Интернет-журнал

Татьяна Чештанова: влюбленная, увлеченная и талантливая

Ксения Климкина, 25 Июня 2013

Каждый, кто хоть чуть-чуть интересовался фотографией, наверняка знает, что в Кемерове существует фотограф Татьяна Чештанова. Самая яркая девушка в этой профессии, владелица собственной фотошколы и кошки по имени Хассельблад Чикони Зайксель Третья рассказала нам, как важна в жизни поддержка родителей и как классно, когда ты сам делаешь свою жизнь

Имя:
Чештанова Татьяна Александровна

Дата рождения:
Не буду указывать :) Люблю, когда поздравляют с днем рождения только неравнодушные люди и мои друзья, а не все подряд для галочки в соц.сетях

Образование:
Высшее, КемГУКИ, кафедра фотовидеотворчества, преподаватель

Семейное положение:
Встречается с тесла-мэном

Мечта:
Прожить интересно и достойно жизнь и остаться хорошим человеком. Чтобы мои дети гордились мной так же, как я горжусь своими родителями

– Расскажи, какой была Таня Чештанова в детстве? В какой семье родилась? Как воспитывали тебя родители и "аукнулось" ли это во взрослой жизни?

– Сложно ответить какой я была в детстве, об этом надо спрашивать родителей. Зато помню я много! И как родители устраивали детские праздники, и как везде водили с собой, социализировали с пеленок. Родители в принципе очень много для меня делали, но никогда не навязывали, чем мне заниматься. Так я бросила в шесть лет танцы, спустя месяц их посещения, художку в шестом классе тоже бросила, потому что была там самая маленькая и мне было очень некомфортно на занятиях. Но сейчас мне нечего предъявить родителям, как это делают многие дети, обвиняя, что их заставляли ходить в музыкалку или еще куда-то, потому что это были мои решения. Помню, что всегда было обидно, что с одноклассницей бабушка делала уроки, а мою "домашку" родители даже не проверяли, видимо так они взращивали во мне самостоятельность.

Мама у меня работала сначала в доме моделей, а потом, когда поняла, что у меня на детский садик аллергия, стала работать заведующей в библиотеке рядом с домом, так я выросла среди книг и журналов. Кстати, вот как раз лет в шесть или семь был первый намек от вселенной на занятие фотографией. Как раз в этой библиотеке на каком-то конкурсе я прочитала стих, и мне вручили книгу детскую, иллюстрации в которой можно было раскрасить (у мамы в библиотеке лежала такая же, но она строго-настрого запрещала к ней прикасаться карандашами, а я очень хотела ее сделать цветной). И я уже было обрадовалась, наконец у меня будет своя такая "раскраска" и уже предвкушала творческий вечер дома, как вышел ребенок еще младше меня со своим стихом… и тут, бац, и у меня эту книжку отбирают и дарят дитёнку помладше, а мне взамен дают "Фотобукварь" Светланы Пожарской. Это такая большая книга в жестком переплете про фотографию, написанную специально для детей. Не передать словами, как я расстроилась, откуда ж мне было знать в шесть лет, что в тринадцать я буду гордиться, что у меня есть книга, как у моего преподавателя по фотографии, а в двадцать один познакомлюсь с самим ее автором и получу еще одну книгу от нее в подарок с дарственной подписью!

– Ну, тогда рассказывай, где ты училась и получала высшее образование. В какой момент в жизни появилась фотография?

– Я закончила 41 гимназию, класс журналистики. За три месяца до выпускных экзаменов передумала поступать на журфак в КемГУ и поступила на факультет фотовидеотворчества в КемГУКИ. Фотография в моей жизни была всегда, как у почти любого ребенка, выросшего в советской семье. Тогда родители проявляли пленку сами и печатали фотографии в ванной. Но осознанно фотоискусством занялась в тринадцать лет, когда одноклассник Витя Шеслер пригласил в фотостудию "Отражение" к Вячеславу Васильевичу Грузду. Там мне выдали на лето три черно-белых пленки и я уехала на Урал к бабушке, которая и подарила мне годом раньше фотоаппарат Фэд-3 с памятной гравировкой (ей его на комбинате "Магнезит" подарили на юбилей, но он лежал несколько лет за ненадобностью). Вернулась в сентябре, проявила пленки и на удивление что-то получилось. Это было замечательное время! Мы были предоставлены своим интересам, в кружке никто не наседал и любая инициатива поддерживалась Вячеславом Васильевичем. Там прошло незабываемое посвящение в фотографы, традиции которого я сохраняю и сейчас, когда посвящаем учеников детских групп моей фотошколы.

Спустя три года в моей жизни появился Владимир Лаврентьевич Гулик, заслуженный учитель и руководитель фотостудии "Время". Эта фотостудия была еще более необычна, в ней было еще больше воспитанников, приходили даже уже взрослые дяди, которые ходили сюда много лет назад детьми, поэтому постоянно мы общались с более опытными фотографами, которые рассказывали много интересного, показывали свои снимки. На занятиях все время играла музыка: джаз или рок. Много позже о Владимире Лаврентьевиче написал свой рассказ "Начальник" Евгений Гришковец, который так же ходил в этот кружок. Вот все, что описано, в этом рассказе, мне знакомо, каждое слово передает ту атмосферу, которая была тогда в фотостудии на станции юных техников.

– Тогда немного про работу. Ты сразу стала зарабатывать деньги фотоискусством или, может, был другой опыт? Куда потратила первую зарплату?

– До 2 курса я снимала на пленочный Фэд-3, деньги целенаправленно на фото не зарабатывала. Максимум окупала затраты на пленку и печать, если кого-то фотографировала, больше тратила сама. Тогда не было интернета и никому не нужны были аватарки, поэтому не было распространено "купил зеркалку – теперь я фотограф – принимаю заказы". А первый заработок был еще в конце 9 класса, промоутером, кажется. Заработанные деньги я потратила на CD-плеер. До сих пор работает и хранится у родителей, кстати. Это было тогда мега-круто! Но чуть позже появились уже mp3-плееры, а потом уже и iPod. Сколько себя помню – техника была всегда самой желанной покупкой.

– Как мы видим, карьера промоутера у тебя, слава Богу, не сложилась. А как возникла идея фотошколы? Интересно, как пришла мысль назвать школу своим именем? Ну, и конечно, ведь кто-то помогал, поддерживал?

– Идея фотошколы пришла сама собой. Часто стали спрашивать, где можно обучиться правильно фотографировать. Я сначала всех отправляла на заочку в культуру на фотовидео, но слышала в ответ, что пять лет – это много, и что высшее образование уже есть. Поэтому в один прекрасный момент на вопрос "где научиться фотосъемке?" ответила "у меня".

Около месяца я ломала мозг над названием. Быть безликой фотошколой "Объектив", "Ракурс", "Фокус" или "Фотоцентр" не хотелось. Я уже отчаялась придумать что-то действительно оригинальное, когда друг предложил: "Назови Фотошкола Татьяны Чештановой и не мучайся!". Спустя почти четыре года могу сказать, что называя своим именем дело или предприятие, вы берете на себя большую ответственность, но в то же время это очень располагает людей, обращающихся к вам.

Знаю, что до открытия моей фотошколы, пара человек пытались организовать фотокурсы, но мне изначально виделось, что это должна быть именно фотошкола, ведь с детства мы привыкли, что школа – это наш второй дом. По отзывам многих учеников, фотошкола действительно стала для них вторым домом, где им всегда рады и куда они могут прийти для творческой и дружеской поддержки. Чтобы убедиться в этом, достаточно почитать отзывы на нашем сайте

До сих пор мы всеми силами стараемся создавать и поддерживать идею уютного дома для начинающих фотографов. Раньше мы снимали офис, но в этом году переехали в замечательное помещение, с хорошим ремонтом, с уютной теплой домашней атмосферой.

Фотошкола – это мой первый бизнес, поэтому, конечно, очень большую роль сыграла помощь моих родных, друзей и бывшего мужа Юрия Чештанова, его семьи. Я бесконечно благодарна им за моральную и физическую поддержку, за своевременные советы и, конечно, за терпение. Очень много для меня и для школы дали преподаватели, которые вели занятия в разное время: Владимир Гулик, Любовь Фурс, Мария Каретина и другие замечательные люди. На сегодняшний день своим жизненным и профессиональным опытом с учениками делится непревзойденный Константин Наговицын, энергией молодости и стремлением к экспериментам заряжают великолепная Мария Козлова и обворожительный Илья Болтивец.

Сейчас меня окружают творческие, добрые и отзывчивые люди, с которыми мы не только вместе работаем, но и проводим свободное от работы время. Все праздники мы справляем большой дружной компанией, летом едем в фототур на Алтай. Вместе с ними мы планируем необычные проекты, включающие в себя не только фотографию.

– Давай еще разок вернемся в прошлое. Расскажи про незабвенные времена Снегочата (первый кемеровский чат, – прим. ред). Знаю, что там ты была безумно популярна, так откуда росли ноги? От того, что ты была практически единственным девушкой-фотографом в то время? Как сама это видишь и помнишь?

– Снегочат в то время был как ВКонтакте. Нет, даже круче, чем в ВКонтакте! Там ты мог быть инкогнито, иметь свой ник. А так тоже была стена, все ходили друг к другу и оставляли послания, можно было размещать фото. Ну и так как это было начало нулевых, и цифровое фото только-только входило в массы, то более-менее интересные фотографии были редкостью. Так что, может быть и поэтому была популярность, не знаю, не анализировала. Да и вообще, доступ к неограниченному интернету в то время был либо у очень обеспеченных людей, либо у программистов, либо у студентов, имеющих возможность посещать залы открытого доступа в Интернет. Поэтому все адекватные и симпатичные девушки были популярны, ведь интернет не был массовым явлением, как сейчас. И быть в теме Снегочата приравнивалось чуть ли не к касте какой-то. Спустя вот больше десяти лет встречаешь иногда человека на улице, и ты даже не знаешь как его зовут, но ник помнишь и здороваешься, а идущим с тобой рядом и не объяснить откуда ты знаешь его. Снегочат познакомил меня с очень многими интересными и необычными людьми города, со многими дружу до сих пор. То есть прям ходим в гости, даже уже ездим друг к другу в разные города, поздравляем родителей с праздниками и все прочее, что входит в традиционное понятие дружбы. А если бы не Снегочат, не факт, что в обычной жизни и пересеклись бы...

– Помимо фотошколы, тебе еще и принадлежит идея фотокроссов, в которых, пожалуй, участвовали вообще все, кого я знаю. Об этом хочется подробнее.

– Насчет фотокросса у меня уже есть традиционный рассказ, как все случилось, потому что уже миллион раз приходилось рассказывать)))

Осенью 2004 года по центральному ТВ я увидела сюжет, как в Москве люди целый день бегают по городу и фотографируют на заданные темы. Шесть часов и десять фототем. Меня эта идея очень вдохновила, и я подумала: "А не устроить ли нам среди знакомых фотографов такие же соревнования?". Я предложила моему знакомому Константину Фадину помочь мне в организации и уже через месяц мы провели первый Кемеровский Фотокросс. Неожиданно для меня он превратился из идеи междусобойчика для друзей и знакомых (коих как ты уже поняла, благодаря Снегочату у меня было немало на тот момент) в очень масштабный городской фотоконкурс. Даже не городской, потому что приехало несколько человек из Новокузнецка и Томска. Для меня это было очень удивительно и радостно, что это интересно не мне одной. Пока был энтузиазм, и все это было в новинку для города, проводили Фотокроссы довольно часто – два-три раза в год, но сейчас уже нет столько свободного времени, а с точки зрения коммерческого проекта он всегда был в лучшем случае ноль в ноль. Но что уже говорить, для меня Фотокросс – это первый такой масштабный и серьезный проект, поэтому чувства и отношение как к первому ребенку. Очень ревностно отношусь, когда кто-то пытается провести что-то "а-ля фотокросс" или берет идею, но называет по-другому. Все же идея и воплощение это две большие разницы. И, кстати, идея принадлежит не мне. Фотокросс придумал москвич Алексей Ткачев, мы были третьи в России, кто поддержал это движение после Москвы и Питера.

– А еще я знаю, что ты жила в Новосибирске и единственная в нашем городе, кто закончил очень престижную школу имиджмейкеров. Что расскажешь об этом периоде и полученном опыте?

– Я закончила лишь один курс из 4 возможных – по габитарному имиджу.

Когда после свадьбы мы переехали в Сиб жить, то я нигде не работала и ничем особо не занималась. Было время поучиться, и этот опыт и знания в портретной фотографии очень пригождаются.

Даже не знаю, что тут особо сказать, ну разве что, когда я закончила ВУЗ, то было желание продать фотоаппарат. И размышляя, в чем же себя еще попробовать и на что собственно вид деятельности сменить, стала искать обучение имиджмейкингу и обнаружила такие курсы в Новосибирске, буквально под боком.

Поскольку моя фотостудия много лет работает с выпускниками вузов (делаем выпускные фотоальбомы), то я наблюдаю, что эти мысли не редкость для выпускников всех специальностей. Так что, все просто.

– Ну, и в конце концов, какова Татьяна Чештанова отдельно от фотошколы и фотографии? Есть ли у тебя другое хобби? Домашние животные, может быть? Чем занимаешься в свободное от съемок и обработки время?

– Отдельно от фотошколы и фотографии я эгоистка: мне очень хорошо самой с собой. Обожаю дни единения с собой и своими мыслями, жаль, что в связи с переездом фотошколы в новое помещение и ремонтом, таких дней пока почти нет, но я жду скорой встречи с ними.

В такие дни я люблю не вылезать из кровати, читать книги, запивая их зеленым чаем, отключать звук у телефона, смотреть фильмы о разных судьбах... Но в конце такого дня я начинаю чувствовать вину за безрезультатно прожитый день и уже строю планы на следующий, потому что я трудоголик.

Единственным хобби я могу назвать катание на роликах. Все остальное я делаю с одинаковой любовью и выделить что-то очень сложно.

Недавно завели мы с молодым человеком животинку – кошку породы донской сфинкс, назвали ее Хассельблад Чикони Зайксель Третья. "Прожженые гики" (прим. ред.: Гик (англ. geek) – человек, чрезмерно увлечённый чем-либо. В русском языке употребляется преимущественно по отношению к людям, увлечённым технологиями) меня наверняка поймут, что это стёб на все сложно сочиненные имена породистых кошек (Хассельблад – это известный крутяцкий фотоаппарат, фирма Чикони выпускает клавиатуры и другие прибамбасы для компов, Зайксель – это распределитель вайфай, который стоит у нас в фотошколе, а Третья – это просто так, чтобы круто звучало), а между собой мы ее зовем просто Хася. Вот теперь в свободное от съемок время я занимаюсь дрессировкой Хаси!

– В связи с ответами на предыдущие вопросы, скажи – какой Татьяна Чештанова была 10 лет назад и какая сейчас? Что поменялось в жизни в мелочах и глобально? И чего ждешь сама от себя в дальнейшем?

– Внутри меня мало что изменилось. Ну да, стала пожестче, поувереннее, многое легче теперь решать, но я до сих пор могу парить себе мозг какой-нибудь не глобальной проблемой, которая и не проблема вовсе, но для меня это важный пунктик. Полгода назад, кстати, обсуждали с однокашниками вопрос "10 лет со дня выпуска" и одна девушка написала: "Да, на днях тоже это впервые осознала... 10 лет... Я помню, как в школе думала, что на десятилетие со дня окончания приеду на Бентли минимум, дико красивая, с тремя детьми и мужем-бредпиттом. Хм... Как бы всем этим обзавестись за полгода…"

Так вот, у меня нет Бентли, из детей только те, что учатся в фотошколе, хоть их и в разы больше, чем трое, молодой человек мой чертовский привлекателен и слава богу не бредпитт, потому что реальный, и спустя десять лет получаю удовольствие от тех же самых вещей: от катания на роликах в жаркую летнюю ночь, от поедания мороженного на улице в – 20, от сокровенных разговоров и посиделок на кухне с лучшими подругами, от того, что папа и мама меня понимают и поддерживают во всем, от того, что я сама принимаю решения, во сколько мне вставать и куда идти, и что никто не контролирует каждый мой шаг.

А вообще, будет интересно это интервью прочесть через десять или двадцать лет моим детям. Вот уж когда можно будет говорить о том, что изменилось, а что нет. Сейчас очень мало прошло времени для глобальных выводов.

Познакомиться с творчеством и личностью Татьяны Чештановой можно тут: