Интернет-журнал

Роман Абросимов: экстрим с закрытыми глазами

Ксения Климкина, 15 Июля 2013 2426

Порой мы даже представить себе не можем, какими возможностями обладает человеческое тело. Для многих из нас экстремальный спорт находится на одной чаше весов с сумасшествием. Некоторые же старательно развивают этот дар, чтобы потом удивлять остальных потрясающей силой тела и духа. С одним из этих людей мы познакомимся сегодня. Это Роман Абросимов, президент Федерации экстремального спорта Кемеровской области, талантливый паркурщик и тренер. 

Имя:
Абросимов Роман Геннадьевич

Дата рождения:
4 июня 1993 года

Образование:
техник-строитель

Семейное положение:
в поиске

Хобби:
мотоспорт, путешествия

Мечта:
посетить все самые красивые места нашей планеты

- Роман, расскажи, как ты очутился в этом необычном и сложном виде спорта?

- Скажем, увлечение паркуром началось именно как хобби, ни о каком спорте тогда речи идти не могло.  Я тогда учился в школе, в седьмом классе. Как водится, у нас была своя компания, человека четыре. И вот зима, физкультура на улице, на лыжах, а мы все дружно их забыли взять. Физрук нам влепил по двойке и отправил с урока.

Паркур в Кемерове зародился на ГТС

Чем заниматься целый час? Мы пошли к гаражам, залезли и кто-то решил попробовать сделать сальто в сугроб. Просто взял и с первого раза сделал. Сообщил нам всем, что это просто. И начали  делать все, и у всех получилось! Так на протяжении урока и делали одно и то же, отрабатывали. Тогда мы ничего не знали о паркуре, просто стало интересно испытать возможности своего тела. Прошла неделя, и нас заметили ребята постарше. Понаблюдали за нами и позвали нас тренироваться вместе с ними на ГТС. Именно там в свое время зародился кемеровский паркур.

Нам рассказали про это уличное движение, и мы прониклись. Стали приходить чуть ли не каждый день туда. Ведь раньше на ГТС по вечерам собирались 30-40 человек, и все знакомились, общались, тренировались. Я очень скучаю по этому времени. Сейчас почти все, кто занимался паркуром в то время,  бросили – у кого-то учеба-работа, у кого-то уже семья. Иногда «старички» приходят на соревнования, поддерживают. А малыши, которые сейчас этим занимаются, уже не испытывают того восторга, как мы раньше.

- Получается, уже восемь лет твой образ жизни – паркур. Когда он превратился из любопытства в спорт?

- Спустя два года. В 2009 году открытие «СпортЭкса» в Красноярске. Конечно, мы с ребятами собрались ехать туда, просто поглазеть на этот зал, увидеть своими глазами почти чудо! Тренировочный зал подобного уровня просто негде больше было увидеть! Уже на месте выяснили, что к открытию приурочен Всероссийский чемпионат. Туда приехали люди со всей России. И за три дня до чемпионата нам сказали: «Ребята, если вы не будете выступать, в зал вы не попадете». На этих соревнованиях я сразу попал двадцатку лучших. Это был сильный стимул. И я уже хотел побеждать. Дальше моя команда два года подряд брала первые места на «УльтраГороде». В общем, понеслось.

- Раньше ты и твои ребята выступали под названием «Импульс». Сейчас вы взяли другое название – «Vata». Что это значит?

- Довольно забавно получилось. Одновременно я и еще два человека из команды порвали связки на ногах. Благо, была зима, но все же, нужно было удерживать зал, тренировать детей, и мы пытались что-то делать. И на гимнастическом черном «козле» придумывали трюки, где ноги не задействованы. Вот так полгода и «ватничали». А потом решили сменить название. Звучит интересно.

- Ты говоришь, что твое хобби – путешествия. Несложно догадаться, что они в большинстве своем связаны с соревнованиями. Расскажи, в каких городах ты был, в чем различие уровней подготовки спортсменов и отношения людей в целом?

- В 2008 году меня пригласили на первые соревнования. Это был город Томск, очень красивый город, я ни разу там не был на тот момент.  Желание побеждать было, а вот с моим уровнем подготовки в то время еще было плохо, поэтому не получилось у меня тогда выиграть. Зато я нашел много новых знакомых и положил начало путешествиям по нашим городам.

Сейчас каждый год я в пять-шесть городов приезжаю и знакомлюсь с людьми. Интересно, что если поехать почти в любую точку России, можно найти кого-нибудь и поселиться у него.

Однажды мы с командой приехали в Красноярск, никого там не знали. Сложилось так, что нам некуда было пойти. Зима, дико холодно. И чисто случайно нам встретится паренек, он услышал, как мы обсуждаем, куда пойти, и говорит: «Пацаны, пойдемте ко мне, я живу один».

Честно, было немного не по себе, но мы пошли. Оказалось, что он ВДВ-шник с краповым беретом и всю ночь нам рассказывал, как он это завоевал. Кстати, впечатление опасного человека он не перестал производить, но человеком оказался хорошим. До сих пор общаемся. Зовет снова в гости. И в каждом городе много таких знакомых. Каждый город ассоциируется с определенными людьми.

- Это если говорить о Сибири. А как обстоят дела в столице?

- Да, от соревнований в Москве, да и в Питере остались не самые лучшие впечатления. Точнее, соревнования проходят на уровне, а вот атмосфера…

Нет дружеского отношения. Начать хоть со спортсменов – они ходят «кучками», и каждая эта «кучка» держится обособленно. У нас не так. Везде, где я был – Новосибирск, Томск, Красноярск, Барнаул, люди общаются друг с другом. Они дружелюбные. В любом городе найдутся люди, которые тебе организуют, где пожить, будут тебя водить по городу, тренироваться с тобой. А туда мы приехали и на нас все косо смотрели, мол, кто это такие, что за аборигены из Сибири приехали?

Но они, конечно, обломились. Мы были супер.

В 2010 году мы приехали в Москву на Всероссийский фестиваль, ехали туда на машине, вчетвером. При этом специально планировали поездку на неделю – по пути заезжали во все города, общались с друзьями, отдыхали. Надо сказать большое спасибо всем, кто нас принимал – мы, по сути, тратились только на бензин.

Так вот, добрались до Москвы, идти опять некуда. Спасло нас только то, что годом раньше мы познакомились в Красноярске с отличным парнем из Москвы, вот он нас единственный и встретил.

Мы показали хороший уровень. Даже профи, которые выступают и на европейских соревнованиях (им проще туда выехать), в общем, звезды, были удивлены. Все были в шоке – что это такое?!

- Ну, а как оценишь столичный уровень спортсменов?

- Бесспорно, там высший уровень мастерства, и в первую очередь это зависит от количества тренировочных залов, возможности тренироваться. В Кемерове девять месяцев зима и толком нет зала. Есть один, который я в своем колледже через начальство выбивал. Например, в гимнастические залы нас не пускают – боятся за оборудование.

В том же Питере, например, семь залов. И из них три зала полностью принадлежат паркурщикам. Они построили их сами, сами себе хозяева, 24 часа в сутки можно тренироваться. И еще четыре зала олимпийского резерва, там так же можно тренироваться на новейшем оборудовании, очень качественном, и это все предназначено для ежедневного повышения своего уровня. У них сильный соревновательный момент. Одна команда делает что-то невероятное, уже на следующей неделе в сети появится ролик, где другая команда делает еще более фантастические штуки.

У нас же самая суть в общих тренировках. Нет такого, что один прыгает круче всех. Даже Чемпион России, Чемпион Европы по триккингу из Красноярска Вячеслав Кистанкин, один из первых людей в России, кто смог сделать тройной винт, приезжает учить других.  Слава приезжает к нам в гости, в Кемерово, в Новосибирск и прокачивает ребят, у которых ниже уровень. Без денег, все по-дружески. Это многого стоит.

- Сейчас мы нечасто видим тебя выступающим. Обязанности организатора не позволяют?

- Однозначно. Сейчас я очень заинтересован в развитии моего направления. Началось это с 2011 года, когда мы построили первую в городе паркур-площадку в парке Жукова. Это полностью моя инициатива: загорелся идеей,  ходил в администрацию, почти месяц там прожил. И вот, меня услышали и нашли нам спонсоров! Это компания Tele2, они  вложили  130 тысяч рублей в строительство, а мы за три дня все сделали! К этому было решено приурочить Пятый Сибирский фестиваль паркура. К нам съехалось 50 участников с области и - шок! - 10 участников из Казахстана.

2012 год был менее «громким» в этом плане. Мы ограничились серией стрит-контестов, некими прогулками-тренировками по городу. Кроме того, я ездил по городам, помогал ребятам организовывать и проводить мероприятия.

В этом же году мы сделали Кубок Кузбасса по паркуру в рамках Extreme Кубка Tele2. Это был трехдневный фестиваль, на который приехали очень сильные спортсмены.

- А какие личные достижения у тебя на данный момент?

- Сейчас я практикую совершенно другой метод, он называется хардлайн, или направленное перемещение.

В феврале съездил в Красноярск на Чемпионат России и занял там второе место. Проиграл красноярскому парню, который занимается в этом зале и знает фигуры. И, честно, подвела подготовка немного. Это бешеная полоса препятствий – стометровая, и пройти ее надо на время. Пятиметровые стены, широкие пролеты…Если не владеешь навыками правильного прохождения, будет очень сложно. Кроме того, я  тренирую детей по авторской программе, основанной на собственном опыте.

- Думаю, что тренировать юных спортсменов непросто. Есть ли определенная специфика?

- Как и в любом спорте, особенно экстремальном. Во-первых, оптимальный возраст для детей – 12 лет.  Дети помладше не слишком думают головой. Хотя тренировки построены так, что нагрузка и возрастание сложности идет постепенно. Забавно, что все приходят и сразу хотят крутить сальто. А на деле и кувырок на полу сделать не могут правильно. Даем технику, наработанную годами. Кому интересно – остаются.

Даже в паблике «Типичный Кемерово» был какой-то пост про паркур и сотня комментариев к нему, вроде: «Фу, паркур, я так руку сломал…». Смешно такое читать. Ко всему верный подход должен быть.

Сначала мы даем детям много теории и чуть-чуть практики. Хотим увидеть способности человека. Хотя, почему детям? К нам приходят и 23-летние пацаны. Нет особого ограничения, любой желающий может заниматься. Еще одна особенность - тренировка только раз в неделю. Это как «контрольная точка». Остальное нужно отрабатывать самостоятельно.

- А как реагируют родители твоих подопечных?

- О, они всегда спрашивают: «Что будет, если мой сын разобьется?». Отвечаю – если вам не нравится – забирайте ребенка, я его тренировать не буду. Жесткий подход, но это работает. У меня тренировочные сборы. Да и мои родители были сначала недовольны моим увлечением. Но со временем я начал выигрывать соревнования, получать какие-то деньги, и стало нормально. Мама на выступления до сих пор не ходит. Боится.

- Расскажи, много ли травм ты получил за восемь лет?

- Был один перелом носа. Как раз сейчас мы учим детей, что не надо понтоваться. А это было именно так. 9 класс, я научился делать очень сложный трюк. Я быстрее в школу, показать ребятам. Зима, я пробегаю без сменной обуви, ноги мокрые. Кидаю портфель, делаю трюк от стены, приземляюсь, ноги скользят и я со всего размаху бьюсь носом об пол. Очень серьезно сломал. В «кашу».

- Повторил потом трюк?

- Было страшно около месяца, но я повторил. До сих пор стабильно делаю его. А кроме носа - нет переломов. Вот только еще на двух ногах порваны связки голеностопного сустава. Один раз чисто случайно – приземлился на улице в маленькую ямку. И когда эта нога зажила, прошел период восстановления. Иду тренироваться и… Опять понты! Я в себя очень сильно поверил и прыгнул сальто на маленькие перила. Порвал вторую связку. Скажу, что травмы бывают либо по глупости, либо по случайности. На соревнованиях травм почти нет, все показывают «откатанную» программу, стабильную.

- Почему в паркуре нет девушек?

- Есть. В Кемерове самая первая девушка-паркурщица, Аня, начала еще со мной заниматься в 2007 году. Мы познакомились на ГТС, она на уровне с парнями крутила «сальтушки». Сейчас с нами тренируется Даша, постоянно ходит, может уже сама провести тренировку. Три девчонки ходят на сборы. Девушкам не сложнее, все зависит от желания. У Даши было желание, она за год «прокачалась». В Красноярске, например, девушки круглый год в зале занимаются. Я был в шоке от того, что они вытворяют. И в перемещении тоже. Главное не думать, что у тебя не получится.

- На чем в принципе основан паркур? 

- Чувствовать свое тело – это самое главное. Я все элементы делаю с закрытыми глазами. Многие думают, что это нереально. А я чувствую, когда надо раскрыться, чувствую, что я уже лечу ногами к земле и делаю. В жизни помогает, я ни разу на льду не падал - чувство равновесия.

- В чем твои обязанности как президента Федерации?

- В первую очередь, подписание всех бумаг. По факту, президент – это просто слово. У нас есть группа людей, которые решают все сообща.  Я занимаюсь паркуром, Максим Иванов отвечает за bmx, есть еще скейтеры, есть райдеры. Помимо этого, мы занимаемся и развитием зимних видов спорта – сноуборд и нью-скул (лыжи). На прошлом экстрим-кубке в Новокузнецке я выиграл грант на 50 тысяч рублей и на эти деньги я построил первый сноу-парк. На ICE-RACE в Елыкаево мы презентовали эти фигуры. А вообще он будет в бору, мы планируем в этом сезоне там сделаем настоящий парк для сноуборда. В этом нам помогли друзья из «Аrctic Cat», у них по роду деятельности есть очень много металла и они дарят его нам. Весной-летом мы его собираем, а ближе к зиме будем делать своими руками нужные нам фигуры. Я и сам в прошлом году  начал заниматься на борде, помогла паркур-подготовка, уже трюки делаю.

- Честно – тебе не жалко тратить выигранные деньги на экстрим-площадки?

- Да, я мог бы забрать деньги себе .Но по сути, я  построю площадку и сам же буду повышать там свой уровень. Сейчас вот хочу прокачаться в сноуборде, и конечно, жажду достойную площадку для тренировок.

- Какие у тебя планы на ближайший год?

- Поехать в Красноярск в феврале 2014 на Всероссийские соревнования по хардлайну. И надрать всем задницу!