Интернет-журнал

Анастасия Брель: "DODO showroom - дом, где мы принимаем гостей"

​​Мария Бочарова, 10 Июля 2013

Яркие и красивые. Молодые и успешные. Этих девушек трудно не заметить. Они всегда выделяются в толпе. Причем взгляды прохожих притягивают не только их необычные наряды, но и какой-то особый огонек в глазах. Две сестры - Анастасия Брель и Ксения Цепелева, не просто сестры и близкие подруги, но и партнеры по бизнесу. Вместе они выпускали знаменитый кемеровский журнал «Papa.Bender», затем набирались опыта в Москве, а потом и вовсе открыли в Кемерове диковинный для жителей угольного края «showroom»… Каким был путь к успеху, выяснил наш корреспондент.

PAPA.BENDER: ЖУРНАЛ, КОТОРОМУ НЕ БЫЛО РАВНЫХ

- Анастасия, в свое время Вы запустили очень интересный журнал «Papa.Bender», который многие до сих пор вспоминают с теплотой, а некоторые журналисты и с изрядной долей зависти. Помните, как все начиналось?

Анастасия Брель:  Конечно. К тому времени, когда появилась идея создать свой журнал, у меня за плечами уже был неплохой опыт – я успела поработать в журналах «Инсайт» и «Дольче Вита». Однако, несмотря на то, что по образованию я журналист, картинка меня интересует больше, чем текст. Поэтому работать я начинала как фотограф. А уже несколько позже пришло осознание того, что обязанности арт-директора мне гораздо ближе, чем лингвистические эксперименты журналиста. В общем, в определенный момент я поняла, что хочу выпускать свой журнал, причем я уже знала, какой он должен быть, каким будет визуальный ряд и содержательное наполнение. Воплощать мои смелые мечты в жизнь мне помогали друзья. Если бы не они, то никакого журнала бы не получилось.

Одной из первых, кто поддержал меня в моем начинании, моя сестра – Ксения. Она стала редактором модного отдела. Вместе с Артемом Мозговым, который получил в нашем издании должность арт-директора, они организовывали невероятные фотосъемки. За литературную составляющую отвечала Анна Даутова. Ну и, конечно же, мы бы не выпустили «Papa.Bender» без нашего дизайнера, Кати Сидоровой. Она так сильно хотела делать этот журнал, что за одну ночь освоила сложную компьютерную программу, в которой его нужно было верстать.

Мне очень повезло с командой, в одном месте в одно время собрались люди, которые не ограничивались своими должностными обязанностями, они всегда смотрели шире. Артем мог помочь Кате с версткой, Ксения писала тексты, хоть это и не было в ее компетенции. Катя была художником – она рисовала, разрабатывала новые шрифты. Если бы этих людей не было – у нас бы не получился такой прекрасный проект. Я до сих пор с теплом вспоминаю нашу компанию, и ребята тоже. Они реально были заражены этим журналом, мы все свое время проводили в редакции: и ели там, и спали. Это было отличное время…

- Тогда почему приняли решение закрыть журнал?

А.Б.:  Признаюсь честно, это решение далось нам нелегко. В 2009 году случился кризис, и общий настрой наших рекламодателей резко поменялся. А работать просто так, на энтузиазме нам не хотелось. Понятное дело, что я не могла держать людей, которые не получают за свой очень большой труд достойной оплаты. Рекламодатели предлагали работать по бартеру, но мои сотрудники были не из тех, кто нуждался в дорогущей итальянской мебели, баснословно дорогой одежде. У них другие приоритеты в жизни. На тот момент все нуждались в «живых» деньгах, а их не было. Поэтому мы решили закрыть проект. Было трудно, обидно, но другого выбора не было.

- На мой взгляд, «Papa.Bender» стал настоящим явлением в кемеровской журналистике. А Вы заметили, что Ваш проект был катализатором каких-то изменений?

А.Б.:  Конечно. Правда, в тот момент, когда мы выходили, каких-то серьезных подвижек в конкурирующих изданиях не было. Но стоило нам закрыться, как наши вчерашние конкуренты резко изменились. Я думаю, причиной стало то, что наша команда просто разошлась по другим редакциям, и, безусловно, сделала их намного лучше. Я вообще считаю, что успех журнала зависит именно от людей. А таких самородков в нашем городе очень мало. Мне повезло, что они собрались в одном издании.

- Уже пять лет прошло после того, как закрылся «Papa.Bender». За это время в Кемерове появился журнал, который мог бы составить ему конкуренцию?​

А.Б.: В общем, с того времени новых журналов особенно-то и не появилось. Некоторые сменили формат, но не концепцию. Они по-прежнему работают в рамках своих форматов, а мы же могли себе позволить сделать что-то совершенно безумное.

- Например?

Ксения Цепелева: Когда мы выпускали последний номер журнала, нас уже ничто не сдерживало. Главной темой номера стал секс. Мы сделали проект «Секс и люди, с которыми мы хотим переспать». Несколько смелых и довольно известных в нашем городе людей согласились принять в нем участие. Они ответили на довольно-таки откровенные вопросы: с кем бы они хотели переспать, а с кем нет, кто их возбуждает и одновременно нагоняет страх.

А.Б.: Кстати, в тот момент мы столкнулись с главной проблемой нашего города – он слишком маленький и консервативный. Так, многие отказались участвовать только потому что, муж не разрешал или статус не позволял. А еще мы сделали колонку «С кем бы мы не хотели переспать» и перечислили там некоторых эпатажных персон. После выхода номера многие из них звонили в редакцию и обиженно интересовались, почему же мы не считаем их сексуальными (смеется).

МОСКВА – КЕМЕРОВО – DODO SHOWROOM

- Анастасия, после того, как «Papa.Bender» закрылся, Вы рванули в столицу. Что увлекло Вас в Москву?

А.Б.: Мне хотелось профессионального развития. На тот момент я всерьез увлеклась рекламой. Когда мы делали «Papa.Bender», многие крупные коммерческие проекты были моими. Я сама продавала идеи клиентам, и мне было это интересно. Однако хотелось не просто продавать рекламное место, а делать эту рекламу, придумывать ее, создавать. Поэтому я решила учиться - поступила в Академию Коммуникаций Wordshop, где осваивала профессию арт-директора.

После окончания учебы я устроилась в одно небольшое, но амбициозное московское рекламное агентство, FIRMA. Его организовали четверо ребят из Екатеринбурга, на тот момент они были, пожалуй, самыми смелыми и креативными рекламщиками в Москве. Ну а меня всегда привлекали нестандартные проекты, поэтому я и пошла к ним работать. Проработав там почти семь месяцев, я вдруг поняла, что это не мое. Возможно, на мое решение повлиял тот факт, что я занималась рекламой алкогольной продукции, хотя при этом мое личное отношение к алкоголю резко негативное. Продвигать то, что тебе не нравится – сложно. Плюс сам темп работы стал мне претить. Работали в суровых условиях – днями и ночами. Для меня, человека имеющего семью, это было неприемлемо. И я оттуда ушла.

К.Ц.: Как раз в то время я тоже переехала в Москву. Начала работать в шоуруме EKEPEOPLE, и меня так увлекла эта идея, что в один момент пришла мысль: «А почему бы нам самим не открыть свой шоурум?». Причем не в Москве, так как здесь эта ниша уже занята, а в Кемерове, где ничего подобного вообще нет.  Мы вернулись в родной город и с большим энтузиазмом принялись все организовывать. Наш «DODO showroom» поселился в Променаде-1.

А.Б.: Изначально мы хотели создать там своеобразный элитарный клуб, так как шоурум – это некое закрытое помещение, куда приглашают байеров и показывают им новые коллекции. В нашем городе вообще не было такого явления, как шоурум. И мы решили несколько его трансформировать. Поскольку до этого мы работали в модных журналах, и знали всех, скажем так, наших главных модниц и потенциальных клиентов, акцент было решено сделать на индивидуальном подходе и непринужденном дружеском общении.

К.Ц.: Еще мы часто проводим «субботники» с пирогами, устраиваем чаепития, угощаем наших гостей конфетами, которые делаем своими руками. Кстати, на нас уже некоторые московские шоурумы равняются, теперь в столице тоже пекут пироги. Еще мы очень много разговариваем: это огромный плюс в нашей работе — возможность настроиться на одну волну с клиентом. Ведь когда ты знаешь о человеке немного больше, тебе гораздо проще удовлетворить его запросы. 

- То есть «DODO showroom» - это некий конгломерат модного магазина, женского общества и клуба по интересам?

А.Б.: По сути, да. А вообще мы стремимся создать этакую лавочку в духе начала 20-го века. Когда целые династии занимались одним и тем же делом, к ним ходили друзья, знакомые, были постоянные покупатели. Все делалось с душой, по-семейному. Причем мы хотим не просто подбирать наряды для людей, но и разговаривать с ними, обсуждать волнующие их темы, идеи. Для нас шоурум - это скорее дом, в котором мы принимаем гостей. Причем для каждого здесь есть «индивидуальное угощение». Например, мы едем закупать новую коллекцию и для каждой клиентки стараемся привезти что-то свое. Только представьте, как это здорово, когда ты приходишь в магазин, а там есть вещь, которую привезли специально для тебя.

- А где та грань, которая разделяет дружбу и бизнес?

А.Б.: Я не могу сказать, что наша главная цель – продать. Мы не стремимся заработать, скорее мы хотим показать нашим клиентам, да что уж там – друзьям, как можно выглядеть модно и стильно, не одеваясь в вещи именитых брендов. Ведь вы только посмотрите, какие классные вещи делают наши российские дизайнеры! Например, находка этого сезона — бренд Roietmoi, за которым стоит прекрасная девушка, Анна Небренчина. Она  сейчас живет в Париже и делает невероятно женственные и безумно интересные коллекции. При этом качество тканей, их фактура, крой — на таком высшем уровне, что многие итальянские бренды позавидовали бы такому профессионализму.

К.Ц.: Для нас первостепенно создать клиентке такой «look», который будет отражать ее «я», в котором будет учтен ее цветотип, особенности ее фигуры, темперамента. Исходя из этого, мы формируем полный комплект. У нас редко покупают одну вещь, как правило, мы создаем полный образ. Так что домой покупательницы уносят готовый комплект одежды, и в их голове не крутится мысль, а с чем же я надену эту новую модную юбку?

ТЕНДЕНЦИЯ «ЗАТЯНУТЬСЯ»

- Вы предлагаете, скажем так, не совсем стандартную одежду, может быть даже в чем-то для провинции эпатажную. Ваши клиентки охотно идут на такие эксперименты?

А.Б.: Да, многим хочется побыть смелой и позволить себе креативный образ. Но у нас не так уж и много эпатажных вещей. Пожалуй, только коллекция LUBLU от Kira Plastinina. К слову, это не совсем те наряды, которые продаются в одноименном бутике. Это коллекция премиум-класса и цена у нее на порядок выше. Но все же большинство кемеровчанок предпочитают консервативный стиль. Некоторые никогда в жизни не позволят себе замиксовать брюки клеш или юбку в пол с каким-то широким топом.

К.Ц.: Вообще в Кемерове есть тенденция «затянуться». Девчатам нужен костюмчик или узкое платье. А все от того, что никто не рассказал, как можно одеваться иначе. Многие девушки считают, что стоит им надеть платье, которое будет обтягивать их фигуру, высокий каблук и все - они красавицы. Но стиль ведь в мелочах. Хочется, чтобы люди не боялись экспериментировать. Смело носили вещи из коллекций молодых французских брендов American Retro, Gat Rimon, Bash, Roietmoi…

А.Б.: Людей, готовых рискнуть, у нас процентов 20, но именно они приносят 80 процентов прибыли. Стоит нам только привезти что-то новое, как они уже спешат в шоурум. Я очень рада, что у нас образовался такой костяк девчонок, которые не просто любят те вещи, которые мы привозим, но и умеют их носить.

- А кто, по-Вашему, достоин звания «Самая модная кемеровчанка»?

А.Б.: Я смело могу назвать несколько таких девушек, которые являются для нас эталонами, это Эльвира Юрова, она всегда на высоте, две подруги: Елена Шевченко и Елена Полянская, директор модельного агентства Alessio Models Алеся Кадакина, главный редактор журнала Fashion Collezioni Наташа Рыбакова. Это люди, у которых есть собственный стиль. То есть они не просто любят наряжаться или надевать все самое модное, у них есть свой собственный стиль, который они четко выдерживают. И вот в этом стиле они создают определенные образы, очень грамотно их подбирают.

- Были ли у Вас клиентки, которые благодаря Вашим стараниям изменили свой стиль? Например, пришла серая мышка, а ушла стильная современная девушка?

А.Б.: К нам серые мышки не приходят, изначально все наши покупательницы хороши. Просто кто-то больше прислушивается к нашим советам, кто-то считает себя достаточно компетентным в вопросах стиля, и им не важно наше мнение, их интересует фактура и качество ткани. Мы уважаем их навык, их выбор, поэтому стараемся не вмешиваться. Но были и такие девушки, которые благодаря нашим советам стали выглядеть иначе. Я не говорю, что лучше, они и до прихода к нам замечательно выглядели, просто мы коренным образом изменили не только их внешний вид, но и в какой-то степени изменили характер. 

К.Ц.: Одна из наших любимых клиенток – Оксана Сердитых. Мы с ней общаемся уже достаточно долго. Раньше она производила впечатление человека требовательного, жесткого и закрытого. Многие наши общие знакомые даже признавались, что побаивались ее. А мы на каком-то интуитивном уровне поняли, что Оксана не такая. В душе она добрая, мягкая, как и все женщины, ранимая. И в один момент мы ей сказали, как воспринимают ее окружающие, и заодно спросили: «Ты же не такая?». Она сказала: «Я не такая». Мы предложили сделать ее такой, какая она есть на самом деле. Мы сделали все, чтобы смягчить ее образ. Теперь она выглядит более женственно и очень элегантно. Мы очень довольны своей работой, а, главное, мы рады, что Оксана смогла найти в себе смелость стать такой, какая она есть.

- Как Вы считаете, в нашем городе много элегантных женщин?

К.Ц.: На самом деле, сейчас с элегантностью большие проблемы. Многие русские женщины сегодня, как некрасовские бабы, готовые коня на скаку остановить, и в горящую избу войти. И это не просто черта характера, это еще и определенный внешний вид. А вот мужчины, напротив, стали более женственными. В общем, все поменялось, женщины – воины, мужчины – женщины…

А.Б.: Но радует то, что ведущие дизайнеры мира все же идут на попятную. В моду возвращаются нежные локоны, естественная красота, женственный стиль. Печалит лишь то, что многие женщины не хотят быть женщинами.

- Мужчин не планируете в своем шоуруме одевать?

А.Б.: Нет, нам это не очень интересно. Во-первых, если женщина приходит в магазин, она просто приходит, чтобы что-то купить, порадовать себя, так сказать, она не знает, что она выберет. А мужчина идет за конкретной вещью. Например, нужны ему серые брюки в клетку, он приходит в магазин, и, будьте уверены, он купит именно их, а не голубую рубашку в полоску и туфли в придачу. Переубедить его будет сложно. А, во-вторых, мужчины, как правило, приходят за одеждой в компании своей второй половины, которая вряд ли позволит двум девушкам крутиться возле своего благоверного и рассказывать ему, какие сейчас тренды актуальны.

- А вообще, каким Вы видите свое будущее?

А.Б.: Я не люблю загадывать. Мы с Ксюшей всегда сидим на чемоданах, нам ничего не стоит подорваться и уехать. Нам неважно место, главное реализовать себя. Но если помечтать, то мне хотелось бы попробовать себя в ресторанном бизнесе. На мой взгляд, в Кемерове для этого есть огромный простор.

И напоследок про то, что нужно, чтобы открыть свой шоурум, по мнению наших героинь:

  1. Верить. Дико и искренне. Гореть этим делом.
  2. Четко понять, кто целевая аудитория и есть ли она.
  3. Собрать классную и надежную команду.
  4. Определиться с тем, что нового ты принесешь городу и его жителям.
  5. Рисковать и не бояться.
  6. Не мыслить стереотипами.

Фото: Максим Федичкин и из личного архива героинь