Интернет-журнал

Страх и ненависть в Бангкоке: обзор нетуристического Таиланда от бывшего питерского журналиста

Михаил Багаев, 28 Октября 2015

Дай угадаем, бывая в Таиланде, ты греешь спинку на пляжах Паттайи или Пхукета, прыгаешь с аквалангом за красивыми рыбками или катаешься на слонах. Но если через пару дней тебе уже все это надоедает, и ты изнываешь от жажды острых ощущений, значит, пора отправиться в Бангкок. Нет, не в Большой Дворец, и не в Храм Изумрудного Будды – оставь это для ленивых пакетников. Пора узнать настоящий Бангкок. Если ты хочешь расширить свой кругозор и понять менталитет местных жителей, нужно слиться с ними – жить, где они, есть, где они, и работать, где они. Антон Дряничкин – профессиональный гид по нетуристическим местам Бангкока. За семь лет он исследовал этот город вдоль и поперек, изучил каждый храм, каждый рынок, каждый уголок. Уже не первый год всем желающим окунуться в повседневную жизнь тайцев Антон проводит экскурсии по самым "злачным" местам столицы Таиланда. В этом году он решил вернуться в Россию, чтобы прокатиться по городам нашей необъятной родины с историями о сикхах, буддистах, трущобах, тайском языке, беженцах и об образе жизни тайцев.

Антон, в прошлом журналист и житель Петербурга, ныне автостопщик и экскурсовод, переехал жить в Бангкок в 2008 году. Ему просто захотелось поменять серое небо северной столицы на тропическую жару Юго-Восточной Азии. Перед этим, правда, ему пришлось изрядно промерзнуть по дороге через пустоши Китая – опыт путешествия автостопом зимой стал для Антона очень познавательным. В Таиланде он тяжело пережил лихорадку Денге, переносимую местными комарами, и, в конце концов, у него кончились деньги. Таким образом, чтобы восстановить свои силы и здоровье, Антону пришлось остаться в Паттайе, а ведь так хотелось продолжить путешествие до самой Индонезии и дальше. Некоторое время он питался в храме у сикхов, а потом устроился гидом и переводчиком.

В Бангкоке ощущается большая нехватка городских парков. Гуляя по одному из них ты можешь наткнуться на площадку со спортивными тренажерами, напротив которой будут надгробия старого кладбища. Прямо в центре города.

– Антон, расскажи немного о себе
– Я родился в Ставропольском крае, но много лет прожил в Питере. Учился на микроэлектроника, работал журналистом, ездил вместе с известными рок-музыкантами по стране, видел почти всех из "старой школы", кроме Мика Джаггера (смеется). Потом стало скучно, все бросил и отправился в путешествие. Сначала ездил по Средней Азии – Таджикистан до сих пор моя любимая страна, после России. Я был поражен, как при такой бедности местное население сохраняет свое благородство.
Потом отправился в сторону Китая. Побывал в Тибете. Там со времен Николая Рериха ничего не изменилось. Все пьют, дерутся и ведут себя очень опасно для окружающих. Большая часть населения, не считая монахов, простые гопники. Они обязательно при первой возможности постараются тебя ограбить. Так что не верьте, что это святая страна.
Основная цель моих исследований – социальная составляющая. Я не люблю музеи и национальные парки, мне интересен сам народ. Меня интересуют маленькие деревни, этнические группы, закрытые районы.

Перебравшись в Бангкок, Антон начал тщательное исследование города, так похожего по структуре на Питер. Кто бы мог подумать! Бангкок – это город, очень четко поделенный на районы, прямо как конструктор LEGO. Самый большой в мире Чайнатаун находится в Бангкоке, но в нем уже почти никто не говорит на китайском языке. Граничит с ним индийский район, богатый на запахи экзотических пряностей, более ухоженный, нежели китайский. Впрочем, всеми азиатами больше ценится внутренняя чистота, чем внешняя. Этот принцип, берущий начало в религии, присущ всему Таиланду. Простой обыватель как бы говорит нам: "Мой путь к просветлению – это мой путь и ничей больше, не мешай мне идти по нему и я не буду мешать тебе". Каждый сам по себе. Все это находит отражение в особенностях местной культуры и повседневной жизни. Например, тебе будет очень сложно найти в Бангкоке электронную читалку, потому что тайцы почти не читают. У них практически нет писателей – зачем им слушать чьи-то мысли, если у них есть свои. От того же там неразбериха на дорогах и плесень на домах. У каждого свой ритм жизни. Но зато при этом никто и слова дурного не скажет, если ты решишь прокатиться на мопеде сквозь толпу между рыночных прилавков.

Подобные истории Антон может рассказывать часами. Не зря он профессиональный экскурсовод, и не зря его лекции проходят во всех городах России.
…Оказывается, самая безопасная еда в Бангкоке – там, где едят местные жители, а не в районах для туристов. Пол, возможно, будет грязным, зато посуда и продукты чистыми, а сами блюда (с учетом огромных размеров порций) очень дешевыми. В квартирах тайцев не предусмотрена кухня, дома они не готовят, едят в основном на улице. В Чайнатауне существуют бары и закусочные, которым уже около сотни лет, а они так и остаются в неизменном виде и со своими традициями. В них нередко захаживает королевская семья и сам король.

Личинки термитов по вкусу напоминают кислое яблоко – чистый белок. Их продают в Таиланде в апреле карены – национальность, перекочевавшая с территории Мьянмы.

– Почему ты решил путешествовать автостопом?
– Однажды мне в руки попала книжечка "Практика вольных путешествий" Антона Кротова, своего рода библия всех автостопщиков. И я понял, что автостопом путешествовать очень интересно. Он позволяет знакомиться с людьми, а ведь именно люди, простой народ олицетворяют собою страну. Ни памятники, ни музеи не дадут такого четкого представления о стране, как населяющие ее люди. Но это мое субъективное мнение, я на нем не настаиваю.

А еще мне интересно об этом рассказывать. Я считаю, что нужно делиться информацией, мои лекции проходят по всей России. Сейчас я еду в сторону Владивостока и заезжаю во все города по дороге. Бывало с моих лекций уходило сразу 20 % человек, и это нормально, потому что я рассказываю не о красивом Бангкок, знакомом по фотографиям из инстаграмов знакомых. Поэтому я считаю, что мои лекции должны быть бесплатны.

Из-за нехватки строительных площадей в Бангкоке, небольшие буддистские храмы строят прямо на крышах многоярусных автопарковок, а древние статуи божеств не сдвигают, если на их месте нужно возвести небоскреб или построить школу. Их встраивают в новое здание, отдавая под них специальное помещение или поднимая на крышу. Божество остается на прежнем месте, только оказывается чуть выше.

– Зачем люди едут в Таиланд?
– Большинство едет ради экзотики и потому что это модно. Египет, Турция – это им все надоело, а Таиланд – по цене среднее арифметическое между Вьетнамом и Бали. Тем более, из Сибири ездить в Таиланд проще, отсюда есть много прямых рейсов и лететь недолго. Некоторые ездят с исследовательскими целями, они уже раз пять там были и продолжают летать, чтобы изучать любимую страну, но процент таких людей очень мал. Третья категория ездит по монастырям, интересуется религией. Те туристы, которые обращаются ко мне, – это особая прослойка людей, стремящихся глубже понять сознание местного населения.

– Ты религиозный человек?
– Я люблю и изучаю все религии, отношусь к ним одинаково. Верю в существование высшей силы. Хожу во все храмы и монастыри: православные, буддистские, синагоги, мечети.

Однажды, путешествуя вместе со своей группой туристов вдоль границы между Таиландом и Мьянмой (Бирма), Антон заметил странную деревню, обнесенную колючей проволокой. Они решили зайти в нее, тем более что ворота оказались открытыми. Блуждая среди ошарашенных их появлением местных жителей, они встретили паренька, который смог им рассказать, что это за место. Это оказался один из лагерей беженцев, растянувшихся длинной цепью вдоль границы. Их нет на картах, это закрытые объекты.
…В Мьянме проживает более ста национальностей – моны, карены, качины, шаны, бирманцы – лишь некоторые из них, но основные. На протяжении вот уже пятидесяти лет там не утихает кровопролитная гражданская война сразу между четырьмя национальными армиями – монской, каренской, качинской и бирманской. В 1984 году случилось особенно сильное обострение конфликта и каренцев стали притеснять. Таким образом, им пришлось бежать из страны, и самым оптимальным для них вариантом был восток. В Таиланде прекрасно знали, с кем имеют дело – 200 000 необразованных горцев, поэтому для этих беженцев они в спешном порядке соорудили специальные лагеря вдоль границы, чтобы предотвратить их проникновение вглубь страны. 
Эти лагеря существуют уже тридцать лет, там выросло не одно поколение, которое, кроме обветшалых построек и грязи, больше ничего не видело. Это микро-государства в государстве со своей экономической системой и своими порядками. Самый большой из них был основан в 1984 году, площадью семь с половиной квадратных километров, в нем проживает 55 000 человек. Лагерь четко разделен на районы по религиозным группам: есть мусульмане, буддисты, католики, мормоны и другие. У них есть свой уголовный кодекс и своя тюрьма. Всего насчитывается десять таких лагерей. После такой неожиданной находки Антон постарался изучить остальные лагеря. Сегодня они тоже являются частью его экскурсий. Пожалуй, самой запоминающейся частью.

В 2002 году трое русских решили ограбить банк в Бангкоке. Но были пойманы на границе с Камбоджей. Одному из них дали 34 года, второму пожизненное заключение, третьему смертный приговор. На самом деле, в Таиланде никогда не расстреливают иностранцев. Кто приговаривается к смертной казни через 15 лет выходит на свободу. В Таиланде очень много амнистий. Один из этих русских оказался талантливым художником и сегодня является самым известным татуировщиком в главной тюрьме Таиланда.

Напоследок полезный совет от Антона. Если ты собрался на две недели в Таиланд и хочешь попасть на такую необычную экскурсию, готовься перед поездкой как следует, выделяй себе каждый день по полтора часа. Изучи, например, книжку Владислава Крыштановского "Таиланд". Тогда поездка твоя будет более интересной и насыщенной.

Журнал Avokado благодарит Дом Йоги "Мудра" за помощь в организации интервью.

Фото: Максим Федичкин, личный архив Антона Дряничкина
Читай также: Backpaсking: инструкция по применению