулять в парке с родителями и наблюдать, как велось строительство будущего кафе, – рассказывает журналист проекта AVOKADO Михаил Багаев. – Рабочие пилили доски, доносился запах свежей древесины… Когда корабль был готов, мы с мамой и двоюродным братом сразу же решили заглянуть внутрь. Нас поприветствовали и сказали, что мы стали первыми посетителями нового кафе. Мы даже выпили по молочному коктейлю, а потом я долго гордился, что побывал внутри корабля раньше всех…

Для конца 90-х бар в виде деревянного двухпалубного корабля в центре города на просторной лужайке близ маленькой речки – явление довольно необычное, тем более, что антуражных заведений тогда не строили вовсе. Кораблик очень естественно вписался в среду, не вызывал возмущения – кемеровчане и приняли его как должное, интуитивно одобрили.

Строить его начали примерно в 1998 или в 1999 году. Уже тогда начал оформляться Парк Победы, на постаментах уже красовалась военная техника. Торжественное открытие парка состоялось в 1999-м, вскоре после этого встречал посетителей корабль-кафе с морским именем.

– Он был двухэтажным, этот ресторан, но мы с друзьями особенно любили камерный бар на первом этаже, – рассказывает кемеровчанин Олег. – Посреди первой палубы была барная стойка из тёмного дерева, примыкавшая к деревянному столбу гросмачты, и три-четыре небольших столика. Штурвалы на стенах, морские сети… Мы приходили часто, потому что там было очень уютно, камерно и недорого. Отличное свежее пиво и одно из самых первых караоке в городе – всегда можно было исполнить пару-тройку хитов 1980-1990-х в кругу друзей. Что именно было на втором этаже – не помню, по-моему, выход на террасу на свежем воздухе…

…А, возможно, именно там, на втором этаже, располагались помещения для персонала, среди которых были и системные администраторы, которые частенько сидели в локальном чате ИРК (предшественник знаменитого в нулевые "Снегочата" – прим. ред.). Завсегдатаи сети помнят, что на борту "Бригантины" Интернет почему-то появился одним из первых в городе.

Кто же построил славный корабль – доподлинно нам выяснить не удалось. Может быть, кто-то из читателей прольёт свет? По одной из версии, "Бригантину" возвёл эпатажный кемеровский путешественник-бизнесмен Павел Гридин. Основатель всевозможных сплавов и "слетов дураков", серьёзный исследователь моря и ныне владелец гостиниц в Кемерове и Таиланде. Большой любитель веселья вполне мог позволить себе такую штуку, тем паче, что и тематика подходила. К сожалению, дождаться обратной связи от Павла за время, пока готовился материал, нам не удалось. (Уже после публикации с нами связался один из читателей и рассказал, что ему удалось связаться с Павлом Гридиным и задать вопрос про "Бригантину". Оказалось, что известный путешественник все-таки отношения к кафе-кораблю не имеет. – прим. Редакции). Есть и другая версия, будто бы кафе-корабль принадлежал человеку, связанному с криминалом. И после конфликта в известных кругах ему пришлось передать заведение своему, так сказать, коллеге по цеху. Было это итогом внутренних разборок или случайностью, но в середине двухтысячных деревянный корабль сгорел дотла. Но кемеровчане помнят, как, бывало, совершали плавание на "Бригантине", правда, у некоторых в памяти это название трасформировалось в "Бриг", "Баржу" и даже "Субмарину". Сейчас на месте ресторана играют дети – там раскинулась детская площадка. И только еле-еле на выцветшем асфальте угадываются контуры постамента, необычные для незнакомого с историей прохожего…

Сосновый бор двадцатого века и ресторан "Лето"

Шумливый бор на правом берегу Томи, островок изумрудной зелени в обрамлении стен новостроек, место обитания очаровательно-рыжих и брутально-чёрных белок. Сегодня, благодаря растущей популярности ЗОЖа, этот лес снова наводнили спортсмены: зимой здесь катаются на лыжах, летом – совершают пробежки. А ведь ещё пять-десять лет назад он находился в гораздо большем запустении, и встретить здесь можно было разве что редкого любителя живой природы или школьников на турслёте.

На протяжении всей многолетней истории бора периодически всплывала идея застроить его объектами рекреации. Вспомнить хотя бы недавние публичные слушания, когда обсуждались планы одной из крупных кемеровских компаний соорудить в лесу развлекательный комплекс. На защиту бора тогда встало множество людей, и от проекта пришлось отказаться. Но немногие знают, что в далекие 1930-е годы сосновый бор уже был застроен – ну, может, не в современном понимании, но всё-таки. План-проект обустройства "зелёного острова" был принят в 1935-м году. Первыми среди деревьев появились 16 киосков, из них 12 – с книгами и журналами. То был конец предвоенного десятилетия, Советский союз гордо нёс знамя самой читающей страны… Тогда же двери распахнул ресторан "Лето" – он стоял меж двух холмов, возвышаясь над рекой.

– Это было серьёзное, статусное, как сказали бы сейчас, заведение для солидных, взрослых людей, – рассказывает кемеровчанин Владимир. – Будучи студентами и приезжая в бор на туристические сборы, мы туда даже не совались. Можно сказать, что этот ресторан посещала элита того времени. Он существовал долго, вплоть до середины 1980-х. Простые смертные предпочитали посещать летние театры и танцплощадки, которых в бору в те годы было несколько штук. Имелись и гимнастические снаряды: исполинские шаги, качели-балансир из бревна, барабан для бега и лестница для тренировки подъёмов в гору.

В окультуренном бору летом за день отдыхали до 20 тысяч горожан (только вдумайтесь в эту цифру!). Отсутствие капитального моста горожанам нисколько не мешало, люди перебирались по понтонному мосту, приезжали на лодках и паромах. В 1940-м сосновый бор продолжили застраивать. Начали сооружать летний кинотеатр на 600 мест, библиотеку, площадки для бильярда и занятий физкультурой. Появилась летняя эстрада, где люди слушали концерты и даже смотрели постановки. На взгорье, где ныне красуется надпись Кузбасс, установили памятник Сталину и Ворошилову. В планах было также построить в бору, точнее, тогда он назывался "Парком культуры и отдыха кемеровских шахтеров", стадион. Жизнь кипела. И старожилы не дадут соврать: каждое лето бор в буквальном смысле звенел от песен, разнообразной музыки, детского смеха и весёлых голосов горожан.

  • Ресторан "Лето" в 60-е годы
  • 1964 год
  • К ресторану "Лето" вел пешеходный мостик

В 1960-е, когда уже был построен полноценный мост, началось повальное увлечение горожан лыжами. В 1967-м Коксохимический завод оборудовал свою лыжную базу с гардеробом, раздевалками и кафе. В планах было сделать каток на Томи. В 1964-м году разобрали старый нефункционирующий трамплин, который был возведён в совсем уж незапамятные времена, в опасном месте и с нарушением всех правил безопасности. Рядом построили два новых трамплина, один длиною в 20 м, другой – в 40 м. Их было видно с Набережной. Тут мнения старожилов расходятся. Одни говорят, что эти трамплины активно использовались во время соревнований, другие утверждают, что они были так же опасны, как и первый, и ими не пользовались.

  • Первый, недействующий трамплин в бору разобрали в 1964-м
  • Так выглядели трамплины в бору в 70-е годы

На смену памятнику Сталину и Ворошилову над рекой была установлена гигантская голова Ленина. Взгляд Владимира Ильича до ужаса пугал кемеровчан, прогуливавшихся по Притомской набережной на противоположном берегу. Поэтому голову вождя очень быстро заменили на нейтральную надпись КПСС.

В 1980-х пришло время нашумевшего проекта канатной дороги через Томь. К 40-летию Победы (к 1985-м году) в сосновом бору планировалось сделать Парк Победы, именно к этому моменту фуникулёр должен был изначально заработать. Началось строительство, пригласили грузинских специалистов. Благополучно поставили опоры, подъёмник, начали монтировать трос, и тут оказалось, что он оказался короче на несколько метров, чем нужно. Пока решали вопросы с поставкой нового троса, наступила перестройка… Канатную дорогу оставили недостроенной. Опоры долгое время торчали по обе стороны Томи, иногда становясь площадкой для арт-инсталляций. В 2013-м здание канатной дороги в горсаду, наконец, убрали. Затем ликвидировали и опоры. Так была похоронена идея соединить сосновый бор с горсадом и превратить в единый парковый комплекс. Хотя, кто знает, вдруг колесо истории, совершив ещё один поворот, вновь заставит мысль о строительстве канатки витать в воздухе, которым дышат кемеровские предприниматели…

С тех же времён в лесной чаще остались стоять древние автобусные остановки – автобусы должны были курсировать прямо через лес от станции приёма канатки до жилых улиц, но маршрут запущен, естественно, так и не был.

…Чтобы сегодня найти в сосновом бору следы молодого парка из пятидесятых годов двадцатого столетия, придётся сойти с исхоженных троп. Продираясь сквозь заросли крапивы и лопухов, разгоняя облака мошкары и бормоча заклятия против энцефалитных клещей, вполне возможно, вы набредете на одну из старинных беседок – более новые, те самые, автобусные остановки сохранили почти первозданный облик, а от тех, что из тридцатых, похоже, остались одни развалины. А затем, раздвигая кустарник, шагая по густой мураве, вы ощутите, как наступаете на что-то твердое, и под ногами окажутся широкие каменные ступени… Но только воображение поможет вам дорисовать, был ли на этом месте звенящий от детского смеха летний кинотеатр, библиотека или что-то ещё…

  • Некоторые считают, что бетонный постамент сохранился со времен ресторана "Лето", но, скорее всего, здесь находилось другое сооружение
  • К бетонному основанию ведет крепкая и хорошо сохранившаяся лесенка
  • Вероятно, это и есть те самые старые автобусные остановки
  • Сохранившийся элемент старой агитплощадки за ДК Шахтеров

По поводу места, где стоял ресторан "Лето", и вовсе существует разброс мнений. Бетонное основание на одном из прибрежных холмов отыскать довольно легко, и некоторые наши эксперты-старожилы утверждают, что ресторан располагался именно там, что доказывает и наличие удивительно крепкой каменной лестницы, кажется, построенной на века. Однако анализ старых фотографий показывает, что "Лето" стоял немного на другом месте, был деревянным и, возможно, вообще не имел фундамента. А бетонная площадка все-таки была залита намного позже, в девяностые или даже двухтысячные годы, там еще находилась шашлычка и проводились дискотеки.

Старый Коммунальный мост через реку Томь (и его разлом 1968-го года)

В 2006-м году ему на смену пришел великолепный многополосный новый мост с масштабной транспортной развязкой на правом берегу Томи. Старый мост был частично демонтирован, забраться на него теперь можно только со стороны бора, впрочем, делать это рискованно из-за отсутствия ограждений. Да никто особенно и не стремится, разве что подростки, жаждущие острых ощущений, или музыканты, снимающие клипы в постиндустриальном духе. Одно время высказывалось много предложений, как поступить с призраком прошлого – от "убрать полностью" до "организовать прогулочную зону с сувенирными лавочками". Пока судьба остова не решена, но конструкция все больше приходит в упадок и в ней всё труднее увидеть тот самый капитальный мост, который некогда явился важнейшей вехой в развитии города, навсегда связав два берега.

  • Фото конца 40-х годов, видно, что уже установлены опоры будущего моста
  • Фото 1951-го года. Строительство моста подходит к концу.
  • Набережная летом, фото конца 60-х.

Проектировать его начали ещё в 1944-м: тогда сотрудники сибирского отделения "Союзтранс-проекта" инженер Мачнев, начальник отдела мостов Колосовский и главный инженер Хвостик разработали девять вариантов проектов моста. В итоге утвердили вариант №4. Мост шириной 13,4 метра и длиной 540,8 метров в металле с железобетонным покрытием пролётов имел две полосы движения, два тротуара по 1,5 метра с обеих сторон и трамвайный путь. Строительство стартовало в 1948-м и длилось четыре года. Сперва на стройке трудились военнопленные – немцы и японцы, именно они соорудили опоры. Затем работу продолжили местные жители и местные же заключенные. По рассказам очевидцев, зэков от обычных рабочих отделяла "колючка", и ещё их стерег патруль с воды и с берега. В ходе стройки было всякое. Например, с высоты упал рабочий. Михаил Федосов – в будущем один из первых звукорежиссеров кемеровского телевидения – в юности работал на монтаже моста и сорвался вниз. Дело было глубокой зимой, и парню повезло – он улетел солдатиком в сугроб и чудом остался жив, только сильно травмировал пятки...

30 августа 1952-го года мост открыли для пешеходного движения и проезда легковых и грузовых автомашин грузоподъемностью до трёх тонн. Жителям города запомнился интересный эмоциональный момент на открытии. Под мост заплыла лодка с женщиной-конструктором. А по мосту с обеих сторон начали движение навстречу друг другу тяжеленные грузовики. С замиранием сердца руководители стройки, городские власти и простые зрители наблюдали, как поравнялись большегрузы над головой женщины, как устоял мост. А потом были и "шарики в небо", и крики "Ура!", и оркестр, и аплодисменты.

Но всё-таки однажды этот мост разломился, 10 декабря 1968-го. Местные жители тогда услышали странный звук, напоминающий глухой взрыв.

– Из-за сильнейших морозов конструкция моста не выдержала, и один из металлических пролетов сошел с опоры, частично провалился вниз, и лег на "быка", – рассказывает кемеровчанин Борис Миронов. – Быстро устранить поломку не удалось. Мост закрыли. Людям пришлось в ту зиму ходить на противоположный берег пешком по льду, до самой весны. Но переправа эта была организована хорошо: на обоих берегах дежурили военные, круглосуточно горели огромные костры, у которых путники могли согреться, людей отпаивали горячим чаем. От переправы до жилых районов курсировали автобусы. Причем, чтобы люди не мерзли на ветру, автобус с пассажирами отправлялся на маршрут только тогда, когда на берег подъезжал другой. Властям удалось сделать так, что город пережил тяжелое время без единого несчастного случая, никто не пострадал и не поморозился на переправе.

Когда мост починили, пролёт огромными усилиями вернули на место. Но за долгую историю это была не единственная поломка моста. Последний раз мост "чудил" в начале нулевых, вновь лопнул от холода. И хоть тогда пришлось запускать электричку из Кировского района на левый берег, ситуация уже не была столь критичной, как в шестидесятых. Кемеровчане просто перемещались на другой берег по Кузбасскому мосту.

…Сейчас много говорится о том, что городу нужен третий мост, а то и четвёртый, а то и пятый мост через Томь. Но Коммунальный мост, запущенный в далекие послевоенные годы, за год до смерти Сталина, был самым первым. И у каждого кемеровчанина, наверное, есть собственная, с ним связанная история – уж очень велика значимость объекта. Поделитесь с нами?

Подвесной мост через Искитимку

Сейчас мы отправляемся вглубь времён, в те годы, когда только начиналась история будущей столицы Кузбасса. Это эпоха Копикуза, пора настолько давняя, что даже приезд американских специалистов и создание АИК Кузбасс произойдет ещё очень нескоро. Много говорится о том, как развивался в те годы район Кемеровского рудника и Красной горки, а также окрестности Коксохимического завода. Однако именно тогда началась и застройка Заискитимья – были разбиты улицы Заречные под застройку частными домами для рабочих всё того же Коксохима. Чтобы связать центр и новую обжитую территорию, через Искитимку перебросили мост. Как свидетельствуют краеведы, формы этого моста были отлиты на Гурьевском металлическом заводе. Жители Заречных улиц очень долго пользовались мостиком по нескольку раз в день – даже чтобы сбегать в центр в магазин за хлебом. К слову, в прошлом веке Заречных улиц было гораздо больше: к примеру 6-й и 7-й Заречных давно уже нет на карте города… Да и оставшиеся сдаются под натиском шумного Притомского проспекта и современных высотных микрорайонов.

Удивительно, у кого ни спросишь, подвесной мост вызывает только тёплые и светлые ассоциации. Столько добрых воспоминаний о детстве: как бегали ребятишками по мостику, раскачивались на перилах… Видимо, и правда хорошее было место.

  • Фотографии сделаны в 1913 и 1983-м годах
  • Фото легендарного половодья 1966-го года. Тогда Искитимка поднялась до небывалого уровня и затопила прибрежные территории, скрыв под водой, как видим, и мост.

Сегодня упорядоченный мир, который делился на малоэтажный центр и застроенное частником Заискитимье, очень изменился. Эта часть Кемерова, а особенно пойма Искитимки, превратилась в какое-то царство контрастов. Элитные многоэтажки, крутые автосалоны и престижные бизнес-центры по обоим берегам речушки соседствуют с уж совсем непролазными влажными джунглями, заполонившими весьма солидное пространство. Два шага от современного паркинга – и можно изучать повадки болотных птиц. Учёные из КемГУ свидетельствуют, что в пойме вольготно чувствуют себя и дикие животные – норка, ласка и другие небольшие зверьки. Пробираться в этих зарослях нелегко, как первопроходцам Амазонской сельвы. Но если задаться целью, можно спуститься к месту, где до сих пор стоят бетонные опоры старого моста. Оно расположено примерно на уровне фитнес-центра I'mpress (между бассейном и новым жилым комплексом), с одной стороны, и далеко позади здания РЖД – с другой. Раньше, до постройки Университетского моста, к подвесному мосту вела улица Никольская, затем переименованная в Советскую, а в будущем преобразованная во всем известный Советский проспект.

Гораздо ближе к слиянию Искитимки с Томью можно отыскать другой, совсем узенький мостик, ведущий в прибрежную чащу и далее, к маленьким песчаным пляжам. Но другой мост – другая история.

Розовый дом угольных генералов

Ещё совсем недавно об этом одноэтажном здании необычного цвета и необычной архитектуры вовсю писали газеты и журналы. Уникальный дом на улице Дарвина, 6 пустовал много лет, и поскольку его реставрацией никто не занимался, постепенно ветшал, пока не пришел в окончательный упадок. И наконец, прекратил свое существование осенью 2015-го. Розовый дом, напоминающий больше советскую генеральскую дачу, простоявший на Дарвина более 60 лет, снесли.

Внимание горожан это здание всегда привлекало своей архитектурой – оно имело две круглые комнаты по бокам и открытый коридор-балкон, что качественно выделяло его на фоне скучных краснокирпичных хрущёвок. Задумывался дом для двух хозяев и состоял из восьми огромных комнат.

По одной из версий историков, дом был специально построен для известных деятелей угольной промышленности, прославленных героев Социалистического труда Владимира Кожевина и Петра Ковачевича, чтобы переманить их из Киселёвска в Кемерово.

Оба будущих угольных генерала дружили со студенческих времен, вместе окончили томский политехникум. Первым как в учебе, так и на производстве был бессменный староста Владимир Кожевин. В годы войны он работал главным инженером на шахте "Северной" Кемеровского рудника, трудился в лавах наравне с забойщиками – шахта тогда давала рекордное количество угля. В 1945-м его назначили управляющим трестом "Киселёвскуголь". Правой рукой Кожевина во всех начинаниях был Петр Ковачевич. Вслед за товарищем он получил высокое назначение – стал главным инженером всё в том же "Киселёвскугле". А в конце сороковых обоих позвали работать в Кемерово. Кожевина пригласили на должность начальника организации "Кемеровоуголь" (а впоследствии "Кузбассуголь"), а Ковачевича – на должность заместителя. И в труде и на отдыхе сослуживцы были неразлучны. Дружили семьями, вместе ездили на рыбалку… И жили в одном замечательном доме, каждый со своей семьей. Четыре комнаты занимали Кожевины, а вторую половину – Ковачевичи. Рядом с домом имелся гараж, где стоял "Москвич" Ковачевича, в те годы эту машину знал весь город. На заднем дворе располагался небольшой участок под огород и цветочные клумбы, который семейства каждое лето облагораживали.

  • Все фото в этой галерее сделаны в 2012-м году.

…В 1980-м скончался Петр Ковачевич, а в 1990-м ушел из жизни и Владимир Кожевин. После этого дом и опустел, семьи разъехались. Старожилы рассказывают, что какое-то время в доме "угольных генералов" базировались различные ведомства, например, в 1990-е там находился институт усовершенствования учителей. Но, увы, анналы истории не сохранили свидетельств об этом. В 2000-е дом пустовал, рушилась кирпичная кладка, по стенам ползли трещины. Постройка приобретала всё более пугающий облик и становилась попросту небезопасной… А затем судьба розового дома внезапно окончательно решилась. Землю выкупил застройщик, здание снесли. Теперь на его месте возводится новый дом – красивый, восьмиэтажный, с парковкой и помещениями под офисы. Проект выполнен именно таким образом, чтобы современная многоэтажка хорошо вписалась в контекст тихого центра города. Кто знает, может, и новый дом когда-нибудь войдет в историю как место жительства выдающих людей? Земля хранит память…

  • Так выглядит проект будущей восьмиэтажки, возводимой на месте розового дома

Дом из чёрного дерева

Этот двухэтажный дом, затерянный во двориках старого центра, хорошо знаком всем кемеровчанам. Одни не раз видели его во время прогулок, другие услышали о здании по адресу Весенняя, 13а, когда осенью 2010-го разразилась целая война вокруг его сноса.

Чёрный дом был последним деревянным детищем жилищного кооператива "Искра". Его построили в далеком 1927-м году вместе с тремя точно такими же братьями-близнецами. До войны это жильё считалось одним из лучших по расположению и степени комфорта. Четыре дома образовывали квадрат, внутри которого располагался уютнейший двор. Зимой там заливали каток, летом обустраивали спортивную площадку. Вокруг здания разбивали клумбы, цветы на которых специально высаживали таким образом, чтобы читалось слово "Искра" – название родного строительного кооператива.

Первыми были снесены дома-близнецы, которые стояли прямо на месте нынешней улицы Весенней. В 1950-х их заменили каменными "сталинками" – сейчас в этих домах располагаются кафе "Мечтать", трактир и множество модных магазинов. Третий братишка простоял вплоть до 1990-х, но пал от огня. Ходили даже слухи, что дом сожгли местные бандиты. В итоге герой нашего рассказа – чёрный деревянный дом – остался один. Примечательно, что именно в нём вырос наш прославленный земляк – будущий Герой Советского Союза Геннадий Красильников.

Волею судеб дом "пожил" и в новом веке, причём не особо разрушался и не пустовал. Крепкий фундамент, конструкция и прочное дерево грели жильцов вплоть до 2007-го. А потом людей постепенно расселили в комфортабельные квартиры, землю вместе со строением выкупил холдинг СДС, и в 2010-м началась эпопея со сносом здания. У дома из чёрного дерева образовалось немало как противников, которые считали, что нет ничего ужасного в ликвидации устаревшего двухэтажного барака, так и сторонников – они, соответственно, настаивали, что дом имеет большую историческую ценность. Дебаты вначале привели к тому, что строение хотели разобрать и заново собрать, но в другом месте (как было в свое время сделано с Домом Губкиных). Но в 2011-м специалисты томского "Сибирского института "Сибспецпроектреставрация" выполнили "Проект зон охраны объектов культурного наследия города Кемерово". Эксперты пришли к мнению, что дом на Весенней не обладает признаками объекта культурного наследия и не включили его в реестр официальных архитектурных памятников. В 2014-м дом разобрали по бревнышкам, история длиною почти в 90 лет завершилась. Сейчас на его месте огромная груда строительного мусора. В кризисе и нехватке средств дело, или в чём другом, но работы по сооружению жилого дома, либо хоть чего-нибудь на месте чёрного дома так и не начались.

Дом на Притомской Набережной, 3

Ещё один старый дом в Кемерове снесли в 2006-м году. В историю это событие вошло, опять же, тем, что жильцы упорно отстаивали своё право сохранить строение. Однако из плюсов этого дома можно назвать только расположение – прямо на Притомской Набережной, неподалеку от Вечного огня. Само же здание представляло собой двухэтажный барак ориентировочно 1930-1940-х годов постройки с выгребной ямой, находящийся в аварийном состоянии, не имеющий никакой особенной исторической ценности. Рядом с ним раньше располагалась база Горсвета, затем её перенесли, и в районе гостиницы Томь в начале нулевых раскинулся пустырь.

В свое время, в 1998-м году подобный барак (правда, трехэтажный) ликвидировали во дворах на Ноградской улице (близ Главпочтамта). Построили современный жилой комплекс, облагородили окрестные дворы, обновили инженерные коммуникации – в целом, сделали немало хорошего и в итоге снискали одобрение жильцов. Однако опыт соседей жителей Притомской набережной не вдохновил, и против сноса дома и последующей застройки пустыря протестовали очень многие. Хотя на самом деле барак планировалось снести ещё в 1970-е. Согласно чертежам проектировщика Набережной Анатолия Попова, на этом месте должен был появиться комплекс из трёх зданий не выше пяти этажей. Но не сложилось. До самого 2006-го. Именно тогда жильцы всех десяти квартир переехали, наконец, в комфортабельное жилье, дом снесли, закипело строительство. В 2007-м на месте барака и пустыря появился элитный жилой комплекс "Томский причал". Архитектура его, конечно, нравится не всем, но за прошедшие девять лет эти современные дома тоже стали одной из визитных карточек Притомской Набережной.

Ресторан «Сибирь»

Один из наиболее статусных ресторанов советского времени был построен в 1932-м году и погиб в огне в апреле 1985-го. Он начал свою историю как часть единственного построенного в Кемерове жилкомбината. То было время, когда на просторах Советского Союза витала идея о том, что граждане большой страны будут сообща строить не только коммунизм, но и быт. По всей территории государства строились дома-коммуны и целые жилые комплексы, сооруженные по принципу общежитий – без отдельных туалетов, ванных и кухонь. Более того, так называемые жилкомбинаты должны были находиться целиком на общественном обслуживании. На три-четыре дома полагалась столовая, прачечная, центр досуга.

Согласно плану архитектора Эрнеста Мая, весь Кемерово должен был быть застроен одинаковыми жилкомбинатами из групп по 3-4 параллельных дома. Сегодня трудно себе представить, как бы выглядел наш город, если бы проект претворили в жизнь. Реально воплотить идею о доме-коммуне в Кемерове смогли только однажды и только на Притомском участке. Там был построен жилкомбинат, в который входили дома по адресам Ермака, 2 и 5, Арочная, 39 и 41. Заселились туда работники ТЭЦ Коксохимического завода, поэтому за кварталом закрепилось название дома ТЭЦ.

Была построена и столовая, или, на языке того времени, пищекомбинат. Прачечная тоже имелась, но сейчас её здание утрачено. А в послевоенное время заработал клуб Коксохимзавода – сейчас на его месте располагается Театр для детей и молодежи.

Именно в помещении, предназначенном под столовую, открылся ресторан "Сибирь".

Двухэтажное здание встречало гостей огромной вывеской и парадным шиком широкой лестницы с лакированными перилами и больше напоминало купеческий дом, нежели постройку в духе идей коммуны.

– На первом этаже находились кухня, административные помещения, гардероб и уборные, – вспоминает жительница Кемерова Валентина Трубицина. – На второй этаж вела лестница, которая располагалась немного сбоку, как в ресторане "Волна". Поднявшись по ней, вы попадали в большой зал с эстрадой и танцплощадкой. По вечерам там всегда играла музыка, частенько звучал духовой оркестр и пары кружились в вальсе, а то и резвой польке-бабочке. Посредине стояло с дюжину столиков, они были изысканно сервированы и накрыты белоснежными скатертями. На окнах – такие же белоснежные шторы…

  • Внутреннее убранство ресторана "Сибирь" в 1956-м году.
  • Внутреннее убранство ресторана "Сибирь" в 1958-м году
  • 1956 год.
  • Фото сделано возле ресторана "Сибирь" в 50-е годы.

С 1930-х по 1960-е "Сибирь" оставался единственным настоящим рестораном в левобережной части города. Здесь горожане отмечали все праздники: от дней рождения до свадеб. Ходили в "Сибирь" исключительно при полном параде: мужчины были в костюмах и галстуках, девушки – в вечерних туалетах. В иных нарядах туда и не пускали. Но заведение любили не только за атмосферу, но и за необыкновенно вкусную кухню. Старожилы вспоминают, что готовили в "Сибири" только пожилые, очень опытные кухарки.

– Подавали и котлету по-киевски, и заливную рыбу, и икру, и разнообразные фрукты. Из алкоголя популярностью пользовались крымские вина и родная столичная водочка. Цены в "Сибири" не кусались, шикарное застолье на пятерых с размахом обходилось всего в сто рублей.

…Апрель 1985-го года стал для "Сибири" роковым. Ресторан вспыхнул в четвертом часу ночи и к утру выгорел дотла. На следующий день смотреть на пепелище сбежался весь город.

А в конце восьмидесятых была предпринята сомнительная попытка возродить былую славу ресторана "Сибирь": в задней части клуба Коксохима открылся бар с аналогичным названием. Правда, репутацией это новое заведение пользовалось сомнительной, да и годы наступили лихие – в баре проводили досуг, играя в бильярд и попивая спиртное, по большей части полукриминальные элементы. В начале девяностых этот бар тоже спалили – говорят, что по пьяной лавочке по неосторожности.

А сама "Сибирь" долгие годы простояла в руинах. Сейчас на её месте почти достроен детский досуговый центр. И это радует, ведь ресторанов в нашем городе более чем достаточно, а мест, где могут проводить время ребятишки – не так много.

«Цыплята табака»

Для старожилов центра Кемерова тихая и уютная улочка Демьяна Бедного долго ещё будет связана в памяти со специфическим ароматом дымка. Именно здесь в 1980-х годах открылось культовое заведение, где готовили отменных жареных цыплят. Ещё раньше в 1970-е, на этом же месте располагалось кафе-"стекляшка" под названием "Сибирячка". Но то старое кафе почему-то не запало в память горожанам так сильно, а вот "Цыплят Табака" вспоминают с большой ностальгией.

В первые годы после открытия заведение пользовалось большой популярностью у местной интеллигенции. Инженеры и работники проектных институтов любили забегать туда на обед, благо, готовили там очень быстро. Кафе было недорогим, цыплята были хоть и маленькие, но хорошо прожаренные и вкусные, а обслуживание – культурным.

Время шло, в перестроечные годы "Цыплята табака" перешли в частные руки. Немного сменился контингент заведения. Хоть оно и не стало, подобно многим ресторанам, полностью "бандитским", но всё же, придя туда, можно было не только покушать и выпить, но и купить с рук такой ценный товар, как магнитофон… Судя по воспоминаниям кемеровчан, атмосфера царила достаточно лихая и весёлая, впрочем, в начале девяностых так было везде.

В нулевые "Цыплята табака" стали уже не те. Резко ухудшился сервис. Например, в 2006-м заведение даже попало в обзор на страницах кемеровского журнала "После 12". Вот что написал журналист Андрей Иванов в материале под названием "Назад в СССР": "Ой, какая ностальгия! Даже реклама "Coca-cola" на окнах и микроволновка у столика раздачи не изгнали отсюда дух СССР. Столики под клетчатой клеенкой, стулья, сложенные штабелями в углу, стены в голубенькой масляной краске и надпись большими буквами "Туалет" на соответствующей двери. В общем, если хотите назад в СССР – посетите "Цыплята Табака на Демьяна Бедного"". Да уж, тогда в Кемерове ещё не было кафе, интерьер которых намеренно стилизован под советский, и попасть в прошлое можно было лишь вот так вот случайно, заглянув в его чудом сохранившийся уголок!

Далее автор продолжает свой рассказ: "Обеденный зал – большое светлое помещение, аромат жареной курицы доносится из кухни. Все блюда дежурного меню выставлены в низкотемпературном прилавке а-ля "рашен гастроном", но выглядят не очень свежими и неаппетитными. В кафе самообслуживание. Днем заведение пустует…" И плавно переходит к встрече с крайне недоброжелательным персоналом и не особо вкусной еде ("чеснок с водой")… Не будем цитировать дальше, всё и так понятно…

В 2013-м землю под кафе выкупил новый собственник. И вместо "Цыплят" отстроили двухэтажный центр красоты "Золотая линия", где сегодня горожанки с комфортом могут поработать над своей фигурой. Улица приобрела современный облик. Пряный дымок выветрился, но вот конкретно у автора этого текста он необычайно ярко живет в памяти, и кажется, что нельзя прогуляться до площади Волкова или заглянуть в старую аптеку на Демьяна Бедного, не вдохнув этого чуть горьковатого дыма…

Редакция благодарит за помощь в подготовке этого материала:

  • Маркидонову Веру Витальевну, краеведа, экскурсовода, знатока города Кемерово
  • Коновалова Александра Борисовича, д.и.н., профессора кафедры политических наук КемГУ
  • Макобок Анну Анатольевну, ведущего методиста Кемеровской областной научной библиотеки им. В.Д. Федорова
  • Бодажкова Виктора Дмитриевича, Губернаторская кадетская школа-интернат МЧС
  • Кемеровский Государственный архив
  • Участников группы "Мы из старого Кемерово" на сайте Одноклассники.ru
  • Старожилов города, поделившихся своими воспоминаниями 

Фото: Максим Федичкин, группа "Мы из Старого Кемерово" на сайте ok.ru, Типичный Кемерово, Кемеровский Государственный архив, журнал "После 12"