Интернет-журнал

Дмитрий Козачинский: жизнь – это прямой эфир

Юлия Даниленко, 26 Апреля 2016

Ведущий – интересная, яркая и очень многогранная профессия. А если человек в этом ещё и универсал, то речь может идти только о Диме. Утром эфир на канале "СТС-Кузбасс", вечером корпоратив, в субботу парочка свадеб, а дома ждет любимая жена и полугодовалый Семён Дмитриевич. О форс-мажорах, первом эфире, свободном времени и о том, как был придуман заголовок к этому материалу, читай в нашем интервью.

Приезжаю к ГТРК, на редкость удобная парковка и минимум движения. КПП. Пропуск? Сейчас узнаем.

– Юль! Привет! Поехали, тут рядом кафешка, там и поговорим за чаем!

Садимся в белый кроссовер, проезжаем пару десятков метров, паркуемся и идём. Именно так началось наше интервью с Дмитрием Козачинским. Машинка, кстати, комфортная… Что за зверь?

– Это Mitsubishi Outlander. Ты будешь чай или кофе?

– Определенно чай.

Дима просит принести какой-нибудь вкусный чай на травах-муравах, а я включаю диктофон.

Журналист и телеведущий на телеканале "СТС-Кузбасс", а также ведущий всевозможных мероприятий. Он мечтает о том, чтобы в его семье всё всегда было хорошо и спокойно. Слушает разговорное радио. И редко пропускает фильмы с участием Кевина Спейси, всеми любимого Лео и Уилла Смитта.

Пивовар?

– Многие знают, что у тебя два высших образования, но лично для меня было внезапно узнать, что ты не только журналист, но и инженер-технолог бродильных производств…

– Да. Я хорош в этом плане. (Улыбается и ещё несколько раз повторяет эту фразу на разный манер в диктофон).

– Вопрос, собственно, не в этом. Работал ли ты когда-нибудь этим самым инженером?

– Всем вру, что работал. На самом деле, нет. Круто, конечно, говорить, что ты работал на пивзаводе, но я там только практику проходил, пока учился в КемТИППе. Опять же, к самому напитку я не имел отношения, занимался слесарной работой, белый халат не носил. Вот, помню, мы как-то раз чистили канализацию от барды – это остатки от производственного процесса, жутко пахнут спиртом. Так вот, я пришел туда впервые тогда. У рабочих стоял такой советский чайничек, они постоянно ходили пить чай. Ну, это я думал, что там чай. Оказалось, что они сливали в чайник пиво из цистерны, а потом пили всю смену. Вот такой у меня опыт работы.

– Весело было!

– Да. И я всё равно уверен, что не зря получил этот красный диплом. Я ведь в любом случае смогу найти работу! Возможно, она не будет мне нравиться по деньгам и условиям, но… В вузе было настоящее распределение, можно было попасть на любой сибирский завод. Правда, не многие мои одногруппники остались в профессии.

– Скажи, а ты целенаправленно прям поступал на эту специальность, хотел работать на пивзаводе?..

– Что ты! Я рос в городе Советская гавань очень умным мальчиком, ездил на олимпиады, выигрывал их. Я собирался поступать в медицинский в Хабаровске! Учил химию и биологию. Хотя уже тогда было модно идти на юрфак или эконом. Но для этих специальностей нужна история, а я её не учил. Естественные науки легче давались. Да и я был очень ленивым, как и все, наверное. В конце выпускного класса вдруг узнал, что местный пивзавод отправляет людей учиться в Кемерово, оплачивают дорогу и будут давать стипендию. Я думал, что Кемерово – это где-то под Москвой… В общем, подумал, почему бы и нет. Ведь все старшеклассники любят пиво. Поехал. Наверное, так бы и работал на заводе, если бы не пошел играть в КВН.

– То есть журналистика даже близко не рассматривалась?

– Нет, конечно! У меня в школе было два ненавистных предмета – русский и литература. Как ты думаешь, мне хотелось заниматься ими ещё и в вузе? Я ненавидел читать. А то, что стану писать тексты, даже подумать не мог.

– А представляешь себя эдаким именитым пивоваром?

– Почему бы и нет. На заводе совсем другая система карьерного роста. Более логичная что ли. Пришел работать в смену, потом стал начальником смены, потом начальником цеха, начальником варки… Поехал на всероссийскую конференцию, тебя переманил другой завод. И так далее. В творческих специальностях грани размыты. Скорее, есть два блока – руководство и журналисты.

«У нас есть Козачинский, а вы нам не подходите»

– А ты все-таки стал журналистом. Что привело тебя на СТС-Кузбасс?

– Я, как и большинство людей в то время, начинал утро с включения СТСа, чтобы посмотреть погоду и время. Сейчас я уже так не делаю. У меня и телевизора-то нет. В общем, уже тогда я играл в КВН и вдруг начал замечать в роли ведущих своих, можно сказать, коллег по творческому цеху. А чем я хуже? Позвонил Лизе Неупокоевой. Почему-то я решил, что она там главная. Просто все менялись постоянно, а она оставалась. Спросил её, почему меня никто не зовёт? Позвали.

– Всё так просто?

– У нас до сих пор на канале так. Мы открыты для новых людей. Если ты действительно хочешь работать, готов вкалывать и получать знания, ты просто звонишь и приходишь. И никто тебе не скажет, что "у нас есть Козачинский, а вы нам не подходите". Я, конечно, переживаю, что никто так не говорит… Шучу. В общем, я пришёл и мне сказали, что завтра эфир. Мы написали с вечера сценарий, и я ушел домой. Приезжаю утром, спрашиваю, когда пойдем в студию репетировать. Позже. Отправляют в парикмахерскую. Возвращаюсь. Снова спрашиваю про репетицию. Два часа до эфира. Час. 10 минут. 3. Мне говорят, что нужно смотреть в ту камеру, над которой горит лампочка, и мы начинаем. Сейчас, конечно, всё не так. Чтобы попасть в эфир, человек проходит длинный путь. Конкуренция у нас просто бешеная.

– А помнишь, о чём был тот эфир? Кто был в гостях?

– Не помню. Наверное, о чём-то волшебном говорили. Многие бы вспомнили всяких звёзд, отвечая на этот вопрос. Но я бы не сказал, что они меня как-то сильно впечатлили. Я больше запоминаю удачные шутки.

Агентство «Праздник! Праздник! Праздник!»

– Поэтому ты стал ведущим праздников?

– Я просто захотел лёгких денег. (Смеётся). Однажды нашу команду весёлых и находчивых пригласили выступить в какой-то клуб. Ты, наверное, даже не помнишь его. Даже я его не помню. "Шторм" в Кировском. Короче говоря, у нас не было человека, который бы вёл выступление, или хотя бы объявил нас. Таким человеком стал я. Сразу после выступления меня пригласили провести в этом же клубе вечеринку.

– И снова хочется сказать: "Как всё просто получилось…"

– Так и есть. Я же говорю в микрофон, почему бы не пошутить или не провести конкурс с обматыванием туалетной бумагой? Позже я стал спускаться в самую прелесть ведения мероприятий – свадьбы. Нашёл настоящую тамаду! Пошёл с ней на свадьбу. Она читала очень много стихотворений… Потом я сходил на свадьбу, которую вела её ученица. То же самое. Те же стихи. Через какое-то время я сам провел свадьбу по стандартной схеме, но без маразматической ереси. Получилось очень бодро.

– То есть тебе нравится вести свадьбы? Просто я часто слышу, что чем опытнее становится творческая личность, тем реже её тянет на подобные однообразные мероприятия.

– Свадьбы дают огромный опыт общения с людьми. Причём, не только с адекватными, но и с весёлыми. Это всегда прямой эфир. Нельзя остановиться и сказать, что вот сейчас ты возьмёшь и отойдешь, чтобы придумать шутку или переждать, пока не закончится драка.

– Заметила, что негативных отзывов у тебя в группе нет, скажи…

– Не подумай, я их не чищу. Их правда нет. Да, я хорош! (Смеётся). На самом деле, я просто прошу всех оставить честный отзыв о своей работе и всё. Надеюсь, негативного мнения действительно нет. Конечно, все мероприятия проходят по-разному, но ничего критичного не происходило.

– На самом деле, я сейчас про форс-мажоры и хотела спросить.

– Самое жестокое было, когда я вел две свадьбы подряд, а у меня камни из почек выходили. Первая была очень дорогая, её вели московские звёзды, а я просто помогал с организацией, встречал гостей. Как я это называю, работал между туалетом и прихожей. Накануне я успел прокатиться в карете "Скорой", мне дали каких-то таблеток, размером с пельмень, и так я продержался. Когда была возможность, я лежал в номере комплекса, где и проходила свадьба. Позже мне нужно было ехать в "Щегловскъ". Там мне стало настолько плохо, что было тяжело стоять. Я взял барный стул, вытащил его на сцену и сел. Отшутился на эту тему, что я весь такой надменный, и продолжил по сценарию.

– Но ведь можно было найти замену…

– Конечно, можно. Но я искренне верю, что меня приглашают проводить мероприятие именно потому, что это я. Не могу подвести людей. (Здесь Дмитрий очень театрально поведал, как он, превозмогая боль, вёл свадьбы. Ситуация не смешная, но вспоминает он об этом явно с юмором – прим. автора).

– Прямо как во время прямого эфира. Ни шагу назад.

– Да вся жизнь – прямой эфир. Хороший заголовок, да? А вообще, я просто люблю вести свадьбы и всё. Когда тебе аплодирует человек пятьдесят – это дикая энергетика. Мне не хватает этого на телевидении. Мы ведь там просто смотрим в камеру. Но я иногда смотрю на оператора, улыбается ли он.

Корень сельдерея и тортики

– Давай поговорим о твоих увлечениях? В одном твоём старом интервью читала, что ты любишь готовить…

– Я не увлекаюсь кулинарией. Разве что веду тематическое шоу и люблю покупать продукты. Хотя в том интервью я, и правда, мог так сказать. Собственно, а что ещё я мог сказать? Квадроцикла у меня нет, ежедневными поездками за границу тоже не увлекаюсь…

– И всё же?

– Наверное, спорт. Мне нравится бег и лыжи. Даже выиграл "Лыжню России" в этом году. Правда, среди VIPов, но там были и бывшие спортсмены. Ладно, готовить я тоже люблю, наверно. Просто это реже получается делать.

– Поделишься любимым рецептом?

– Его нет. Всегда узнаю что-то новое и готовлю. Шоу "Готовим вместе" на канале в этом помогает. К нам приходят разные гости, в том числе повара. Они много рассказывают об интересных продуктах. Льняное масло, дижонская горчица… Ты ела хоть раз корень сельдерея? Не ботву, а именно корень?

– Эм… Нет.

– А я ел. И знаешь, в жареном виде он, как картошка, только полезнее. Всегда что-то новое появляется в моем холодильнике. Разве что, тортики из Wiener Wald"а неизменны.

– Ха! А есть что-то такое, что ты категорически не ешь?

– Я всё ем. Я уже взрослый. Ем лук, грибы, оливки – то есть, совсем взрослый. Вот каперсы не люблю, они кислые. На самом деле, я правда ем всё и много. Удивляюсь, как я ещё не жиробас…

– Ты пробовал новый вариант службы доставки блюд, где тебе привозят не пиццу, а продукты, чтобы ее приготовить?

– Да, мне однажды давали бесплатный набор на пробу. Вот она, телевизионная слава… А доставка продуктов – интересная тема. Мне кажется, такой человек, как я, сможет даже сэкономить с помощью такого сервиса. Просто я часто выбрасываю продукты, которые почему-то потерялись в холодильнике за ненадобностью. А тут тебе привозят только столько, сколько нужно. Всё идет в дело. Но, опять же, ты должен готовить каждый день. У меня это не всегда получается. Поэтому я ничего не имею против готовой пиццы из того же "Папы Джонса".

«Я не Малахов. Даже не Малахов»

– Твой день настолько расписан?

– С учётом того, что моему сыну несколько дней назад исполнилось полгода, да, у меня очень жёсткий график. И всегда разный. Сегодня мы можем поехать в Новокузнецк общаться с диетологами, завтра – в Междуреченск снимать шоу… Пятница и суббота – самые сложные дни. Утренний эфир, совещание, вечером свадьба или банкет, потом мероприятие в караоке. Возвращаюсь домой во втором часу ночи, а утром уже делаю зарядку с сыном. А вот на пивзаводе я бы работал с девяти до пяти, а потом шел домой.

– Жена не ругается, что ты постоянно на работе?

– Она сейчас с ребёнком постоянно, ей не до этого. Но, думаю, она бы хотела, чтобы я больше времени проводил дома. К сожалению, у меня нет богатых родителей, счёта в банке… У меня работа присутствия. Я не могу открыть ресторан и уехать на Мальдивы. Если я не говорю в микрофон, я не получаю денег.

– А хотел бы открыть ресторан…

– Нет. Я примерно неделю назад закончил ремонт и представляю, во сколько мне обойдется обустройство ресторана. У меня нет таких денег. Хотя в Москве, мне кажется, уже у всех есть свой ресторан. Но у их создателей, в первую очередь, есть имя. Это миф, что кто-то знает Козачинского. Да, меня узнают, даже автографы берут, фотографируются. Да, я известен больше, чем вон та девушка-бармен. Но я не Малахов. Даже не Малахов.

– Кто тебе нравится из ведущих вообще?

– Ургант. Светлаков. Мартиросян. Нравилось, как вел Шац, у него были хорошие шутки. Но я больше обращаю внимание не на людей, а на сами проекты, которыми они занимаются.

– Какой проект ты бы сам хотел воплотить на экране?

– Для начала надо, чтобы кто-то этого захотел. (Смеётся). Наверное, я бы устроил вечерние шоу со звёздами, которое бы очень редко выходило, не было бы поставлено на конвейер. Но, мне кажется, это будет работать только в столице. А я не собираюсь туда ехать ради формата шоу.

– Почему?

– А зачем? Я и так проехал полстраны, чтобы оказаться здесь. У меня есть квартира, ребенок, жена, работа… Я здесь-то не могу себе позволить сходить в кино, потому что дико занят, а там… В Москву нужно будет ехать вкалывать, чтобы заново все отстраивать. Ради чего? Чтобы через пятнадцать лет вбухать все деньги в новую квартиру, такую же, как здесь? Вот ребенка можно отправить туда учиться, я не против.

– А если бы тебя позвали работать туда, отказался бы?

– Не знаю… Возможно, даже согласился бы. Но вот ехать и пробиваться не хочу – лень. Так же, как было лень учить историю, чтобы поступить на юрфак. Лень города берёт. Это же ЛЕ-Е-Е-ЕНЬ!

Backstage

– Мне кажется, у читателя сейчас сложится о тебе и твоей работе странное впечатление. Вроде и день расписан, но любишь лениться… Расскажи, что происходит за кадром, чтобы все понимали, как это не так уж и просто?

– За кадром огромный процесс подготовки. Нужно найти тему, гостей, экспертов, со всеми договориться, состыковаться, оформить пропуски, купить продукты, если речь о кулинарном шоу, причесаться… А потом ещё и посуду помыть! Что в эфире, что на свадьбе все видят вершину айсберга. Мне кажется, это вполне удачное сравнение. В конце концов, ты показываешь лишь маленькую дольку того, что ты сделал на самом деле. Лично мне проще провести сто эфиров, чем подготовить их. Думаю, ты меня понимаешь. Вот на федеральных каналах ведущие занимаются исключительно ведением эфира. Потому что там есть продюсеры, которые ищут темы и звёзд, есть журналисты и сценаристы, которые пишут тексты. Конечно, ведущие и сами всё могут, но их время слишком дорого стоит, чтобы этим заниматься. Я бы тоже так хотел когда-нибудь. Но я рад, что работаю именно на региональном ТВ. Это хорошая школа, где тебя учат быть универсалом.

– То есть сейчас всем студентам журфака стоит собрать себя в кучу и отправиться вкалывать в телецентр?

– Чем раньше человек придет в профессию, тем лучше. Это, как минимум, знакомства. Плюс практика, которая дает возможность понять, что это не твоё, и перевестись со второго курса, а не бросить всё на пятом. Не скажу, что получать профильное образование прямо необходимо, но точно знаю, что лишним не будет. Там тебя не смогут научить писать, зато научат писать лучше, чем раньше. И если у тебя все получится, то сможешь ехать на все четыре стороны. Хоть в Москву. Да, тебя, скорее всего, возьмут восьмым помощником пятого ведущего, но у тебя будет возможность работать и развиваться. Нигде никого не посылают. Если ты талантливый, тебя заметят. К тому же, даже если поначалу ты будешь в редакции на птичьих правах, всегда есть определенная текучка кадров. Чьё-то место когда-нибудь станет твоим. Да, это конкуренция, без неё никуда. Я уже говорил, что и у нас она есть. Но вообще-то у нас очень дружный коллектив.

На этой ноте мы с Димой и попрощались. Он отправился дальше покорять кузбасских телезрителей. Как видишь, профессия, да и сам человек – это не только то, что ты видишь, слышишь или читаешь. Это айсберг! Веселый, суматошный, иногда очень странный и сложный, но всегда интересный! До встречи в новом интервью!

Фото: Личный архив Дмитрия Козачинского