Интернет-журнал

Апокалипсис сегодня. В Кемерове.

Михаил Багаев, 10 Февраля 2016

Апокалипсис сегодня. В Кемерове.

Недавние испытания водородной бомбы правительством Северной Кореи, накрывающее всю планету чувство тревоги из-за разгорающегося мирового конфликта – всё это не очередной голливудский блокбастер, а реальность. В 1947 году создатели первой американской атомной бомбы организовали проект "Часы Судного дня". С тех пор на обложке одного из научных журналов Чикагского университета время от времени появляются часы, где стрелки замерли без нескольких минут полночь. Полночь обозначает начало ядерной войны. В 2015 году обложка с часами снова вышла. Стрелки дошли до 23:57 – равнозначно показателям 1949-го (тогда СССР провел первое испытание ядерной бомбы) и 1984-го (тогда усилилась гонка вооружений во времена президентства Рональда Рейгана). Более высокой отметки эти часы достигали только в 1953-м – когда и США, и СССР провели испытания термоядерных бомб. А что если…

Так что момент для съемки своего постапокалиптического фильма "Машина Судного дня" молодые кемеровские режиссеры выбрали довольно подходящий. Альтернативная история о мире после ядерной войны разворачивается не на развалинах крупного мегаполиса, а в окрестностях Кемерова. Тут тебе и Сосновый бор, и площадь Пушкина. На взгляд корреспондента AVOKADO, у ребят получилась своеобразная смесь знаменитого "Сталкера" и недавнего "Как я теперь люблю". Как вдруг создатели картины Егор Бут-Гусаим и Виталий Журавлев вернулись к теме ядерного апокалипсиса, которая в какой-то момент казалась исчерпавшей себя чуть более чем полностью, – в нашем интервью.

Успеть, пока не забрали в армию

– О чем фильм?

Егор: – Сюжет строится вокруг парня, который пережил бомбёжку города Кемерово. Другие выжившие спасаются по-разному: кто-то стал бандитом-каннибалом, а кто-то внезапно уверовал в высшую силу и основал лагерь для беженцев. Наш герой остаётся сам по себе, пытаясь отыскать любимую девушку, с которой разлучился после начала ядерной войны. Не думаю, что всё это можно назвать фантастическим боевиком, скорее постапокалиптическая драма. Но не арт-хаус. Мы отталкивались от голливудских образцов.

– Вы занимались до этого режиссурой?

Виталий: – Мы оба учимся на втором курсе кафедры фотовидеотворчества Кемеровского института культуры. Наш потенциал заметила режиссёр и преподаватель Юлия Волкова, за что мы ей очень благодарны. Она помогла нам в продвижении нашего фильма и в организации первого показа.

– Как пришла идея фильма?

Егор: – Идея появилась у меня год назад, а вот Виталий развернул из неё целую историю. Он автор сценария. Изначально мы планировали сделать короткометражку, но сюжет расширился до настоящего полнометражного фильма. В итоге мы урезали хронометраж до часа, чтобы хоть как-то приблизиться к формату короткого метра. Полный метр – слишком смело пока для нас, хотя отказываться от удачно отснятых сцен было жаль.

Виталий: – Мы очень спешили – нашего основного актера Евгения Зотова (этого актера последние пять лет вы могли видеть в спектаклях любительского театра КемГИКа – прим. ред.) должны были вот-вот забрать в армию. Многие эпизоды так и не вошли в фильм, а другие значительно изменились. Даже к первому показу, дата которого была обозначена заранее, мы не успели довести фильм до такого состояния, каким бы нам хотелось его видеть. А ещё нам хочется сделать оригинальный саундтрек (сейчас в фильме используется трек из игры Fallout и музыка композитора Джона Мерфи – прим. ред.).

Ужасный и прекрасный процесс

– Почему было выбрано именно такое название?

Виталий: – Изначально происходящие события в фильме задумывались как альтернативный исход Карибского кризиса. Там должна была быть экспозиция, дающая краткий экскурс зрителю и отсылка к тем самым Часам Судного дня, на которых без пяти минут полночь. В итоге эти "без пяти минут" удалось реализовать только в концовке.

– Как проходили съёмки?

Виталий: – К съёмкам мы приступили в сентябре прошлого года, до этого подбирали актёров, устраивали кастинги. Всего у нас в команде было задействовано человек тридцать, считая массовку. Признаться, лишь главный герой, Евгений Зотов, имел до этого опыт актёрской игры. Самой большой проблемой во время съемок оказался человеческий фактор. Так как наш фильм некоммерческий, естественно, мы не заключали никаких контрактов с актёрами. Большинство из них были друзья или знакомые знакомых. Все держалось на честном слове, которое, к сожалению, далеко не всегда таковым являлось. Мы с этим сталкивались всё время на протяжении съемок и постпродакшена. Это касалось не только актёров, но и режиссеров монтажа. Сначала один нас покинул, а на заключительном этапе ушел второй, пришлось своими силами завершать работу.

4:8s.
ICAgICAgICA8aWZyYW1lIHNyYz0iaHR0cDovL3ZrLmNvbS92aWRlb19leHQucGhwP29pZD0yMTM3ODUxNTEmaWQ9MTcxNTczMjM2Jmhhc2g9MDJmM2YzNWM4MWEzMjcwYyZhdXRvcGxheT0xIiB3aWR0aD0iNjM1IiBoZWlnaHQ9IjM2MiIgZnJhbWVib3JkZXI9IjAiPjwvaWZyYW1lPgogICAgICAgIA==

Егор: – Каждый день съемок был интересным и запоминающимся. Однажды нам пришлось пять раз возвращаться в одно и то же место, чтобы правильно отснять один и тот же эпизод. То погода не позволяла, то другие обстоятельства. В основном съемки проходили в черте города, в Сосновом бору, есть пара эпизодов с массовкой, снятые в самом центре Кемерова на площади Пушкина. Мы снимали около двух месяцев, остальное время занял постпродакшен.

Виталий: – Был забавный момент с тем самым злополучным эпизодом, который мы никак не могли закончить даже с пятого захода. В этот день мы снимали на МЖК возле кладбища – глухое место, людей обычно вообще не бывает. Но именно тогда туда съехалось с десяток машин на спортивный слет. Люди разбили палатки с надписью "Greenpeace" и начали носиться везде, где только можно, мешая снимать. Времени было в обрез, мы торопились и нервничали, просили людей вежливо поторопиться и проходить быстрее мимо места съемок. Шел пятый дубль – автомобиль никак не мог с первой попытки остановиться в нужном месте. Всё, камера направлена, идет съемка. Машина въезжает как надо, из нее выходят люди, но вдруг в кадре появляется белый пудель… На этом моё терпение кончилось, и я закричал на весь лес, как не кричал никогда ранее.

s.
ICAgICAgICA8aWZyYW1lIHdpZHRoPSI2MzYiIGhlaWdodD0iMzU4IiBzcmM9Ii8vd3d3LnlvdXR1YmUuY29tL2VtYmVkL1FmZUczemt3cFhjP2Y9dmlkZW9zJmF1dG9wbGF5PTEiICBmcmFtZWJvcmRlcj0iMCIgYWxsb3dmdWxsc2NyZWVuPjwvaWZyYW1lPgogICAgICAgIA==

Или вот ещё один случай:
Очень часто мне приходилось бывать в кадре в роли "человека в черном капюшоне", заменяя основного актера. По причинам, которые мы уже объяснили выше. Это было в тот же день, что и ситуация с пуделем. Надо было снимать погоню. На площадку привезли настоящие взрывпакеты с детонаторами для имитации выстрелов с подствольника автомата. После команды "поехали" мы побежали. Для пущей реалистичности я решил упасть после взрыва, типа взрывная волна. Заряды рванули в паре метров, я начал падать, но в итоге неудачно наступил на правую ногу и получил серьезную травму коленного сустава. В больницу не поехал – через пару дней должна была быть съёмка. На следующей съемке мне пришлось бежать по коридору изо всех сил на этой больной ноге, имитируя то, что по мне стреляют. И таких моментов было очень много. Я падал с холма, лежал в ледяной воде, изображая труп, протыкал ногу арматурой на зеленогорской ГЭС. Это я всё к тому, что любительское кино – ужасный процесс, где приходится не жалеть себя, чего бы это не стоило.

Снять «Сталкер»

s.
ICAgICAgICA8aWZyYW1lIHdpZHRoPSI2MzYiIGhlaWdodD0iMzU4IiBzcmM9Ii8vd3d3LnlvdXR1YmUuY29tL2VtYmVkL2pnWWxwVTV5c3NnP2Y9dmlkZW9zJmF1dG9wbGF5PTEiICBmcmFtZWJvcmRlcj0iMCIgYWxsb3dmdWxsc2NyZWVuPjwvaWZyYW1lPgogICAgICAgIA==

– Какими картинами или известными режиссерами вы вдохновлялись?

Виталий: – Вопрос не из легких, потому что таких фильмов было много. Например, фильм "Дорога", где главную роль сыграл Вигго Мортенсен, я посмотрел уже после того, как написал сценарий. Тем не менее, эта картина оказала свое влияние на нашу работу впоследствии. Или вот, у Дэнни Бойла в "28 дней спустя" мы вдохновились музыкой композитора Джона Мёрфи и позаимствовали её временно для себя, пока готовим саундтрек.

Егор: – Мой любимый режиссер Андрей Тарковский. Мы хотели воссоздать атмосферу "Сталкера". Кроме того, любители компьютерных игр на тему постапокалипсиса, таких как Fallout, например, тоже смогут заметить знакомые элементы в нашей картине.

– Как вы относитесь к критике, которая сразу же посыпалась на вас после того, как вы выложили трейлер фильма в сеть?

Егор: – Наш местный зритель избалован голливудскими стандартами и не всегда понимает разницу между фильмом с дорогим бюджетом и любительской картиной почти без оного.

Виталий: – Наш общий бюджет составил примерно 10 000 рублей. Спецэффекты во время монтажа делали сами, с реквизитами нам помогали актёры. Это совершенно некоммерческая картина, сделанная на чистом энтузиазме.

– Планируете продвигать фильм на различные кинофестивали?

Егор: – Это наш дебют и он ещё не закончен. Как только мы доведём дело до конца, тогда будем думать по поводу его дальнейшего продвижения. Ведь для того, чтобы заявить фильм на фестиваль, нужно заручиться прокатными правами, с этим мы пока не сталкивались. Всё впереди.

s.
ICAgICAgICA8aWZyYW1lIHdpZHRoPSI2MzYiIGhlaWdodD0iMzU4IiBzcmM9Ii8vd3d3LnlvdXR1YmUuY29tL2VtYmVkL2dMS1BhQ2VOTUd3P2Y9dmlkZW9zJmF1dG9wbGF5PTEiICBmcmFtZWJvcmRlcj0iMCIgYWxsb3dmdWxsc2NyZWVuPjwvaWZyYW1lPgogICAgICAgIA==

6 из 10, пожалуй

После первого показа фильма, который состоялся недавно в "Кузбасскино", корреспонденты AVOKADO узнали, что думают по поводу постапокалипсиса местного разлива зрители:

– Мне не хватило видов природы. Это проба пера, ребята молоды и амбициозны, и пока не до конца понимают, что они хотят делать. Кино, как цельная единица, получилось. Конец меня очень порадовал. В техническом плане ошибки у начинающих есть всегда, тем более, если учитывать возможности нашего города.

– Мне напомнило это историю с Дэвидом Линчем, когда из "Малхолланд драйв" он хотел сделать сериал, но продюсеры его затею обрубили, и ему пришлось ограничиться полнометражным фильмом. Здесь я тоже увидел разрозненные куски сценария, что не дало мне всей полноты картины. Чувствуется, что фильм ещё не завершен. Мало эмоций у героев, это требует доработки. Ребята молодцы, что замахнулись на такое и смогли воплотить свою идею. Надеюсь, они на этом не остановятся.

– Я бы сделала скидку на то, что фильм создавался на периферии. Он оставил после себя положительные впечатления. Если оценивать картину по десятибалльной школе, то я бы поставила ей 6 из 10.

Фото: Дмитрий Ярощук
Читай также: Оскар 2016: не Лео единым
Читай также: Кемеровский короткометраж