Интернет-журнал

«ТАНЦЫ» на ТНТ: лучшие танцовщики страны в Кемерове

Максим Полюдов, 22 Июня 2015

Благодаря этим ребятам, вся страна наконец-то узнала, что такое настоящие танцы, а отношение к танцовщикам кардинально поменялось. Школы хореографии стали расти и множиться в геометрической прогрессии, и всё равно с трудом вмещают желающих постичь все тонкости модерна, джаз-фанка или контемпорари. Практически каждый школьник и студент знает их имена и хочет – хотя бы чуточку – походить на них. Да, речь идёт об участниках шоу "ТАНЦЫ" телеканала ТНТ.

Недавно одиннадцать лучших танцовщиков страны приезжали "зажечь" Кемерово. Публика шумела так, что закладывало уши. Но, несмотря на весь этот гвалт, нам удалось пообщаться с некоторыми из участниц шоу – Юлианой Бухольц и Анной Тихой, – которые в особом представлении не нуждаются.

– Думаю, я вряд ли сильно преувеличу, если скажу, что шоу "ТАНЦЫ" дало огромный толчок развитию танцевального искусства в России. Вы ожидали, что вокруг проекта возникнет такой ажиотаж?

Юлиана Бухольц: Конечно, мы подняли некую планку не только в профессиональном, но и в коммерческом смысле в том числе. Сейчас к танцовщикам стали относиться более уважительно, и они могут зарабатывать достаточно хорошие деньги. Наконец-то заговорили о том, что танцовщик – это уже состоявшийся артист. Есть звёзды-певцы, есть звёзды-комики, есть звёзды-актёры, а теперь появились звёзды-танцовщики, и мы все находимся в одной медийной тусовке. Это круто, что Comedy Club Production взялся за такое шоу, потому что его надо было когда-то сделать. На мой взгляд, профессию танцовщика долгое время незаслуженно обделяли вниманием, ведь она в какой-то степени сложнее профессии того же певца. Это очень сложно и физически, и морально.

Анна Тихая: И это не все могут, на самом деле.

Ю.Б.: Да, и характер нужен, чтобы постоянно заставлять себя тренироваться. Не каждый захочет, не каждый сможет.

– Тем не менее вы остались в рядах тех, кто захотел и смог. Насколько тяжело войти в такой ритм жизни?

А.Т.: К этому просто привыкаешь.

Ю.Б.: Мы вообще с начала проекта привыкли постоянно быть в работе. У нас целый день расписан. Не было такого, что два часа в день потанцевали, а потом лежим на диване. Нет, мы с самого утра начинаем что-то делать. Может, в силу того, что мы молодые, но усталость не чувствуется, а энергия так и прёт.

А.Т.: Ты знаешь, я больше устаю, если у нас появляется выходной и нечего делать. Вот он наступает спустя месяц или два, и ты не знаешь, куда себя деть, куда податься. То есть привыкаешь жить в ритме, когда всё расписано до минуты и отдыха практически нет.

Ю.Б.: На проекте вообще был очень жёсткий тайминг. Хотя, скорее, не жёсткий, а правильный. В восемь утра встали, позавтракали – и на тренировку до обеда. И даже ночью тренировались. Нас спокойно могли оставить до четырёх утра, пока мы не сделаем всё идеально. И было неважно, что завтра нам давать концерт, а в десять утра уже начнётся генеральный прогон. На это никто скидку не делал. "Ну, извините, вы сами пришли в этот проект!". Кто показывал слабость, тот уходил раньше.

s.
ICAgICAgICA8aWZyYW1lIHdpZHRoPSI2MzYiIGhlaWdodD0iMzU4IiBzcmM9Ii8vd3d3LnlvdXR1YmUuY29tL2VtYmVkL2pBLUJVYzBjQkpzP2Y9dmlkZW9zJmF1dG9wbGF5PTEiICBmcmFtZWJvcmRlcj0iMCIgYWxsb3dmdWxsc2NyZWVuPjwvaWZyYW1lPgogICAgICAgIA==

– Наверняка в подобные моменты много интересного происходило за кулисами?

Ю.Б.: Да ничего интересного там не происходило. Конечно, зрителям не показывали то, как мы тренировались, потные и мокрые. Не показывали, как мы спим в гостиницах, как ходим в бассейн или сауну. Естественно, осталось за кадром и то, как кто-то с кем-то ругался, но это рабочий процесс, да и у нас не реалити-шоу.

А.Т.: Конечно, стычки были, но это нормально, ведь без этого никак. Как в любом коллективе, как в любом шоу. Но, честно говоря, я была удивлена тем, что нас как на подбор взяли, и мы все очень сплотились и хорошо общались между собой.

– После завершения проекта танцы для вас остались серьёзным хобби или уже стали работой?

А.Т.: Это работа, да, но это работа в удовольствие, главное наше занятие и увлечение, от которого мы получаем большой кайф, при этом зарабатывая деньги, что является приятным бонусом. Однако сейчас не остаётся времени даже поспать. Мы спали по два-три часа – во время переездов, когда ехали из города в город. Но тур закончился, началась подготовка к следующему. Мы 28 сентября отправляемся во второй тур по городам России и Европы. Но я думаю, что мы успеем отдохнуть, перед тем как пойти в очередной бой.

– Я так понимаю, вы ещё учитесь. Где брать время на учёбу при таком плотном графике?

Ю.Б.: Я сейчас получаю "вышку", специальность – продюсер. Мне остался один курс, стараюсь сдавать всё вовремя. Моя профессия не подразумевает чтение книжек, я всему учусь сейчас, на практике.

А.Т.: Моя профессия – хореограф-постановщик, балетмейстер, в этом году я оканчиваю вуз. В конце гастрольного тура мы приедем из Уфы, дадим последний концерт, в час ночи – самолёт, а в девять утра у меня последний госэкзамен. И вот так, впопыхах, получаю диплом. Хотя, в общем-то, всё сложилось вовремя.

– На шоу, само собой, была конкуренция, но есть ли она сейчас, во время ваших выступлений?

А.Т.: Нет, сейчас конкуренции как таковой нет. Скорее, каждый конкурирует с кем-то внутри себя. Но мы делаем общее дело, и нам незачем выяснять, кто из нас круче.

Ю.Б.: Да, в данный момент ничего такого нет.

А.Т.: Мы же одна команда.

Ю.Б.: На кого-то ты смотришь и стремишься сам быть лучше, а на кого-то смотришь и думаешь – а я лучше танцую! Вот такое да, бывает.

s.
ICAgICAgICA8aWZyYW1lIHdpZHRoPSI2MzYiIGhlaWdodD0iMzU4IiBzcmM9Ii8vd3d3LnlvdXR1YmUuY29tL2VtYmVkL1pBTWVKVUpOSUJBP2Y9dmlkZW9zJmF1dG9wbGF5PTEiICBmcmFtZWJvcmRlcj0iMCIgYWxsb3dmdWxsc2NyZWVuPjwvaWZyYW1lPgogICAgICAgIA==

– Кстати, у вас не возникала мысль открыть что-то своё – танцевальную школу, например?

А.Т.: Хотелось бы, конечно, в первую очередь самим танцевать и развиваться, а уже потом, может быть, и кого-то научить. Но мне пока преподавать рано. Это большая ответственность, и таким делом нужно заниматься уже после того, как наберёшься опыта.

Ю.Б.: Только когда поймёшь, что ты уже натанцевался и всё попробовал, все стили, у тебя имеется определённый багаж знаний и навыков, которым ты сможешь поделиться со своими учениками.

– Где же всему этому учиться, если в нашей стране танцевальное искусство находится, можно сказать, в зародышевом состоянии? Или хочется уехать из России на Запад?

Ю.Б.: Всему своё время. Куда торопиться, если мы только что стали популярными в России? Надо тут фундамент какой-то заложить, да и развиваться можно в нашей стране. Все иностранные звёзды к нам приезжают – приходи на мастер-классы и танцуй.

А.Т.: Ну, а я бы хотела в Америку поехать, и, надеюсь, это скоро произойдёт. Потому что там есть такие преподаватели, которые только в своих школах занимаются. Например, в танцевальном комплексе "Миллениум", Лос-Анджелес. Или в школе на Бродвее в Нью-Йорке. Там очень много танцевальных школ, где, в принципе, преподают такую хореографию, о которой ты здесь может быть даже и не услышал бы никогда.

– К слову об "отношении". Как вас встречают города?

А.Т.: Принимают хорошо! Была парочка концертов, когда мы стояли на сцене и плакали. У нас слёзы катились из глаз из-за того, что зрители нас благодарят за танцы. Это очень приятно.

– Ощущаете себя звёздами во время (да и не во время) выступления на сцене?

А.Т.: Чуть-чуть есть, конечно. Приятно, что люди узнают, но иногда чувствуешь себя так неловко, когда кто-то подходит и просит автограф. В маленьких городах частенько подходят, а в больших – не всегда.

Ю.Б.: Так как мы сейчас гастролируем вместе, часто подходят, ведь такую толпу сложно не заметить.

А.Т.: Тем более у нас в толпе есть Пануфник. Его, как только увидят, так сразу: "ТАНЦЫ", мама, это "ТАНЦЫ", "ТАНЦЫ"! И ещё в торговых центрах предлагают скидки за то, чтобы с нами сфотографироваться.

Ю.Б.: Кстати, у нас случился интересный момент с Еленой Летучей, а я очень люблю программу "Ревизорро". Мы приехали в Омск, кушали в гостинице, а я смотрю – вроде она сидит. Говорю: "Блин, так хочу с ней сфотографироваться!". И тогда я представила, что происходит с людьми, которые вот так же ко мне подходят. И тут же понимаю, что человек приехал в восемь утра с поезда, и ей вообще не до того абсолютно. Но мы всё-таки решили подойти.

А.Т.: Нас ещё выручило то, что её продюсеры захотели с нами сфоткаться. Мы только подошли, и они такие: "О, вы же с "ТАНЦЕВ", круто!".

Ю.Б.: А Летучая сидит, конечно, в шоке. Мы пришли сфотографироваться с ней, а в итоге фотографируются с нами. Потом она пришла к нам на концерт, сказала, что ей очень понравилось, но сама танцевать она не умеет.

– Задумывались уже о долгосрочных планах на будущее? Нельзя же лишь танцевать до сорока лет.

Ю.Б.: Мне кажется, рано об этом думать, нам только двадцать. Ещё лет десять точно танцевать будем, а там – посмотрим.

А.Т.: Ведь у каждого по-разному, некоторые только начинают танцевать в двадцать.

Юлия Самойленко (внезапно оказавшаяся рядом): Ильшат – отличный тому пример. Танцует, открыл свою школу танцевальную. Вообще на сцене я работаю с танцовщиками, которым по тридцать пять-тридцать семь лет, а они всё танцуют и танцуют.

– Думали когда-нибудь, что попадёте в подобный проект на телевидении?

А.Т.: Нет, я как-то об этом не задумывалась.

Ю.Б.: А я всегда хотела в телевизор. Постоянно думала, пока училась танцевать, почему нет нормального танцевального проекта, почему? А сейчас всё случилось вовремя, и это клёво!

СМОТРИТЕ ВТОРОЙ СЕЗОН ШОУ "ТАНЦЫ" – С 22 АВГУСТА НА ТНТ!