Интернет-журнал

BAD GIRLS: как королевы рок-н-ролла штурмуют кемеровские бары

Михаил Багаев, 20 Января 2016

В конце прошлого года в Кемерове появилась рок-группа, в составе которой числятся одни только девушки. И поверь, они знают, как правильно держать гитары и отбивать ритм по хай-хэту, ещё и тебя этому научат. AVOKADO встретился и поговорил с "плохими девчонками" о том, зачем им весь этот рок-н-ролл.

Состав:

Направление: Hard rock, heavy metal, alternative rock

Год основания: Ноябрь 2015

Такого ещё не было

– Кому пришла в голову идея собрать вас всех вместе?

Настя: – Идея пришла в голову моей подруге, правда, в нынешнем составе группы её нет.

Влада: – Она играла на басу и пела, за Настей была гитара, а я на барабанах.

Настя: – Однажды после очередного концерта в одном из баров, мы с ней вместе тусовались и она призналась, что давно мечтала играть на бас-гитаре. К нам пришло осознание, что пора делать новый проект – женскую группу. Нам захотелось сделать что-то особенное, чего нет в городе и показать мужчинам, что девушки тоже умеют играть рок. Еще через некоторое время мы снова сидели в Zeppelin"е и вернулись к обсуждению этой идеи. В этот же вечер мы познакомились с Владленой, которая весело отмечала в баре свое 18-летие. Нам показалось, что это знак и наша задумка уже начинает реализовываться. К репетициям удалось приступить быстро, но потом обстоятельства изменились, и мы пригласили в состав бэнда ещё двух девушек, вместо одной, уже покинувшей группу.

Ира: – Сейчас к нам в состав даже мальчики просятся, но у нас принципиально женский коллектив.

– Это можно назвать неким вызовом мужчинам?

Ира: – Это не вызов, просто у нас другой подход, свое видение рок-композиций. Мы иначе держимся на сцене.

Настя: – И иначе работаем в том направлении, которое мы для себя выбрали. Конечно, мы выбираем достаточно известные, в хорошем смысле этого слова, композиции. Но в отличие от многих других кавер-бэндов, старающихся в точности скопировать оригинал, мы создаем собственные аранжировки. Своих песен у нас пока нет, к сожалению. Но, я считаю, на первом этапе важно сыграться. И нам интересно привносить своё в ту вещь, которую разучиваем и играем. Каждая из нас добавляет личные эмоции в песню, музыку, исполнение. Например, если Влада хочет добавить более сложные технические приемы на ударных, то она старается это воплотить в той или иной композиции. А вот Ира раньше никогда не исполняла рок, и это делает её манеру пения особенно интересной. Играя каверы, мы творчески реализуемся через них, учимся.

– Можно говорить о том, что у вас есть далеко идущие планы по завоеванию мировой сцены?

(смеются)

Настя: – Желание, конечно, есть! У каждой из нас есть мечта поездить по миру с концертными турами.

– Вы давно играете на музыкальных инструментах? 

Влада: – У меня небольшой опыт игры на барабанах, занимаюсь всего год. Причём идея взяться за них пришла ко мне спонтанно. Я поступила на экономический факультет, некоторое время училась в Петербурге, потом перевелась в Кемерово, и тут меня затянула вся эта тема с ударными. Я решила полностью посвятить себя музыке. Теперь я учусь в КемГУКИ по классу ударных. За плечами у меня музыкальная школа по классу фортепиано, и это мне немного помогло в освоении нового инструмента (фортепиано считается ударным инструментом – прим. ред.).

Надя: – Мне стыдно признаваться, но на бас-гитаре я играю всего около четырех месяцев. Мне нужен был какой-то дополнительный стимул для того, чтобы играть и развиваться. Сидеть одной дома и бренчать слишком скучно. У меня есть пара лет опыта музыкальной школы, правда, там я играла на малой домре.

Ира: – У меня есть опыт вокала, но совершенно непохожий на то, что делают Bad Girls. Я работала как сольный вокалист и пела в жанре, близком к lounge, или, как это называют ещё в некоторых кругах, "фирма" – качественная зарубежная музыка. Я самоучка, музыкального образования нет. Просто в один прекрасный момент я оказалась в компании девчонок. Это был совершенно новый мир – другая энергетика, музыка, вплоть до сценического образа и взаимоотношений с коллегами. Одно дело, когда ты сам по себе, выходишь к микрофону и поёшь, и абсолютно другое, когда ты – часть команды, где каждый исполняет свою роль, а вместе вы составляете единое целое. Это сложно, но в тоже время приятно, потому что от рок-музыки я получаю гораздо больший кайф.

Влада: – Добавлю ещё, что раньше я играла в группе Welcome to The Pride. А прошлым летом выступала в Праге на международном джазовом фестивале. Это получилось неожиданно, я поехала туда отдыхать и узнала уже на месте об этом мероприятии. Решила подать заявку и меня приняли. Это была импровизация с клавишными, барабанами, женским и мужским вокалом. Все происходило прямо на центральной площади Праги. В Европе фестивали проводят не ради того, чтобы раздать призы, а чтобы талантливые люди могли проявить себя, поэтому попасть туда оказалось несложно.

Настя: – А я давно занимаюсь музыкой, хотя, конечно, всё в мире относительно. Пожалуй, я самый опытный музыкант из всех здесь присутствующих – играю на гитаре уже восемь лет. Но у меня, к сожалению, нет никакого музыкального образования. Даже года не отучилась в музыкалке, там сочли, что я безнадежна. Я осваивала базу самостоятельно, потом судьба свела меня с кемеровским гитаристом-виртуозом Сергеем Головиным. Он поднял мои навыки на совершенно другой уровень. Сейчас у нас замечательный коллектив, и я надеюсь, что все мы вместе будем расти и развиваться дальше.

– Кемеровчанам ты прежде всего известна, как музыкант группы "Витамин До". Не так давно играешь еще с The Pulse. В скольких проектах ты участвуешь одновременно?

Настя: – Сейчас я играю только в Bad Girls и The Pulse, с "Витамин До" наши дороги разошлись.

Детки, ваша мама играла тяжелый рок

– Теперь очень простой вопрос: какую музыку играете?

Настя: – Ту, которая нравится нам.

Влада: – В основном рок.

Настя: – Причём ближе к металу. У нас немало композиций, которые нельзя отнести к какому-либо направлению, к тому же хард-року. И обработки у нас не совсем мягкие. У нас в принципе заметно тяготение к тяжелой музыке, попсу играть не получается. Драйв появляется именно тогда, когда мы беремся за что-то тяжеленькое, например, за System of a Down.

– Сколько разученных композиций вы уже имеете в арсенале?

Влада: – Около тридцати точно есть.

Настя: – Какие-то песни заходят сразу, а некоторые требуют осознания, вроде поп-композиций Alex Hepburn или Adele. Например, были такие, которые мы хотели убрать из репертуара, но со временем они оказались нашими боевичками.

– Ответственно к делу подходите? Сколько репетиций в неделю бывает?

Настя: – Сейчас мы располагаем такой репточкой, где можем репетировать по три-четыре раза в неделю. Приходим в выходные и весь день играем. Минимум три часа, а можем и пять.

Надя: – Подбираем новый материал, предлагаем идеи, обсуждаем возможности.

– Когда у вас состоялось первое выступление?

Влада: – 21 ноября, на фестивале Eclipse III в Мьюзик Холле. Ровно через месяц после того, как мы собрались вместе.

– Наверняка у каждой из вас есть любимая песня, которую хочется разучить и исполнить?

Настя: – Безусловно, это Slash – "Anastasia". Я большая поклонница этого музыканта. Причём он нравится мне даже не как гитарист, скорее, как музыкальное явление. А вообще я музыку слушаю сезонно. В определенное время года мне нравится определенная музыка. Летом я могу запросто окунуться в панк-рок, послушать Sum 41. Зимой мне ближе ambient, например, его представитель группа Hammock. Они меня очень завораживают.

Влада: – Я поклонница группы Enigma. Но это не та музыка, которую можно исполнять вот таким образом, как это делаем мы. Поэтому соглашусь с Настей, Слэша бы я тоже исполнила с большим удовольствием.

Ира: – В рок-музыке я новичок, хотя за это время узнала множество прекрасных композиций… Но песня, которую мне хотелось бы когда-нибудь спеть, называется "Hallelujah" (автором оригинальной композиции является Leonard Cohen, кроме того, существует огромное количество удачных каверов – прим. ред.).

Надя: – А я даже не знаю. Я тут долго билась над Muse, но вроде бы что-то из этого получилось…

– Хорошо, а свою музыку вы планируете писать, двигаясь в том же направлении?

Ира: – В каком получится. Предсказать пока трудно, но это явно не будет сильно мягко.

Настя: – Я даже себе представить пока не могу это, но я уверена, что у нас обязательно что-нибудь получится. Мы все настолько разные, что это не может не привести к чему-то интересному. Когда у людей разные музыкальные предпочтения, то на этой почве как раз и рождается нечто прекрасное.

– Создавая группу, вы ориентировались на широко известные женские рок-коллективы?

Настя: – Есть много женских кавер-бэндов, но большинство из них играют откровенную попсу. В женских рок-группах я на самом деле не особо сильна, но как феномен мне нравятся Joan Jett и Janis Joplin. Хотя они играли в мужских коллективах. А еще Beth Hart… Вот на их образ рок-женщин, конечно, ориентируешься, пытаешься подражать, пусть даже неосознанно.

Музыка – это жизнь, но жизнь это не только музыка

– Расскажите о своих увлечениях, помимо музыки.

Ира: – Я работаю в обычном офисе, потому что музыкой все равно на жизнь много не заработаешь. Внутри, конечно, происходит борьба двух личностей: музыканта и служащего, но пока приходится идти на внутренний компромисс с собой. А что касается увлечений, я люблю бегать. Скоро будет уже год, как я активно занимаюсь в школе "I love running". Они перевернули мое представление о беге, и я очень полюбила этот вид спорта, благодаря отличной команде. Сейчас я получаю огромное удовольствие от участия в Bad Girls и в команде "I love running". Так и отдыхаю.

Надя: – Мое главное увлечение на протяжении последних десяти лет – это конный спорт. Мне нравится работать с лошадьми, тренировать их. И конечно, знакомить с конным спортом новичков. Это тема для отдельного разговора. Ещё я шью на заказ, рисую картины. Сейчас учусь в КемГУКИ на отделении декоративно-прикладного искусства.

Настя: – А ещё Надя печет очень красивые и вкусные тортики! И шьёт симпатичные игрушки.

Надя: – Шью я всё подряд (смеётся). От игрушек до эксклюзивных чехлов для музыкальных инструментов. Недавно доделала несколько чехлов для банджо и мандолины. Такие у нас в городе тяжело достать, поэтому знакомые просят сшить на заказ.

Влада: – А я буду много рассказывать (смеётся). Все свободное время я провожу с семьей. Для меня это очень важно, только среди близких мне людей я заряжаюсь нужной мне энергией. Я очень люблю своих маленьких сестру и братика. Ещё в начальных классах родители отдали меня в музыкальную школу, и я много времени уделяла занятиям по фортепиано. Мечтала учиться в консерватории на органном отделении. Поступила в кемеровский музыкальный колледж, уходила оттуда, возвращалась и снова уходила, потому что, повзрослев, поняла: фортепиано все-таки не для меня. Я очень люблю учиться. На экономическом факультете я постоянно участвовала в конференциях в русле истории, которую я обожаю. Но потом и это дело мне надоело, и вот чудесным образом я взяла барабанные палочки в руки и вскоре оказалась в составе Bad Girls. Сейчас стараюсь освоить бас-гитару – этот инструмент мне тоже очень интересен. Меня стало возмущать, почему девчонок на концертах фотают, а меня нет. Я даже встать потанцевать не могу из-за барабанной установки (смеётся). Короче говоря, я, наверное, самый энергичный участник группы, который очень любит быть на первом плане.

Настя: – Я только музыкой и занимаюсь: играю в двух коллективах, обучаю игре на гитаре детей. Как оказалось, у меня хорошо получается преподавать. Ещё я люблю заниматься фитнесом, но все-таки всё свое свободное время посвящаю гитаре. Я на самом деле очень люблю этот инструмент. Люблю слушать музыку, и хочу научиться играть на фортепиано. Мечтаю об этом с детства, но для меня это до сих пор остается слишком сложной темой.

 – У меня для вас был приготовлен еще такой каверзный вопрос: что для вас в приоритете – техническое исполнение или творческий порыв? То есть, если где лажанул, то это можно спустить с рук в силу драйва, или нельзя?

Влада: – В моей игре преобладает творческий порыв. Но без техники все равно никуда. Всегда, когда нарабатывается материал, хочется впихнуть в него что-нибудь сложное. Для меня эта некая игра, где хочется ещё и себя показать. Я очень люблю публику.

Настя: – В нас всё же преобладает получение эмоций от музыки, потому что иначе мы не видим смысла в том, чтобы ею заниматься. А на всех вот этих вот технических выкрутасах мы не зацикливаемся, всё же мы не из филармонии. Мы играем музыку для людей, а людям по большей части не важны сложные штуки, они тоже приходят за эмоциями. Получается, что мы обмениваемся друг с другом этой энергетикой. А отдача от публики чаще всего бывает именно тогда, когда ты забываешь про технику и играешь, как душе угодно. Многое зависит и от настроения. Когда тебе грустно, то ты играешь лирические и протяжные песни, когда весело – наоборот. А если всегда играть одинаково и думать о технике, то теряется душевность исполнения. Музыка – язык без слов.

Ира: – Главное – получать кайф от того, что ты делаешь. Мне часто говорят: если бы ты пела шансон, то зарабатывала бы огромные бабки. Но на фига мне это делать, если это не приносит мне никакого удовольствия?!

– Сколько всего у вас было выступлений и как реагировали зрители?

Настя: – Четыре концерта. Люди пока реагируют сдержанно, но скорее положительно, чем отрицательно. Нас оценивают. Очень хорошо принимает молодежь, потому что и материал у нас более современный, чем был у того же "Витамин До". В разных заведениях нашего города царит разная атмосфера и приходит разная аудитория. Вот, например, в Харатсе нас очень хорошо приняли.

– Где вас можно услышать в ближайшее время?

Хором: – 30 января в Zeppelin"е и 6 февраля в Harat"s Pub"е!