Интернет-журнал

"Лиза Алерт" в действии: как мы ездили в Бачатский

Ксения Климкинка, 5 Сентября 2013

Добровольный Поисковый Отряд «Лиза Алерт» - некоммерческое объединение, ставящее своей задачей поиск пропавших людей. Не так давно это поисковое движение появилось и в Кемеровской области. На счету добровольцев «Лизы Алерт» несколько выездов за пределы Кемерова, а в списке готовых прийти на помощь – больше ста человек. Неравнодушной к этому благому делу оказалась и наш корреспондент, которая вместе с поисковиками и волонтерами отправилась по поиски пропавшего дедушки-грибника.

Внимание, сбор!

На самом деле, вступить в ряды добровольцев-поисковиков я хотела давно, и с моей профессией это не слишком связано. Однако, мой первый опыт впечатлил меня настолько сильно, что я решила об этом рассказать.

Во вторник я оставила свои координаты в кемеровской группе «Лиза Алерт», и в тот же день вечером получила сообщение:

«ВНИМАНИЕ! 04.09 (СРЕДА) В 9.00 СБОР НА ПЛОЩАДИ ЗА ЛЕТНИМ ВОКЗАЛОМ!».

И следом уточнение:

«Едем на поиски в поселок Бачатский, пропал грибник. ФОРМА ОДЕЖДЫ - ЛЕС! С СОБОЙ ИМЕТЬ: два комплекта сухой одежды и обуви, один из них - на себе, вода (минимум два литра), сухпай, фонарь. Если есть машина, отпишитесь, сколько есть свободных мест?»

Звоню на работу, звоню своей второй половине Антону, мы едем! Места в машине есть, аж три. Собственно, три человека и едут с нами из Кемерова. Позже приходит уточнение: «Едем в автобусе со спасателями, машину можете не брать». Но мы едем на своем автомобиле. Так всегда надежнее. Вечером отправляемся в магазин, купить репеллент от насекомых и тот самый «сухпай». Честно говоря, глядя на полки супермаркета, мы призадумались. Походного опыта у нас никогда не было, и что покупать мы тоже сообразили не сразу. Остановились на булке хлеба, сосисках, паре упаковок печенья и двух пятилитровых бутылках с водой. В любом случае, ночевать в лагере спасателей мы не планировали, а за день с голоду не помрем. «Форма одежды – лес» у нас, благо, была. Распихали по пакетам дополнительные куртки-штаны-носки и запасную обувь.

Также мы запланировали взять с собой наших двух собак. Хоть на поиск они и не обучены, но присутствие постороннего обозначат.

Автобус – машине

Около девяти заруливаем на пустырь за летним вокзалом. Сразу видим троих наших попутчиков – к бетонному подиуму прислонены рюкзаки, люди в камуфляже и берцах. Видят нас, улыбаются.

Антон остается досыпать в машине, мы с четвероногими выгружаемся на бетон. Знакомимся – передо мной две девушки – Ира и Катя, и молодой человек с позывным Зенит. Как оказалось, мы ждем сотрудников областной поисково-спасательной службы и еще пару ребят-студентов.

Пока длится ожидание, узнаю, что «потеряшка» - дедушка-грибник, 1937 года рождения. Он ушел за грибами еще 30 августа, и первые три дня его искали своими силами родственники. На четвертый день подключились спецслужбы и вот теперь мы, волонтеры.

Вот тут-то мне и сообщают, что конечная точка нашей поездки где-то на границе Беловского и Гурьевского района, что немало меня озадачило. Разрез Бачатский – около ста пятидесяти километров от Кемерова. Как-то сразу я не сообразила об этом узнать. Ну да ладно. Еще сорок минут ждем ПАЗик со спасателями. Наконец они приезжают, и мы готовы ехать.

Ребята из поисково-спасательной службы вручают нам рацию, с напутствием: «Кричите, если что», и мы трогаем. В рацию слышно и другие разговоры. Например, вот такой: «Автобус на связи. С нами еще семеро и две собачки». Это, конечно, о нас. Мы двигаемся к Ленинской трассе, и нами решено ехать вперед автобуса, и дождаться всех на месте.

- Автобус - машине, скоординируйте нас по конечной точке, - вопрошаю я в рацию

- Автобус на связи, можете ехать на Белово и ждать нас на въезде, можете ехать в сам Бачатский.

- Принято.

Разрез Бачатский

До развилки "Белово – Гурьевск" мы доехали без приключений. Но указателя на Бачатский мы не нашли, а ехать самостоятельно не рискнули. В рации – тишина, слишком много километров между нами и автобусом. Вываливаемся на обочину, спускаемся в поле кормить комаров. Удивительно – полдень, жара и открытое пространство, а комаров – тучи. Через полчаса моих завываний: «Автобус, ответьте машине», в рации что-то зашипело, и бодрый голос моего собеседника сообщил, что они почти рядом с нами. Едва успели добежать до машины и пристроиться ПАЗику в хвост.

Неудивительно, что указателя на нужный поселок мы не обнаружили. В пути были еще около получаса, а вместе с дорогой до самой базы еще дольше. По пути нас встретил еще один автомобиль с сотрудниками местного отделения МЧС. Как нам сообщили, на месте работает еще около тридцати человек.

Мы приезжаем к месту сбора. Ориентир – огромная пожарная машина. Как нам объяснили, на поиске сейчас все, кого можно задействовать. И пожарные в том числе.

Мы выходим из машины, из ПАЗика выгружаются волонтеры «Лизы Алерт», и сотрудники Кемеровской областной поисково-спасательной службы. Следом за единственной (кроме нас троих) женщиной из автобуса выпрыгивает палевый лабрадор – девочка Лора. Спрашиваю у хозяйки, умеет ли собака искать пропавших.

- Мы прошли обучение, будем надеется, что Лора поможет в поисках.

На месте сбора, помимо нас, народу хватает. Честно говоря, с первого взгляда непонятно, кто есть кто. Здесь и мужчины в камуфляже, без опознавательных знаков, и в форме МЧС, и в гражданском, и полицейские. Как выясняется, сотрудники МСЧ из Белова живут в Бачатском уже пару дней.

Нам дают немного времени переодеться, слегка перекусить - и собирают всех в лес.

Равнение на левого соседа

В руках у некоторых спасателей лоскуты красной ткани – вешки. Ими будут обозначать пройденные нами квадраты леса. Нас выводят на опушку и выстраивают цепью, примерно в двух-трех метрах друг от друга. Напутствие – не терять из виду соседей, равнение на человека слева. Ребята из поисково-спасательной службы пару минут переговариваются по рации, и звучит команда: «Пошли».

Надо сказать, темп был задан неплохой – очень быстрым шагом. При этом ты должен идти строго в цепочке, не отклоняясь от своего прямого направления. Смешно, но первое время срабатывает принцип «умный в гору не пойдет». То есть перед тобой заросли крапивы по пояс или поваленное бревно. Или яма, и ноги сами несут тебя ближе к соседу, а нельзя. Ведь именно в этом самом месте, которое ты стремишься обойти, и может лежать человек.

Минут через пятнадцать такой ходьбы, когда под ногами переплетение сухих ветвей, а перед тобой сплошные кусты, хочется просто сесть и не вставать. Но нет, мы перестраиваем цепочку и прочесываем соседний квадрат. А потом еще один и еще один. Последний «марш-бросок» выводит нас на дорогу, и половина поисковиков немедленно принимает сидячее положение. Особенно такие же, как и мы – не слишком закаленные движением по пересеченной местности. Я, например, успеваю добежать до лагеря, чтобы оставить там кофту с длинным рукавом и сменить берцы на кеды. Тут нужно выбирать – либо идти, царапаясь о кусты, либо умирать от жары. Я выбираю первое.

Пока я переодеваюсь, к лагерю стягиваются остальные – как оказалось, тот участок леса осмотрен весь – до нас там целый день работала другая группа, и мы завершили начатое. Пора переходить в другое место. Люди, падая в тени, жадно присасываются к бутылкам с водой. Пожалуй, по два литра на каждого – действительно самый минимум.

Болото и телевизоры

На новой точке поиска все по-старому. Строимся цепью у кромки леса, и по команде главного начинаем прочесывать лес. Идти нисколько не легче – в «лесной набор» препятствий включился гигантский папоротник, трухлявые поваленные березы и какая-то траншея в пояс глубиной, конечно же, тщательно скрытая от наших глаз травой. Шли минут десять-пятнадцать, пока не уперлись в обрыв, на дне которого плескалась вода. Осмотрев его, привычно развернулись в другую сторону, взяв равнение теперь уже на правого соседа. Кстати, секрет хождения в цепочки по такой местности, как сказал один МЧС-ник, «растягивание баяном». То есть, стоит цепь из пятидесяти человек. Сначала вперед двинулся первый, с правого края, например. Он отошел на пару шагов, за ним двинулся его сосед, и так до самого конца. Потому и определяется равнение на правого или левого соседа. В зависимости от квадрата поиска, идущий впереди всех сверяется с картой и компасом, поворачивая идущих в нужном направлении.

Скажу честно, идти правильно у нас всех получалось не всегда. Допустим, у тебя под ногами более-менее сносная трава, а у соседа – яма с крапивой. Вопрос – кто быстрее пройдет двухметровый отрезок в этом случае, сосед или ты? Вот то-то и оно.

Пройдя вверенный нам очередной отрезок леса, возвращаемся на базу. Туда, кстати, приехал сын пропавшего, и привез паспорт дедушки. Так в нашем распоряжении оказалась его фотография.

Здесь же мы узнаем, что сейчас поменяем дислокацию – в районе километра от нас находится лесопилка, и вроде кто-то оттуда сообщил, что видел дедушку. Мы динамично собираем баулы, грузимся по машинам и автобусам и переезжаем.

Там – все то же самое. Строимся цепью от забора лесопилки и идем. В одном из мест перестроения, где справа идущих «подпирало» болото, мы обнаружили настоящую свалку в лесу.

- Телевизоры, блин, валяются… Цветные, наверное, - протянул кто-то из идущих справа от меня.

А дело, тем временем, идет к вечеру. Все остаются в Бачатском на ночь, а мы собираемся домой. Вытряхиваем из одежды колючки, насекомых и семена, пакуем в багажник грязную одежду и узнаем, как бы половчее выехать на кемеровскую трассу. Прощаемся с людьми, которые за этот день стали почти родными. Теперь-то мы знаем, какая это непростая работа – искать пропавших людей.