Интернет-журнал

Георгий Дёмкин: «Сальса – умение ходить под музыку»

Юлия Даниленко, 8 Декабря 2015

"Uno! Dos! Tres! – доносится из-за дверей счет на испанском. – Cinco! Seis! Siete!" Входим, а там… А там танцуют сальсу! И бачату, и даже реггетон! Ты прав, читатель, сегодня мы погрузим тебя в атмосферу латиноамериканских танцев, расскажем о том, как ходить под музыку, и докажем, что танцевать может каждый!
Думаю, представлять Георгия Дёмкина и его школу не нужно, поэтому…

– Приве-е-ет! (Но если ты сидишь в шоке и не понимаешь, что происходит, иди по ссылке и читай).
– Привет! Подождите немного, у меня занятие.

У Георгия, и правда, еще не закончился индив, когда мы приехали. Он занимался индивидуально с парнем, который… не слышит. Совсем. Разве что очень низкие ноты, и то с помощью специального аппарата. Как нам рассказала мама Миши, его не хотели брать на занятия девять преподавателей, а Жора согласился. Но об этом позже.

Люди, которые хотят танцевать, есть всегда и везде

– Для начала расскажи, пожалуйста, тем, кто не в курсе, как вообще зарождалась сальса в Кемерове?
– Начиналось все в 2008 году с приезда кубинцев, которые открыли свою школу. Жизель и Дима (Не удивляйся, просто его мама кемеровчанка, а папа кубинец, они всегда жили в Гаване, но Дима каждое лето ездил сюда к бабушке. – прим. автора). Мы, кемеровские преподаватели, – их первые выпускники, которые просто продолжили начатое.

– Многие считают Кемерово слишком консервативным городом для подобных начинаний. Как ты относишься к этому мнению?
– Я полностью солидарен с большинством. Но! Эта доля консерватизма лично мне не мешает. Люди, которые хотят танцевать, есть всегда и везде. К тому же, уверен, что все это большинство, если не танцует, то точно знает, что такое сальса.

– Получается, что семь лет назад танцевать по-кубински могли научить только Жизель и Дима, и то они работали вместе. А сейчас на один Кемерово аж три школы латиноамериканских танцев…
– Знаю, что ты спросишь. Слово "конкуренция" неуместно в нашем деле. Во-первых, я никогда не хотел быть единственным преподавателем сальсы. А во-вторых, я постоянно стремлюсь к тому, чтобы мы все объединялись. Конечно, отношения между танцевальными клубами менялись все это время. Мы много спорили в свое время. Но я для себя решил в определенный момент, что не хочу конкурировать, что буду просто делать свое дело.

Нужно просто слушать музыку

– Тебя не напрягает, что ты не профессиональный танцовщик?
– Нет. Я ни от кого не скрываю, что я компьютерщик. Это даже хорошо, потому что я являюсь живым примером человека, который просто захотел танцевать и научился. Каждый месяц я езжу на всевозможные мастер-классы, которые проводят именитые преподы. Мне кажется, это дает больше, чем я бы получал, если бы учился танцам в институте. Своим примером я могу сказать, что да, у кубинцев танцы в крови, но и я, сибиряк, смог. А если смог я, то почему не сможет кто-то другой? Нужно ведь просто слушать музыку.

– А что тогда делать тем, кому, как говорится, медведь на ухо?
– Это очень глупый стереотип. Музыкальность – это очень просто. Возьми метроном, посмотри, как он работает. Сложно? Вот видишь. А ведь это основа ритмики, которая закладывается еще в утробе матери, когда мы слышим биение ее сердца. Дальше все зависит от того, как развивается наша ритмика: что мы слушаем, какие звуки вокруг нас. У кубинцев всегда и везде играет музыка, а у нас… В лучшем случае, попса. В худшем – невнятный бред из радиоточки в коридоре. Поэтому люди вырастают и думают, что у них слуха нет, что медведь на ухо наступил. А я говорю, что это родители наступили на ухо, когда не отключили вовремя радиоточку.

– В тему музыкального слуха, расскажи про юношу, с которым ты только что занимался.
– У меня впервые такой ученик. Когда его только привели ко мне, объяснили ситуацию… Сначала я просто не понимал, зачем ему танцевать. Но раз хочет, почему бы и не попробовать. Мне кажется, мною двигала мысль, что важно не то, как ты слышишь ритм, а то, как ты можешь научиться его слышать. На самом деле, достаточно понять, что музыка имеет определенные грани, ритм. Ритм – это последовательность музыкальных долей, ударов, между которыми одинаковый временной промежуток. Это так банально и просто, но для многих до сих пор остается загадкой. А ведь нужно просто шагать в ритм. Даже шаг – это определенный ритм. Благодаря специальному аппарату, Миша слышит основные сильные удары в музыке. Поэтому я занимаюсь с ним под музыку направления реггетон, там эти доли наиболее выражены. Поначалу он очень нервничал, движения были дерганными, но потом он понял схему, у него стало получаться. Плюс его мама записывает на видео каждое занятие, он еще и дома тренируется.

Сальса – это умение ходить под музыку

– А что скажешь про остальных учеников? Какие они?
– Они все разные! Просто сальса объединяет абсолютно всех. Ко мне ходят медики, сварщики, водители, шахтеры, юристы, бухгалтеры… Я даже не исключаю, что важные директора тоже ко мне ходят, просто я не знаю, кто они в обычной жизни.

– Даже журналисты у тебя когда-то танцевали… Напомни, что ты нам говорил на самом первом занятии?
– Первое занятие я начинаю с объяснения, что сальса – это не что-то сложное и невыполнимое, это просто умение ходить под музыку. Мы не крутим сальто, не встаем на мостик, просто слушаем музыку и начинаем шагать. Конечно, поначалу непривычно, но ведь привычку можно изменить. Нужно просто перебороть свой внутренний голос, который пытается убедить, что раз не получается, это не твое. Нужно пробовать. И тогда начнет получаться.

– А есть что-то, что не нужно делать? 
– Не нужно? Шагать не в ритм, например. Потому что танца не получится. А еще нельзя локти вверх поднимать! Думаю, ты это на себе проверила не раз. Если серьезно, то нельзя быть жадными. Особенно это мальчиков касается. В танце нужно не просто показать себя распрекрасного, важно заботиться о партнерше, делать ей приятно, а не швырять ее из стороны в сторону, лишь бы показать всем, как ты крутишь "кока-колу" или еще что. Это ведь социальные танцы, мы танцуем друг для друга, а то, что вокруг, не должно волновать.

– Просто на занятия ходят преимущественно девушки, нужно же сильной половине хоть как-то демонстрировать свое существование.
– А вот это уже вопрос к девушкам, ведь основную массу партнеров приводят они. Я, кстати, тоже не сам пришел на первое занятие. Поэтому я всегда говорю: приведите хотя бы по одному парню из своей компании, и у вас, как минимум, не будет ссор из-за нехватки партнеров.

– Легко тебе говорить! Вот как заставить мужика подняться с дивана?
– А зачем заставлять? Даже если ты на час оттащишь парня от его партии в World of Warcraft, приведешь на занятие, он, может, даже позанимается, но все время будет думать о своих орках, а не о шагах. Его нужно заинтересовать! Нужно объяснить, что танцы – это хорошая альтернатива трем "Т". Тахте, тапочкам и телевизору, если расшифровать.

Если я не буду танцевать, то умру

– Почему ты сам занимаешься? Что тебе дают танцы?
– Танцы дают мне… Танцы мне дают… Я даже не задумывался об этом, если честно. Наверное, они дают мне жизнь. Я, как акула. Если акула не двигается, она умирает. Вот и я так же, если не буду танцевать, умру. Психологически, естественно, в отличие от акулы.

– Неужели ты больше ничем не занимаешься, чтобы жить? У тебя есть хобби?
– Есть. Linux. Сначала у меня была работа, связанная с компьютерами, а танцы – хобби. Сейчас наоборот. Но я не жалею.

Я никогда не стремился монетизировать сальсу

– Совсем недавно школе стукнуло 5 лет. Вспомни, какие были ожидания в самом начале, и расскажи, как все получилось в итоге?
– А не было никаких ожиданий. Я работал системным администратором, нажимал кнопки, настраивал всякие операционные системы, мне было это интересно. В какой-то момент я пошел на сальсу к Жизель и Диме, потом начал ездить по разным городам к именитым преподам. Начал преподавать по два часа в фитнес-центре. В какой-то момент два часа превратились в четыре. Позже я снял зал в "Гринвиче" и понял, как это круто, когда все 24 часа ты сам распоряжаешься своим временем. Никто не наступает на пятки после занятия, тебя никто не ждет, можно устраивать вечеринки, или просто сидеть пить чай всем вместе в конце дня. Потом мы снова стали сотрудничать с фитнес центром. Снова временные рамки. Но это было не долго, потому что нам предложили совместить в этом же здании два офиса и сделать зал. Но стоило школе обзавестись своей территорией, как возникла потребность в расширении. Помнишь, там на 100 м2 было все: зал, санузел, раздевалки и социальная зона. Учеников становилось все больше, и места уже просто не хватало. Случайно нашлось новое место здесь, в бывшем издательстве. Мы смогли в два раза увеличить площадь, правда, пришлось взять кредит на ремонт.

– Не помню, чтобы ты сильно стремился отбить кредит, повышая цены на абонементы… Но ведь школа танцев – бизнес, хочешь ты этого или нет.
– Я никогда не стремился монетизировать сальсу. У нас уже есть ряд примеров, когда люди начинают относиться к клубу как к бизнес-инструменту, который приносит доход. Они пытаются из всего извлечь выгоду: даже вода у них продается, иногда встречался платный гардероб. Маркетологи не раз пытались мне объяснить, что я не прав, если не ставлю деньги на первое место. Но дело в том, что я могу развиваться и без баснословной прибыли. Я могу сделать невероятно крутое мероприятие, которое не принесет больших денег, но отобьется в ноль и принесет много радости участникам. Ты права, школа – это определенное бизнес-предприятие. У меня был момент, когда я совсем не думал о финансовой части вопроса и чуть не закрыл школу. По-разному было. Сейчас я выбрал некую серединку. Несмотря на то, что школа стала основным местом работы и от нее зависит благосостояние моей семьи, я не ухожу с головой в бизнес-процессы, а продолжаю получать удовольствие от самих танцев.

Танцы – отличный способ справиться с ежедневным стрессом

– Кстати, о самих танцах. Напомни, какие еще направления есть у тебя в школе, помимо сальсы?
– О, их много! Изначально у нас, и правда, была только сальса. Позже добавили реггетон. А сейчас и бачата есть, и зук, и кизомба, даже хастл есть – весь спектр социальных танцев. Благо, площадь позволяет. Мы даже вечеринки сейчас проводим сразу в двух залах, разделяя их по направлениям, чтобы каждый мог окунуться в нужную атмосферу, но мы все равно остаемся все вместе.

– Расскажи, что у тебя в планах на ближайшее будущее? Чем будешь удивлять?
– Мы будем двигаться вперед. Пятилетие – переломный момент. У нас столько вдохновения после праздничных вечеринок! Нужно развиваться, развиваться и еще раз развиваться, ведь горизонты необъятны. У нас открылся третий зал, где мы повесили полотна для воздушной акробатики. Занимается этим направлением именитый хореограф, чемпион Сибири в данном виде спорта. Возможно, будут еще новые для нас направления. Главное, чтобы каждый смог что-нибудь найти для себя. Потому что танцы – это отличный способ справиться с ежедневным стрессом!

P.S. От себя замечу, что сальса – достаточно простой танец, построенный на импровизации партнеров. Поначалу было, конечно, непросто заставить себя передвигать ноги в правильном ритме, а еще и делать паузу на 4 и на 8. Но мне хватило пары-тройки месяцев, чтобы окончательно попрощаться с группой новичков и ужаснуться сложным движениям продвинутого уровня. Шучу! Сложные они только до тех пор, пока ты их не поймешь и не прорепетируешь. На самом деле, что сальса, что бачата уже через год танцуются на автомате. Главное, чтобы партнер был хороший, даже заботливый, как сказал Георгий. Так что, танцуй, Кемерово!

Фото: Максим Федичкин
Читай также: Женя идёт на Salsa Open Air
Читай также: Dia de la belleza: репортаж с вечеринки от «Salsa Cubana»