Интернет-журнал

«Некоторые русские выглядят так, словно хотят вас убить. Но вы очень милые»: Адам Эвальд о туре по России

Дмитрий Киpюшин, 26 Апреля 2015

"Russia? Made of oil. Sweden? Made of bands", – пела в своей композиции немецкая группа Bonaparte. Поспорить тут сложно: Россия во всём мире действительно знаменита своей нефтью настолько же, насколько шведы – своими группами.

Мегауспешная ABBA, популярные Europe, Roxette и The Cardigans, мощные Pain, а также The Hives, Peter Bjorn and John, Deathstars, Mando Diao… Да сотни их. И у каждой есть своя группа фанатов.

Адам Эвальд – безусловно, не самый известный и популярный представитель шведской музыкальной индустрии. Но это пока. Во всяком случае, экстравагантный швед, внешне чем-то напоминающий Николая Васильевича Гоголя со светлыми волосами, активно работает над тем, чтобы встать в один ряд с более маститыми коллегами, без устали гастролируя и представляя свою лёгкую, романтичную и очень красивую музыку в самых разных городах и странах.

В Кемерово Адам приехал вместе с очаровательной спутницей – певицей и музыкантом Аннасарой Линдгрен. За пару часов до концерта гости Кузбасса встретились с корреспондентами AVOKA.DO, чтобы провести время в ожидании выступления за приятной беседой о российской части тура, музыке и европейских стереотипах о России.

Кемерово – уже восьмой российский город в вашем туре. Как на данный момент складывается ваше путешествие по России?

Всё идёт очень хорошо, мы посетили большое количество новых городов, и это всегда своего рода вызов – впервые приехать куда-то. Но премьера в каждом городе проходила здорово, было достаточно людей, для того чтобы мы чувствовали себя желанными гостями. Всегда есть риск, что придут только пять человек, но в нашем случае реклама сработала хорошо, так что на сегодня мы всем довольны, и я уверен, что так будет на протяжении всего тура.

На данный момент ваши выступления пользуются успехом у российской публики?

В каждом городе по-разному. Я уже бывал в Санкт-Петербурге и Москве до этого тура, и, например, в Питере пришло много прежних поклонников, но были и новые. На первых трёх шоу в Сибири на каждом концерте было где-то около пятидесяти человек. На последнем концерте было около сотни, и я считаю, что это очень хороший результат для первого раза. Но даже если всего один человек купит билет, мы должны сыграть для него так же здорово и вдохновенно, как для ста. Не нужно ехать в тур, думая, что ты звезда. Напротив, нужно убедить себя, что ты никому не известен, и надеяться на лучшее.

Важен, кстати, и размер площадки. Недавно мы играли в маленьком клубе, и это был отличный концерт. А вот в Омске нам выделили огромную площадку, и было немного странно наблюдать, как зрители сидят где-то очень далеко, потому что было очень сложно наладить контакт с публикой.

В других странах вы пользуетесь большей популярностью?

Когда я начинал в Швеции, бывало, что мне приходилось играть для пяти человек. Сейчас в Мальмё я играю при полном зале, но у нас и город маленький, так что вообще лучше давать один концерт в год, иначе люди не придут. А когда я приезжаю в Нью-Йорк, то там за несколько дней получается сыграть несколько концертов на разных площадках, потому что их много, да и людей в городе много.

От страны, конечно, тоже многое зависит. Могу сказать, что идеальной для тура страной является Германия, поскольку там огромное количество людей в возрасте от двадцати до сорока лет активно интересуется музыкой и по-настоящему любит её, так что они массово приходят на концерты неизвестных приезжих исполнителей, чтобы познакомиться с новым для себя творчеством.

Вы не боитесь, что люди не поймут вашу музыку? Ведь её нельзя назвать мейнстримом.

Меня это не пугает, потому что я не из тех людей, кого вообще пугают такие вещи. Я уверен в том, что я делаю, и уверен в том, что делаю это хорошо. И даже если публика не будет довольна нашим выступлением, мы всё равно сохраним эту уверенность в себе и самодостаточность. А вообще, это простая и доступная музыка, а к мейнстриму её не относят, я думаю, разве что из-за скрипки.

К тому же, пусть мы и не можем, подобно русским группам, разговаривать с публикой на понятном языке, во время выступления мы находим те или иные способы общения с аудиторией, и очень здорово понимать, что между нами устанавливается контакт.

Есть ли у вас любимые группы, которые оказали влияние на ваше творчество?

Я не могу сказать, что в данном моём проекте я пишу музыку под влиянием кого-то ещё. Но у меня есть группы, которые я люблю очень давно. Я всегда был фанатом The Beatles, а The Doors – это вообще моя любимая группа. Есть у меня и любимая русская группа – "АукцЫон". Я не стараюсь как-то перенести их музыку в своё творчество, но в их композициях я всегда могу найти что-то для себя. В целом я считаю неправильным писать музыку под чьим-то влиянием. Вдохновляют меня, скорее, тексты их песен, порой даже какая-то отдельная фраза. Я слышу её, и мои впечатления и переживания перерастают в песню.

Сегодня в своём родном городе вы уже собираете полные залы. А как начиналась ваша карьера?

До того как я начал посвящать музыке всё свободное время, я преподавал в школе английский, шведский и математику. Но это не было занятием, которое я по-настоящему любил.

Началось всё с того, что однажды я встретил человека в порту, и мы решили попробовать что-нибудь поиграть вместе. Он играл на гитаре, я – на ударных. У нас не было цели сделать нечто определённое, мы просто создавали шум и ужасную музыку, но мы наслаждались происходящим и самими собой. Но как-то раз мы всё-таки сподобились написать песню, показали её своим друзьям, и они сказали: "Хм, а это похоже на что-то дельное". Ну и мы решили собрать группу.

Это было трио, играли что-то среднее между попом и роком. Выступали мы пять лет, выпускали релизы, но потом начались изменения. Я решил играть сольно, и это был очень серьёзный шаг в моей карьере. Я привык, что в группе всегда есть кто-то, кто скажет: "Нет, парень, это звучит ужасно – не играй это больше". Или наоборот. Когда ты начинаешь играть один, сложно быть объективным. Но я стал "тестировать" все свои песни на своём друге, прежде чем их услышит широкая публика, потому что я ему доверяю. Но, с другой стороны, моя карьера как сольного исполнителя развивается быстрее, потому что я не завишу от решений других членов группы.

Вернёмся к разговору о вашей поездке по России. Вы ведь впервые в Сибири?

В Сибири я первый раз, и очень наслаждаюсь пребыванием здесь. Все стереотипы, которые существуют в Европе относительно русских, были стёрты. А эти стереотипы существуют, в частности, благодаря роликам Meanwhile in Russia на YouTube. Но нужно понимать, что это не характеризует весь народ, это характеризует лишь конкретного человека, который делает какие-то сумасшедшие вещи.

Я повстречал много русских людей во многих российских городах и увидел, что это очень гостеприимные и дружелюбные люди. С самого начала вы думаете, что все здесь очень серьёзные, опасные, а люди в метро и вовсе выглядят так, словно хотят вас убить. И, возможно, они сделают это, если вы начнёте говорить (смеётся). Но все люди разные, и отправиться в тур – это большое дело, потому что ты постоянно путешествуешь, а в вашей большой стране это путешествие занимает много дней. Мы всё время встречаем большое количество людей, и теперь видим, что каждый из них – милый.

Учитывая все стереотипы о России, которые бытуют в Европе, вы не боялись отправляться в такое многодневное путешествие по нашей стране?

Я был, скорее, воодушевлён предстоящей поездкой. Я прекрасно понимаю, что у вас медведи не ходят по улицам, потому что это стереотип, который мы тоже ощутили на себе, – он есть у южноамериканцев по отношению к Швеции.

Страшно нам точно не было. Но мы думали, например, о том, как будем ехать в плацкартном вагоне по Транссибирской магистрали. Мы думали, что по ночам там будут такие "лунатики", напившиеся водки и сходящие с ума. А ведь в течение тура мы должны ощутить на себе часть местной культуры. Мы даже шутили на тему того, что, если будем пить немного водки каждый день перед поездкой в тур, это поможет нам подготовиться ко всему происходящему.

Но на самом деле мы встречали только обычных горожан. Хотя очень забавно, когда действительно в реальности сталкиваешься с чем-то подобным, о чём я говорил ранее. Например, в Новосибирске в полночь мы увидели следующую картину: человек, стоя на крыше движущейся машины, курил кальян. Такого я никогда не видел нигде и никогда, но я понимаю, что это не является олицетворением всей страны.

Швеция и Россия, в особенности Сибирь, – это северные территории. Заметили нечто схожее между ними? Или, напротив, выделили какие-то различия?

Схожи они, конечно же, погодой. Приходится надевать тёплую одежду и обувь, хотя на дворе – весна. Сейчас ваш город похож на Швецию месяцем ранее. У нас в марте такая же погода. А если говорить об отличиях, то я заметил в Сибири такое интересное смешение нескольких настроений – нечто восточное, как в Северной Африке, и в то же время оно соседствует с чем-то нордическим. Это очень приятное и, я бы сказал, романтичное сочетание. Ещё могу сказать, что у вас города очень большие. Мы приехали из третьего по величине города Швеции – Мальмё, – а живут там всего триста тысяч человек. В каждом городе, в котором мы были в России, было минимум в два раза больше жителей.

И в каждом из этих городов, надо сказать, полно молодых людей, которые пытаются играть музыку и верят, что станут знаменитыми. Что бы вы посоветовали молодым музыкантам, которые только начинают свою карьеру?

Попробуйте сказать "Да!" любой возможности и не бойтесь рисковать. Да, ты можешь в итоге остаться ни с чем, но можешь и сорвать куш. Когда-то давно я тоже решил рискнуть – мы купили билеты до Токио и просто поехали туда. Мы там никого не знали, и нас там тоже никто не знал, но мы рискнули. В итоге нам удалось найти там тур-менеджера и провести отличное шоу. Так что не бойтесь рисковать.

Как вы планируете развивать свою карьеру в дальнейшем и что считаете её высшей точкой в данный момент?

Что касается дальнейшего развития карьеры, то я, в отличие от многих исполнителей, не мечтаю о том, чтобы уехать в США и стать знаменитым. Потому что это очень сложно, и у такой большой нации и без меня хватает музыкальных героев. Если вы приедете в Нью-Йорк, то увидите, что почти в каждом клубе там ежедневно выступают по шесть-восемь групп.

Высшая точка? Довольно сложный вопрос. До того как я начал выпускать что-то, моим самым большим достижением был фестиваль в Токио. Там я выступал сольно: только я и пианино. Передо мной была тысячная аудитория, и я никогда не играл сольно для такой большой публики. В зале стояла абсолютная тишина, и это было настоящим сумасшествием. После первой песни я очень нервничал и сказал себе: "Наслаждайся всем происходящим и не вздумай всё испортить. Просто расслабься". И тогда всё пошло как надо. Это было одним из лучших моих выступлений, да и, пожалуй, самый запоминающийся момент в карьере.

Фото: Александр Патрин