Интернет-журнал

Михаил Алоян: бокс, уравновешенность и вежливость

Юлия Даниленко, 11 Февраля 2016

Мы уверены, что ты послушал нас, встал с дивана и уже не первую неделю продуктивно занимаешься спортом. Ну, или хотя бы не перестал следить за результатами российских спортсменов и ждешь Олимпиаду в Рио. Сегодня мы практически лично познакомим тебя с боксером, чемпионом, заслуженным мастером спорта и просто любящим мужем Михаилом Алояном, который нечасто бывает в Кемерове, но всё-таки нашёл время встретиться с нами.

Какая разница когда драться?

– Начну с актуального: скоро в Рио-де-Жанейро будет Олимпиада, но Латинскую Америку охватила эпидемия. Расскажите, что об этом думают российские спортсмены?

– Да, я слышал, что там какая-то эпидемия. Но, честно говоря, будет так, как скажут. Решат, что всё нормально, значит, поедем. Если нет, то нет. Думаю, к августу всё наладится, либо просто перенесут даты соревнований. Какая разница когда драться?

– А в детстве вы часто дрались?

– Очень часто! И пока жил в Армении, и когда переехал в Новокузнецк. Причём, в России стал драться намного чаще. (Смеётся). Всё-таки я маленького телосложения, не славянской внешности… А мы жили в частном секторе Куйбышевского района, местные ребята пытались доказывать, что они круче новенького. Пришлось вливаться и…

– …и вы с братом решили тайно пойти на бокс?

– Ха. Не совсем так. Мы сначала пошли на борьбу, об этом знала мама. А насчет бокса, естественно, она была против, говорила, что вечером расскажет всё отцу, а он запретит нам тренироваться. Но папа нас поддержал. Сказал, что мы занялись нужным делом. Он до сих пор по мере возможности приезжает на соревнования, это огромная поддержка.

– А мама, супруга поддерживают?

– Конечно! Вся семья поддерживает. Супруга ездит на все сибирские соревнования. Но самый первый мой бой, который она увидела, был в Санкт-Петербурге в рамках лиги полупрофессионального бокса WSB (The World Series Boxing). Она тогда поняла, что смотреть бой вживую намного интереснее, чем по телевизору. Переживала за меня.

Либо сватовство, либо воруют невесту

– Изменилось ли ваше отношение к спорту после свадьбы? Всё-таки теперь вы не только за себя несёте ответственность. Может, стали чуть больше себя жалеть?

– Ни в коем случае. Что касается спорта, у меня нет "до" и "после". Конечно, с возрастом я меняюсь как человек, меняется и моё отношение к спорту, но брак никак на это не влияет.

– Не могу сдержать женского любопытства. Расскажите немного про свадьбу?

– У нас была типичная езидская свадьба. Я не был знаком с Гретой, сначала ходил в гости к её родителям инкогнито. Так все делают, нужно же посмотреть невесту. Потом пришли с родителями свататься, провели помолвку и 15 октября 2011 года поженились. Некоторые считают нашу историю очень простой, совсем не романтичной… Но для меня романтика как раз в том, что я придерживаюсь традиций своей культуры. У нас в семье есть взаимопонимание и уважение, мы ценим наших родителей, старшее поколение. Конечно, разные случаи бывают, некоторые сами знакомятся, если, например, учатся вместе.

– Но потом всё равно будет традиционное сватовство, помолвка…

– Обязательно! Либо сватовство, либо воруют невесту.

– Эм… Что?

– Воруют. Как в "Кавказской пленнице": мешок на голову и всё. Шучу. Без мешка, конечно. Но такая традиция до сих пор актуальна для наших земляков, в какой бы точке Земли они не жили. Это считается нормальным. Воруют же ненадолго. Сначала обе семьи немного поссорятся, но затем играют свадьбу, все счастливы.

– Хорошо, как тогда домашний быт строится в семье?

– Всё делает моя жена. Даже гвозди сама забивает. (Смеётся). Грету воспитали так, что она знает, что и как нужно делать, весь дом на ней. Она у меня молодец! У неё всегда всё готово, чтобы Миша пришел с тренировки, покушал, в глаженом ушел по делам. Моё дело быть добытчиком и защитником.

– То есть вы даже посуду не моете?

– Не мою. Нет, я не считаю это зазорным. Но если я раз помою, жена меня похвалит, а вот второй, третий раз… Скажет, что ей такой муж не нужен. Ей нужный сильный мужчина.

Незаменимый человек

– Михаил, давайте вернемся к теме спорта. Есть ли у вас кумир в мире бокса?

– В детстве были, но сейчас я не хочу быть таким, как те люди, которыми я восхищаюсь. А вообще, я уважаю Мохаммеда Али. Он был отличным боксером и остался личностью со своим мнением. Я горжусь тем, что лично знаком с нашим великим спортсменом Александром Александровичем Карелиным. Он давал мне наставления перед моим вторым Чемпионатом мира в Баку. Его харизма вкупе с нужными словами и его величием, которое он упорно скрывает, настраивают на нужный лад. Незаменимый человек.

– А помните свои самые первые соревнования?

– Да, конечно. Это было зимой 1998 года в городе Осинники. Новогодний турнир "На призы Деда Мороза". У меня было два боя. Оба выиграл.

– Почему вы выбрали именно бокс?

– Больше нечем было заниматься. Был зал вольной борьбы, ходил туда пару месяцев. Потом случайно оказался на занятии по боксу, и мне понравилось. Там больше динамики, больше ударов, больше движений… И потрясающий тренер, его отношение к делу – жесточайшая дисциплина. Альтернативой была улица, но там меня не ждало ничего хорошего.

– Дисциплина – основа спорта. Каким должен быть боксер?

– Уравновешенным. Всегда. Если вы видите в новостях, что боксер кого-то побил – это не боксер. Просто кому-то захотелось раздуть проблему вокруг своего имени. Вежливость и уравновешенность – только так можно подать хороший пример молодому поколению, которое следит за твоей карьерой. Я вот последовал за Майком Тайсоном. Меня вдохновляли его бои.

– Ещё одной составляющей спорта являются травмы…

– Это правда. Мне родители постоянно говорят, что я не уделяю должного внимания травмам, что в пятьдесят буду чувствовать, как меняется погода. Травм у меня действительно много, но, вы знаете, я нормально к этому отношусь. Операции закаливают меня. К тому же, я стараюсь сделать всё, чтобы обезопасить себя на ринге. И я очень рад, что мой нынешний тренер Эдуард Кравцов тоже считает, что важно пропустить как можно меньше ударов, а бой выиграть мы всегда успеем. Главное – беречь голову.

Тренировки – вот наш допинг

– А что, кстати, у вас в голове во время боя?

– Смотря как складывается бой. Если он идет слишком хорошо против соперника, от которого ты ожидал большего, думаешь, что что-то не так, что он чего-то ждет. Или наоборот, радуешься, как всё легко и хорошо получается. В голове очень много мыслей, разговариваешь сам с собой… Это такие дебри, на самом деле.

– Вернемся к теме здоровья. Как у боксеров дела с допинг-контролем?

– С этим очень строго. Мы все состоим на сайте Независимой Национальной антидопинговой организации. Каждый день указываем, где находимся. Это делается для того, чтобы агент допинг-контроля мог в любой момент приехать без предупреждения и взять анализы. Поначалу я бурно реагировал на это, не понимал, почему должен отчитываться о своих передвижениях. Но сейчас я понимаю, что это правильно. Я не хочу оказаться среди тех, кого подозревают в приеме допингов.

– Часто приезжают агенты контроля?

– Ко мне давно не приезжали. Здесь всё зависит от конкретного спортсмена. Могут и каждый месяц приезжать, если что-то заподозрили. Плюс нас постоянно проверяют после крупных соревнований и боев. Да, мы постоянно пьем витамины, но не более. Тренировки – вот наш допинг. Чем больше и качественнее мы тренируемся, тем лучше показатели на ринге. Я воспитан в России, во мне, как и в других русских боксерах, есть русский дух и советское образование, с которыми никто не перестал считаться.

– Вы так много времени уделяете режиму и тренировкам… Есть ещё что-то, чем вы увлекаетесь?

– Конечно, есть! Я люблю практически все игровые виды спорта. И не так давно открыл для себя новое хобби – дайвинг. Когда отдыхал на море, решил попробовать, понравилось. Записался на курсы, прошел полное обучение и хочу продолжать совершенствоваться в этом. Мне нравится ощущение полета в воде.

Фото: Дмитрий Ярощук, личный архив Михаила Алояна
Читай также: Чемпионат мира по боксу APB: битва титанов
Читай также: Григорий Дрозд: "Я с детства мечтал стать чемпионом"