Интернет-журнал

«Метро 2035» и рассказы Нобелевского лауреата: новые книги июня

Максим Полюдов, 8 Июня 2015

Чтение неподвластно никаким временам года: если человек любит читать, то его не остановит ни февральская стужа, ни июльский зной. Издатели это прекрасно понимают, поэтому каждый месяц они заполняют магазины книжными новинками всевозможных жанров – от беллетристики до научпопа.

Мы решили разобраться, что читать в июне (и, может быть, в последующих месяцах, если не управитесь за этот), и порекомендовали несколько книг, которые либо уже вышли (совсем недавно), либо выйдут очень и очень скоро.

Татьяна Толстая «Девушка в цвету»

Мастер пера и слова, обладательница литературной премии "Триумф" Татьяна Толстая спустя год после предыдущей книги выпустила ещё один сборник малой прозы. В начале июня вышла новая книга писательницы "Девушка в цвету", которая вобрала в себя автобиографические тексты, рассказы и эссе – как ранние, так и ещё нигде не опубликованные.

Одна из самых влиятельных женщин России всё так же жжёт сердца глаголом и затрагивает различные темы: от абстрактных размышлений о молодости до своей жизни в Америке.

Однако и "новьё" самые внимательные читатели уже могли кое-где видеть: что-то публиковали эксклюзивно для журналов (как, к примеру, в "Снобе"), а что-то выкладывала и сама Толстая у себя на Facebook. Теперь же разрозненные рассказы объединены под одной обложкой, что дало им второе дыхание. И, конечно же, лишний повод перечитать самые полюбившиеся из них.

"Отделение почты было на Кронверкском проспекте. Мне были рады: мало кто хочет работать летом в такую чудную погоду за такие ничтожные деньги. Начальница, воспаленная государственными тревогами и сложностями финансовой ответственности, рассказала мне, как строится нелёгкая работа разносчика телеграмм.

Есть Маршрут номер 1, налево, и Маршрут номер 2, направо. Почтальон приходит в отделение, берёт пришедшие телеграммы и идёт либо туда, либо сюда, по очереди. Формально телеграмма заклеена, но почтальон обязательно заглядывает в неё, никакой тайны переписки, забудьте. Потому что почтальон – не тупой робот, а тонкий психолог".

Андрей Аствацатуров «Осень в карманах»

Известный петербургский деятель не издавал ничего серьёзного целых пять лет – то там, то тут мелькали какие-то небольшие рассказики, которые проглатываются за десять-пятнадцать минут. Неудивительно, что многие успели соскучиться по неспешному повествованию, которое наблюдается во всех книгах Аствацатурова и уже, пожалуй, является его визитной карточкой.

"Осень в карманах" – роман с крайне символичным названием, который, словно пазл, состоит из множества более мелких деталей – рассказов. Всех их объединяет протагонист – городской невротик, интеллигент, как он сам заявляет, в четвёртом поколении.

Фоном – одни из самых романтических городов мира: Санкт-Петербург и Париж. Автор умело окунает нас в суету большого города, и нитью Ариадны ведёт нас по бесконечному лабиринту маленьких улочек, уютных кафе, случайных гостиниц и человеческих чувств.

"На самом деле сентябрь – никакая не осень, а так – временной перегон, крикливый, лихорадочный, попугайчатый. Прыжок кузнечика из сорной травы в жёлтое колосистое поле. Осень покойна, а сентябрь пробуждает в обитателях нашего города суетливую резвость мечущейся пресноводной рыбёшки, которую начали прикармливать. Горожане выныривают из лета в учёбу, в работу, сохраняя на отдохнувших физиономиях загар, а на сетчатке – очертания песчаных пляжей с зелеными кипарисами. И тут на них сваливается всё сразу: и стремительно меняющиеся краски листвы, и проливные дожди, и едкие запахи, и режущие ухо городские звуки. А ещё – новые фильмы, спектакли, книги, причём в таких количествах, что переварить их массу совершенно невозможно. Жители всё больше погружаются в суету, скачут взад-вперёд, стрекочут, как цикады, а город их как будто бы в этом поощряет, бесконечно множа смыслы, распахивая двери школ, университетов, театров и танцполов, мирно дремавших целое лето".

Вадим Левенталь «Комната страха»

Ещё один сборник рассказов в нашем списке – будто бы авторы сговорились и решили не перегружать этим летом мозги читателей, дав им возможность в жару рефлексировать как можно меньше. Вторую книгу выпустил Вадим Левенталь – писатель, в своё время выросший за рамки простого редактора, которым он трудился несколько лет в книжном издательстве.

Автора романа "Маша Регина" выдаёт только собственный стиль (ну и имя на обложке, да), настолько велика пропасть между первой и второй книгой. В этот раз финалист премии "Большая книга" умело сплетает в своих новеллах реальность и ирреальность, то и дело путая первое со вторым.

Название сборника полностью отражает всю его суть – каждое слово в книге пронизано городским нуаром, а образы, которые Левенталь с лёгкостью рисует в голове, точно не захочется видеть во снах.

"Лето выдалось жарким, нечем было дышать, но он не покидал полутёмных комнат – его душили ярость и стыд. Прятал изуродованное лицо от служанки, которая приносила еду. Не говорил. Иногда забывался, пытался что-то сказать, слышал собственное позорное шепелявенье и со злостью толкал глупую старуху.

Ему нужно было заново учиться говорить, дотягиваясь обрезанным языком до дёсен, и заново учиться смотреть на людей, пока они разглядывают обрубок носа и делают вид, будто не делают этого. Он пил, ел, ходил из одной комнаты в другую, читал, справлял нужду, вероятно, мастурбировал, плакал.

О чём он думал? О затмении".

Дмитрий Глуховский «Метро 2035»

Новая книга Глуховского, уже сейчас обречённая стать бестселлером, продолжает сюжетную линию героев "Метро 2033". То есть мы снова возвращаемся к Артёму, с которого всё начиналось. Однако за два книжных года он повзрослел и вымахал – духовно, – поэтому ему есть что показать читателям.

Сам Дмитрий Глуховский признаётся, что единственным желанием, когда он писал первую книгу, "было просто чтобы её опубликовали". Здесь же – взрослое продолжение, потому что автор почувствовал: история Артёма недосказана – она требует новых глав. Помимо этого, автор заявляет, что старых поклонников серии "Метро" книга, мягко скажем, очень удивит, ну а для тех, кто будет начинать знакомство с постапокалиптическим миром именно с неё, – станет остросюжетным романом, который не даст соскучиться.

"Наушники зашипели, завыли тоненько: "И-и-и-и-у…" – сквозь шорох, заперхали чахоточно; помолчали – и снова шипеть. Как будто Артём бродил по госпитальной палате, ища, с кем поговорить, но ни один больной не был в сознании; только нянечки прикладывали палец к губам и строго делали: "Ш-ш-ш-ш-ш…". Никто тут не хотел отвечать Артёму, никто не собирался жить.

Ничего из Питера. Ничего из Екатеринбурга.

Молчал Лондон. Молчал Париж. Молчали Бангкок и Нью-Йорк.

Неважно уже давно было, кто начал ту войну. Неважно было, с чего она началась.Для чего? Для истории? Историю победители пишут, а тут некому было писать, да и читать скоро некому будет.

Ш-ш-ш-ш-ш…

Пустота была в эфире. Нескончаемая, как космос.

И-и-и-и-у….

Болтались на орбите неприкаянные спутники связи: никто их не звал, и они сходили с ума от одиночества, и бросались на Землю, чтобы пусть уж лучше сгореть в воздухе, чем так.

Ни слова из Пекина. И Токио – курган".

Элис Манро «Давно хотела тебе сказать»

"Давно хотела тебе сказать" – сборник рассказов, который давно хотели перевести (простите за каламбур), но сделали это только сейчас. Толчком для перевода книг писательницы на русский язык послужила Нобелевская премия в области литературы, которую получила Элис Манро. И не зря: её рассказы действительно увлекают и без остатка забирают в свой мир, из которого потом очень сложно вернуться в мир реальный.

В сборнике – тринадцать рассказов, в которых писательница дотошно и последовательно исследует женские души, чтобы выудить на свет нечто, отличающее одну от другой.

Критик "Нью-Йорк таймс" окрестил рассказы Манро "трагикомедиями нравов", из-за чего русский читатель поспешил сравнить её с Чеховым – и напрасно. У Элис есть авторский стиль, за который её давно любит чуть ли не каждый англоязычный читатель. Окончательно и бесповоротно.

"Там, где кончались Белл-стрит, Маккей-стрит и Майо-стрит, находился Разлив. Там протекала река Ваванаш, которая каждую весну выходила из берегов. Выпадали вёсны – примерно одна из каждых пяти, – когда вода заливала дороги со стороны города и растекалась по полям; получалось мелкое, покрытое рябью озеро. В свете, отражавшемся от воды, всё вокруг казалось ярким и холодным, как оно бывает в городах на берегах озёр, и пробуждало или возрождало смутные надежды на некое бедствие. Жители приходили на всё это посмотреть – чаще всего под конец дня или в ранние сумерки – и посудачить, всё ли ещё вода поднимается и дойдёт ли на сей раз до границы города. Как правило, жители младше пятнадцати и старше шестидесяти пяти сходились на том, что дойдёт".

Дэвид Мичи «Кошка Далай-Ламы. Духовное учение буддизма глазами кошки»

Дэвид Мичи продолжает традицию Джеймса Боуэна, "Уличный кот по имени Боб" которого вызвал тонны умиления и собрал очень тёплые отзывы читателей. "Кошка Далай-Ламы" – это история маленького котёнка, которого нашли в трущобах столицы Индии и отдали под крыло самому Далай-Ламе.

Глазами кошки читатель подсмотрит за вещами, которые испокон веков волнуют многих смертных, и узнает, в чём смысл жизни и как обрести истинное счастье. Несмотря на то, что книга читается легко, её смысл ничуть не умаляется, а ситуации, в которых оказывается главная героиня повествования, лишь подталкивают к размышлениям и заставляют неистово крутиться механизм человеческого разума. В общем, просветление где-то рядом.

"Эта идея пришла мне в голову солнечным утром в Гималаях. Я лежала на своём привычном месте – на подоконнике первого этажа. Идеальное место: максимальный обзор при минимуме усилий! Его Святейшество давал личную аудиенцию.

Я слишком скромна, чтобы назвать вам имя человека, с которым беседовал Его Святейшество. Скажу лишь, что это была очень знаменитая голливудская актриса… ну вы знаете, настоящая блондинка, которая занимается благотворительностью, помогает детям и славится своей любовью к осликам. Да, это была она!

Собравшись уходить, она посмотрела в окно, откуда открывался потрясающий вид на заснеженные горы, и впервые заметила меня.

– О, какая красавица! – она подошла, чтобы почесать мне шейку. Я приняла этот знак внимания благосклонно – широко зевнула и элегантно вытянула передние лапы".